ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 188

Начало

О мародёрах и бумеранге

Валерий Кульченко. Однажды в южном городке. Посвящается Графу — Леониду Стуканову. Таганрог. 1970-ые годы. Картон, акрил.

«Однажды в южном городке» — тема эта началась ещё в конце 60-ых годов ХХ века.

Приехав из сельской местности, автор этих строк — из Калача, а Володя Чуб — с Кубани, мы подружились на втором курсе в РХУ имени Грекова. Часто показывали друг другу внеклассные работы, делились впечатлениями и планами на будущее, вместе подрабатывалив музее ИЗО на Пушкинской — на развеске картин.

Так что полотна постоянной экспозиции и запасников были детально изучены и ощупаны со всех сторон.

А у любимых: Левитана, Куинджи, Коровина, Сарьяна знали каждую трещинку и лицевой и оборотной части, где, собственно говоря, и крепился шнур, на который мы с предосторожностями и поднисали шедевр на стену и подвешивали на штангу — под самым потолком с лепниной — на пятиметровую высоту зала.

Директор музея — Юлия Леонидовна Рудницкая рассказвала: «До войны фонды музея были несравненно богаче! 1942 год — немец подходил к Ростову-на-Дону, события развивались стремительно! Картины эвакуировали сначала в Краснодар, а затем — в Пятигорск.

Но бесценный груз настигла дивизия СС «Эдельвейс» в долине Минеральных вод, и пока немецкие, «горные стрелки» водружали фашистский флаг на Эльбрусе (21.08.1942 г.) окупационная «Зандеркоманда» вскрыла ящики с надписями «Осторожно не кантовать!» и знак хрупкости-стекла — силуэт бокала и изяли самое ценное: мраморные скульптуры (осталась только одна аллегория «Утро».

Особенно не повезло Константину Коровину и вообще искусству ХХ века! Специалисты профессионально, со знанием дела выбирали!»

Больше эти работы не увидели стен родного музея! Не смотря на запросы во все инстанции — и в России и за рубежом, как в воду канули! И по сей день!

Но это уже другая тема, хотя как сказать?

Так вот, в 1965 году, Володя Чуб принем журнал «Советский Союз» 1953 года издания в мастерскую мансарду которого мы арендовали вместе, недалеко от училища, на Филимоновской, и там я увидел репродукции графических листов Ильи Глазунова к «Перступлению и наказанию» Достоевского.

Поражало всё!!! Крупным планом — лицо Раскольникова с характерными иконописными глазами. Неожиданно «кадрированный» городской пейзаж с крышами и колодцами петербургских дворов и подвалов.

Мне это особенно близко, потому что в то время я интенсивно занимался гродским пейзажем.

На востоке окну мансарды открывался ритм крыш, покрытых железом, шифером и толью, подчркнутые причудливыми изломами стен из красного кирпича, подпираемые корявыми стволами акаций с библейскими тёмно-зелёными кронами ( по весне унизанные гроздьями пахучих белых цветов). Кварталы улиц Тельмана и Филимоновской — самый центр воровской Боготяновки в районе ростовского ипподрома — тогда ещё скромное деревянное двухэтажное строение.

А тут ещё всплывает в памяти дореволюционный Маяковский, вернее строки его юношеской поэзии, по бунтарству схожие, по накалу страстей и настроению: довольно мрачноый взгляд на окружающий мир (отнюдь не комсомольский задор и песнопения)!

Да вот, пожалуйста, пока  не накарябаю это на бумаге, не успокоюсь:

«Угрюмый дождь скосил глаза

А за решёткой чёткой, железной

Мысли проводов- перина»…. (здесь некий провал в памяти, который легко восстановить, нажав клавишу «поиск» и полностью прочесть «УТРО». 1912 год В.Маяковский).

Но вот основное, из-за чего загорелся сыр-бор и что стало толчком к дальнейшей работе:

«Восток увидел их в переулке

Гримасу неба отбросил выше

и, достав солнце из черной сумки,
ударил с злобой по ребрам крыши».
Стихотворение «За женщиной» 1913 год.

