Posts Tagged 'училище им. Грекова'

Александра Токарева. Последний день в Переславле

Переславль Залесский. Никитский монастырь. Фото из свободных источников. Последний день в Переславле-Залесском. Мы стоим у дома Сергея Федоровича Харитонова. Дом собран из брёвен и снаружи ничего особенного собою не представляет. Женщина, вероятно, одна из сотрудниц или служащих, предложив нам подняться

Александра Токарева. Последний день в Переславле

Переславль Залесский. Никитский монастырь. Фото из свободных источников. Последний день в Переславле-Залесском. Мы стоим у дома Сергея Федоровича Харитонова. Дом собран из брёвен и снаружи ничего особенного собою не представляет. Женщина, вероятно, одна из сотрудниц или служащих, предложив нам подняться

Вадим Морозов: Я переехал…

В. Морозов 2010 г Попытки ума объяснить, заключительные аккорды уже прожитой, и уходящей в другие измерения судьбы ничего не меняют. Как бы мы ни сопротивлялись, ни предлагали, стягивая и комкая пространство, свои варианты: — Если бы скорая, если бы ситуация

Вадим Морозов: Я переехал…

В. Морозов 2010 г Попытки ума объяснить, заключительные аккорды уже прожитой, и уходящей в другие измерения судьбы ничего не меняют. Как бы мы ни сопротивлялись, ни предлагали, стягивая и комкая пространство, свои варианты: — Если бы скорая, если бы ситуация

Валерий Кульченко из Ростова-на-Дону — Альберту Данилину в Нижний Новгород. Часть 227

Начало Альберт! Здравствуй, друг близкий и далёкий! Близкий — нас объединяет и сближает общее дело, смысл нашей жизни. Далёкий — потому что у нас, у каждого своя дорога, своя «тропа» в творчестве! Кто-то из наших необычайно креативных друзей, быстро ушли

Валерий Кульченко из Ростова-на-Дону — Альберту Данилину в Нижний Новгород. Часть 227

Начало Альберт! Здравствуй, друг близкий и далёкий! Близкий — нас объединяет и сближает общее дело, смысл нашей жизни. Далёкий — потому что у нас, у каждого своя дорога, своя «тропа» в творчестве! Кто-то из наших необычайно креативных друзей, быстро ушли

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 226

Начало Наивеличайшему Дворянину его Золотого двора и донского творчества Кульченко Валерию в Ростов-на-Дону посылаю письмо. Александр Жданов из Москвы. 1976 год Валера! Что мне судьбы Донского творчества? Бояре, буду я в творчестве 10 000 лет, судьба Донского творчества будет решена

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 226

Начало Наивеличайшему Дворянину его Золотого двора и донского творчества Кульченко Валерию в Ростов-на-Дону посылаю письмо. Александр Жданов из Москвы. 1976 год Валера! Что мне судьбы Донского творчества? Бояре, буду я в творчестве 10 000 лет, судьба Донского творчества будет решена

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 224.

Начало Из цикла писем «Золотое время Валерия Кульченко». Александр Жданов — Валерию Кульченко. «10 000 другу и поэто-прозаику Валерию Кульченко в Ростов посылаю юмористическое письмо — покупай большой замок, а я ясновидящий, много говорить не будем, будем говорить понятно, кто

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 224.

Начало Из цикла писем «Золотое время Валерия Кульченко». Александр Жданов — Валерию Кульченко. «10 000 другу и поэто-прозаику Валерию Кульченко в Ростов посылаю юмористическое письмо — покупай большой замок, а я ясновидящий, много говорить не будем, будем говорить понятно, кто

Теряев и его ученики

Это событие невероятной значимости — говорят причастные к миру живописи. Впервые вышла книга о значимом художнике, о Тимофее Теряеве, которая так и называется: «Тимофей Теряев и его ученики». Два ростовских искусствоведа Ирина Гуржиева и Юлия Лившиц готовили ее пять лет

Теряев и его ученики

Это событие невероятной значимости — говорят причастные к миру живописи. Впервые вышла книга о значимом художнике, о Тимофее Теряеве, которая так и называется: «Тимофей Теряев и его ученики». Два ростовских искусствоведа Ирина Гуржиева и Юлия Лившиц готовили ее пять лет

Ольга Белякова. Про художника Жданова

Читает толстую газету, а его товарищу неймется, видимо, от жары он газету поджег. Маститый чертыхнулся, говорит, ну че ты в самом деле, жарко же, и кусок газеты уже не прочтешь. Комкать ее начал, в это время чертушка опять комок поджег.

