Архив метки: училище им. Грекова

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 185

Валерий Кульченко.В саду. Фреска. Дер., темп. 173 х 100. 2010-2012 гг.

Начало

Большая медведица над Малой родиной.

Как только ступишь за порог тёплого родительского дома и сделаешь три шага вниз по скрипучим ступенькам старого крыльца, отшлифованным не одной парой ног, и, пройдя по затемнённой, пронизанной лунным светом дорожке яблоневого сада, не забудь поднять голову кверху.

Твоему взору, ещё отягощённому недавним сном, откроется во всём великолепии и безграничности, плат звёздного неба.

Ты обязательно увидишь ковш Большой Медведицы — это созвездие знает каждый — и старый и малый. Есть и Малая Медведица и Полярная звезда и Стожары и так далее, но это уже на любителя, плюс полуночников-влюблённых!!!

Загадка лунного света на остатках дневного, обеденного натюрморта, на смятой скатерти стола, вернее, части столешницы, прикрытой белыми складками, концы которых свисают вниз и их колышит освежающий предрассветный ветерок — бриз.

Это первые впечатления, которые подвигли меня внимательно всмотреться и почувствовать невидимые связи и нити между земным миром и, если хотите, мирозданием и космосом.

На композиции «Лунный свет» следует остановиться подробней.Валерий Кульченко. Лунный свет. Картон, темпера. 90х70, 2012 год.
Всё началось с песни 1970 года: «подари мне лунный камень, подари мне лунный свет».
Я сделал рисунок на бумаге тушью, кистью и пером. И этот эскиз сопровождал меня длительное время. Он несколько раз исчезал, потом появлялся снова — и в реальности и в памяти.
Наконец, по прошествии сорока лет (!!) в 2012 году я претворил замысел в картину «Лунный свет».

Луна освещает яблоневый сад и «Натюрморт с арбузом».Валерий Кульченко. Август. Натюрморт с арбузом. Текстиль, акрил. 180х50. 2012 год. Публикуется впервые.

Продолжение

Валерий Кульченко. Острова памяти. Книга первая писем «Феникс». Часть 184

Начало

Валерий Кульченко. "Дон у Набатово". Х.,М. 50х70, 2005 г.Устье реки Голубой , место впадения в Дон, хутор Малый Набатов, выше по течению — Б.Набатов и дальше по долине с журчащей по камням воде, с остатками мельниц, тихими запрудами и омутами по берегам заросшие камышом, окаймлённые старыми вербами, хутор Евлатиевка и всё вверх по распадку с  меловыми кручами и покрытые тёрном балки по бокам — петляет прозрачная ледяная лента воды до хуторов Верхняя и Нижняя Бузиновки.

Меткие народные названия — и не потому что там бузина росла, а, скорее всего, по определению характеров жителей — хуторян.

Валерий Кульченко и Пётр Харитоненко. На этюдах. Хутор Б.Набатов. 1980 год

Бузиновцы любили «бузить» — то  есть громко очень разговаривать, кричать и скандалить даже.

Наглядная картинка: на воскресном базаре в Калаче-на-Дону, как только в гудящем торговом улье вдруг начинали раздаваться выкрики, шум, гам, а потом и драка, местные — спокойные и рассудительные калачёвцы восклицали: «Ну вот — приехали бузиновцы! Всё — считай базарный день закончился. Надо прятать товар! А то могут и на брицке проехаться по торговым рядам!».

Валерий Кульченко. Тишина. Дом в районе хутора Набатов. Х., м., 50х70, 1985 г.

«Барыня, бздника» — зазывает покупательницу казачка из Бузиновки, предлагая ягоды паслёна — в простонародье «бздника».

Покупательница краснеет, смущается, машет рукой: «Замолчи, дура!» и спешит удалиться под деланный хохот продавщицы и усмешки окружающих. А вслед: «Барыня, бздника! Бздника! Подходите, покупайте!».

Валерий Кульченко. "Голубинские пески". Х.,М. 60х80, 1980 г.

Между станицами  Голубинской и Мало-Голубой — хутор Камнебродский. И, действительно, в этом месте летом Дон настолько мелел, что обнажалось каменистое дно и можно было переправляться на быках на левобережное займище, чуть замочив ободья колёс телеги.

Валерий Кульченко. Донской берег. Хутор Набатов. Бумага, темпера. 60 х 80. 2009 год

Напевные, иногда резкие и даже пугающие названия хуторов (от Калача до Голубинки в своё время насчитывалось более десятка: Берёзовый, Гремячий — на левобережье; Камыши да Кусты, Песковатка, Сокаревка, Рюмино — опять правобережье, Вертячий, Кроватка и т.д.) мне — уроженцу этих мест ласкают слух и сердце.

