Архив метки: публикуется впервые

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ СТОЛИЦЫ — В РОСТОВ-НА-ДОНУ. ЧАСТЬ 53

Альберт Погорелкин

Без имени. Художник Альберт Погорелкин

Начало

22.11.00 19-30

Танечка, прибежал из поликлиники, где просидел, простоял, нагибался, лежал по всем хромотропографолазероскопиям целый день, голодный, холодный, но… я должен все знать про свои дела перед встречей с тобой… прибежал специально на работу за единственной целью открыть почту… (приговоры врачей будут на след. неделе, но пока ничего серьезного…).

Ты понимаешь, как это важно для молодого человека, который так влюбился в придуманную принцессу… а девушка окажись и впрямь — ПРИНЦЕССОЙ! Вот незадача! Было бы проще, если бы она так и осталась в мечтаниях… А тут надо СООТВЕТСТВОВАТЬ…

И с радостью соответствую, не стараясь, даже не думая о том, как бы еще удивить, что бы еще такое рассказать, чтоб быть «на уровне»… Мне просто очень хорошо… (Опять лживость слов общепринятых… затасканных… обмусоленных… подводит…).

Да — НЕЕ-Е-Е-Е-Е-Т! Не просто Хорошо, а я весь накачен твоим горячим дыханием-воздухом… и молю господа, чтоб мой воздушный шар не сдувался… Я даже придумал, что это не твой воздух, который имеет обыкновение охлаждаться, а Гелий, способный нести шарик бесконечно долго (пока его не проткнут иголкой Зависти, Подозрений, Жестокости и Ревности к чужому счастью…).

Оказывается — так здорово быть влюбленным… я и забыл за заботами… Уже падает настоящий снег в городе, уже снеговые, кашицей, лужи… а я шлепаю по ним и мне все «ни-по-чем»… потому что на душе весело, светло, радостно, потому что я влюблен и ЛЮБИМ…

А как это оказывается важно для меня… (соглашусь — для всех это важно, но все они где-то там, и рядом, и вообще… где-то в этом мире, а я, Я Я Я — один…) Как болит у меня, как мне хорошо или плохо — знаю ведь только я один… И, как ты сама в первых письмах говорила, у меня нет никакого желания поделиться с кем-нибудь этим счастьем… ВСЕ только мое!

Я очень рад за тебя, что тебе вручили Шапочку — как я оказался футорологичен — ах, молодец, Михалыч!

Шапочка, черные чулки с кружевами, резиночки и тонкий поясок — все это вместе теперь мне будет сниться как Официальная и торжественная униформа Танечки для нашей встречи…

Я очень рад, что тебя любят, носят на руках, ублажают, тебе весело и хорошо, я уже как бы и был рядом и все видел — твою улыбку, твою ПРЯМУЮ (не горбиться!) спину, твою аккуратную, плотную попку, обтянутую материей брюк, штанов, юбок… Правда, я был рядом…

И сколько бы не сказали тебе комплиментов, какими бы глазами на тебя не смотрели вокруг все эти красивые мужчины, — мне все неважно… лишь бы допустили меня поближе к тебе, а я урчал бы котом, облизывая твои пальцы, запястья, предплечья, просил бы чуть согнуть в локте руку и влезал бы свои язычком в образовавшуюся складку на сгибе… Вот и все! Молчал бы и преданно смотрел в твои глаза…

Если ты благодаришь Господа за ниспосланное ощущение радости и счастья, то я намного более прагматичен — Я БЛАГОДАРЮ ТОЛЬКО ТЕБЯ! (И немного моего друга за приглашение, и немного саму Украину…).

