Архив метки: Максим Белозор

Мистическая реальность одного ростовского переулка

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Сижу я у себя под небом голубым (привет БГ!), почти что в небоскребе.

«Небо движется с трудом» (привет Наташе Дурицкой — именно так называется одна из её необыкновенных картин!).
Вокруг — огромные жёлтые конверты. Жёлто-голубое.

Нет, Украина, это не про твой флаг, а про книгу Валерия Кульченко.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год.

Она только что вышла — третий том «Островов памяти», в которой и мемуары (Валерий Иваныч назначил меня редактриссой) и эпистолярий — цикл «Снег в Вашингтоне»).

Впервые напечатаны письма авангардиста и диссидента Александра Жданова к художнику сурового стиля Валерию Кульченко. Такой акт памяти.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год.

Я совсем чуток причастна — каждую букву на ощупь помнят подушечки моих пальцев: они набирали все письма Жданова. Письма прошли двойную очистку, как какой-нибудь крепыш
что любил пить Жданов, сидя в ростовских мастерских, московских квартирах, американских барах.

Кульченко переписывал письма друга, а затем отдавал мне.

Художник Александр Жданов.

Потому что ранние письма Жданова читала я легко, например, послания того времени, когда Жданов жил в Москве. А писал Жданов Кульченко всю жизнь!

Александр Жданов из Вашингтона, США — в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко.
«Американские» же послания разобрать затруднительно: предложения наезжают друг на друга, пишутся вертикально и обычно, лихо закручиваются по спирали, а поверх чернильной вязи скачут черти, бегут человеки и вздымаются купола церквей — рисунки.

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Если бы Жданов был женщиной (чего нельзя, впрочем, даже и вообразить) я  бы его письма сравнила с черными кружевами или выражением типа «мыслит — как вяжет спицами». Но нет — тут подходит только слово «наезд» — на Горбачева, советскую систему, отобравшую у творца творения его, на весь белый свет. И наезжают слова друг на друга, подлежащее на сказуемое, как автомобили в ДТП.

Александр Жданов из Вашингтона, США — в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко.

«Я: Что вы пьёте, Валерий Иваныч?

В.И.: Чай. С лимоном.

Я: А раньше?

В.И.: Ну что же вы не видели обложку книги Макса Белозора?

Всё то, что на ней и написано мелким-мелким шрифтом!

Я: Мелко — потому что секретно же: пароли. Пароли прохождения в «Волшебную страну» — Агдам, Кавказ, Херес Донской, Перцовка, Портвейн 777.

В.И.: Портвейн 777 —  или мы его еще называли «топорики» — и умилительно-ласкательно «портвешок». Он  уже не из общего ряда. Это напиток классом повыше, чем «Плодово-ягодное», которое мы в Ростове окрестили «Слёзы Мичурина», и «вермут» тоже очеловечили — Верой Михалной величали.

Валерий Иванович Кульченко кормит любимых птиц Пикассо. Фото: Галина Пилипенко

Обобщённое наименование всех этих вин — «бормотуха», потому что после нескольких — кому глотков, кому — стаканов — даже самый неразговорчивый ростовчанин начинал что-то бормотать, а потом и общаться в полный голос!

Как мы — художники — пили это? Да по нищете. Не духовной — финансовой.

Александр Жданов в Ростове-на-Дону. Фото из семьи Александры и Сусанны Вольвич

Я: Валерий Иваныч, а Жданов что любил?

В.И. (ни секунды не колеблясь):  Чего по-больше и по-крепче».

Конец нашего вербатима.

Так что догадаемся какие стопарики заказывал знаменитый завсегатай вашингтонского бара  «Madam’s Organ». Прилично его перевести как «Орган госпожи»? (там и поминки его состоялсь, но к памяти вернёмся).

Спиртное — так, дает шанс, что мужчины (ха!) прочтут писанину мою.

Обложка книги Валерия Кульченко «Острова памяти».

Если вы не помните кто такой Валерий Иваныч Кульченко, так я вам скажу: замечательный художник сурового стиля. И именно в его мастерской группа любителей всего вышеназванного, придумала объединиться в художественное товарищество  «Искусство или смерть».

