Ростовский режиссёр в 9-ти кадрах

1998 год. реж. АЛЛА ИВАНОВА съёмки программы "Труба". Фото: Сергей Ковалёв.

Дружеская новость, Ростов! Сегодня у невероятного человека день рожденья. У режиссера театра и телевидения — Аллы Ивановой. Интересное дело — любой, даже незнакомый человек, ровно через час (я засекала!) начинает называть её Аллочкой!

У меня в блоге «Неофициальных новостей Ростова-на-Дону» можно часто встретить это имя. Аллочка была «моим» режиссёром в передачах «Модная линия», «Труба», ну и отдельных, нецикличных. Вспомнила программу «Ты у меня одна» — это Аллочка придумала снять клип на эту  песню, в главной роли — Она-Одна-Телевышка!

Алла светлый, удивительный, богатый человек, от нее всегда исходит тепло, добро и щедрость душевная.

Люблю тебя, Аллочка, и желаю всего настоящего!

Знаете истории про Аллочку — пишите !

А фотки со съёмки программы «Труба» сделал  Сергей Ковалёв.

Аллочка заставила вращаться целый земной шар! Оператор Эдуард Кечеджиян запечатлел процесс (там силуэт еще ассистента, но кто это? Может быть, Виталик Дедогрюк?)

Стилист Катя Нечепуренко навертела мне дрэды. В 1998 году это было в белом, нет не чертоге, а чердаке телекомпании «Дон ТР».

 

Мистическая реальность одного ростовского переулка

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Сижу я у себя под небом голубым (привет БГ!), почти что в небоскребе.

«Небо движется с трудом» (привет Наташе Дурицкой — именно так называется одна из её необыкновенных картин!).
Вокруг — огромные жёлтые конверты. Жёлто-голубое.

Нет, Украина, это не про твой флаг, а про книгу Валерия Кульченко.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год.

Она только что вышла — третий том «Островов памяти», в которой и мемуары (Валерий Иваныч назначил меня редактриссой) и эпистолярий — цикл «Снег в Вашингтоне»).

Впервые напечатаны письма авангардиста и диссидента Александра Жданова к художнику сурового стиля Валерию Кульченко. Такой акт памяти.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год.

Я совсем чуток причастна — каждую букву на ощупь помнят подушечки моих пальцев: они набирали все письма Жданова. Письма прошли двойную очистку, как какой-нибудь крепыш
что любил пить Жданов, сидя в ростовских мастерских, московских квартирах, американских барах.

Кульченко переписывал письма друга, а затем отдавал мне.

Художник Александр Жданов.

Потому что ранние письма Жданова читала я легко, например, послания того времени, когда Жданов жил в Москве. А писал Жданов Кульченко всю жизнь!

Александр Жданов из Вашингтона, США — в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко.
«Американские» же послания разобрать затруднительно: предложения наезжают друг на друга, пишутся вертикально и обычно, лихо закручиваются по спирали, а поверх чернильной вязи скачут черти, бегут человеки и вздымаются купола церквей — рисунки.

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Если бы Жданов был женщиной (чего нельзя, впрочем, даже и вообразить) я  бы его письма сравнила с черными кружевами или выражением типа «мыслит — как вяжет спицами». Но нет — тут подходит только слово «наезд» — на Горбачева, советскую систему, отобравшую у творца творения его, на весь белый свет. И наезжают слова друг на друга, подлежащее на сказуемое, как автомобили в ДТП.

Александр Жданов из Вашингтона, США — в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко.

«Я: Что вы пьёте, Валерий Иваныч?

В.И.: Чай. С лимоном.

Я: А раньше?

В.И.: Ну что же вы не видели обложку книги Макса Белозора?

Всё то, что на ней и написано мелким-мелким шрифтом!

Я: Мелко — потому что секретно же: пароли. Пароли прохождения в «Волшебную страну» — Агдам, Кавказ, Херес Донской, Перцовка, Портвейн 777.