Но — ТОЛЬКО ТЕБЯ, которая могла отогнать надоедливую муху, мило и спокойно ответить на прилипчивые притязания — Ой, так приятно, но не стоит — я занята, или… что-то в этом роде… Только ТЕБЯ, которая ринулась в омут ко мне со словами, не сказанными, но прочувствованными мною — ДА, Я, ТАНЯ, ВЕРЮ! Спасибо за то, что ТАК БЫВАЕТ на свете…

НЕ приглядываясь друг к другу, не взвешивая все мелочи и доводы на весах разумности, а… так как у нас случилось! Раз! Ба-бах! Мы — в дамках! Это мы то и оказались в Дамках… Пришел друг мой на работу (конечно, благодарит тебя за фото…) пришел и прочитал все написанное мною (официальная версия о симпозиуме в Украине), прочитал и задумался — А что там с тобой происходило, Миша, в Украине…

Что случилось, если из рядового события ты исписал 15 страниц текста… Как ты все это увидел… Как можно вообще все это держать в памяти, Да где я был, Почему я этого не чувствовал и даже не видел…

Ну, я ответил, что я всегда такой, все замечаю и про все имею суждение… так, просто, ответил, без нажима…

И только ты знаешь — В ЧЕМ дело… Буду стараться быть всегда с тобой таким то…

Миша

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ СТОЛИЦЫ — В РОСТОВ-НА-ДОНУ. ЧАСТЬ 51

Альберт Погорелкин. Двое на облаке

Альберт Погорелкин. Двое на облаке. 2011 год

Начало

21.11.00. 18-30

!!!!!!!!!!!Письмо читать только перед сном, приняв душ и предвкушая теплый сон……..

Глубокоуважаемая, Татьяна Васильевна, пишет Вам Ваш ученик, который, наконец, понял, дошло до его слабого разумения,

почему, засыпая, он шепчет: «дорогая Татьяна Васильевна…»

Вот от Вашей учительской предопределенности в жизни и хотелось мне очень приобщиться к Вашим урокам… бытия, нежности, ласки, все растворяемой сладкой неги, которые Вы мне так щедро подарили пусть и в последние два дня…

Я обещаю, Я БУДУ ПЕРВЫМ УЧЕНИКОМ в Вашей Школе и не захочу ее заканчивать, а буду — в одно и тоже время — ПЕРВЫМ, а с другой стороны — неисправимым двоечником и второ–третье–четверо… годником, чтоб оставаться навсегда в ВАШЕМ классе, где так много расцветает по подоконникам красивых и благоухающих Булочек, где каждую переменку дают Булочки со сладким нутряным соком, живительно восстанавливающим силы у мальчиков, иссохшими губами припадающих к Вашим нектарным клеточкам…

Где ничего нет невозможного — ни возраста, ни болячек, ни посторонней ответственности, ни обязательной работы и поисков путей выживания… где нет Вообще никакой другой жизни, как только зачарованно смотреть с последней парты как Вы ходите по классу и …беспрестанно ронять ручки и ластики на пол в единственной надежде, наклонившись, подсмотреть какого цвета у Вас трусики — А! Вы сегодня без трусиков пришли! В подарок нерадивому, непослушному ученику!

Спасибо большое…

А потом, после уроков, Вы обещали навестить с укорами Моих родителей…

А родителей нет… и долго не будет… и Вы решили кое-что преподать Ученику-балбесу, позаниматься с ним дополнительно…

Ах, какие это были уроки — Вы научили меня раскрывать мягко свои губы, а не тыкаться мокрыми губами… нежно-нежно касаться Вашего язычка, слегка оттягивать его губами и медленно сжимать…

Я, к сожалению… у меня… к сожалению… не все хорошо с памятью… и мне придется просить Вас повторить эти доп. занятия…

Когда показывают — Понимаю, а стоило Вам упорхнуть из дверей — все забыл… Как быстро забывается чудный вкус Ваших губ…

Я еще хуже буду учиться, чтоб у Вас уже было специальное решение педсовета — Не бросать на произвол этого мальчика… Как Вам сказали, вспомните — «Татьяна Васильевна, он же ХОЧЕТ учиться, так помогите ему! Ребенок пропадет без… Ваших коленей, бедер, упругой груди — левой и правой с такими крепкими стоящими вверх сосочками!