Наиболее полный перечень брошенных и умирающих хуторов и станиц вы найдете в прозе калачёвского писателя Бориса Петровича Екимова.

Виднейший представитель так называемой «деревенской прозы», гремевшей в 70-80 годах прошлого века, оказала большое влияние на моё поколение. Особенно — на живописцев-пейзажистов.

Валерий Кульченко. "Утро рыбака". Из серии "Голубинские пески". Х.,М. 60х70, 2002 г.

«Малая моя Родина — я ничего не забыл» — цитировали мы любимого поэта Николая Рубцова. Можно сказать с «молоком матери» нам — воспитанникам художественной студии при Калачёвском Доме культуры привили традицию выхода на этюды (сейчас бы сказали «на п ленэр»), а тогда просто «на природу» — вперёд!

Собиралась группа во главе с нашим Кузьмой Степановичем  Голавлёвым иногда подключался и Кирилл Степанович Хныкин и на автобусе, который подвозил нас на конечную остановку Калача «Луговая» — объявляла кондукторша и мы гурьбой высыпали из транспорта с альбомами, с картонками, с ящичками для красок, с баночками для воды.

Кирилл Степанович Хныкин. Мой первый учитель живописи. Калач-на - Дону.1962 год

Большинство писали в технике акварели. Только наши руководители — два Степановича — Кузьма и Кирилл, пользующиеся непререкаемым авторитетом, экипировались подобающим для профи образом: этюдники, зонт, холсты —  принадлежности для масляной живописи.

Кирилл Степанович Хныкин. Теплоход. К., м. 20х 25, 1961 год

Мы пересекали грейдер асфальта, оставляя позади курени и флигельки старого Калача — и перед нашими взорами открывалась бескрайняя равнина левобережья с изогнутой лукой Дона, увенчанной великолепной дугой правобережных холмов.

На первом плане  — блюдца озёр с ободком из камыша, могучих верб и кустами серебристого лоха.

Ноябрь 2017 год.

Продолжение

 

 

Валерий Кульченко. Острова памяти. Книга первая писем «Феникс». Часть 183

Начало

Утро. Осень. Вид у моста реки Дон. Кугой заросшие берега - результат строительства Цимлянского моря. В первой части "Островов Памяти" Валерий Кульченко писал об этом. Фото: Э.Чернов

Сазана привязали к раме велосипеда — хвост свисал почти до земли и цеплял заднее колесо, и покатили добычу, осторожно минуя людные места, по улочкам, проулочкам домой к школьному преподавателю черчения и рисования Шарапову. Он тоже вместе с нами был на этюдах в пойме Дона.

После паводка вода сошла, только в особо низких местах оставались мелкие озерца.

Облака детства. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

В одном из них   и узрел кто-то из художников, отвлёкшись от своей живописи и прогуливаясь по щиколотку в тёплой воде огромную рыбину. Сазан не успел уйти с большой водой после нереста.

Шарапов, как местный, и весьма предприимчивый рыбак, быстро пригнал велосипед и придумал как транспортировать добычу-удачу. А мы ему помогали.

Пленэр в этот раз завершился досрочно.

В.И.Кульченко. Бывшая паромная переправа. 1980 г.

Золотистый сазан оказался икряный —  икры хватило на всех.

Ах, как вкусна была поджаренная рыба!!! Ну, не на сухую же!?

А после одной, второй рюмки начались бесконечные разговоры о донской рыбалке, особенно яркие и жаркие споры о живописи и  любимых художниках.

Валерий Кульченко. Левый берег. ростовский пляж. 1963 г. Бумага, тушь, перо. 21 х 29, 5

Кумиром был часто вспоминаемый Саврасов и его «Грачи прилетели!!!

Тут же за столом местные «следопыты» рассказали ЛЕГЕНДУ N 3. Про то как образовалось название хутора Камыши, что в 5 км севернее Калача.

После того, как  Пётр Первый опробовал хлеб-соль и нарёк поднёсших ему угощение казаков «калачёвцами», встречающие царя осмелели и предложили очередное хлебо-булочное изделие, сдобренное каймаком.

Валерий Кульченко. "Утро рыбака". Из серии "Голубинские пески". Х.,М. 60х70, 2002 г.

Пётр Первый округлил глаза: «Что это?».

Дарующая казачка растерялась, впав в некоторое оцепенение. стоящие сзади хуторские стали подсказывать — сначала шёпотом, а потом и громче: «Кныш! Это Кныш!»

Государь всея Руси встрепенулся: «А! Камыш! Отныне будут «камышане», а хутор «Камыш» и закончил: «Повелеваю!».

Валерий Кульченко. Мадонна в винограднике. 78 х 60. Бумага, акрил.(1974 год)

P.S. Кныш —  круглый пирожок, рецепт его попал к нам на Дон из Украины и Белоруссии. Внутри начинка:  творог — как я уже написал. или лук обжаренный, да шкварки.

