Ростовский художник Александр Кисляков. Выставка "Театр". Фото: Галина Пилипенко

Ростовский художник Александр Кисляков. Про «Искусство или смерть». Часть 4

А.Kislyakov.Александр Кисляков. Таганрог. 2009. Фото: Сергей Ильич.Начало

Галина Пилипенко: Можно говорить, что есть мифы, а есть правда — про товарищество «Искусство или смерть»?

Я смотрела телепрограммы, которые придают мистическую оценку тем событиям.

Ведь сегодня остались в живых только Саша Кисляков, дай Бог тебе здоровья; Юрий ШабельниковВалерий Кошляков, Юрий Палайчев и Авдей Тер-Оганян. Но было-то человек 15 наверное!

Александр Кисляков: Это ж буквально длилось недолго — ну года два, три.

Я не был фанатичным членом товарищества  — я ведь не тусовочный человек, а там нужно было тусоваться, друг к другу ходить, а я это ужасно не любил и не люблю.

Я одиночка. Вот.

Ну и мы, знаешь — на твоей тарелке крышка от моей кастрюли.

Так что не было никакого развода. У меня свои интересы и своя жизнь.

Ростовский художник Александр Кисляков. Выставка "Театр". Фото: Галина Пилипенко

Галины Пилипенко): Да, я знаю одного такого непримкнувшего —художник  Вадим Махницкий.

Когда всё завертелось, он сказал — «Я в этом не участвую».

Александр Кисляков: И вот после какой-то  выставки, я в этом диапазоне появился.

Там уже были Сергей Тимофеев ( я даже его плохо знал),  Немиров и Александр Брунько, по-моему.

Не помню, причисляют Брунько туда или нет, но он — такая такая поэтическая сторона группировки.

А Макс Белозёр —  как бы летописец всей этой баяды.

От чего делать отсчёт? Потому что еще же была «Искусство или смерть»  — первая выставка — прообраз будущего «Искусства или смерть» .

У Юры Палайчева выставка была. То он вливался, то от него отбрыкивались все.

Позже, в 2009 м году была выставка «Искусство или смерть» в Москве в рамках Московской биеннале.

Даша Филатова — журналистка телеканале «Южный регион» там была.

Она меня снимала и всё меня пытала: «Вот какой великий Ростов-на-Дону! Правда же?».

А я ей говорю: «Нет».

Просто на единицу времени и единицу места собралось несколько человек.

Это могло произойти в Урюпинске или в Нью Йорке.

А то что это великий Ростов-на-Дону — это каждый кулик своё болото хвалит. Это мышление провинциальное, а и москвич может быть провинциалом и житель Нью-Йорка. Вот на 5 авеню всё делается, а на 6-ой уже всё говно. И вот это и есть провинциальное мышление.

Вот когда машина задавила девочку на улице про неё могут сразу рассказать. Что она была настолько круглая отличница, то есть ей припишут!!!

Как будто смерти этой девочки недостаточно. Типа ах! Как будто если она двоечница, то её не жалко.
Галина Пилипенко: Идеализация?

Александр Кисляков: Ну 10 пьющих мужиков собрались и создали вот такую группу «Искусство или смерть».

А половина из них ещё и коноплю курила.

Нет же — они герои (с сарказмом). Коля Константинов просто светоч! Или там Саша Кисляков. Это легенды безусловно. Мифотворчество.

А вот в моих стихах есть попытка создать миф. Это же новеллы. Почему их не назвать маленькими коротенькими новеллами. Это такая провокация для мифа.

Галины Пилипенко: Валерий Иванович Кульченко говорил мне, что товарищество «Искусство или смерть»  придумали у него во время пьянки в мастерской.

И возмущался, что потом Максим Белозор написал: старый Куля встал на колени, плакал и говорил: «Какие вы все гениальные»!

А «старому»  Кульченко было на тот момент 26 лет!

Александр Кисляков — официанту — «Принесите виски»: Я пью крепкие напитки.

Галина Пилипенко: Я сертифицированный специалист по виски.

Как-то по дурке попал на какую-то дегустацию и услышал, что надо пять запахов услышать. Нужно вот так в стакане поплескать и увидеть, что «ножки»  бегут по стеклу.

Продолжение ожидается

Ау, интеллектуальный Ростов! Не сегодня, но  26 мая 2017 года в столице Дона в арт-центре «Макаронка» через многолетнее выставочное молчание, наконец-то откроется персональная выставка Александра Кислякова.