Он, же — дебил, но он хочет хоть что-то понять… понять, как устроена Ваша удивительная Машинка по проглатыванию и возрождению его пиписечки, как эта сложнейшая аппаратура работает, почему такая горячая и влажная, почему вытекает из нее такое прозрачное масло амбры, от которого этот дурачок совсем свихнулся — на уроке географии дрочит и дрочит под партой, вытащив украденную Вашу фотографию с Доски почета Министерства Того Еще образования…»

А еще Вам досталось за меня, нерадивого ученика -» Вы, Татьяна Васильевна, в конце концов, обязаны сохранить ему Жизнь…

Вы же, милочка, преподали ему такой урок, что он теперь не на кого смотреть не сможет, а — главное — его хуйчик бедненький — СТОЯТЬ не сможет…»

—-

Прости опять… опять я за свое… но я именно так тебя воспринимаю и очень-вельми благодарен тебе, что ты мне позволяешь ИМЕННО так тебя чувствовать,  думать так о тебе, (не взирая на высоту твоего университетского положения и знакомства с несколькими очень высокое положение занимающими людьми)…

да, конечно, не надо растравливать себя, но многое для меня совершается и просто так — на расстоянии, только в сфере чувств души…

Миша

Далее

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ РОСТОВА-НА-ДОНУ — В СТОЛИЦУ. ЧАСТЬ 50

Альберт Погорелкин

Художник Альберт Погорелкин

Начало

27.11.00.

Мишенька! Очень много впечатлений и от твоих сегодняшних писем и от присланной бандероли с газетой и комментариями «художник – модель». Очень рада. Бегаю весь день по делам, но не забываю про своего мальчика, беспрестанно проверяю почту. Только, к сожалению, не всегда имею возможность написать.

Все нормальные люди приходят домой, чтобы расслабиться, отдохнуть и только у меня все наоборот — основная часть работы – дома. Вообще я сама себе удивляюсь, что так быстро стучу тебе свои строчки. Обычно, если это официальное письмо или статья – все растягивается в «долгий ящик», пишу всегда мучительно, как будто рожаю. А тебе – на едином дыхании, не утруждая себя вопросами, – поймешь ли. Кажется, что между строк сказано очень много.

Все интересно – и твоя биография, и твои отношения с детьми, и твои мысли. Не потому, что любопытна (я как тебе уже говорила, как-то чувствую людей без комментариев), просто для меня это возможность познать этот большой и удивительно прекрасный мир через тебя. Ты для меня прекрасен. Не потому, что во всем безупречен, или какой-нибудь там супер-герой-любовник.

Еще раз повторяю, даже если судьба не сведет больше, наша встреча – уже огромное счастье, оттого что я вижу в тебе отражение себя (не в твоих комплиментах, но в чувствах). Ты мне — ровня (это я шучу).

Конечно же, моментально прочла статью «Креативный Мужчина и Женщина».

Миша, соберись, но без критики не обойдусь. На самом деле я очень боюсь задеть тебя (ведь художники, они уязвимы, как дети), но как доверительное лицо хочу предостеречь: ведь будет напечатано, и ничего потом не изменишь.

Написано много интересных мыслей, особенно вначале, где про художников и их женщин. Начало многообещающее: женщина… тело… она боится… встреча с художником – компромисс между стыдливостью и желанием прославиться красотой (действительно – тайная мечта каждой женщины!).

Но затем сплошные мысли сексопатолога о позах, количествах партнеров, количествах оргазмов, причем: кому больше везет, у кого больше ощущений, наслаждений. Да так серьезно… Ты еще о размере пениса и количестве фрикций не написал! Миша, ей-богу, ты меня пугаешь! Тебя занесло в дебри психологии и философии.

Да, возможно это потаенные мысли каждого, но не надо все наружу. Пусть что-то будет недосказанным, пусть будет «тайна М».

Можно подумать, что М, как Казанова, решил поделиться своим сексуальным опытом. Но психологи давно установили, что смена партнерш у Казановы, всего-лишь-навсего — его сокрытие комплексов и неуверенность в собственных «мужских» достоинствах. У психологов он фигурирует как пример патологии и нездоровья.

Так что решай сам, но было бы лучше, если б ты не торопился это печатать и отшлифовал свои мысли.

Мишенька, прошу тебя, не сердись, что так бесцеремонно вторгаюсь в твою работу. Буду с содроганием ждать реакции на мои слова. Только не подумай, что мной руководит уязвленное женское самолюбие – отнюдь. Я очень-очень переживаю за все, что с тобой происходит.

Таня

П.С. Было приятно узнать, что мы с тобой читаем одних и тех же авторов, что ты привел в статье. И еще, обязательно исправь: Модильяни пишется через «и», а то корректор не заметит и будет конфуз.