Форзацы   книги Валерия Кульченко «Острова памяти». Ростов-на-Дону . 2017 год 

Форзацы   книги Валерия Кульченко "Острова памяти". Ростов-на-Дону . 2017 год 

Желтые прямоугольники Жданова. Черный квадрат Малевича. Красный конь… Стук копыт в моей голове прерывает звонок моего доброго друга — Анна Астаховой (даже на расстоянии она оценила невероятный фолиант «Островов памяти»: «Где ты, где ты? Галерея имени Жданова открывается, на американский манер — ZHDANOV — называется!».

Обратная сторона книги Валерия Кульченко "Острова памяти".

Обратная сторона книги Валерия Кульченко «Острова памяти».

Я вскочила, книгу захлопнула и прижала к себе — чтобы персонажи не выпрыгнули и помчалась вместе с ними по Газетному — переулку талантливых почитателей алкогольных напитков и литераторов.
Мимо гастропаба, названного в честь человека, разносившего такие же жёлтые конверты по домам обывателей Лос-Анджелеса — самого известного почтальона мира — писателя Чарльза Буковски.

Мимо  заведения имени самого знаменитого почитателя бабочек — » Nabokov «.

Мимо здания табачной фабрики, где жил художник Фима Мусаилов, с которым мы творили журнал «Ура Бум Бум» и по страницам одного из номеров Ефмиус запустил гулеванить этикетки вин, доступных в Ростове на тот момент.

Да, но дальше, дальше.

Мимо Туалета на Газетном… Почему сортир с большой буквы? Кто кайфует, тот поймёт — так почему-то говорили мы в детстве.

Не буду останавливаться, да объяснять.

(Удивительно, но сортир все же материализовался — возник у галереи — временный — пластиковый, но мистика же!).

Художники на фоне Туалета: Александр Селиванов, Сергей Сапожников, Алексей Курипко и Вадим Морозов. Фото: Лейли Асланова. У ростовской галереи ZНDANOVХудожники на фоне Туалета у ростовской галереи ZНDANOV: Александр Селиванов, Сергей Сапожников, Алексей Курипко и Вадим Морозов. Фото: Лейли Асланова. 

Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Моя самой себе придуманная миссия выполнима — только нужно время. Цель: вернуть себе себя, а Жданов Александр Павлович пусть присутствует на открытии галереи в честь него названной —  — ZHDANOV.  Пусть и в виде «Островов памяти». Два события чудесным образом связались — выход книги и открытие галереи. Спасибо Валерию Кульченко и идеологам галереи — Кислякову Саше и Дурицкой Наташе.

Но может быть и потусторонне — бегущий черный человек — его ж автопортрет — легонько ткнул меня в бок. Дружески.

Ага, подготовилась. А могла бы просто платье какое-нибудь новое надеть.

Светлана Крузе и Александра Токарева. Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Светлана Крузе и Александра Токарева.  Фото: Галина Пилипенко

Галерея разместилась в интересном месте — угол Газетного и переулка Малый (последний адрес в Ростове писателя  Солженицына —  Малый, 15 «а», тут на втором этаже он арендовал комнату — рассказывал однажды мне Саша Кожин. А он знает!).

А если дальше по Газетному пару шагов пройти, то дом другого знаменитого однофамильцв — Юрия Андреевича Жданова стоит!

Валерий — совладец винного бара , в котором открылась Галерея  ZHDANOV открывается.

Словом, гений Жданова посетил это место. Осмотрел выставку ученика и друга — Стуканова Графа Лёнечки. Даже собственное письмо узрел — вклеенное в картину «Богудония». Оценил!

Саша Кисляков и владельцы винного бара , в котором открылась Галерея  ZHDANOV открывается. 

Л. А. Стуканов «Богудония», 1983. Холст, масло, смешанная техника. 104,5х94,5. Архив Анны Астаховой.

Рассказывают очевидцы: картина Леонида Стуканова «Богудония» грустно пылилась  в захламленном месте таганрогского Союза Художников в плачевном состоянии.

Таком, что потребовалась реставрация. И вот она впервые (!) показалась в галерее.

Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Как объяснить непосвященным что такое живопись Леонида Стуканова?
Сравнение есть:  в литературе — Чехов. В живописи — Стуканов. Только Чехова теперь сделали елейным, заезженным — вроде Микки Мауса. Это не я сказала. Это — знаменитый Юрий Шабельников — ученик Стуканова.

Цитата вне контекста почти всегда беззащитна, поэтому уточнение от Анны Астаховой: «Фигуры Чехова и Стуканова несоизмеримы, конечно».

Актёр Илья Иванус (г.Москва) и Галина Пилипенко. Галерея ZHDANOV , Ростов-на-Дону

Очень много людей на выставку пришло — небольшой барчик смог уместить 11 творений Графа, а люди входили и выходили потоками, чтоб дать возможность посмотреть.

Творчество Леонида  Стуканова художник Вельтман изучил со всех сторон. Фото: Галина Пилипенко

Творчество Леонида  Стуканова художник Владимир Вельтман изучил со всех сторон. Фото: Галина Пилипенко

Светлана Крузе, как искусствовед, указала истинное место Стуканова — в музее. Душевно.

Чтобы восстановилась историческая справедливость не хватит усилий одного человека — должна работать институция.

Светлана Крузе оценила: и выставка и галерея сделаны  частным порядком, без бюджета. Ей, как директору музея, «провернуть» такое намного труднее, но она мечтает устроить вернисаж Графа!

Сева Лисовский на секунду прекратил режиссировать «Волшебную страну» и в бар-галерею заглянул. Ну на фото некоторых видно.

Московский режиссер «Театра.doc» Сева Лисовский у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Московский режиссер «Театра.doc» Сева Лисовский у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Вы же галерею, не смотря на мои наиподробнейшие описания, не найдете. Вывеска с названием ZHDANOV была приклеена прямо на стену цвета бордо винного бара.

Нет, не фейк, а акционизм. На выставку можно было ходить около недели. Я даже поснимать для телевидения «Россия-ДонТР» успела этот исторический акт. Правда, на другой день после открытия приехали съёмочной группой на выставку Графа в новую, ростовскую, мифическую галерею «ZHDANOV«.

 

И тут я поняла одну вещь — если искренне чем-либо интересоваться, то что-нибудь тебе обязательно перепадёт. И вот — бах — Саша Кисляков (организатор выставки, хотя я, кажется, уже писала об этом!)  выносит из запасников три работы, которые широкая публика не увидела — стен не хватило. Дела….

В столице Дона выставка Леонида Стуканова — впервые. В Москве в театре на Таганке была и  небольшая —  в Таганроге.

Александр Кисляков художник, организатор выставки «Граф»: «Лёня Стуканов — потрясающий человек и потрясающий художник. Куча всяких историй с ним связана. Но это кухонные истории.

Как-то они со Ждановым  приехал с пленэра, в конце января или начале февраля. Стуканов позвал в мастерскую и показал свои этюды и готовые работы. «Чёрная речка» — совсем не этюдная работа, а произведение.

Леонид Стуканов. «Чёрная речка» 

«Я увидел «Чёрную речку» и влюбился сразу и бесповоротно! Стал уговаривать мне её подарить. У меня же накануне был бёздей. Мы были в хороших отношениях. И он подарил! Таким образом я и стал обладателем этого шедевра!

Стуканов — добрейший, чудеснейший и бессеребренник к тому же!»

Быть может, следом выставку самого Жданова откроют? Или друзей — Кульченко и Жданова? Как сказал мне один идеологов: «Галерея  ZHDANOV — фантомная. Поэирму где и когда она возникнет снова- не ясно. Но это все равно произойдёт».

Кульченко  в будущем году 75 исполнится. Пошел Заслуженный художник Российской Федерации по живописным инстанциям — думал выставку к юбилею устроить. А ему — нет, брат, плати за аренду зала…

Галерея  ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Меня с исторической книгой в руках, заметил Кожин и позвал на дружеские посиделки в ростовское отделение ВООПИК. Как только закончится действие здесь.

Немного поработали с культом личности Александра Кожина. Сам — слева, затем я — Галина Пилипенко, Юля Быкова, Людмила Андрейченко, Александра Токарева.

Драматург, поэт и главред журнала "кто главный" Сергей Артурович Медведев. Фото: Галина Пилипенко

Драматург, поэт и главред журнала «Кто главный» —  Сергей Артурович Медведев. 