Таким образом, в довольно аскетичных и безлюдных (абсолютно!) городских моих  пейзажах, где изредка заселялись на крыши мартовские коты, вдруг появились ОНИ — парочка праздно гуляющих молодых людей — Он и Она. Где в обнимку, где — взявшись за руки, а то и просто рядышком. Но главное — это глаза, абсолютно отрешённый взгляд. Трудно понять — зачем и куда идут? Неземная походка, конгломерация движений в каком-то полусне. Во всяком случае трудно объяснимое состояние души и тела. (Да какое там тело, его вообще нет — растворилось, испарилось, потеряло вес и плоть, и, уже не чувствуя земного притяжения, не идут, а скользят над булыжниками старых улиц города).

Первый эскиз я сделал на картоне гуашевыми красками в 1965 году. Называлась эта композиция «Двое в городе» — предвестник моей встречи с Таней Лифановой.

Р.S. Cначала записал по памяти, которая сохранила строчки в течение 50-ти лет, потихоньку воскресали, потом затихли, как бы сочились непонятной субстанцией.

Но всё-таки, когда я  вывел слова «достал он солнце», решил проверить по интернету, нажал клавишу планшета, как учила меня целеустремлённо Галя Пилипенко, и экран выветился: «За женщиной» 1913 год Маяковский».

Мои опасения оправдались: не безобидне «достал он», а «выдрал солнце» — гласил оригинл. Как это образно, и, главное, почти натурально!

Довольно длинное и желающие могут прочесть его в интернете. Достижение ХХ века — прогресс и не надо ходить в библиотеку и вообще никуда и ни с кем не надо ходить. Нажал клавишу — и вся информация у тебя в кармане…Но на этюды я хожу и по сей день!

Продолжение

Рок над Ростовом

Группа "Светофоры". Дмитрий Иванов.Музыкальная новость, Ростов, сегодня про тебя песню услышала! Это для меня — «новая». А вообще же группа «Светофоры» уже несколько (сколько?) лет существует. Пока делюсь текстом — слова Димы Иванова. А потом может и музыку найду!

Особенно понравилось мне, что гении в Ростове не умирают! Здорово-то как!

Теперь надо узнать почему именно «Светофорами» группа назвалась? И занести в мою «Энциклопедию».

Рок над Ростовом

Красивых городов на свете много

Сверкающих неоном запазухой у Бога

Я мог бы жить в Нью-Йорке, в Париже ждать весну

Но я живу любовью к Ростову-на-Дону уу, к Ростову-на-Дону

Если по Садовой ты не погулял,

На Центральном рынке бумажник не терял

И не увидел в действии местную шпану

Навряд ли ты оценишь его глубину уу Любовь Ростова-на-Дону

Рок — рок над Ростовом, Рок — рок на Дону

Здесь Левый берег Дона не спит по ночам

«Охотничий хутор» и «Петровский причал»

Красивое место, почти родной дом

Здесь праздная жизнь идет своим чередом

Пропитана насквозь шашлыком и вином

Соло

На солнце засверкает золотом и серебром

Как чудо украшение ростовские Монро

Приятный цвет в глазах улыбкой играет

Приятное знакомство нам не помешает

И блеск лукавых глаз и платья разрез

Я знаю, я уверен – За безопасный секс

Рок — рок над Ростовом, Рок — рок на Дону

И он живет своей жизнью, живет и процветает

Здесь гении рождаются и не умирают

Здесь теплого Солнца нам хватит на всех

Здесь ждет Вас Удача Любовь и Успех УУ

Любовь и Успех!

Рок — рок над Ростовом, Рок — рок на Дону

Ростов. Распознание чувства

Художник Владимир Рябчиков и владельца «М-галереи» Татьяна Колованова  в день открытия персональной выставки «Шестое чувство» в Ростове-на-Дону ДонЭкспоЦентре.  Продюсер выставки —  Надежда Бабичева. Фото: Василий Жеребило.

Владимир Рябчиков художник (г.Москва): «Этот город для меня — родной.

Ростов-на-Дону — город, в котором я состоялся как художник и начал нормально представлять — что именно я делаю. Поэтому каждая выставка в Ростове для меня — отчётная — я не могу её сделать «просто так».