Кстати, если тебя интересует творчество Модильяни, могу выслать о нем книгу Пьера Сишеля, которая недавно переведена на русский язык и издана в Ростове.

Далее

 

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ СТОЛИЦЫ — В РОСТОВ-НА-ДОНУ. ЧАСТЬ 49

Альберт Погорелкин. Выставка в кинотеатре "Чарли"

Художник Альберт Погорелкин

Начало

21.11.00. 13-15

Танечка, все так — мне очень ВСЕ интересно — и про ПРОСТО жизнь, твои заботы, твои планы — уверен, что все получается на УРА! Да по иному не может быть у столь одаренной (а по-женски — и просто богиней, волшебницей…) натуры… Мы здесь очень похожи, как писал вчера про свою бабушку, которой почти не видел, а только в воспоминаниях моих теток осталось — «И Ртом и жопой» (пусть не режет слух эта народная мудрость…)

Я вообще давно знаю, что «ПОЛУЧАЕТСЯ в жизни только тогда, когда кажется, что ничего НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ». В переводе на русский — Когда кажется, что ничего не успеваешь, когда занят донельзя, когда нет сил …вот тогда ВЗАХЛЕБ! Я даже любить не могу мед-ле-нно! Пить не могу кое-как… Трахаться не могу кое-как… У меня всегда было странное ощущение, что ВОТ ЭТО — В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ! И удивляюсь, когда просыпаюсь утром… кажется, и умереть же собирался… Так много делал вчера… Слава богу, в моей генетике — отличное сердце… все выносит… Вчера опять засиделся до 4 утра за комп.- печатал программу развития ГОСУДАРСТВЕННОСТИ… Никак не меньше… Вышли на меня из суперсекретного отдела ФСБ с предложением поделиться наработками в сфере… Ну, не буду забивать тебе голову… А, правда, Вдруг послушаются… к тому же — у меня давно выведены ЗАКОНЫ (никак не меньше!!!) БЫТИЯ… смейся, смейся… Все это, конечно, попахивает сумасшествием… но уверяю тебя — вместо разработки новой доктрины Государственности и НАЦ Идеи — ну, там, помнишь… было — Самодерж. Народность, православие…

Да забыть про эти идеи — есть только одна вещь, которая может спасти и возродить Россию …РАБОТА много можно сказать… буду про частям пересылать свои соображения… скоро получишь несколько Законов Бытия — ничего нового не найдешь, но поразмыслить вместе со мной будет возможно… я очень рад и счастлив, что ты у меня есть, не только обожаемая ЖЕНЩИНА, (которую я хочу в телефонной будке, в такси, на верхней полке поезда, в обществ. туалете, на последнем ряду консерватории, в спорт раздевалке, в гостинице моего любимого Ораниенбаума, в полупустом салоне самолета, засесть заранее в будку твоей кафедры и заставить тебя читать лекцию, а самому на коленях осторожно и нежно ласкать твою булочку своими губами, язычком… убежать ото всех в кусты, как под замком … а еще на столе в твоем офисе…).

ВСЕ — НЕ БУДУ… женщина, которой все интересно из моих сумасшедших идей по переустройству этого мира, по превращению его в постоянный праздник ума, духа, идеи…

Миша

П.С. Завтра пойду сдаваться к трем врачам в Президентскую больницу – накопилось столько всего — копнул чуть-чуть, а уже выяснилось, что на Украине была страшнейшая пневмония… а я держался — все я чувствовал — мне нельзя было ехать на Украину, а как же не ехать то, КОГДА ТАКОЕ БЫЛО ВПЕРЕДИ….

Далее

 

ДЖОРДЖ ГУНИЦКИЙ. ВКЛАД АЛЕКСАНДРА СТАРЦЕВА

Мы познакомились с Александром Старцевым  осенью 1983 года на почве бесконечного, глубокого, тотального, абсолютного, захватывающего интереса к хорошей, к подлинной, к настоящей рок-н-ролльной музыке.

В те годы, в начале восьмидесятых, крепко становится на ноги ленинградский рок-клуб и все, что происходило тогда в рок -клубе – концерты, фестивали, записи первых альбомов – оказывалось предметом самого горячего нашего интереса. Я стал писать в журнал «Рокси».

