Архив метки: публикуется впервые

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ РОСТОВА-НА-ДОНУ — В СТОЛИЦУ. ЧАСТЬ 68

Художник Альберт Погорелкин

Иллюстрация: холст Альберта Погорелкина

Начало

6.12.00 23-30

Мишка! Лапуська! Прочла твое письмо, сердце сжимается от жалости, как представлю моего маленького котенка идущего понадстеночке в туалет и пугающегося своего сокровища. Прочитав твои рассказы, да и раньше я тебя так (многоуровнево… не могу точно сказать, хотя это слово не нравится) воспринимала.

Тебя любым – маленьким и большим, добрым и злым, но… МОИМ… МОИМ… МОИМ! Читала твои рассказы, и мне казалось, что это не только твоя, но и моя боль.

Спасибо за все, за беспокойство по поводу сына моего. Конечно же, мне не хватает чисто мужской помощи в этих вопросах, поскольку наш папа, хотя и регулярно видится с сыном, но очень далекий мне по мироощущению человек.

Я ведь сейчас совершенно другая, постоянно «делаю» себя, а он так и остался перемалывать ту муку, что давно в пыль стерлась. Наш психолог нам здорово помогает, мы сейчас уже просто дружим, но он очень занятой человек, хотя откликается на любые наши просьбы и вопросы, мне не всегда удобно к нему обращаться, обращаюсь, когда «припрет», ведь дружба – дружбой, а работа – это работа.

Были мысли, когда прочла твой рассказ «Женский день» дать его сыну, а вот ты мне тоже советуешь.

Сын, кажется, в курсе наших с тобой дел. Он такой же тонкий человек, как и я. От одного знакомого, однажды услышала такую фразу: «Если б у меня был сын, я бы хотел, чтобы он был похож на твоего».

Чувствует меня по выражению глаз, по движениям. Он в недоумении: кому это мама каждый вечер стучит письма? Наверное, что-то важное, раз она, несмотря ни на что стучит и стучит, ей ведь и — то нужно сделать и — это, а она – письма. Понимает, что я имею право на свою жизнь – и никаких вопросов.

Когда-то у нас был серьезный разговор, и он сказал: «Мама, я очень хочу, чтобы ты была счастлива, ты этого заслуживаешь».

Спортом, правда, сын не занимается, и в этом – моя вина. Нужно просто взять за руку и отвести, он сам не пойдет себя устраивать – оранжерейное воспитание. А у парня – классная фигура, красивое тело, мускулы.

Мишенька! Застыди меня, может, заставлю себя и это сделать. Он в этом году занимается рисованием и гитарой, а если еще и спортом, то совсем уроки не будет делать, потому что лентяй, будут у него причины «отмазаться».

—Котенок! Все-все понимаю про твою «дерзкую» натуру, про то что не боишься высказать свое мнение. Это меня и привлекает очень-очень, на это я и купилась. Знаю, за это не любят, потому, что или своего мнения нет, или боятся его высказать, поэтому жаба душит, вот и ненавидят.

Потом, действительно, страшно ведь тебе на язычок попасться. Дело-то в другом – В ПОРЯДОЧНОСТИ.

Да… вот как бывает… идешь по жизни, и вдруг видишь, кто-то смотрит на тебя обожающим взглядом, и говорит: «ВОТ Я КАКОЙ! ЕСЛИ ХОЧЕШЬ, ВОЗЬМИ МЕНЯ!»… — твоя.

Продолжение

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ СТОЛИЦЫ — В РОСТОВ-НА-ДОНУ. ЧАСТЬ 67

Начало

29.11.00. 16-30

Танечка, Ах, вот Вы КАК оказывается меня цените – любите — уважаете…

Стоило мне сказать, что меня не будет на работе — так уже и писем не надо писать! А я специально приехал сюда, в кабинет, не мог пропустить один единственный денек…

—-Получил почти окончательное заключение по поводу моих легких (прости за прозу жизни) все нормально…

Да, перенес пневмонию месяц назад, как раз на Украине, но сейчас все стабилизировалось… Из анализа голубой крови видно, что никаких — таких страшных инфекций у меня нет — то есть — ни СПИДа, ни ВИЧ… а еще из одного места анализов — что вообще я чистенький и раньше, в далеком прошлом, тоже ничего не было… Хоть сейчас — в БОЙ!