Пошли — это на том же Газетном. Первый, кто встретил меня у Кожина — был Юрий  Жданов! В виде разбитой гранитной мемориальной таблички. Золотые буквы предложение — пополам.

Разбитая мемориальная доска Юрию  Жданову. Ростов-на-Дону. Фото: Галина Пилипенко

Этот исторический факт Александр Олегович Кожин у мусорки нашёл, понятное дело — спас! Сильный он у нас! Всё это уместилось в один (!) вечер.

Людмила Андрейченко и Александр Кожин. фото: Галина Пилипенко

Пишу так подробно — потому что Кульченко ж не смог прибыть, ну вот чтоб он представил.

Да, если хотите книгу «Острова памяти» с мемуарами Валерия Ивановича Кульченко и письмами Жданова Александра Павловича. Обращайтесь.

Да, вернусь туда, куда хочется возвращаться — на берег моря.

Если внимательно присмотреться — в картину «Богудония» Стуканов вклеил кусочек письма Жданова со словами «Здравствуй, Лёня!».

Ну, а я — Галина Пилипенко пока что говорю вам «до свиданья».

По этой ссылке Теле- выпуск где есть рассказ о галерее и выставке https://www.facebook.com/RostovNewsNetwork/videos/1539174292862988/

 

Проводы Авдея Тер-Оганяна из Ростова-на-Дону

Когда-то художник АВДЕЙ ТЕР-ОГАНЯН то ли спрашивал, то ли констатировал: «Мне 28 лет. Что я могу сказать о своем творчестве?»

Авдей Тер-Оганян

Деятелю современного искусства  Авдею Степановичу сегодня, Ростов, 56.

Художник Авдей Тер-Оганян и Эльфрида Павловна Новицкая. Ростов-на-Дону.

И вот к чему клоню я: однажды  Авдей уехал из Ростова с шутками, музыкой и манекеном даже (да!) в Москву. В те годы не пускали в столицу без манекенов.

Проводы, в которых «участвовали» многие знаковые люди Ростова, снял на 16-ти миллиметровую камеру другой современный  художник — Лёша Курипко.

Он только что купил это чудо под названием «Красногорск». Чудо нужно было заводить, а пленку проявлять.

Ладони потеют, руки трясутся — эх! Знать бы как этой камерой снимать?

И первая же его съёмка оказалась исторической! Что снимал Курипко, интересно потом?

На ж-д платформе — букет (не винный, а имён). Наверное, их всех объединяют понятия  «творчество», «искусство», ну и «смерть», разумеется!

Поехали — если кого упущю — дополню — только скажите: ну, конечно, сам ньюсмейкер: Авдей Тер-Оганян.

1970-е Протопопов, Авдей и Белозор.

Затем: Дима Келешьян на гитаре играет, Александр Виленович Брунько, Анна Батура, Василий Слепченко, Марина Саакян, Гоша Буренин, Коля Константинов.
Бодро шагает Ольга Володина.

Максим Белозор толкает тележку, навьюченную чемоданами. А  в них — авдеевской мамы пирожки.

Лёша вспоминает: «Катит тачку эту Белозор радостно в тогда еще, быть может, и ненаписанную — «Волшебную страну»«.

Еще Шабельников Юрий, тут же — Сева Лисовский. И у него уж точно нет и мысли, что видимой он сделает ту «Волшебную страну».

Курят и смеются, пряники нет — не жуют.

Да, потом, когда вагончик тронулся, а перрон остался, Серега  Тимофеев Лёше и говорит: «Дай поснимать!»!

И как начал Тима запечатлевать действительность. Так что и Лёша оказался на видео и показал язык то ли Тимофею, то ли объективу, то ли Энштейну ответил.

И у «кина» соавтор появился — Тима.

Кстати, в ВК на страничке «Пекин Роу Роу» поселились вездесущие китайцы! Да, под музыку «Шиги-Джиги» девушек вербуют в найт-клубах Пекина выступать, товары предлагают, работу китайским студентам обещают… Удивляет…

Ну вернусь к видео. Отрицательно машет головой проводница — видимо — вся толпа друзей просится в вагон — ехать вместе с Авдеем «В Москву! В Москву!».