В.И.: Портвейн 777 —  или мы его еще называли «топорики» — и умилительно-ласкательно «портвешок». Он  уже не из общего ряда. Это напиток классом повыше, чем «Плодово-ягодное», которое мы в Ростове окрестили «Слёзы Мичурина», и «вермут» тоже очеловечили — Верой Михалной величали.

Валерий Иванович Кульченко кормит любимых птиц Пикассо. Фото: Галина Пилипенко

Обобщённое наименование всех этих вин — «бормотуха», потому что после нескольких — кому глотков, кому — стаканов — даже самый неразговорчивый ростовчанин начинал что-то бормотать, а потом и общаться в полный голос!

Как мы — художники — пили это? Да по нищете. Не духовной — финансовой.

Александр Жданов в Ростове-на-Дону. Фото из семьи Александры и Сусанны Вольвич

Я: Валерий Иваныч, а Жданов что любил?

В.И. (ни секунды не колеблясь):  Чего по-больше и по-крепче».

Конец нашего вербатима.

Так что догадаемся какие стопарики заказывал знаменитый завсегатай вашингтонского бара  «Madam’s Organ». Прилично его перевести как «Орган госпожи»? (там и поминки его состоялсь, но к памяти вернёмся).

Спиртное — так, дает шанс, что мужчины (ха!) прочтут писанину мою.

Обложка книги Валерия Кульченко «Острова памяти».

Если вы не помните кто такой Валерий Иваныч Кульченко, так я вам скажу: замечательный художник сурового стиля. И именно в его мастерской группа любителей всего вышеназванного, придумала объединиться в художественное товарищество  «Искусство или смерть».

Форзацы   книги Валерия Кульченко «Острова памяти». Ростов-на-Дону . 2017 год 

Форзацы   книги Валерия Кульченко "Острова памяти". Ростов-на-Дону . 2017 год 

Желтые прямоугольники Жданова. Черный квадрат Малевича. Красный конь… Стук копыт в моей голове прерывает звонок моего доброго друга — Анна Астаховой (даже на расстоянии она оценила невероятный фолиант «Островов памяти»: «Где ты, где ты? Галерея имени Жданова открывается, на американский манер — ZHDANOV — называется!».

Обратная сторона книги Валерия Кульченко "Острова памяти".

Обратная сторона книги Валерия Кульченко «Острова памяти».

Я вскочила, книгу захлопнула и прижала к себе — чтобы персонажи не выпрыгнули и помчалась вместе с ними по Газетному — переулку талантливых почитателей алкогольных напитков и литераторов.
Мимо гастропаба, названного в честь человека, разносившего такие же жёлтые конверты по домам обывателей Лос-Анджелеса — самого известного почтальона мира — писателя Чарльза Буковски.

Мимо  заведения имени самого знаменитого почитателя бабочек — » Nabokov «.

Мимо здания табачной фабрики, где жил художник Фима Мусаилов, с которым мы творили журнал «Ура Бум Бум» и по страницам одного из номеров Ефмиус запустил гулеванить этикетки вин, доступных в Ростове на тот момент.

Да, но дальше, дальше.

Мимо Туалета на Газетном… Почему сортир с большой буквы? Кто кайфует, тот поймёт — так почему-то говорили мы в детстве.

Не буду останавливаться, да объяснять.

(Удивительно, но сортир все же материализовался — возник у галереи — временный — пластиковый, но мистика же!).

Художники на фоне Туалета: Александр Селиванов, Сергей Сапожников, Алексей Курипко и Вадим Морозов. Фото: Лейли Асланова. У ростовской галереи ZНDANOVХудожники на фоне Туалета у ростовской галереи ZНDANOV: Александр Селиванов, Сергей Сапожников, Алексей Курипко и Вадим Морозов. Фото: Лейли Асланова. 

Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Моя самой себе придуманная миссия выполнима — только нужно время. Цель: вернуть себе себя, а Жданов Александр Павлович пусть присутствует на открытии галереи в честь него названной —  — ZHDANOV.  Пусть и в виде «Островов памяти». Два события чудесным образом связались — выход книги и открытие галереи. Спасибо Валерию Кульченко и идеологам галереи — Кислякову Саше и Дурицкой Наташе.

Но может быть и потусторонне — бегущий черный человек — его ж автопортрет — легонько ткнул меня в бок. Дружески.

Ага, подготовилась. А могла бы просто платье какое-нибудь новое надеть.

Светлана Крузе и Александра Токарева. Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Светлана Крузе и Александра Токарева.  Фото: Галина Пилипенко

Галерея разместилась в интересном месте — угол Газетного и переулка Малый (последний адрес в Ростове писателя  Солженицына —  Малый, 15 «а», тут на втором этаже он арендовал комнату — рассказывал однажды мне Саша Кожин. А он знает!).

А если дальше по Газетному пару шагов пройти, то дом другого знаменитого однофамильцв — Юрия Андреевича Жданова стоит!

Валерий — совладец винного бара , в котором открылась Галерея  ZHDANOV открывается.

Словом, гений Жданова посетил это место. Осмотрел выставку ученика и друга — Стуканова Графа Лёнечки. Даже собственное письмо узрел — вклеенное в картину «Богудония». Оценил!

Саша Кисляков и владельцы винного бара , в котором открылась Галерея  ZHDANOV открывается. 

Л. А. Стуканов «Богудония», 1983. Холст, масло, смешанная техника. 104,5х94,5. Архив Анны Астаховой.

Рассказывают очевидцы: картина Леонида Стуканова «Богудония» грустно пылилась  в захламленном месте таганрогского Союза Художников в плачевном состоянии.

Таком, что потребовалась реставрация. И вот она впервые (!) показалась в галерее.

Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Как объяснить непосвященным что такое живопись Леонида Стуканова?
Сравнение есть:  в литературе — Чехов. В живописи — Стуканов. Только Чехова теперь сделали елейным, заезженным — вроде Микки Мауса. Это не я сказала. Это — знаменитый Юрий Шабельников — ученик Стуканова.

Цитата вне контекста почти всегда беззащитна, поэтому уточнение от Анны Астаховой: «Фигуры Чехова и Стуканова несоизмеримы, конечно».

Актёр Илья Иванус (г.Москва) и Галина Пилипенко. Галерея ZHDANOV , Ростов-на-Дону

Очень много людей на выставку пришло — небольшой барчик смог уместить 11 творений Графа, а люди входили и выходили потоками, чтоб дать возможность посмотреть.

Творчество Леонида  Стуканова художник Вельтман изучил со всех сторон. Фото: Галина Пилипенко

Творчество Леонида  Стуканова художник Владимир Вельтман изучил со всех сторон. Фото: Галина Пилипенко

Светлана Крузе, как искусствовед, указала истинное место Стуканова — в музее. Душевно.

Чтобы восстановилась историческая справедливость не хватит усилий одного человека — должна работать институция.

Светлана Крузе оценила: и выставка и галерея сделаны  частным порядком, без бюджета. Ей, как директору музея, «провернуть» такое намного труднее, но она мечтает устроить вернисаж Графа!

Сева Лисовский на секунду прекратил режиссировать «Волшебную страну» и в бар-галерею заглянул. Ну на фото некоторых видно.

Московский режиссер «Театра.doc» Сева Лисовский у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Московский режиссер «Театра.doc» Сева Лисовский у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Вы же галерею, не смотря на мои наиподробнейшие описания, не найдете. Вывеска с названием ZHDANOV была приклеена прямо на стену цвета бордо винного бара.

Нет, не фейк, а акционизм. На выставку можно было ходить около недели. Я даже поснимать для телевидения «Россия-ДонТР» успела этот исторический акт. Правда, на другой день после открытия приехали съёмочной группой на выставку Графа в новую, ростовскую, мифическую галерею «ZHDANOV«.