Вся эта свистопляска с духтурами затеяна мною для «необходимости» поездки в Крым, или еще куда-нибудь поближе к Ростову…

Но и еще кое-что было, как мне показалось, странное поведение некоторых не очень больших, но важных для интеллектуального общения, органов… На следующей неделе пойду на процедуры «ласкания» предстательной железы — есть такая мелочь у мужиков, неприятности с которой их сводят с ума…

—Танечка, еще раз извини за свои физиологические мелочи-проблемы… Делюсь с ними, не потому что хочется пожалиться, а в доказательство плодотворной работы по ускорению Встречи на Высшем Уровне — саммите чувств, страстей, а прежде всего бесконечных разговоров про тебя — и как ты была девочкой, и как девушкой, и как тебе женщиной в этом мире…

— Голос твой вчера был такой уставший… захотелось раздеть тебя, хорошенько отпарить в горячей ванне, растереть благовониями, отнести на руках в постельку и долго делать массаж спиночки, ручек, пальчиков, ножек…

Чтоб ты заснула крепко-крепко… а самому сидеть рядом в полутьме и восторгаться как — Тата причмокивает губками в своих сновидениях, укрывать откинувшимся одеялом…

Сидеть на кухне одному, курить свою пахитоску, тянуть легкий вермут Чинзано с апельсиновым соком… и мечтать… мечтать… о том, как …

Ты выйдешь из темноты коридора в просвет кухонного света с заспанными глазами и удивленно спросишь — Почему Миша не спит… Что у него на душе…

А я тихо и грустно — весело отвечу — Счастье и Грусть…

Миша

Продолжение

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ РОСТОВА-НА-ДОНУ — В СТОЛИЦУ. ЧАСТЬ 64

Альберт Погорелкин. Дата. Фото:  Галина Пилипенко

Альберт Погорелкин. Дата. Акрил, масло. 2011 г. Фото: Галина Пилипенко

Начало

5.12.00. полночь

Мишенька!

Вот и прошли еще два денька (мы не писали друг другу), приближающие нас к нашей встрече! Я думаю только о хорошем и ни на минуту не сомневаюсь, что оно так и будет. Только что мы поговорили с тобой по телефону… как припев говорю одно и то же: рада… рада… рада…тебе. Солнышко, я же понимаю, что не всегда получается написать, работа, текущие дела отвлекают. Но все же, ты меня так разбаловал!

Время летит с сумасшедшей скоростью, твоя «племянница» повзрослев, все переделав, полетит на крыльях любви к своему дяде, в надежде получить что-нибудь вкусненькое (на самом деле очень тоскует, скучает по своему близкому «родственнику»).

А если честно, то вся каждодневная суета уже не кажется мне такой серой и унылой, все окрашено твоими мыслями, чувствами, словами. Все хорошо.

Получила по интернету твой самый «страшный» рассказ о детстве. Как много говорят твои строчки-воспоминания о тебе большом и маленьком. Я даже поражаюсь, как может в одном человеке уживаться, с одной стороны, смелость, бесстрашие, с – другой – незащищенность. Страшным рассказ не показался, наоборот, конец даже веселый и хороший. Как ты любил своих родителей, как мучился, переживал! И как ты был одинок!

Сегодня пришел по почте и другой рассказ, о том, как унижала тебя твоя мамуля. Что я могу сказать? Дура-баба. Чувствуется твоя обида. Но, прошу — прости ее, отпусти грехи. Возможно, поздно, но жизнь научила ее быть мудрее. Слаб человек. Странная, жестокая любовь.

В моем воспитании было что-то подобное. Мальчишки научили нас с сестрой ругаться матом, мы за ними повторяли, не понимая значения этих слов. Мама нам такое устроила! Била нас ни за что.

Однажды, я уже была девушкой (12 лет), лежала в больнице и была влюблена в 24-летнего мужчину. Мама пришла поговорить с врачом, а я стояла на улице и любезничала со своим «принцем», она позвала — я не услышала, тогда она в раздражении подошла и при всех ударила меня.