Беззвучен, но безусловно, зажигателен рассказ Тимы.

О чем он? И в чем отказывает вагоновожатая?

Теперь остаётся только догадываться — звука нет.
Его и не предполагала изначально кинокамера 16 мм, что ли?

Так что Митя Посиделов подложил к видео музыку папы — Валерия Посиделова.

А Лёша Курипко, как-нибудь сделает микс из голосов, которые сохранились же где-то у кого-то на былинных, бобинных пленках?

Да, поезд тот  прогромыхал через всю жизнь-судьбу Авдея. На нём (или похожем) помчался, спустя несколько лет Авдей из России в город Свободы: в Прагу. В силу известных обстоятельств.

Впрочем, может это и самолёт был, но так складнее получается — с колёсным составом.

Авдей Тер-Оганьян. Фото: Сергей Бибиков

Ну вобщем, Авдей Степаныч! Помним мы тебя и любим!

Подпись — Галю Пилипенко и Лёша Курипко и Дмитрий Посиделов.

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 167

Начало

2017 год объявлен правительством РФ Годом экологии.
Солнце мягко спускается в золотую ковригу пшеничного поля.

Ростовской области 80 лет, собран небывалый урожай зерновых.

«Цыплят по осени считают». Осень жизни. А вместе с пройденной жизненной дистанцией меняется и смысл, и значение, и понимание сказанного в молодые годы.
Фраза, произнесённая 50 лет назад, в эпизоде, описанном Максимом Белозёром в книге «Волшебная страна» (его родители — Белозоры учились со мной в РХУ имени Грекова в 60-ые годы прошлого столетия.
Максим тоже заканчивал Грековку, но, естественно, гораздо позже — другое же поколение. Примечание В.И.Кульченко. Октябрь 2017 год) — когда в компанию выпивох вливается свежий собутыльник или собутыльница и протягивает руку к наполненному стакану, и ей хором кричат: «Не пей, это — вода!».
Немая сцена.
Общий дикий хохот.
Всё выпито — в пустую тару, действительно, налита Н2О.
Обыкновенный бытовой юмор в будничной пьянке, в данном случае с некоторым налётом богемности.
Ведь как рассуждали в хмельных компаниях художников и их окружения: «Вот Амедео Модильяни выпивал и подкуривал, а какие красивые женские образы писал!», забывая прояснить девушкам, которые с замиранием сердца слушали новоиспечённых оракулов, одну незначительную (на первый взгляд) деталь в творчестве не только Модильяни — сначала работа, а потом можно и расслабиться.
А не наоборот.

Ростовский молодежный «Театр 18+».Режиссёр Всеволод Лисовский. Спектакль по книге Максима Белозора «Волшебная страна». Фото: Галина Пилипенко

Ростовский молодежный «Театр 18+». Режиссёр Всеволод Лисовский. Спектакль по книге Максима Белозора «Волшебная страна». Художник спектакля — Сергей Сапожников. Фото: Людмила Андрейченко

Но вот, как я отметил прошло, пронеслось, прокатилось 50 лет.
Осень 2017 г . Ростовский молодежный «Театр 18+» и московский режиссёр Всеволод Лисовский поставили спектакль по книге Максима Белозора «Волшебная страна».

Ростовский молодежный «Театр 18+».Режиссёр Всеволод Лисовский. Спектакль по книге Максима Белозора «Волшебная страна». Фото: Галина Пилипенко

Режиссёр Всеволод Лисовский. Спектакль по книге Максима Белозора «Волшебная страна». На заднем плане — справа — Лена Кудаева — выпускница той же Грековки, художник по костюмам театра и кино. Фото: Галина Пилипенко

Необычное театральное действо на улочках старого Ростова.
Фраза «Не пей, там — вода!» стала ключевой. И не только потому что звучит в финале спектакля.
Сцена происходит на берегу Дона (ХIХ линия).

Актриса сидит на скамейке, стоящей в реке с радужными разводами бензиновых пятен, вокруг — захламленная горожанами прибрежная зона, в руке — пластиковый стаканчик с водой.
На останках бетонных вертикалей конструкций бывшего причала.