Ольга Белякова. Про художника Жданова

Читает толстую газету, а его товарищу неймется, видимо, от жары он газету поджег. Маститый чертыхнулся, говорит, ну че ты в самом деле, жарко же, и кусок газеты уже не прочтешь. Комкать ее начал, в это время чертушка опять комок поджег.

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 220

Начало Письмо художника Тимофея Теряева ученикам — братьям Лазебным. Публикуется впервые. «Здравствуйте, Владимир и Василий! Я написал бы вам раньше, но хотел описать вам обсуждение выставки «Молодняк». (Название выставки не разобрала — примечание редактриссы Галины Пилипенко). Выставка мне мало понравилась,

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 220

Начало Письмо художника Тимофея Теряева ученикам — братьям Лазебным. Публикуется впервые. «Здравствуйте, Владимир и Василий! Я написал бы вам раньше, но хотел описать вам обсуждение выставки «Молодняк». (Название выставки не разобрала — примечание редактриссы Галины Пилипенко). Выставка мне мало понравилась,

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 216

Начало Теперь, оставшиеся незаписанными места на холсте между уже нарисованными ветками берёзы, художник Шолохов стал аккуратно закрашивать небесным фоном. Работа адская. И, главное, противоречит тому, чему учит Теряев Тимофей Фёдорович. Его постулат, можно даже сказать аксиома: «Берите большие, цветовые отношения

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 216

Начало Теперь, оставшиеся незаписанными места на холсте между уже нарисованными ветками берёзы, художник Шолохов стал аккуратно закрашивать небесным фоном. Работа адская. И, главное, противоречит тому, чему учит Теряев Тимофей Фёдорович. Его постулат, можно даже сказать аксиома: «Берите большие, цветовые отношения

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 215

Начало Кубань. Станица Кугаейская стоит на реке Ейя, обильно заросшей по берегам кугой (камыш) — отсюда и название. Здесь родился художник Василий Лазебный. В 80-ые годы учился в Кубанском государственном университете и закончил художественно-графический факультет. Затем в 90-ые работал художником-оформителем

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 215

Начало Кубань. Станица Кугаейская стоит на реке Ейя, обильно заросшей по берегам кугой (камыш) — отсюда и название. Здесь родился художник Василий Лазебный. В 80-ые годы учился в Кубанском государственном университете и закончил художественно-графический факультет. Затем в 90-ые работал художником-оформителем

ЛЕОНИД СТУКАНОВ УВАЖАЛ СВОБОДУ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ

16 марта 2019 года в выставочном зале таганрогского отделения Союза художников галерея ZHDANOV открыла вторую выставку работ художников круга Леонида Стуканова «ПОСЛЕ ГРАФА». О Леониде «Графе» Стуканове рассказывает участница выставки, московская художница Валерия Краснопрошина. Валерия Краснопрошина, 2018. — Когда у тебя

ЛЕОНИД СТУКАНОВ УВАЖАЛ СВОБОДУ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ

16 марта 2019 года в выставочном зале таганрогского отделения Союза художников галерея ZHDANOV открыла вторую выставку работ художников круга Леонида Стуканова «ПОСЛЕ ГРАФА». О Леониде «Графе» Стуканове рассказывает участница выставки, московская художница Валерия Краснопрошина. Валерия Краснопрошина, 2018. — Когда у тебя

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 205

Начало Степан Антонович Сухоруков во время Великой Отечественной войны был артиллеристом. «Трубка 0,7, прицел 0,5 прямой наводкой, огонь!» — командовал бог войны в мастерской на Тургеневской. Степан Антонович — батальный живописец. В углу  стоял манекен солдата в каске, с плащ-палаткой

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 205

Начало Степан Антонович Сухоруков во время Великой Отечественной войны был артиллеристом. «Трубка 0,7, прицел 0,5 прямой наводкой, огонь!» — командовал бог войны в мастерской на Тургеневской. Степан Антонович — батальный живописец. В углу  стоял манекен солдата в каске, с плащ-палаткой