Я себе сказала: «Запомни это! Ты никогда не будешь так поступать со своими детьми!».

Меня в жизни спасало, давало силы, и, наверное, отразилось на всем, то, что я была не просто лидером в детстве, а кумиром у своей сестры. Она так безоговорочно мне подчинялась, верила всем моим словам, так хорошо отзывалась обо мне в своих компаниях, что мне не составляло труда быть первой, сначала — просто так, затем пришлось доказывать это первенство.

По поводу моих взаимоотношений со своим сыном. Я постоянно под диваном нахожу у него порнографические открытки и обратно их туда засовываю. Конечно, можно было достать и положить их на видное место, дескать, а я знаю про это. НО ЗАЧЕМ?

Было бы странным, если бы он этим не интересовался, вот тогда нужно было бы нервничать.

Недавно открываю фотошоп машинально с последней работой, сын за спиной стоит, разговаривает со мной.

И вдруг на экране появляется «порнуха».

«- Это что? — говорю.

— Мама, это, наверное, вирус!

– Андрей, прошу тебя, если тебе это нравится, смотри что угодно, только не на моем компьютере».

Ты знаешь, как он мне был благодарен! Я почувствовала это на клеточном уровне, как он любит, ценит, признателен. А ведь боялся, я ведь не такая добрая, могу и «к стенке» поставить.

Мишенька! Получила «черновой» вариант номера  об украинском симпозиуме.

Присоединяюсь к  удивлениями друзей, как можно было все это увидеть, охватить! Все очень понравилось. Радость моя, умница! Только, единственное, он мне показался не очень уж «официальным», много личных оценок (пиндос и т.д.).

Я не знаю, как у вас там принято, но избегай всяких «ярлыков», а то можно подумать, что ты сводишь личные счеты. Надо сказать корректно, иронично, но так, чтобы у читателя не осталось сомнений кто есть кто. А вообще очень толково, умно, а главное – с юмором.

Понравилось, как ты о своих собратьях по карикатуре отзываешься, особенно о Сергачёве. Говорю это не только потому, что он мой друг. Он действительно роскошный человек и роскошный художник. Да, своей устроенностью в этой жизни он не вписывается в рамки нынешней творческой братии. Но каждый живет как может. Главное, он не изменяет себе, он честен. Ты о нем написал как истинный знаток и ценитель-искусствовед.

Понравилась также фотография с девушкой (которую я уже видела), с подаренными усами, и та, где  Николаевского было очень много (ну, не все ж тебя). Я еще и еще раз удивляюсь и восхищаюсь твоей талантливостью. И за это – спасибо.

Если пригодится, хочу высказать несколько замечаний.

  1. Иванову зовут Нелли, а не Людмила.

  2. Саня не доктор, а кандидат искусствоведения, в Европе и на Западе кандидатов называют «докторами», а у нас пока – кандидатами.

  3. Дмитрий Фёдоров не был директором галереи, а был зав. отделом зарубежного искусства. У них тогда в галерее было 2 отдела: зарубежный и советский. Сейчас, как Катя говорила – 2 зарубежных – до 17 века (которым заведует Катя) и после. Директор, который был при Фёдорове — до сих пор директорствует. Так что надо исправить (для украинцев).

  4. Тот ресторан, где надписи «кока-кола» называется «Купол», а там, где бравый улан с нафабриными усами – «Амадеус», авто-гаражный ресторан – «Санремо». Может это не важно, но для жителей Украины, наверное, важно.

  5. И еще, ты пишешь о хорошем русском языке Валеры Савенко, а знаешь ли ты, что он защитил диссертацию по русской ненормативной лексике (мату)? Об этом тоже можно написать для «прикола».

Ну, вот, пожалуй, все на сегодня. Тата.

Продолжение

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ СТОЛИЦЫ — В РОСТОВ-НА-ДОНУ. ЧАСТЬ 63

Новые живописные работы Альберта Погорелкина

Без названия. Альберт Погорелкин. 2011 год. Фото: Галина Пилипенко

Начало

28.11.00

Танечка, А как тебя в детстве звали — в семье, на улице, друзья-приятели?