Ростовский молодежный «Театр 18+».Режиссёр Всеволод Лисовский. Спектакль по книге Максима Белозора «Волшебная страна». Фото: Галина Пилипенко
Отсюда, в пору моей юности, да и в зрелые годы, в 80-ых годах ХХ столетия отходил катерок на Левый берег Дона.
Теперь здесь, на 19 линии, на мокром песке лежит плакат: «Не пей! Это вода!».
В данный временной момент эта фраза приобрела глобальный экологический смысл.

Актриса Светлана Башкирова в спектакле «Волшебная страна», Ростов-на-Дону. Фото: Людмила Андрейченко

Трагедия донской воды началась не сегодня и не вчера. И вряд ли благополучно завершится завтра.
Хэппи энда, конечно, конечно, хочется! Очень! Чтобы счастливо завершилась проблема Тихого Дона и Цимлянского моря.

Волго-Донской судоходный канал имени Ленина В.И. Шлюз N13

Волго-Донской судоходный канал имени Ленина В.И. Шлюз N13. Фото: Валерий Кульчекно

Вот что я писал в своих дневниках полвека назад, а затем опубликовал в книге «Острова памяти» в 2013 году в Ростове-на-Дону: «Рукотворное Цимлянское море безвозвратно нарушило экологию.

Валерий Кульченко. Луна над Волго-Доном. 13-й шлюз. Бумага, темпера. 60х80, 2003 г.Валерий Кульченко. Луна над Волго-Доном. 13-й шлюз. Бумага, темпера. 60х80, 2003 г.

Течение замедлилось. Берега Дона стали заиливаться, зарастать кугой, вода стала цвести! В районе станицы Голубинской до 50-ых годов ХХ столетия в изобилии ловилась стерлядь!!!»

Валерий Кульченко.Валерий Кульченко. Соединение фронтов. 13-й шлюз. Волга-Дон. 100х80. Холст, акрил. (2015 год).

Валерий Кульченко. Соединение фронтов. 13-й шлюз. Волга-Дон. 100х80. Холст, акрил. (2015 год).
Продолжение 

Дмитрий Лисин. ПУТЯМИ ИНКОВ

Спектакль «Волшебная страна», 4 сентября 2017 г. Мирную демонстрацию   зрителей   возглавляют   Всеволод   Лисовский   и   Александр Кисляков. Фото — Александр Роданский

Спектакль «Волшебная страна», 4 сентября 2017 г. Мирную
демонстрацию зрителей возглавляют Всеволод Лисовский и Александр
Кисляков. Фото — Александр Роданский

В Ростове-на-Дону в начале сентября состоялась премьера спектакля Всеволода Лисовского «Волшебная Страна».

Первая же столичная рецензия на этот спектакль, статья Елены Ковальской «Тер-Оганьян и все-все-все», опубликованная Colta, вызвала весьма жесткую критику со стороны соавтора спектакля Сергея Сапожникова и части ростовской публики. В FB на сей предмет развернулась целая дискуссия. С обидами, взаимными упрёками, публичным разрывом отношений между известными персонажами и т. п.

Московский театральный критик Дмитрий Лисин написал в FB замечательный комментарий, и к спектаклю, и к ситуации в целом, своеобразную «рецензию на рецензию». Публикуем её с любезного разрешения автора.

Спектакль «Волшебная страна», Ростов-на-Дону. 4 сентября 2017 г. Фото: Галина Пилипенко

Дмитрий Лисин. ПУТЯМИ ИНКОВ

Феноменальные обсуждения бывают, например — ростовские тёрки вокруг классного текста красавицы и спортсменки Елена Ковальская (Elena Kovalskaya).

Режиссёр Вот Хули-жень (Всеволод Эдуардович Лисовский) 

Ну вот, теперь и наш дорогой Вот Хули-жень (Всеволод Эдуардович Лисовский) черпает горечь мировой славы… Любая горечь и даже адское мучение окупается проникновением в тайну мира. Вот научиться бы писать научно-религиозно, поклоняясь древнему человеку, для которого religio означало одно — связь с миром путём концентрированного внимания. Вот.