 

И тут я поняла одну вещь — если искренне чем-либо интересоваться, то что-нибудь тебе обязательно перепадёт. И вот — бах — Саша Кисляков (организатор выставки, хотя я, кажется, уже писала об этом!)  выносит из запасников три работы, которые широкая публика не увидела — стен не хватило. Дела….

В столице Дона выставка Леонида Стуканова — впервые. В Москве в театре на Таганке была и  небольшая —  в Таганроге.

Александр Кисляков художник, организатор выставки «Граф»: «Лёня Стуканов — потрясающий человек и потрясающий художник. Куча всяких историй с ним связана. Но это кухонные истории.

Как-то они со Ждановым  приехал с пленэра, в конце января или начале февраля. Стуканов позвал в мастерскую и показал свои этюды и готовые работы. «Чёрная речка» — совсем не этюдная работа, а произведение.

Леонид Стуканов. «Чёрная речка» 

«Я увидел «Чёрную речку» и влюбился сразу и бесповоротно! Стал уговаривать мне её подарить. У меня же накануне был бёздей. Мы были в хороших отношениях. И он подарил! Таким образом я и стал обладателем этого шедевра!

Стуканов — добрейший, чудеснейший и бессеребренник к тому же!»

Быть может, следом выставку самого Жданова откроют? Или друзей — Кульченко и Жданова? Как сказал мне один идеологов: «Галерея  ZHDANOV — фантомная. Поэирму где и когда она возникнет снова- не ясно. Но это все равно произойдёт».

Кульченко  в будущем году 75 исполнится. Пошел Заслуженный художник Российской Федерации по живописным инстанциям — думал выставку к юбилею устроить. А ему — нет, брат, плати за аренду зала…

Галерея  ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Меня с исторической книгой в руках, заметил Кожин и позвал на дружеские посиделки в ростовское отделение ВООПИК. Как только закончится действие здесь.

Немного поработали с культом личности Александра Кожина. Сам — слева, затем я — Галина Пилипенко, Юля Быкова, Людмила Андрейченко, Александра Токарева.

Драматург, поэт и главред журнала "кто главный" Сергей Артурович Медведев. Фото: Галина Пилипенко

Драматург, поэт и главред журнала «Кто главный» —  Сергей Артурович Медведев. 

Пошли — это на том же Газетном. Первый, кто встретил меня у Кожина — был Юрий  Жданов! В виде разбитой гранитной мемориальной таблички. Золотые буквы предложение — пополам.

Разбитая мемориальная доска Юрию  Жданову. Ростов-на-Дону. Фото: Галина Пилипенко

Этот исторический факт Александр Олегович Кожин у мусорки нашёл, понятное дело — спас! Сильный он у нас! Всё это уместилось в один (!) вечер.

Людмила Андрейченко и Александр Кожин. фото: Галина Пилипенко

Пишу так подробно — потому что Кульченко ж не смог прибыть, ну вот чтоб он представил.

Да, если хотите книгу «Острова памяти» с мемуарами Валерия Ивановича Кульченко и письмами Жданова Александра Павловича. Обращайтесь.

Да, вернусь туда, куда хочется возвращаться — на берег моря.

Если внимательно присмотреться — в картину «Богудония» Стуканов вклеил кусочек письма Жданова со словами «Здравствуй, Лёня!».

Ну, а я — Галина Пилипенко пока что говорю вам «до свиданья».

По этой ссылке Теле- выпуск где есть рассказ о галерее и выставке https://www.facebook.com/RostovNewsNetwork/videos/1539174292862988/

 

В ростовской филармонии дают большой бесплатный концерт

И ждут благодарных слушателей!!!! Музыкальная новость сегодня, Ростов, пришла от Анабель ЛИ.

В ростовской филармонии

И информация-справка.