Меня — мама звала Микой, а мне не нравилось, и до сих пор она меня так зовет, а мне так же не нравится, но уже привык… Друзья — приятели Мишкой, очень близкие — Мишенька, дети взяли в обиход уже давно — Михалыч, после моих многолетних тренерских занятий…

Получил письмо от тебя и —

  1. Ничего не думай по поводу каких-то обид с моей стороны — пиши все, что хочешь, только так можно будет слышать твою интонацию… Я и в мыслях не держу обижаться на женщину, которая снится не только в позах, а и просто так…

  2. Мои измышления по поводу Вступления-Посвящения к книге пока не надо воспринимать как окончательный текст — думаю, перерабатываю, редактирую, — еще работы и работы… Мне очень хотелось поделиться уже написанным именно с тобой, чтоб ты знала, как и о чем я думаю, чем занимаюсь… Выходит, права приговорка — «Дураку и начальству нельзя показывать половину работы»… (шутка)

  3. Вот именно поэтому и послал и (буду посылать тексты), чтоб и Твое Мнение Услышать… если у тебя есть время прочитать и подумать над ними… Мне очень важно знать твое мнение… поверь…

  4. Соглашусь, что некоторый перекос есть в главках про Акт, Оргазм… Но тут много говорить и обсуждать… Никаких комплексов нет у меня, за исключением естественного желания мужчины ПЕРЕТРАХАТЬ весь мир… но и с этим комплексом давно разобрался…

  5. Мне часто говорят и советуют — Быть несколько скромнее в своих высказываниях о собственной работе… Мол… «Помолчи лучше, так много уже сказано в рисунках… Дай подумать…» …Соглашаюсь и с тобой соглашусь… Но очень хочется выговориться обо всем, что думалось, когда рисовал… Да и рассказы мои про Детство… они же начинались именно как сопутствующий текст к книге Эрот. рисунков… Может, со временем, так и издам …с ними…

  6. ГЛАВНОЕ — «Никогда Не Говори Никогда» — и тебя бы слезно просил Никогда не говорить и думать, что …Если даже мы и не встретимся больше…» Я ни разу так не думал, я и помыслить так не могу… В конце концов, весь украинский симпозиум будет существовать ТОЛЬКО для нас с тобой… А до следующей осени я наверняка придумаю многое… Вот сейчас, правда, не удалось… Придумал поездку в  Баку — там много дел, и с родственницей надо поговорить, и с кузеном… и с ребятами по рисункам… И все было хорошо — то есть — я ехал с 8 числа декабря один и уже предвкушал, как я тебя буду встречать в аэропорту Баку… сорвалось — дома начинают понимать, что с Михалычем что-то странное происходит …и жена, очень чувствительный и тонкий психолог, не обращая внимания на лечение своих зубов — едет со мной… (Прости за прозу…) Но я серьезно, более чем надо в реальности, хожу по обследованиям и нагнетаю атмосферу Обязательного лечения на курортах Крыма в январе …Пока не хочу спугнуть…

  1. О МодИИИИИИльяни пришли, если можешь — когда-то он был самым любимым у меня… но и остается непревзойденным для меня в изображении Эрот. символов…

  2. Не обращай внимания на ошибки в стилистике и просто по пунктуациии в газете про Украину, которую получишь — опять спешил и послал не правленую… поделиться, быстрее… Плохо и совсем никак работает МАЙЛ.РУ, Посылаю через другой канал…Миша                                                                                                Далее

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ РОСТОВА-НА-ДОНУ — В СТОЛИЦУ. ЧАСТЬ 60

Начало

1.12.00.23-00

Мишенька, дорогой! Да, я действительно не могу скрыть своего счастья и голос,  да и лицо всегда выдают мое состояние (помнишь, как я ходила вся ошарашенная от счастья во Львове? казалось, весь мир за мной наблюдает!).

Правда, иногда губы могут улыбаться, а глаза – грустные. Но голос – это ВСЕ, я — плохая актриса. От того и больших аудиторий боюсь, потому что чувствую себя как на сцене. Счастлива была как ребенок, вот и голос, как у племянницы (и не надо издеваться!).

