Мистическая реальность одного ростовского переулка

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Сижу я у себя под небом голубым (привет БГ!), почти что в небоскребе.

«Небо движется с трудом» (привет Наташе Дурицкой — именно так называется одна из её необыкновенных картин!).
Вокруг — огромные жёлтые конверты. Жёлто-голубое.

Нет, Украина, это не про твой флаг, а про книгу Валерия Кульченко.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год.

Она только что вышла — третий том «Островов памяти», в которой и мемуары (Валерий Иваныч назначил меня редактриссой) и эпистолярий — цикл «Снег в Вашингтоне»).

Впервые напечатаны письма авангардиста и диссидента Александра Жданова к художнику сурового стиля Валерию Кульченко. Такой акт памяти.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год.

Я совсем чуток причастна — каждую букву на ощупь помнят подушечки моих пальцев: они набирали все письма Жданова. Письма прошли двойную очистку, как какой-нибудь крепыш
что любил пить Жданов, сидя в ростовских мастерских, московских квартирах, американских барах.

Кульченко переписывал письма друга, а затем отдавал мне.

Художник Александр Жданов.

Потому что ранние письма Жданова читала я легко, например, послания того времени, когда Жданов жил в Москве. А писал Жданов Кульченко всю жизнь!

Александр Жданов из Вашингтона, США — в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко.
«Американские» же послания разобрать затруднительно: предложения наезжают друг на друга, пишутся вертикально и обычно, лихо закручиваются по спирали, а поверх чернильной вязи скачут черти, бегут человеки и вздымаются купола церквей — рисунки.

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Если бы Жданов был женщиной (чего нельзя, впрочем, даже и вообразить) я  бы его письма сравнила с черными кружевами или выражением типа «мыслит — как вяжет спицами». Но нет — тут подходит только слово «наезд» — на Горбачева, советскую систему, отобравшую у творца творения его, на весь белый свет. И наезжают слова друг на друга, подлежащее на сказуемое, как автомобили в ДТП.

Александр Жданов из Вашингтона, США — в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко.

«Я: Что вы пьёте, Валерий Иваныч?

В.И.: Чай. С лимоном.

Я: А раньше?

В.И.: Ну что же вы не видели обложку книги Макса Белозора?

Всё то, что на ней и написано мелким-мелким шрифтом!

Я: Мелко — потому что секретно же: пароли. Пароли прохождения в «Волшебную страну» — Агдам, Кавказ, Херес Донской, Перцовка, Портвейн 777.

В.И.: Портвейн 777 —  или мы его еще называли «топорики» — и умилительно-ласкательно «портвешок». Он  уже не из общего ряда. Это напиток классом повыше, чем «Плодово-ягодное», которое мы в Ростове окрестили «Слёзы Мичурина», и «вермут» тоже очеловечили — Верой Михалной величали.

Валерий Иванович Кульченко кормит любимых птиц Пикассо. Фото: Галина Пилипенко

Обобщённое наименование всех этих вин — «бормотуха», потому что после нескольких — кому глотков, кому — стаканов — даже самый неразговорчивый ростовчанин начинал что-то бормотать, а потом и общаться в полный голос!

Как мы — художники — пили это? Да по нищете. Не духовной — финансовой.

Александр Жданов в Ростове-на-Дону. Фото из семьи Александры и Сусанны Вольвич

Я: Валерий Иваныч, а Жданов что любил?

В.И. (ни секунды не колеблясь):  Чего по-больше и по-крепче».

Конец нашего вербатима.

Так что догадаемся какие стопарики заказывал знаменитый завсегатай вашингтонского бара  «Madam’s Organ». Прилично его перевести как «Орган госпожи»? (там и поминки его состоялсь, но к памяти вернёмся).

Спиртное — так, дает шанс, что мужчины (ха!) прочтут писанину мою.

Обложка книги Валерия Кульченко «Острова памяти».

Если вы не помните кто такой Валерий Иваныч Кульченко, так я вам скажу: замечательный художник сурового стиля. И именно в его мастерской группа любителей всего вышеназванного, придумала объединиться в художественное товарищество  «Искусство или смерть».

Форзацы   книги Валерия Кульченко «Острова памяти». Ростов-на-Дону . 2017 год 

Форзацы   книги Валерия Кульченко "Острова памяти". Ростов-на-Дону . 2017 год 

Желтые прямоугольники Жданова. Черный квадрат Малевича. Красный конь… Стук копыт в моей голове прерывает звонок моего доброго друга — Анна Астаховой (даже на расстоянии она оценила невероятный фолиант «Островов памяти»: «Где ты, где ты? Галерея имени Жданова открывается, на американский манер — ZHDANOV — называется!».