Итак, феноменально лишь одно — разность восприятия людей в отношении одинаковых слов. А разность восприятия местностей это следствие. Для одного помойка символ любого города, ведь люди для того и строят города, чтобы выделять метан. А для другого своя помойка это вам блядь не чужая помойка, уябывайте на свои помойки, а наши помойки суки не трогайте.

Но если говорить без экспрессии, иронии и ласкового подтрунивания, то вопрос интереснейший — новая наука психогеография этим занимается. Чем отличается восприятие людей, видящих местность, и чем отличаются сами люди, родившиеся в разных местностях. И что такое местности живой Земли, в конце концов.

Неявные перемещения. Спектакль «Волшебная страна», Ростов-на-Дону. 4 сентября 2017 г. Фото: Галина Пилипенко

В «Волшебной стране», сказочном и сочном «погружении в говнярку», а на самом деле — воспарении в южные российские небеса, прозвучал важный, забытый, культовый текст Максима Белозора, вписанный в местность, то есть там не было набора цитат из кучи текстов, как это происходит на «неявных в Москве».

Опа, смотрите, два слова — говнярка и куча сразу создают соответствующее, чрезвычайно обижающее сочетание. Читатель и не заметит, как пойдёт громить редакцию, массовые фобии именно так источаются из адской чёрной дыры федеральных телеканалов. Так что следите за пропущенными сознанием ощущениями, и всё общество мгновенно выздоровеет. А ростовская говнярка прекрасна так же, как и куча текстов «Неявных воздействий».

Итак, в Ростове цельное, пробойно-кумулятивное сочетание красоты местности и текста. Но местность неописуема на самом деле, написать цветы заборы хижины бетонные сваи небоскребы пыльные юбки пейзанок помидоры арбузы излучина реки южная напевная речь комсомольцы-гопники тёплая ночь горячие глаза шершавые ладони купите помидор — слишком коротко, ибо это форма. Форма и есть местность. А текст книги — это всегда содержание.

Для дорогих, родных до боли ростовчан справочка: психогеография, придуманная соратниками Ги Дебора и переоткрытая Севой на местностях Москвы и Ростова, и многих других, надеюсь, городов — допускает немереную широту толкований. Например, вы можете отправиться в поход по сибирским рекам, а очнуться на высохшем до состояния металлического синекрасного блеска канале, на Марсе. И ЧТО? Да то, что психогеограф может описать своё путешествие в деревню Чёрная грязь, как трип по Венере. Какие уж тут местные обычаи, никаких. Психогеография — способ включить спящую красавицу, личную фантазию.

Рецензия Лены Ковальской оказалась для ростовчан зеркалом, подобием путешествия по роману Белозора. Чуть перепил, и рай не в рай, и не нырнёшь с тарзанки. Трипы внутри текстов — это великолепно. Текст, рецензия как цимес путешествия. Дело в том, что если путешествие неосознанно, оно самоотменяется — главный принцип инков. Бегун перуанский мог бежать 100 км без остановок, благо у них объём лёгких в два раза больше. И что? А то, что прибежав, он рисовал условными знаками кроки, протокарту, причём по краям линии пути он расставлял иероглифы чувств, ну как в ФБ — пишу под кайфом Лед Зеппелина… А вот шаман уже из этих кроки составлял свой текст — неписьменный.

Что такое неписьменный текст? Это полное присутствие, сопровождение всех извивов пути бегуна и его состояний. То есть следящий шаман видит постфактум, как бы вспоминая, но видит наяву. По сути, шаман «сопровождает сделку» на машине времени. Машина здесь — его внутренние тела, способные выходить и перемещаться в пространстве-времени. Чего и всем психогеографам желаю. А бегун всё забывал, ибо находился в ИСС, изменённом состоянии сознания…

07.09.2017

Фото Галины Пилипенко. Спектакль «Волшебная страна», Ростов-на-Дону.
4 сентября 2017 г.