А со студентами я тоже могу и посюсюкаться, а потом, как выдам, что они – балдеют, люблю и «по-прикалываться», но – так… в меру, по-отечески.

Ругаю себя за то, что поделилась с тобой, как с подружкой об этих глупостях (хочется все, и хорошее и плохое, и — искренне). Ну, что ты, в самом деле, так волнуешься за свою Булочку, у меня с этим проблем нет (как некоторым кажется), а если бы и были, наверное, каким-нибудь образом разрешались бы, я думаю.

Может это очень даже хорошо, что я не разменивалась, на каких-то там мужчин, которые где-то там, под ногами, может собственно все так КРАСИВО у нас получилось, потому что мечтала именно о таком пареньке, как ты. Буду терпеливо ждать встречи со своим мальчиком.

А ведь я могла на Украину и не приехать. Коллега прислал официальное приглашение в институт, оно там провалялось в канцелярии, его отдали одной сотруднице с моей кафедры, которая оставила его дома, потом забыла…

Начальник учебного отдела не хотел подписывать командировку, говорил – вы уедете, студенты пострадают, заставлял меня писать график замен и т.д.

Плюнуть и уехать за свой счет без разрешения — я уже не могла – скандал будет, в общем, набралась терпения, и все сделала как надо, а порывы были развернуться и уйти. Билет купила и собралась в последний день. Очень хотела побывать в этом прекрасном городе и пообщаться с подругой. Но мы с ней так и не пообщались…

Мишенька! «Утихомиривать свои чувства» я не в состоянии. Пусть будет, как будет. Как же можно так жестоко с чувствами! Может кому-то и надоедает быть счастливым, только не мне. Я единственно за тебя переживаю, что ты такой занятой, а вот — возишься со мной. Успокаивает то, что этот импульс (андреналин, как ты говоришь) используется для Больших дел. Надеюсь (уверена), что у тебя это обязательно выльется во что-то очень интересное.

У меня это внешне проявилось. Когда женщина чувствует себя счастливой, а я и по жизни себя такой считаю (так что у меня это удваивается) она это излучает.

А потом, после ЭТОГО, все меркнет, становится не важным. Вот, сегодня в издательстве нововведения, нервотрепка, директор пытается «прижучить», не заплатить, все с ума сходят, а мне все– «по фиг». Буду я из-за этой ерунды копья ломать.

Обо мне, как о заботливой МАМЕ – это ты точно подметил. В нашей семье все женщины, как заботливые мамаши к мужчинам относятся. В этом-то и порочность моего полового воспитания. Мама только что нос отцу еще не вытирает, пылинки с него сдувает, он как ребенок не знает, где у него что находится — до маразма дошли.

Мне очень долго казалось, что это – нормально. Я только недавно стала понимать всю глупость таких отношений, пытаюсь это в себе исправлять, но иногда не получается.

Очень рада, что ты понимаешь, что — ТО, что ТЕБЕ говорю, в своей жизни не досказала. Когда мне тридцать было, помню, УЖАСНО страдала от — того, что, вот, так много лет, а я никто и ничто, и что бог даже единственно любви не подарил, а я ведь знаю какая Я, КАК я любить умею.

Мне хочется с тобой быть совсем другой, такой, какой я еще не была: носить другую прическу, поменять имидж и говорить те слова, которые я еще не сказала (ну, разве что «радость моя» – студентам).

Мальчик мой! Я тебе очень-очень благодарна за то, что ты ТАК ко мне относишься, ЧТО ты мне говоришь и по компьютеру, и по телефону. Дорогой мой, мечтаю обнять тебя, нацеловаться, чтобы все места были расцарапаны твоими усами. Тата.

Далее

Ольга Тиасто. Попробуй его соблазнить…

Ольга Тиасто. Россия, Ростов-на-Дону - Италия

Каждый раз, когда мне звонила землячка Зоя, разговор сворачивал на щекотливую тему: супружеский секс.
Как-то раз я допустила оплошность брякнуть небрежно о том, что уж долгое время — лет эдак десять, а может, пятнадцать — мы тихо и мирно дружим с Пеппе Бальбони, мужем.