Саша Старцев был тогда главным редактором этого самиздатского издания и пользовался огромным уважением со стороны многих музыкантов, да и всех тех людей, кто был в какой-то степени приобщён к питерскому року.

На этом снимке и далее:  рок-журналист Александр Старцев  ведёт акустический концерт Майка Науменко в Таганрогском рок-клубе. Таганрог, Городской дом культуры, 9 декабря 1989 года. Фото: Сергей Ильич. Публикуется впервые.

«Рокси» выходил не так уж часто, в среднем  – один раз в год, тем не менее, появление каждого очередного номера становилось событием в рок-н-ролльной и в около-рок-н-ролльной питерской среде, кроме того, журнал еще дополнительно перепечатывался, распространялся по Ленинграду и за его пределами. Тогда, в середине восьмидесятых годов, более популярного рок-журнала в СССР, пожалуй, не было.

«Рокси» быстро стал одним из наиболее авторитетных самиздатских изданий России; впрочем, вскоре возникли  и «Рио», и иные журналы – в Ленинграде, в Москве, в других городах.
Первоначально появился журнал «Рокси» еще в 1977 году, его основал Борис Гребенщиков, который регулярно почитывал западную музыкальную прессу, пролезавшую через дыры и щели в железном занавесе. Он захотел создать что-то аналогичное и в наших унылых условиях.

К Борису присоединились Майк Науменко, Юрий Ильченко, Николай Васин, рок-фотограф Наталья Васильева и другие известные люди из андеграундной ленинградской рок-н-ролльной среды.

Принято считать, что название «Рокси» возникло как дань уважения английской группе Roxy music, это основная версия. Впрочем, есть и другая: «Рокси» сокращение от «РокСити».
(Забавно, что осенью 2007 года в Питере, в зале Большого драматического театра выступал Brian Ferry, вокалист Roxy music – прим.авт).
«Рокси» стал первым рок-самиздатским изданием в нашей стране, он и ориентировался, в основном, на музыкальную жизнь в Ленинграде. Но и о западной музыке тоже кое-что рассказывалось, ведь в те годы в СССР никакой открытой информации о роке вообще не существовало.

Под редакцией БГ вышло несколько номеров, потом же Борис перестал заниматься музыкальной журналистикой и полностью сосредоточился на своих «аквариумных» делах.
Да и могло ли быть по-другому?
В дальнейшем журнал «Рокси» начинает выпускать «вторая», а затем и «третья» редакция. Журнал первоначально печатается на пишущей машинке (компьютеров тогда еще не было) и тиражировался точно таким же старинным кустарным способом. Машинописные копии журнала распространялись по всей стране.

Всего же было издано за двенадцать лет четырнадцать номеров «Рокси», совсем не так уж много, разумеется, однако подпольное существование в условиях самиздата не могло не сказываться и на периодичности, и на художественных достоинствах издания.
С начала восьмидесятых годов прошлого столетия главным редактором «Рокси» становится рок-журналист Александр Старцев.

Саша Старцев нарисован Анной Астаховой.

Рисунок Анны Астаховой (Таганрог).

Он был фанатично  предан своему главному занятию, именно под его руководством журнал достигает – в 1985-1989 годах ощутимого творческого апогея.

У Саши было два высших образования, одно из них — историческое, ему иногда удавалось применить свои исторические познания в рок-н-ролльных статьях и обзорах.

К тому же у него было очень острое и отвязное чувство юмора, он умел им пользоваться превосходно, хлесткие иронические интонации постепенно стали одним из весьма узнаваемых признаков основного стиля «Рокси». Старцев любил писать под псевдонимами – Алек Зандер, К. Кич, Саша Скримами.
Самый последний, пятнадцатый, номер Старцев целиком сделал сам, однако его мечте о профессиональном издании «Рокси» так и не суждено было сбыться. В середине девяностых он с печалью заметил: «Пока одно лишь ясно: эпоха «Рокси» ушла безвозвратно».
За годы существования легендарного рок-издания в Ленинграде с ним сотрудничали такие авторы, как Борис Малышев, Михаил Брук, Игорь Леонов, Бенедикт Бурых, Старый Рокер, Александр Житинский и многие рок-публицисты из других городов.

На всех делах и заботах, связанных непосредственно с «Рокси», Саша Старцев концентрировался до предела, в первую очередь.