Есть вариации: начинку  уложить на видном месте, а края приподнять, чтоб не вываливалась.

В любом случае будет аппетитно.

Продолжение

Валерий Кульченко. Острова памяти. Книга первая писем «Феникс». Часть 182

Начало

Валерий Кульченко на даче показывает свою калачевскую работу другу - фотографу и художнику Олегу Захарову. Лето. 2005 год.

Заметки эти — накануне  празднования 75-й годовщины начала контрнаступления наших войск под Сталинградом. Сердцем торжеств 19 ноября 2017 года станет Калач-на-Дону.

1985 год, май. Калач-на-Дону. 40-летие Победы в Великой Отечественной войне.

На пленэре. Слева направо: Валерий Кульченко, Людмила Улыбина и Геннадий Семёнович Запечнов. Сухой Лог 2005 год

Привёз автор этих строк ростовских художников Григория Семеновича  Запечнова и  Владимира Сухорукова в родные места — поработать, а затем — ко дню победы открыть выставку в местном ДК.

Высадился десант, как сейчас бы сказали «детей войны» — Запечнов родился в 1944 году 22 июня (в день вероломного нападения немцев на Россию), Кульченко —  в 1943 году 2 сентября. Если отсчитать девять месяцев назад, то получится, что зачат я был в конце ноября или начале декабря. А Калач освободили 23 ноября 1942 года и в боях участвовал мой отец — Иван Васильевич Кульченко.

Сухоруков немного не вписывался — родился он в 1947 году, но отец его артиллерист, воевал, так что привязка к к определению поколения 40-ых, всё же есть.

Приехали загруженные красками, холстами и желанием работать.

Валерий Кульченко. Зелёный пейзаж. Калач-на-Дону. Картон,темпера. 50 х70. 1971 г. Собственность Олега Захарова

Цвели сады: абрикосы, вишни и груши.
«Яко по суху». Валерий Кульченко. Паромная переправа. Калач-на-Дону.1974 год.

Дон разливался полноценным половодьем — вода заходила в хуторские сады левобережья и белая кипень цветения многократно преломлялась в волнах от проходящей моторной лодки, ещё более усиливая спокойную, далёкую голубизну весеннего неба с розоватой ватой млеющих облачков.

Валерий Кульченко. Дон в районе Калача, бумага, темпера, пастель, 50х60 см

Кое-какие темы живописцы заготовили заранее в лохматых бошках новоиспечённых «барбизонцев». Работали в окрестностях Калача и Старого Калача (Дундуково), возглавляемые истинным калачёвцем — Валерием Кульченко. А, может быть, назвать группу «Дундуковцы» ? По месту основания местечка, по имени богатого хозяина, державшего здесь табуны лошадей. И это — задолго до посещения этой территории Петром Первым.

Легенда N1гласит: корабли, построенные на Воронежских судоверфях, спускались вниз по Дону к Азову, где казаки воевали с турками (знаменитое азовское сидение).

Царь «рубил» южное окно в Европу, Азов — выход к чёрному морю и флот были необходимы. Так вот Пётр Первый вышел на берег в районе хутора Дундуково.

Местные казаки вынесли ему свежеиспечённый каравай.

Царь отломил кусочек, окунул его в солонку и съел…

Затем похвалил: «Хорош калач! А вы теперь будете калачёвцами!

Так и нарекли — Калачём — по царскому по велению.

Легенда N 2. но есть и географическое определение: Дон в этом месте описывает большую дугу, закругляя своеобразную петлю в виде дужки кренделя (калача) и выпрямляясь, устремляемся на юг, к морю.

Скорее всего, рыбаки и окрестили это русло Дона «калачём», со всеми вытекающими отсюда последствиями: хутор Калач, станица Пятниизбянская и его жители калачёвцы.

Позднее, чтобы не путать почтовые отправления добавили Калач-на-Дону, в отличие от просто Калача Воронежской области.

Продолжение

Валерий Кульченко. Снег в Вашингтоне. Александр Жданов. Часть 181

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.Письмо авангардиста и диссидента Александра Жданова — художнику Валерию Кульченко. Из Америки — в Ростов-на-Дону.
«Молчи, скрывайся и таи, и мысли и мечты свои»… русский поэт и дипломат известный, Фёдор Тютчев. Хи-хи…
Ну, ладно, дорогой Валерий Иванович, я проснулся пописать и выкурить сигару и зачать 4-й вариант моего этого письма к тебе.
А первые три варианта — они очень разные, я бросил в мешок и завязал мешок удавкой…
А в 4-ом варианте письма, я попою свободно и открыто!
Александр Жданов, USA, Вашингтон, 1992 год.
 Продолжение
Примечание, точнее, вопрос  от редактора — Галины Пилипенко: другой друг Александра  Жданова — Леонид Пузин в своих мемуарах пишет, что Жданов учился у Петра Келлера, но точно, наверняка, он не помнит.
Так скажите — может ли кто-то уточнить эту информацию?