У Зои, которой за шестьдесят, тоже есть муж, Луиджи Кольони; и вот они -то — они ежедневно овладевают друг другом с завидным упорством и страстью…
— Ну, как же так? — горячилась она. — И тебя это всё никак не волнует?!
Я пожимала плечами: с одной стороны, сознавала, что вроде бы что-то не так, с другой — не сильно переживала.

В жизни моей, состоявшей из бурных и менее бурных этапов, настал, наконец, покой. Достигла «спокойствия чувств», как говорят здесь — «la pace dei sensi». Ушла на сексуально — заслуженный отдых.
— Может, у Пеппе кто-нибудь есть? — всё донимала меня беспокойная Зоя.
— Да кто там есть … Hаверное, я бы заметила.
— Как?
— Ну, например, он звонил бы кому-то и уходил, или начал бы чаще купаться, бриться, душиться, менять носки и трусы…
— А он не меняет?
— Нет. Ну, то есть как, меняет…как прежде.
— Странно, — сказала Зоя. — Секс — он необходим, вроде гимнастики, ты же сама должна это знать — всё-таки доктор — полезен для кожи, для цвета лица…
Вот когда начинают меня увещевать, вроде как уговаривать выпить лекарство — пропадает всяческий интерес, и я отвечаю вяло:
— Да-a, это конечно; м-даа… , — стараясь закрыть неприятную тему.
Но Зоя — та вроде шефство взяла надо мной и контролирует :
— Ну?! Есть какие-то сдвиги?…
И нечем её порадовать; вот — сроднились и дружим, в то время, как Зоя с Луиджи по-прежнему страстны и регулярны.
— А Пеппе что? Ты пыталась с ним поговорить?
— Пыталась; всё в шутку переводил, и на усталость ссылался… Увиливал от разговора о сексе .
— Попробуй его расшевелить, соблазнить! Ты что — не читаешь совсем журналов? Сделай ему сюрприз!.. Придёт с работы, а ты — в кружевном белье и туфлях на каблуках! — восклицала подруга с энтузиазмом. — Приготовь ему ужин с вином при свечах… Посмотришь, как он обалдеет!
— Может, и обалдеет; но сдаётся мне — этим его не проймёшь.
— А что тебе стоит попробовать? Ты в чём сейчас дома сидишь?
Я осмотрела себя: в жару в квартире ношу трусы «Адидас» до колен, сверху — майка с желтым и лысым Омером Симпсоном. На ногах — шлёпанцы Пеппе, 43й размер…

Идея приобретения новых комплектов белья мне пришлась душе, тем более, что у покупок будет теперь какая-то цель, оправдание.
— Попробую и доложу.

В пятницу вечером, то есть когда, по моим расчётам, после рабочей недели Пеппе особенно рад окунуться в романтику, я позвонила ему пару раз, чтобы узнать, когда он вернётся домой.
— A что такое, что-то случилось?…- насторожился он.
— Нет, ничего…готовлю тебе сюрприз.
— Какой? — оживление. — Деньги пришли?!…
— Деньги? Откуда?…Нет.
Пеппе вздохнул: другие сюрпризы не вызывали в нём интереса.
Когда он вошёл, в квартире горели свечи, а на столе его ждал разогретый обед из ресторана «Амичи»(«Друзья»), где готовят почти домашние блюда для рабочих окрестных фабрик — Пеппе всегда его очень хвалил.

Приготовить я не успела : шоппинг белья, а потом и всего остального, примерки заняли уйму времени.

Зато сама предстала в полной красе: новом комплекте La Perla и накинутом сверху коротком халате из шелка.
— Нет света?- перепугался с порога Пеппе. — Перегорели пробки?… А у соседей есть! — и принялся щёлкать переключателем, вмиг погубив атмосферу.
— Романтический ужин при свете свечей…- протестовала я.
— Ужинать я не хочу, спрячь еду в холодильник, — бурчал Бальбони, снимая напузник и гладя вздутый живот. — Сегодня обедали с Джанни в агритуризме; он съел вот такенный бифштекс, ты бы видела — весом почти в килограмм!