Все остальное его интересовало уже как бы постольку поскольку, разве что в качестве приложения к «Рокси». Мы нередко ругались с ним во время работы над очередным номером, Саша Старцев не отличался покладистостью нрава и сговорчивостью, и никогда не шел на компромиссы. Сотрудничать было очень непросто. У него был жесткий характер.

Ну и мой нрав тоже весьма далек от ангельского.
Саша Старцев рано умер. Он ушел их жизни в декабре 2006 года.

Презентация его юношеского романа состоялась 4 мая, в его день рождения, в «Камчатке». Ему бы исполнилось в этот день всего пятьдесят лет… Вообще-то, совсем, конечно, немало. Только теперь, когда регулярно проводятся концерты и целые туры, и издаются альбомы, приуроченные к юбилеям, когда все мои друзья, да и я сам тоже, уже перескочили через планку пятидесятилетия, то мне поэтому порой представляется, будто это такой, как бы… средний возраст.

Известию о том, что Старцев тяжело заболел, я сначала не поверил, ведь Саша всегда был очень энергичным, спортивного склада человеком и каждый год, много лет подряд, отправлялся в поход на север, в район Кандалакши, где плавал по рекам и озерам на байдарке. Когда я заходил к нему в конце мая или в начале июня, то почти всегда неизменно заставал его на улице, возле парадной, когда он возился с байдаркой и готовился к очередному походу на север.
Как справедливо было написано в одной историко-исследовательской статье, «”Рокси” оказался в руках у Старцева в неудачный для последнего момент. Аккурат в эти годы случились знаменитые гонения на рок и на самиздат. Старцев попал в эпицентр обеих компаний, благодаря чему был уволен с работы, имел массу неприятных бесед в КГБ и плюс к тому стал причиной служебных неприятностей своих родителей. К удивлению многих, Старцев при этом журнал не бросил и не прикрыл, а продолжал его издавать».
Любимыми группами Саши были «Аквариум» и «Зоопарк», с большой симпатией он относился к «Кино», «Тамбурину», «Санкт-Петербургу». Классическим питерским рок-составам были посвящены его материалы, интервью с музыкантами из этих групп часто появлялись на страницах «Рокси». С многими их них у Саши были теплые и дружеские отношения, некоторые часто – в том числе и Майк, и Цой, и Рекшан, и другие появлялись у него дома, на улице Орджоникидзе. Теплые дружеские выпивания, приятные тусовки в теплом своем кругу. У Саши довольно рано появился видеомагнитофон (видак), что часто превращало его квартиру в камерный видеосалон.

В конце восьмидесятых часто Старцев выезжал в другие города, где рассказывал о ленинградской рок-музыке, о группах, о музыкантах, о реалиях ленинградского рока, показывал видеоматериалы, это было самое настоящее рок-просветительство, особенно ценное в стране, медленно пробуждавшейся после тяжелого многолетнего сна.
Я держу в своих руках книгу Саши «Путешествие на Черную Ухуру», написанную в 1982-м и изданную только в мае 2008 года, и в очередной раз удивляюсь жесткости пасьянса, который так часто раскладывает перед нами жизнь.
Буквально с первых дней нашего знакомства Старцев часто ссылался на cвою «Черную Ухуру». Он показывал мне толстую пачку рукописных листов и я все собирался взять почитать его роман, но… как-то и сам забывал об этом, и Саша уже не помнил, читал ли я его «Black Uhuru» или нет, и жизнь шла дальше, и проходили годы, и все как-то было не до этого, и не до этого…
И так получилось, что впервые я стал читать старцевский роман только в мае 2008 -го…

Нет, не стану лгать, эта проза далека от совершенства, поэтому я не могу не согласиться с Александром Житинским, который справедливо заметил в предисловии, что «…автор этой повести не стал писателем, и сама повесть так и затерялась бы во времени, как не очень уверенная попытка пробиться в литературу, если бы автором её не был Александр Старцев… он был одним из первых настоящих рок-журналистов, знающих, что такое истинный рок, любящим его и стремящимся передать эту любовь другим людям».