В 1992 году Приказом Министерства культуры Российской Федерации в структуре консерватории был открыт Музыкальный лицей-11-летка для особо одарённых детей, с 2003 года — средняя специальная музыкальная школа (колледж).

Подобное профессиональное учебное заведение — единственное на Юге России.

Школа (колледж) осуществляет образовательный деятельность в соответствии с федеральными государственными стандартами начального общего и среднего профессионального образования, утверждёнными Министерством образования Российской Федерации.

Высокое качество и преемственность образования в школе (колледже) обеспечиваются выдающимися профессорами и доцентами Ростовской государственной консерватории им. С. В. Рахманинова: В. С. Дайчем, С. И. Осипенко, Р. Г. Скороходовой, Е. Н. Чаплиной, В. В. Орловским, Е. А. Лёвиной, В. А. Денежкиным, Н. С. Морозовой, Е. А. Потехиной, М. К. Аргусовым, В. А. Леоновым, А. И. Кротовым, В. В. Хлебниковым, С. П. Крыловым, А. В. Заикиным, Ю. В. Шишкиным, А. Г. Буряковым и многими другими. Директор Школы (колледжа) — декан по НиСО, доцент А. А. Хевелев

ОБЪЯВЛЕНИЕ ДОНСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА «ДОНСКОЙ СОКОЛ»

"Расказаченные". Премьера фильма в Ростовском Доме Кино. Фото: Галина Пилипенко

Кадр из документального фильма «Расказаченные». Режиссёр — Владимир Шевчук.  

17.12.2017 года, с 12-00 по 13-00, Ростов-на-Дону, в Донской публичной библиотеке, на 2-м этаже (лекционный зал) пройдет «малая» конференция!

Сбор слушателей около библиотеки с 11-00 часов. Вход будет на «малую» конференцию без читательского билета!

Доклады «малой» конференции;

1. Государственность на Дону в XVII веке;

2. Участие казаков в 1-й Мировой войне;

3. Агитационная работа на Дону в 1918 году;

4. Сообщение о документе ГАРФа от 17 декабря 1926 года.

Эта важная новость, Ростов, сегодня поступила от Ольги Моргун.

Валерий Кульченко. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 191

Начало

Валерий Кульченко в станице Вёшенской на балконе гостиницы, лето 1986 год. Начало работы группы "На родине Шолохова". Фото: Евгений Покидченко

О летящей ветке, оторванной от родного дерева порывом ветра и о падающих с неё яблоках.

О природе вдохновения или откуда что берётся?

Может быть, я смогу приоткрыть завесу над историей создания некоторых моих картин.Валерий Кульченко.Летящая ветка. Х.,м. 70 х 50. 2011 г.
Пока память не совсем затухла и кое-что помнит.
Итак приступим, не без помощи уважаемой и любимой многими, ну а как иначе (?) Гали Пилипенко.

Великие произведения — итог многолетнего творческого труда, но не всегда конечный результат справедлив по сравнению с теми титаническими усилиями, которые затрачены автором.

Например, «Явление Христа народу» русского художника А.И.Иванова. Писалась картина в Италии 20 лет — с 1837 по 57 годы.

Наши дни. Москва. Лаврушенский переулок. Центральную стену занимает грандиозное и по замыслу и по исполнению полотно мастера 5,4х7,5 метров ( в специально пристроенном зале). По бокам экспонируются подготовительные этюды к основному сюжету — миссии  всей жизни художника-отшельника. Российская Академия художеств командировала Иванова после защиты диплома на стажировку в Италию. Да так он там и остался на долгие тридцать лет.

Так вот со временем эти этюды с натуры тсали привлекать (и не только меня) своей свежестью, революционностью для тогдащней живописи — академической, коричневой и затхлой.

Работы Иванова » Ветка», «Мальчики на берегу Неаполитанского залива», «Камни на морском берегу», «Оливковая роща в Альбано» и другие — всего около полусотни — импрессионизм чистой воды!