А вообще же я стараюсь участвовать во всех моих персональных выставках, если только они не совсем уж в далёких местах проходят, куда я не могу добраться.

Выставка — важное мероприятие и большой труд и очень кропотливая подготовка. Недостаточно просто привезти картины — нужно и с помещением поработать и сделать так, чтобы люди пришли и чтобы каталог был выпущен именно к этой выставке.

И «М-галерея» серьёзно поработала и все, кто мог, а я просто выделил время и прилетел. Вот весь мой вклад! Ну и картины…

Ростовская публика радует — как обычно!Понимаюие, близкие и разбирающиеся люди. И очень тёплые!

Помещение интересное, потому что просто галерея — не то чтобы заурядно, а — привычно.

Здесь  — много воздуха, очень хорошее освещение, интересное решение со щитами, потому что всё очень видно. Знаете, когда есть яркость и контраст, на этом фоне очень даже хорошо видно задуманное автором.

Сделать картину и показать её в тёмном подвале — неинтересно! А подать — причём с таким драйвом! Это достойно! Мне нравится!»

Записал — Иван Мишин, редактор — Галина Пилипенко

Распознавать чувства можно до 20 января

 

Sounds Of Sputnik даёт старт новому синглу «Nocturne»!

 Sounds Of Sputnik "Nocturne"Новый сингл Sounds Of Sputnik «Nocturne» появится во всех цифровых магазинах планеты с 12 декабря 2017 года!

В 2014 году в Москве, гитаристом Романом Калиткиным (экс-ростовчанин) и канадской вокалисткой Шоной МакЛарнон (Ummagma) была создана группа Sounds Of Sputnik, стиль которой можно охарактеризовать как dream-pop, shoegaze и post-rock. Музыка Sounds Of Sputnik — это калейдоскоп гитар, пропитанный реверберацией и переплетениями эфирного женского вокала.

Sounds-Of-Sputnik. СПУТНИК ВОСТОК

25 августа 2014 на Ear to Ear Records (England) выходит дебютный LP Sounds of Sputnik «New Born» , в этом же году группа становится победителем музыкальных конкурсов «Jagermeister Indie Awards» в России и «Best Independent Music VideoEastern Europe 2014″ в Австралии.
• Сингл «Nocturne», записанный на студии «Capitel» в оригинальном и акустическом вариантах , включая ремиксы от Paper Plane и Galaxy Garbage открывает новую страницу в творчестве Sounds Of Sputnik!

Sounds Of Sputnik. МузыкаРоман Калиткин. Слова — Шона МакЛарнон.

Анастасия Березовская — vocal, Роман Калиткин — guitar, Алмаз Гайфутдинов — bass guitar, Олег Межеровскийsynthesizer, Олег Лужецкий — drums.

Paper Plane -проект Андрея Морозова.

Galaxy Garbage  Сайд-Проект Sergio Cifra и Андрея Морозова.

Cover DesignСергей Ларин.

Продюсеры:  Роман Калиткин и Андрей Морозов.

Информация предоставлена Андреем Морозовым

Немного прошлого в картинках

Ростов. СПУТНИК ВОСТОК Ростов. СПУТНИК ВОСТОК

Ростов охватит «Шестое чувство». Уже сегодня!

Начало

Картина «Актриса» художника Валерия Кошлякова ( Франция) в окружении артисток театра моды Венеры Казаровой (Москва). Но и Валерий и Венера — выходцы из Сальска  Ростова! Да-с…

Театр моды Венеры Казаровой.2017-12-08 (2)

Венера Казарова фэшн дизайнер:»Эта моя коллекция посвящена выставке «Это маленькое Черное Платье». Я сделала на основе чёрных платьев и каких-то чёрных же форм, яркие цветы для того, чтобы все визуально вписалось в картины,  потому что картины достаточно насыщенные.

Венера Казарова и выращенная ею девушка- цветок

Венера Казарова и выращенная ею девушка-цветок.

Хочу поздравить Надежду с днем рождения и такой перформанс от Венера Казаровой — мой подарок».