Да, Александр Николаевич, все правильно, все именно так и есть.
На презентацию книги «Путешествие на «Черную Ухуру» в «Камчатку» пришли все близкие друзья и хорошие знакомые Саши. Прозвучала акустическая питерская музыка, выступили Владимир Рекшан, Владимир Леви, Михаил Новицкий и Татьяна Голубчик.

Только самого Саши Старцева в «Камчатке» не было…
Теперь, спустя годы, можно сказать, что музыкальный самиздат прошлых лет развивался  параллельно с отечественной рок музыкой. Он был боевым, нонконформистким, радикальным, смелым. Принято считать, что золотые времена для российского рок-н-ролла остались позади, то тоже самое
можно, к сожалению, сказать и про сегодняшнюю рок -журналистику.
Только как бы там ни было, нельзя, невозможно забыть о том, что свой личностный, очень весомый вклад в становление, в развитие, в жизнь отечественной рок-культуры внес Александр Старцев.
Май 2008

Данный текст, написанный Джорджем Гуницким в 2008 году, мы — сайт «Неофициальных новостей Ростова-на-Дону» републикуем с любезного разрешения автора.

 

«Голос, который очень сильно звучит даже в твоих строках». Из Ростова-на-Дону — в столицу. Часть 46

ИРИНА МИНКИНА ХУДОЖНИК

Начало

25.11.00. Полночь

Мишенька!

Получила твое письмецо еще в половине второго, написала сразу же ответ, но когда стала его отправлять, выяснилось, что дестичасовое время моей электронной карты истекло и пришлось сегодня покупать новую карту.

Даже не верится, что я всего за несколько недель потратила столько времени, лишь разбираясь с этим интернетным устройством, ведь на само отправление письма тратится несколько минут.

А так хотелось, чтобы ты, уходя в пятницу домой прочитал, что я – с тобой, что я – твоя, что я очень тебе рада, что я хочу ТЕБЕ отдать все свое самое хорошее и дорогое. Эти два дня буду скучать по твоим словечкам-строчечкам.

Пятница у меня более-менее свободный день, когда хоть немного времени можно посвятить себе, но много «женских» проблем: убрать, постирать, приготовить… ну, ты сам знаешь.

В субботу работаю на кафедре, в воскресенье занимаюсь с детьми. По-прежнему полно работы, но все это не из-за денег (видишь, я начинаю оправдываться). Они, конечно, не маловажная часть моего обыденного существования (мне так мало надо, что у меня все есть).

Рада, что все спорится, что занимаюсь любимым делом, а не мою полы, что денег слава богу пока хватает и на еду и на прочие «прибамбасы». Иногда приходится не досыпать, иногда сижу до боли в спине, но отдыхать хочется только тогда, когда работа наваливается до беспредела, или возникают неприятности.

Тогда мне ничего не хочется и я, как капризная девочка, начинаю тянуть резину, всех подводить. Но ответственность и «правильность» всегда побеждают вредину: я погрущу, погрущу… и вновь несу свой крест дальше.

Моя социальная активность несет по жизни. Все это «открылось», когда поступила в аспирантуру. До аспирантуры была другая жизнь. Это было время, когда многие меняли место работы, искали себя в бизнесе, кто-то просто шел торговать. Моя ближайшая подруга, кандидат биологических наук, начала осваивать автомобильный бизнес.

Все крутили у виска: «Ты — что, с ума сошла? Кому сейчас нужна твоя наука? Людям выживать надо».

Но мой шеф сказал мне: «правильно делаете, Ваша диссертация Вас «поднимет», это занятие бесследно не пройдет, Вы можете заниматься потом чем-то другим, но эта работа – занятие не только над темой, но — прежде всего — над собой, она обязательно принесет плоды».

Все удивлялись, почему я так спокойна перед защитой, почему не дергаюсь, не схожу с ума. А мне было все равно, присвоят мне степень или нет. Главное для себя: Я — СМОГЛА! Так что все это сумасшествие началось, когда я разошлась с мужем, поступила в аспирантуру, стала думать, как жить дальше и сделать так, чтобы было безболезненно и для меня, и для моего ребенка, и для моего бывшего мужа.