Пленер под голубым итальянским небом, чистота цвета, лёгкость и артистичность исполнения.  В отличие от большинства французских импрессионистов — чёткость и ясность классического рисунка (что является несомненным плюсом) и никакого «мыла», столь объясняемого теоретиками, никакой «воздушной перспективы» как в картинах Моне и Мане, Писсаро и Ренуара и т.д..

Особенно внимательно я стал рассматривать этюд «Ветка» — на фоне безмятежного неба — верхушка оливы освещена нежными лучам утреннего  солнца, как символ божественности происходящего, а именно — явление Мессии страдающему народу — и воинам и патрициям и рабам и Иоанну Крестителю.

Валерий Кульченко. Гроза на Дону. Х., м, 78 х 134, 1977 г. Из собрания картинной галереи г.Таганрога

1970 год «Ветка» Иванова, увиденная мной в ГМГ, отпечаталась и кадрировалась в памяти, чудесным образом всплыла и переплелась со сломленной яблоней и землёй под ней, усыпанной плодами — утром, после бурной грозовой июльской ночи летом 1984 года в Калаче-на-Дону. Так родился первый эскиз композиции «Гроза над  Доном».

Валерий Кульченко. "Воробьиная ночь". Эскиз к картине "Гроза над Доном". 1991 год. Бумага, шарикоая ручка. Оригинал находится в Государственном музее-заповеднике М.А. Шолохова, станица Вёшенская.

Подробнее о «Пролетающей ветке» здесь.

В следующей части я расскажу о четырёх деревьях голландского художника Пита Мондриана и о «Буги-вуги на Бродвее».

Продолжение.

Валерий Кульченко. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 190

Начало

Валерий Иванович Кульченко кормит любимых птиц Пикассо. Фото: Галина Пилипенко

Серия или цикл картин «50 рассветов Валерия Кульченко» задуман давно и кое-что сделано, начиная с 1980 года.

А завершилась на днях эскизом-композицией «А рассвет так и не наступил», которая из красочного решения вылилась в другом материале — в слове, в белом стихе.

«Сначала зажглось одно окно,

Затем засветилось много окон.

Потухло окно, которое горело всю ночь!…

Но рассвет так и не наступил…»

А вот ещё вспомнил стих, вычитанный в  «Поэтическом альманахе» в 80-ын годы ХХ века, и почему из всего многообразия рифмованных сочинений мне вспомнилось именно это?

«Когда и  я за караваном

Уйду в ту ночь, что всех длинней,

Я, скифким золотом курганным,

Останусь в памяти твоей.

Твой день без ночи будет долог,

И ты продолжишь светлый путь,

Как знать, быть может, археолог,

Тебя пленит и где-нибудь, на перекрёстке ваших тропок

Он будет голубя нежней —

Не разрешай ему раскопок

В душе и памяти твоей!»

член МОСП Василий Фёдоров

Какое там «Не разрешай ему раскопок»! Копаем, раскапываем! Где — нежно и бережливо, а где — поспешно и с остервененьем, срывая ногти с пальцев рук, вытирая струящийся пот с лица, часто применяя подручные средства — лопату, бульдозер и динамит.

Любим разбрасывать камни, особо не дожидаясь и не ориентируясь во  времени и пространстве.

Потом посылаем голову пеплом, раскаиваемся и начинаем собирать каменюки — последнее с неохотой и зубновным скрежетом. А уж как любим «сыпать соль на раны» (именно на «раны», на на одну). Тут уж мёдом не корми!

Валерий Кульченко. Однажды в южном городке. Посвящается Графу - Леониду Стуканову. Таганрог. 1970-ые годы. Картон, акрил.

Так как всё же появился в композиции «Однажды в южном городке» портрет юноши (его спутница, по мере работы, всё более и более оттеснялась в бок, пока не заняла скромное место — 1/2 профиля в левой части картины? Как потом выяснилось в ремейке  2015 года, весьма похожий на таганрогского художника Леонида Стуканова — «Графа»?