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. ЧАСТЬ 180

Начало

Добавлю, к вышенаписанному, что мой экологический фото-альбом я назвал «Дон вчера, сегодня, завтра».

«Губит людей не пиво, губит людей вода…»

Володя Сухоруков, Таня Сухорукова. Сидят:  Кульченко Валерий и Таня. Хутор Камышный. 1984 год

Володя Сухоруков, Таня Сухорукова. Сидят:  Кульченко Валерий и Таня (пригорюнилась). Вскоре они исполнят песню «Что же ты, Тихий Дон, мутнёхонько течёшь?». Хутор Камышный. 1984 год

Райский уголок. Таня. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Райский уголок и  Таня. В воде отражаются, как в зеркале, июльские облака. Парит. К дождю. Фото 2000 года, сделано в Калаче-на-Дону, озеро Бугаково в пойме левобережья Дона.

Протока в пойме Дона (левобережье), озеро Бугаково. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Протока в пойме Дона (левобережье), озеро Бугаково. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Донские балки, заросшие шиповником и боярышником. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 1997 год.

Донские балки, заросшие шиповником и боярышником. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 1997 год.

Голубинские пески. Лагерь под вербой ждёт рыбаков с удачной ловли. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 1997 год.

Голубинские пески. Лагерь под вербой ждёт рыбаков с удачной ловли. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 1997 год.

Рыбацкий дуэт. Валерий Иваныч Кульченко с удочкой, а в лодке сидит Петр Харитоненко - грустит по поводу неудачной рыбалки. Август 1997 год.

Рыбацкий дуэт. Валерий Иваныч Кульченко с удочкой, а в лодке сидит Петр Харитоненко — грустит по поводу неудачной рыбалки. Август 1997 год.

Тропинка детства. Фото: Валерий Кульченко.

Варись, уха! У костра Лифанов Максим — племянник Тани. Теснись к огню! Кульченко в тазике моет довольно скудный улов. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.Дон. Калач. Вилюжины балок. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.Дон. Калач. Вилюжины балок. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Валерий Кульченко и Максим Лифанов в охотхозяйстве. 2000 год.

Озеро Нижнее. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.Облака детства. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.Облака детства. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Утро. Осень. Вид у моста реки Дон. Кугой заросшие берега —
результат строительства Цимлянского моря. В первой части «Островов Памяти» Валерий Кульченко писал об этом. Фото: Э.Чернов

Здесь прошла "Нива" писателя Бориса Екимова, когда мы ехали к Дону. Иногда, правда, приходилось толкать машину. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Здесь прошла «Нива» писателя Бориса Екимова, когда мы ехали к Дону. Иногда, правда, приходилось толкать машину. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Об авторе повести «Пиночет» — по этой ссылке.

Валерий Кульченко. Конюх повесился. Острова памяти. Часть 34

Продолжение

http://dontr.ru/novosti/3717415-v-rostove-otkrylas-vystavka-donskogo-zhivopistsa-valeriya-kulchenko/

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. ЧАСТЬ 179

Начало

В этой главе я покажу вам некоторые страницы моего фото-альбома. 

1980 год.

«Христос. ХVII.Распятие». Позолота, дерево, роспись, рельеф. Этот снимок сделал Михаил Соколенко в реставрационной мастерской на улице Черевичкина недалеко от Нахичеванского рынка. В процессе реставрации Миша делал фото-снимки, фиксируя поэтапно ход работ по возрождению погибающего раритета из Войскового собора станицы Старочеркасской.

Эскиз "Ангел на окне мастерской". Тушь, перо, бумага. Валерий Иванович Кульченко. 1974 год, г. Ростов-на-Дону.

«Ангел на окне мастерской». Валерий Кульченко.1974 год. Тушь, перо, бумага. 21х15.

1975 год

Эскиз «Ангел на окне мастерской» Валерий Иванович Кульченко сделал летом 1974 года в студии на Университетском 111/113 в г. Ростове-на-Дону.

И он является первым зафиксированным наброском к последующей серии графических листов с одноимённым названием рассказа.

Атаманское подворье. Старочеркасск. Рисунок: Валерий Иванович Кульченко. 1979 год

Атаманское подворье. Старочеркасск. Рисунок: Валерий Иванович Кульченко. 1979 год

Этот рисунок я сделал будучи в гостях у Миши Соколенко, когда он реставрировал с товарищами иконостас Войскового собора.

Мишу помню! А бригада, возглавляемая им, как-то выветрилась из памяти. Остался только этот рисунок. Время прошло, бумага пожелтела.

Продолжение