Татьяна Гозная мама режиссёра Екатерины Данченко о "Черном платье"

Татьяна Гозная мама режиссёра Екатерины Данченко: «Черное платье — торжественное платье. И, конечно же, создание  Коко Шанель и творчество Венеры Казаровой — связаны.

Как писала Цветаева — «Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черёд».

Этот черёд настанет и Венера будет не менее знаменита, чем Коко Шанель. Сегодня мы видели феерию и фонтан! Она неисчерпаема!

Я очень благодарна Надежде Бабичевой за то, что она пригласила Венеру Казарову в Ростов, город в котором она росла и крепла. Я рада, что Надежда ее оценила!»

Олег Устинов о Надежде Бабичевой. «Это маленькое Черное Платье»

Олег Устинов художник: «Надежда делает очень важное дело — она знакомит зрителей с живописью. Чаще всего — фигуративной, но в то же время со множеством работ, через которые можно понять вещи более сложного уровня.

Это важно, что есть такой человек, который занимается такой деятельностью. Больше выставок хороших и разных, но, в данном случае хочу высказать Надежде Бабичевой свой респект.

Это очень хорошая традиция дарить в день рожденья искусство людям».

Коллекционер Надежда Бабичева и владелица "М-галереи" Татьяна колованова. Фото Николая Семёнова

Надежда Бабичева: «Я чувствую себя счастливой сейчас. Спасибо вам за это!»

Татьяна Колованова, владелица «М-ГАЛЕРЕИ» и теле-жкрналист и блогер Галина Пилипенко на выставке "Это маленькое чёрное платье". Фото: Николай Семёнов

Татьяна Колованова, владелица «М-ГАЛЕРЕИ» и теле-жкрналист и блогер Галина Пилипенко на выставке «Это маленькое чёрное платье». Фото (я от него в восторге): Николай Семёнов.

Жипописно-мистическая новость: сегодня, Ростов, вы можете ощутить пространство, время и, быть может, почувствовать шелест крыльев ангелов. «Шестое чувство» в шесть часов в Сити-галерее на Нагибина. Проект Надежды Бабичевой и Татьяны Коловановой (М-галерея).

Художник Владимир Рябчиков прилетит из столицы, чтобы открыть выставку. Как и Венера Казарова с театром моды.

Скриншоты с видеокадров Ивана Мишина. Спасибо, Иван!

 

Ростов в предчувствии «Шестого чувства»


Начало

Ольга Устинова о коллекционере Надежде Бабичевой — авторе художественного проекта «Это маленькое Черное Платье» и не только: «Надежда Бабичева — человек творческий, креативный, с потрясающим вкусом.

Это уже стало доброй традицией — второй год именно на свой день рождения она дарит своим друзьям и ростовчанам и любителям прекрасного замечательные выставки и перформансы.

Это повод собраться и посмотреть что-то новое, открыть для себя что-то и пообщаться, что в наше время тоже дорого стоит».

Сергей Ковалёв снимает (в прямом - операторском - смысле) "Маленькое чёрное платье". Фотофиксирует Галина Пилипенко

Сергей Смирнов — политолог: «Мероприятие «Это маленькое Черное Платье» — одно из тех событий, которые давно должны были бы быть в культурной жизни Ростовской области.

Нам нужны мероприятия, которые не финансируются бюджетом, которые не планируются за год-полтора.

Те, которые делаются просто людьми и такие события наполняют, как песок между крупными камнями фестивалей, праздников и каких-то дат.

Культурная жизнь не может быть дискретной, она должна быть непрерывной.

Коллекционер Надежда Бабичева и владелица "М-галереи" Татьяна колованова. Фото Николая Семёнова

И вот такие люди как Надежда Бабичева и создают непрерывность культурной жизни. И это прекрасно!

Это даже не надо поощрять или поддерживать. В этом надо просто участвовать!».

Сергей Ковалёв снимает (в прямом - операторском - смысле) "Маленькое чёрное платье". Фотофиксирует Галина Пилипенко

Богемный народ опросила Галина Пилипенко (Галяwood) и актуальная новость: сегодня в Ростове в 18 часов открывается новая экспозиция —  Владимира Рябчикова «Шестое чувство».