С мужем мы разошлись без сцен и скандалов, спокойно расстались и все. Мне было очень плохо в семейной жизни, ходила с потухшими глазами. В один прекрасный день поняла, что не смогу так жить всю жизнь, что жизнь дается один раз и этот раз нужно жить по-человечески. Я вообще считаю, что если расходиться без скандалов (с кем бы то ни было), жизнь — отблагодарит.

Миш! Не знаю, правильно ли я сделала, что написала тебе об этом, просто хочу, чтобы ты знал обо мне все, чтобы мы встретились людьми, знающими друг друга всю жизнь, хотя, наверное, ты и так меня уже хорошо знаешь и понимаешь. Котенок, сладкий мой, целую, глажу, обнимаю.

Пока… пока… пока… Таня.

Далее

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ СТОЛИЦЫ — В РОСТОВ-НА-ДОНУ. ЧАСТЬ 45

Начало

20.11.00 14-30

Танечка,

Первое — Обещаю, что мучить тебя больше не буду… Все-все… Больше не буду писать о том, «как бы было бы хорошо… и как я… и как ты…»

Дальше будет сугубо деловая переписка…

Второе — получишь сегодня две мои фотки, одна из них хулиганская — это когда мы входили снизу в замок, в Пикардии… Только что друг прислал, а я и забыл, какой прилив андреналина был у меня в те дни…

Честно сказать, и ты, вероятно, уже разобралась со мной и во мне — Я — Очень Скромный Человек…

Мне пришлось в своей новой жизни в бандитском районе Москвы 52-57 годов моего детства и очень сильно ЛОМАТЬ себя — был я Белой вороной… Такой очкарик, сидящий за книжками…

Нет, не быть хулиганом, не повторять глупые выходки своих приятелей из двора…

Постепенно пришло и другое понимание — Если Не Ты, то Никто Не развеселит… и себя самого, и этот мир… Пришлось взять ответственность за Борьбу против Скуки в мире и на себя…

Часто поэтому я предпринимаю действия на людях, совершенно не свойственные Мне Самому… То есть — я (в душе) бы постоял в сторонке, посмеялся бы со всеми над чужой шуткой, а не вылезал бы на центр круга…

Но… часто ничего не происходит — не догадываются люди сделать то, что моментально пришло Мне в голову, или стесняются, а жизнь, мир так и остается скучными и серыми…

Вот, поэтому, увидев скульптуру Девушки с кувшином — я и сделал ТО действие, что на одной из фото…

Наверное, выглядит УЖАСНО, но, уверяю тебя, ребята смеялись и я очень рад, что доставил им немного веселья…

Вот эта роль «Сознательного Клоуна» меня часто и мучит …

Но я приговорен… Только простой вещью — надо что-то делать с этим миром, чтоб было и интересней и веселей…

Дети, зная эту мою «порочную» наклонность — Веселить и Радовать — предупреждают своих приятелей, не знакомых еще со мной — «Папка смешной, не обижайтесь…»

Вот и ты не обижайся… и на фото, и на тот текст, который я зачитал по телефону про «ужасного… на падагрических ножках… с животиком… сладострастно в микрофоны…»

Это тоже из серии «невозможно сказать, а очень хочется», это я даю

возможность услышать и прочитать многим ровно ИХ мысли, показывая, что, не обращая внимания на то, что я ВСЕ знаю про ход их мыслей — Я принимаю всех их как данность моей и этой жизни… Этакая социальная терапия моя…

Прости, я понимаю, что иногда меня ОЧЕНЬ МНОГО, что люди устают от меня… но миг так короток, и сама жизнь безумно коротка… и надо УСПЕТЬ все прочувствовать (Вот, пожалуй, и самое главное мое знание от жизни «Жить надо взасос, хватать и «ртом и жопой», как как-то сказала моя бабушка…»

Она, конечно, не имела в виду «хватать…» — Рвать, Тянуть на себя, Грести под себя… Этим я не занимаюсь и не буду…

Чувствовать, любить, восторгаться, боготворить, наслаждаться радостью другого — так я понял свою бабушку… Она не переставала говорить другим комплименты, люди шли к ней только за радостью, за облегчением — она, будучи женой священника, сама была ПАСТЫРЕМ…

Я стараюсь… совершенно искренне и естественно… И пусть я иногда позволяю себе Непристойные действия (как на этой фото…), черт со мной — пусть смеются — меня не убудет…

Миша

Далее