А у меня на тарелке остались куриные кости — так он говорит: «Ты больше не будешь?» — и дочиста их обглодал! Джанни, ты знаешь, я же тебе говорил — гложет кости не хуже собаки…Он и на женщин не смотрит, только на мясо — к мясу такая страсть. Мимо идёт официантка, несёт отбивную — он прямо тянется следом за отбивной, и взгляд настолько голодный… Курицу где брала — у Джованни? Надо брать у Антонио.
— Кстати, о женщинах…Как тебе мой комплект? — кладу на стол последнюю карту, пытаясь привлечь мужское внимание .
— Новый? — ужас во взгляде -…Мадонна! Сколько же их у тебя? И сколько ты за него отдала?!…
(Приходится тут же соврать о распродаже с головокружительной скидкой).
— Тут надо страховку платить за фургон… Ну, ладно — цы! цы! — дай мне послушать новости, — Пеппе садится поближе к экрану с пивом в руке.
«Вот, так и знала — этим его не проймёшь «, — думала я, пряча еду в холодильник, свечи в подсобку и новый комплект — в комод (пригодится пойти к врачу), с облегчением снова надев трусы Адидас и майку с Омером Симпсоном. И, как ни странно, могла понять, почему. Поставив себя на место Пеппе Бальбони.
Вот я прихожу домой; он приготовил ( обычное дело) обед, и пусть он даже сидит в новых носках и трусах…
Даже при свете свечей и в новом белье он бы остался всё тем же — старым, знакомым, слишком привычным Пеппe.

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ СТОЛИЦЫ — В РОСТОВ-НА-ДОНУ. ЧАСТЬ 59

Альберт Погорелкин. Жди дождя

Альберт Погорелкин. Жди дождя. Акрил, фанера.

Начало

27.11.00. 12-30

Танечка, вот и закончились выходные, и снова я могу почти каждый день разговаривать с тобой… (Хотя и удалось позвонить…)

1. Мне очень важно знать о тебе все — не скромничай и рассказывай все, что ты хочешь — мне все-все интересно. Мне же надо понять (как уже писал как-то…). КАК И ОТКУДА ТЫ ВЗЯЛАСЬ НА БЕЛОМ СВЕТЕ…

Ну, из «пены морской» — это я знаю уже и по своим впечатлениям — и в первую секунду, как тебя увидел, и — из последующих дней… и как ты властно и нежно стала меня раздевать, и как тонко все чувствовала, когда я касался тебя… Все-все… твои ушки, запястья, вкус и запах всего твоего тела… подтверждают необычное происхождение этого ростовского чуда…

А вот все остальное — как жила, как радовалась и мучилась, какие сомнения были и как обретала и себя и свой путь… Это, с одной стороны — все и понятно заранее, а с другой стороны — подробности, в которых хочется найти похожие свои состояния…

Я, конечно же, пришлю свое большое письмо (адресованное моему приятелю, который в недоумении от моего бегства в Америку и моего возвращения — он хорошо, как ему кажется, знал мою Ту семью…) и из него ты много узнаешь и о моих делах — проблемах в то время, пока я еще не видел тебя…

Хотя, честно сказать, мне совсем неважно что-либо знать о тебе и рассказывать о себе — ГЛАВНОЕ — что мы сразу УВИДЕЛИ друг друга… И все стало и на свои места и сразу так легко, радостно и весело… (В другом смысле — «НЕ ВАЖНО», а так — очень важно…).

(Сейчас не буду говорить о моих нынешних психол. проблемах — сама понимаешь, что и тяжело и тоскливо … но в одном слове не перескажешь …если хватит время при нашей встрече, и будет желание услышать от меня — попытаюсь выдавить из себя не очень честные признания…).

Черт возьми, ну почему у меня все так драматично… (На самом деле я все сам знаю — ПОЧЕМУ. И не ропщу…) У меня и должно так быть — с переживаниями, с чувствами, с драмой…

Но это все оставим на как-нибудь «ПОТОМ»…, а сейчас мне хочется только радоваться тобой и своими состояниями. Ожидания письма, предчувствием твоего голоса по телефону. Мечтами о встрече…

Миша

Далее