И снова приедет Венера Казарова — с невиданной ранее нами коллекцией.
Ростов-на-Дону, Сити Галерея, на Нагибина, 30, это — ДонЭкспоцентр.

А все скрины к этому посту — с видео Ивана Мишина.

Продолжение

Театр моды Венеры Казаровой.2017-12-08 (2)

АЛЕКСАНДРА ТОКАРЕВА. ПАМЯТИ ОТЦА. ЧАСТЬ 15

Искусствовед Александр Павлович Токарев. Начало

Пока шли, небольшой ветерок, набегая, поднимал над колышущимся золотом хлеба легкую, белесую дымку. Это зреющие колосья пшеницы, терлись и стукались друг о друга, выбивая пахнущий влагой не созревших зерен туман.

Синева июльского неба, быстро — быстро бегущие по нему белые с серыми брюшками кучевые облака, торопящиеся от одного края горизонта к другому, ярко синие и бледно лиловые васильки и нежные, полупрозрачные восковые чашечки колокольчиков, заплетенные в примятые вдоль тропинки стебли пшеницы…

Венецианов, Васнецов, Нестеров и так любимый отцом Федор Васильев — все это оттуда из полей, лесов, неба, воздуха, цветов, тропинок в полях, среди зреющей под высоким солнцем средней полосы пшеницы. Оттуда же и весь колорит русской иконописи…

Средняя полоса… С р е д н я я …

Лес начался сразу, без предисловий. Русский лес. Ни полян, ни просек. Едва-едва ощутимая под ногами тропинка, в первые же минуты, исчезла под мягким, толстым слоем опавшей хвои, скрылась за папоротниками, за огромными поваленными стволами в серо-зелёных лишайниках.

И если поле,- это бесконечное пространство, наполненное солнцем, воздухом и растущим хлебом, то лес, это сумеречный храм русской природы, это растительная готика ее.

Это те матричные коды, которые живут глубоко-глубоко в подсознании со времён детства, когда тебе читали про Алёнушку и Иван-царевича на сером волке, про Морозко и про злую мачеху.

Виктор Михайлович Васнецов ничего не выдумал и не преувеличил в своих полотнах. Он, с удивительной степенью дословности и скрупулёзности просто перенес на холст все тайны русского леса. Все так: и глухие буреломы, и лишайники, и бесконечные переплетения мелких ветвей в нижних ярусах огромных хвойников, сумрак и сырость внизу, куда солнечный свет просто не доходит.

Заблудиться в русском лесу можно в первые же пять минут, потому что крошечный просвет неба, потерян где-то бесконечно высоко в кронах вековых елей, и направление определить просто невозможно, и что толку от приметы, что мох и лишайники растут всегда с северной стороны стволов, кругом одни стволы и существуют — справа, слева, впереди и сзади везде только они одни.

Сыро, прохладно, а комаров и гнуса – видимо-невидимо.

-Уу, совсем мы в сказочку попали – шепнул кто-то из ребят.

-И причем, не в самую светлую – добавил другой.

-Слушайте, а почему у меня в голове слово «сгинуть» все время вертится, не знаете?

-А пора бы тебе, милый, догадаться — съёрничал кто-то.…

Наши мальчики первые минут пятнадцать еще изображали «пофигизм» и бесстрашие, отплевываясь от лезущих прямо в рот комаров, и кляня их на чем свет стоит, а мы с девчонками как- то сразу, немного скукожились и притихли.

Отец строгим голосом предупредил нас: 

-Не теряемся ни в коем случае, далеко друг от друга не отходим,- только в пределах видимости, и аукаемся, как можно громче! Грибы собирайте все, кроме мухоморов, но не вздумайте пробовать или откусывать, потом все свалим в одну кучу, и я её лично переберу. Мальчики собирают дрова для костра, — девочки грибы.

Сбор грибов в этом сыром, темном лесу на границе Московской и Ярославской областей резко отличался от того, к которому мы привыкли в светлых и редких лесополосах южнорусских степей. Там, если что-то беленькое, — то это, конечно, шампиньон или на худой конец, сине-ножка. А здесь, они все абсолютно разные и поди отличи опенок это, лисичка или вообще поганка.