С Графом мы познакомились в 70-ые годы ХХ века, когда я вернулся из Горького в Ростов-на-Дону, вступил в СХ и получил мастерскую на Университетском. Там мы и увиделись.

Бывал и я у него в Таганроге в полуподвальной мастерской, которую он занимал вмете с Юрой Шабельниковым.

Скромный, тихий паренёк Юра у Стуканова был в учениках, а, быть может, в подмастерьях? Это особенно не замечалось, во всяком случае, дух коммуны, доброжелательства и почитания старших, царил в стенах скромной обители молодых художников — Стуканова и Шабельникова — честных, серьёзных, работающих каждый над своей темой.

Светлое и чистое впечатление от этой встречи у меня осталось и по сей день.

Продолжение.

Валерий Иванович Кульченко и читатели сайта «Неофициальных новостей Ростова-на-Дону»! Может ли быть первый абзац стихотворения Федорова цитатой из стиха «СКИФСКОЕ ЗОЛОТО»  БОРИСА МОЗОЛЕВСКОГО?  

 

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 189

Начало

Костерок. Холст, масло, 60х80, 2001 год

1971 год. Пойма Дона. Робко, потом все сильнее разгорался костёрок, и, наконец, жадные языки пламени, лизнули аккуратно сложенную кучу из сухихи веток, травы и  прошлогоднего камыша.

Костровище осветило осоковую стену, отразилось в обводном канале.

Лицо молодого челоаека выражало решимость и непреклонность в принятом решении. Недавно демобилизованный из армии 23-х летний житель Батайска, в металлической посудине хладнокровно плавил фалары — украшения конской сбруи сарматского царя!!

В бесформенный кусок золота превратились бесценные раритеты (звериный стиль), раскопанные археологами в скифском  кургане «Садовый» на территории Новочеркасского института виноградарства и виноделия в 1962 году.

Спустя девять лет, в короткую июльскую ночь, буднично и прозаично случилась эта метаморфоза музейных ценностей миового значения. Украденные из зала ростовского Музея краеведения, они стали материалом для зубных техников Батайска и Ростова-на-Дону.

Впрочем, об этом писали все газеты в своё время — от «Вечернего Ростова» до центральной прессы. Подробнее можно прочесть в интернете «»Золотой» ростовский вор» и «»Золотой» ростовский сыщик».

«Вот так соединились самоотверженный труд археологов, восстанавливающих древнюю историю Донского края, безумные действия хрущевского правительства, вылившиеся в новочеркасский расстрел, неуемная жажда к стяжательству уголовного мира» — это цитата из книги «Современные страсти по древним сокровищам».

«Мародёры» — по меткому определению русско-американского художника А.П.Жданова. Причём, мародёры от искусства не имеют ни национальных, ни региональных, ни политических различий — это явление — общемировое и имеет своих адептов как в низах, так и в верхах общества.

Недаром возмущенный и пострадавший от мародёров  Александр Жданов в письмах ко мне из Вашингтона в Ростов-на-Дону в 90-ых годах неоднократно грозил им Нюрнбергом N2.

Но «воз и ныне там» или «А Васька слушает да ест».

Дедушка Крылов ХХI век.

Валерий Кульченко. Рыбацкий костер. К., Т. 70 х100. 1990 год

Р.S. Непонятным инструментом и способом, скорее всего «бумерангом»,  вспыхнула в моём творчестве (начиная  1980 года) тема огня, зажжённого человеком.

Разгорается, светит костерок в пойме Дона. Полярная звезда  мерцает над холмами правобережья. Согбенная фигура сидит на поваленном весенним половодьем дереве и зовёт куда-то сбежавшую собаку: «Медведка!Медведка!» — разносится далеко над притихшей водой. Позывные хозяина!

Михиал Лифанов и Валерий Кульченко. Калач-на-Дону. Кульченко. 2000 год.

Продолжение

Неофициальные новости Ростова-на-Дону