Обратная сторона книги Валерия Кульченко "Острова памяти".

Обратная сторона книги Валерия Кульченко «Острова памяти».

Я вскочила, книгу захлопнула и прижала к себе — чтобы персонажи не выпрыгнули и помчалась вместе с ними по Газетному — переулку талантливых почитателей алкогольных напитков и литераторов.
Мимо гастропаба, названного в честь человека, разносившего такие же жёлтые конверты по домам обывателей Лос-Анджелеса — самого известного почтальона мира — писателя Чарльза Буковски.

Мимо  заведения имени самого знаменитого почитателя бабочек — » Nabokov «.

Мимо здания табачной фабрики, где жил художник Фима Мусаилов, с которым мы творили журнал «Ура Бум Бум» и по страницам одного из номеров Ефмиус запустил гулеванить этикетки вин, доступных в Ростове на тот момент.

Да, но дальше, дальше.

Мимо Туалета на Газетном… Почему сортир с большой буквы? Кто кайфует, тот поймёт — так почему-то говорили мы в детстве.

Не буду останавливаться, да объяснять.

(Удивительно, но сортир все же материализовался — возник у галереи — временный — пластиковый, но мистика же!).

Художники на фоне Туалета: Александр Селиванов, Сергей Сапожников, Алексей Курипко и Вадим Морозов. Фото: Лейли Асланова. У ростовской галереи ZНDANOVХудожники на фоне Туалета у ростовской галереи ZНDANOV: Александр Селиванов, Сергей Сапожников, Алексей Курипко и Вадим Морозов. Фото: Лейли Асланова. 

Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Моя самой себе придуманная миссия выполнима — только нужно время. Цель: вернуть себе себя, а Жданов Александр Павлович пусть присутствует на открытии галереи в честь него названной —  — ZHDANOV.  Пусть и в виде «Островов памяти». Два события чудесным образом связались — выход книги и открытие галереи. Спасибо Валерию Кульченко и идеологам галереи — Кислякову Саше и Дурицкой Наташе.

Но может быть и потусторонне — бегущий черный человек — его ж автопортрет — легонько ткнул меня в бок. Дружески.

Ага, подготовилась. А могла бы просто платье какое-нибудь новое надеть.

Светлана Крузе и Александра Токарева. Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Светлана Крузе и Александра Токарева.  Фото: Галина Пилипенко

Галерея разместилась в интересном месте — угол Газетного и переулка Малый (последний адрес в Ростове писателя  Солженицына —  Малый, 15 «а», тут на втором этаже он арендовал комнату — рассказывал однажды мне Саша Кожин. А он знает!).

А если дальше по Газетному пару шагов пройти, то дом другого знаменитого однофамильцв — Юрия Андреевича Жданова стоит!

Валерий — совладец винного бара , в котором открылась Галерея  ZHDANOV открывается.

Словом, гений Жданова посетил это место. Осмотрел выставку ученика и друга — Стуканова Графа Лёнечки. Даже собственное письмо узрел — вклеенное в картину «Богудония». Оценил!

Саша Кисляков и владельцы винного бара , в котором открылась Галерея  ZHDANOV открывается. 

Л. А. Стуканов «Богудония», 1983. Холст, масло, смешанная техника. 104,5х94,5. Архив Анны Астаховой.

Рассказывают очевидцы: картина Леонида Стуканова «Богудония» грустно пылилась  в захламленном месте таганрогского Союза Художников в плачевном состоянии.

Таком, что потребовалась реставрация. И вот она впервые (!) показалась в галерее.

Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Как объяснить непосвященным что такое живопись Леонида Стуканова?
Сравнение есть:  в литературе — Чехов. В живописи — Стуканов. Только Чехова теперь сделали елейным, заезженным — вроде Микки Мауса. Это не я сказала. Это — знаменитый Юрий Шабельников — ученик Стуканова.

Цитата вне контекста почти всегда беззащитна, поэтому уточнение от Анны Астаховой: «Фигуры Чехова и Стуканова несоизмеримы, конечно».

Актёр Илья Иванус (г.Москва) и Галина Пилипенко. Галерея ZHDANOV , Ростов-на-Дону

Очень много людей на выставку пришло — небольшой барчик смог уместить 11 творений Графа, а люди входили и выходили потоками, чтоб дать возможность посмотреть.

Творчество Леонида  Стуканова художник Вельтман изучил со всех сторон. Фото: Галина Пилипенко

Творчество Леонида  Стуканова художник Владимир Вельтман изучил со всех сторон. Фото: Галина Пилипенко

Светлана Крузе, как искусствовед, указала истинное место Стуканова — в музее. Душевно.