Грибы мы собирали недолго, просто потому, что их вокруг было море. И искать их особенно не нужно. Поворачиваешься, видишь какой-нибудь пенек или ствол поваленный, и аккуратно снимаешь с него большую кучу опят.

Царственно и немного картинно стоит, отдельно ото всех, белый гриб.

Лисички, польский гриб с красивой малиновой шляпкой и еще два –три вида, название которых мы так и не запомнили.

И. конечно, горели немыслимой красотой в темноте леса фантастические мухоморы с яркими остроугольными шляпками, усыпанными белыми точками и с кружевной манжетой на длинной белой ножке.

Непрерывно аукаясь, мы быстро набрали полные корзины грибов и пошли к костру, видневшемуся в просветах стволов. Едкий, густой, сизо-черный дым, клубясь, валил от непросохшего ельника, собранного мальчишками и подброшенного, пока отец не уследил, в небольшой костер. От него першило в горле и до слез разъедало глаза, но все-таки, эта дымовая ванна ненадолго избавляла от другой напасти,- от невыносимого гнуса неотвязно и беспощадно преследовавшего нас. Девчонки кашляли от дыма, размазывая по опухшим от комариных укусов щекам черные дорожки смешанных с тушью слез.

В ведре над костром, издавая густой грибной дух, булькало варево из картошки, сала, грибов и пшеничной крупы. Отец помешивал его длинной свежеструганной палкой, а густую накипь, из упавших в суп комаров, аккуратно снимал ложкой, и отбрасывал в сторону.

Зацепив ложкой из ведра, с удовольствием пробовал, дуя на это обжигающе-горячее, и тут же отворачивался, чтобы коротким быстрым жестом стряхнуть запутавшихся в бороде комаров…

Почему моя память хранит эту сцену, запах полусырых горящих хвойников, смешанный с запахом грибов, нас,  стоящих вокруг небольшого костра? Мы, стоим, не присаживаясь… Почему?

Морщась, залпом, выпиваем с девчонками, по полстакана водки, под улюлюканье и одобрительные возгласы мальчишек.

Хлебаем из простых фаянсовых, Зазнобинских тарелок грибное, горячее варево, заедаем, чтоб совсем не обжечься, хлебом…

Отец, доедает уже вторую тарелку, вытирает рукой бороду, и неожиданно поднимает лицо к небу, которое еле виднеется за высокими, темными елями…

Потом, словно вернувшись откуда-то, обводит нас глазами и неожиданно усмехнувшись шутит, глядя на циферблат наручных часов:

-Ох ты, времечко-то уже — половина пятого, не успеваем мы на обратный автобус, а еще Владимиру Николаевичу посуду занести надо…Придется, наверное, здесь заночевать…

Девочки, не почувствовав юмора, одновременно вскидываются на него с ужасом и визгом:

-Нет, Александр Павлович, ни за что!

-Испугались, городские дети,- смеется отец, который чувствовал себя в лесу настолько органично и непринужденно, что даже на комаров не обращал внимания,-

Тогда бегом посуду отмывать, вон там метрах в двадцати ручей, ребята вас проводят, склон там скользкий…

В ледяном ручье, опухшими красными руками мы лихорадочно оттираем прибрежным песком закопченное ведро и жирный налет с тарелок.

Нас уже ничто не пугает и не останавливает, даже вконец озверевшие комары. В голове только одна мысль:

-Выбраться, поскорее выбраться из леса, пусть сказочного, волшебного, русского, но все-таки страшного. Слишком беспощаден он в своем величие и в своем вековом равнодушии к нам, маленьким.

И пусть «Палыч», повеселевший от двух тарелок горячего супа и «ста грамм», смеется над нами и, шутя, обзывается:

— Дети мои жалкие, дети мои городские, убогонькие…Все здесь? Никто не потерялся? Костер хорошо потушили? Проверьте еще раз, Честников или Газаев, чтоб углей не оставалось, только зола…

-Считаемся по одному, и идем за мной, не отставая, я вас выведу, смеется – на путь истинный.

И вывел. В вечереющее поле.

Неофициальные новости Ростова-на-Дону