Чтобы восстановилась историческая справедливость не хватит усилий одного человека — должна работать институция.

Светлана Крузе оценила: и выставка и галерея сделаны  частным порядком, без бюджета. Ей, как директору музея, «провернуть» такое намного труднее, но она мечтает устроить вернисаж Графа!

Сева Лисовский на секунду прекратил режиссировать «Волшебную страну» и в бар-галерею заглянул. Ну на фото некоторых видно.

Московский режиссер «Театра.doc» Сева Лисовский у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Московский режиссер «Театра.doc» Сева Лисовский у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Вы же галерею, не смотря на мои наиподробнейшие описания, не найдете. Вывеска с названием ZHDANOV была приклеена прямо на стену цвета бордо винного бара.

Нет, не фейк, а акционизм. На выставку можно было ходить около недели. Я даже поснимать для телевидения «Россия-ДонТР» успела этот исторический акт. Правда, на другой день после открытия приехали съёмочной группой на выставку Графа в новую, ростовскую, мифическую галерею «ZHDANOV«.

 

И тут я поняла одну вещь — если искренне чем-либо интересоваться, то что-нибудь тебе обязательно перепадёт. И вот — бах — Саша Кисляков (организатор выставки, хотя я, кажется, уже писала об этом!)  выносит из запасников три работы, которые широкая публика не увидела — стен не хватило. Дела….

В столице Дона выставка Леонида Стуканова — впервые. В Москве в театре на Таганке была и  небольшая —  в Таганроге.

Александр Кисляков художник, организатор выставки «Граф»: «Лёня Стуканов — потрясающий человек и потрясающий художник. Куча всяких историй с ним связана. Но это кухонные истории.

Как-то они со Ждановым  приехал с пленэра, в конце января или начале февраля. Стуканов позвал в мастерскую и показал свои этюды и готовые работы. «Чёрная речка» — совсем не этюдная работа, а произведение.

Леонид Стуканов. «Чёрная речка» 

«Я увидел «Чёрную речку» и влюбился сразу и бесповоротно! Стал уговаривать мне её подарить. У меня же накануне был бёздей. Мы были в хороших отношениях. И он подарил! Таким образом я и стал обладателем этого шедевра!

Стуканов — добрейший, чудеснейший и бессеребренник к тому же!»

Быть может, следом выставку самого Жданова откроют? Или друзей — Кульченко и Жданова? Как сказал мне один идеологов: «Галерея  ZHDANOV — фантомная. Поэирму где и когда она возникнет снова- не ясно. Но это все равно произойдёт».

Кульченко  в будущем году 75 исполнится. Пошел Заслуженный художник Российской Федерации по живописным инстанциям — думал выставку к юбилею устроить. А ему — нет, брат, плати за аренду зала…

Галерея  ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Меня с исторической книгой в руках, заметил Кожин и позвал на дружеские посиделки в ростовское отделение ВООПИК. Как только закончится действие здесь.

Немного поработали с культом личности Александра Кожина. Сам — слева, затем я — Галина Пилипенко, Юля Быкова, Людмила Андрейченко, Александра Токарева.

Драматург, поэт и главред журнала "кто главный" Сергей Артурович Медведев. Фото: Галина Пилипенко

Драматург, поэт и главред журнала «Кто главный» —  Сергей Артурович Медведев. 

Пошли — это на том же Газетном. Первый, кто встретил меня у Кожина — был Юрий  Жданов! В виде разбитой гранитной мемориальной таблички. Золотые буквы предложение — пополам.

Разбитая мемориальная доска Юрию  Жданову. Ростов-на-Дону. Фото: Галина Пилипенко

Этот исторический факт Александр Олегович Кожин у мусорки нашёл, понятное дело — спас! Сильный он у нас! Всё это уместилось в один (!) вечер.

Людмила Андрейченко и Александр Кожин. фото: Галина Пилипенко

Пишу так подробно — потому что Кульченко ж не смог прибыть, ну вот чтоб он представил.

Да, если хотите книгу «Острова памяти» с мемуарами Валерия Ивановича Кульченко и письмами Жданова Александра Павловича. Обращайтесь.

Да, вернусь туда, куда хочется возвращаться — на берег моря.

Если внимательно присмотреться — в картину «Богудония» Стуканов вклеил кусочек письма Жданова со словами «Здравствуй, Лёня!».

Ну, а я — Галина Пилипенко пока что говорю вам «до свиданья».

По этой ссылке Теле- выпуск где есть рассказ о галерее и выставке https://www.facebook.com/RostovNewsNetwork/videos/1539174292862988/