Отправиться в «Волшебную страну» в Ростове-на-Дону

Всеволод Лисовский режиссер "Театра.doc" г. Москва у ростовской галереи ZDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Всеволод Лисовский режиссер «Театра.doc» г. Москва у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Люди-легенды  возвращаются! Поэты, художники и музыканты, творившие в Ростове-на-Дону в 80-х, снова с нами. Коля Константинов, Валерий Кошляков, Сергей Тимофеев, Сергей Назаров, Александр Виленович Брунько, Василий Слепченко,  Юрий Леонидович Шабельников, Саша Кисляков, Авдей Тер-Оганян …

Большинство героев входили в товарищество «Искусство или смерть», которое зародилось в мастерской художника Валерия Ивановича Кульченко (и об этом есть сцена в спектакле. Смотрите видео, которое я сняла, чтоб Кульченко В.И. поудивлять.).

Одновременно на их мало оценённое пока что наследие обратили внимание и галеристы и театральные деятели.

В Ростове-на-Дону открылась выставка художника Леонида Стуканова в галерее ZHDANOV, а премьера спектакля «Волшебная страна» случилась в театре 18+». 

Представления начинаются  с предисловия — режиссёр выражает поддержку Кириллу Серебренникову. 

Спектакль поставлен по книге Максима Белозора «Волшебная страна».

Начиналась эта книга здесь, в Ростове-на-Дону, а сам Максим родился на улице Спинозы, правда это было в одном украинском городе, а учился в Ростове, в училище имени Грекова. Здесь-то и начиналась группировка «Искусство или смерть». Можно сказать — на этих улицах.

Старые и не парадные ростовские улицы стали подмостками.  Книгу переиздали специально к спектаклю-прогулке. И автор ее и режиссер — давно покинули Ростов. Теперь творят в столице, но в спектакле задействовали 6 актёров местного  «Театра 18+».  Они играют не на сцене и рассказывают о трудностях перемещений.

Галина Пилипенко и Лена Ленкова записывают интервью с актрисой Светланой Бировой. Спектакль «Волшебная страна», Ростов-на-Дону. 4 сентября 2017 г. Фото: Людмила Андрейченко

Галина Пилипенко и Лена Ленкова записывают интервью с актрисой Светланой Башкировой. Спектакль «Волшебная страна», Ростов-на-Дону. 4 сентября 2017 г. Фото: Людмила Андрейченко

Светлана Башкирова актриса «Театр 18+»: 

«Мы сейчас будем бегать по городу, потому что у одного актёра несколько ролей.  Само перемещение важно — потому что нас зритель не можем видеть.

Неявные перемещения. Спектакль «Волшебная страна», Ростов-на-Дону. 4 сентября 2017 г. Фото: Галина Пилипенко

Мы должны перемещаться по маршруту так, переходить на определённые точки, чтобы нас зритель не заметил! Вот это наверное самое интересное — такие прятки.

А истории — все очень душевные и очень честные. Моя любимая — про то, как Сергей Назаров бросил пить».

Юрий Арефьев актёр «Театр 18+»:

«Я никого не играю. Мы просто повествователи, которые пересказывают те или иные моменты из книжки Максима Белозора «Волшебная страна». Мы не олицетворяем никого из персонажей, мы просто передаём события, связанные с судьбой этих людей, по большей части уже покойных.

Конечно и до этой роли я знал о группировке «Искусство или смерть» потому что я же интересуюсь историей Ростова».

Художник спектакля Сергей Сапожников приложил руки к 20-ти локациям. Выписанные им фразы становятся ключевыми в рассказе.

За отдельными историями из богемной жизни встаёт предчувствие «Волшебной страны», куда все переселятся так или иначе. Режиссёр уверен — этот «Веселый спектакль о смерти» возможен только в Ростове.

Всеволод Лисовский режиссер «Театра.doc» г. Москва.

«Есть променады, есть иммерсивные спектакли. Этот — сайт-специфик, где отыгрываются именно локации. Работа в городе — один из основных трендов современного театра.

Поэтому его нельзя никуда вывезти и играть в других локациях. Он может существовать только здесь. Это про конкретных людей, конкретные обстоятельства — это диктат жанра сайт-специфик».

И сам город стал соавтором спектакля  и его обитатели активно вмешивались — непредвиденные реплики подавали или, захваченные происходящим, примыкали к зрителям. Так что каждый  спектакль — непредсказуем. А в следующий раз побывать в  «Волшебной стране» можно 9 и 10 сентября.

Галина Пилипенко и Елена Ленкова — сделали сюжет для программы «Вести Дон»

Видео, где Всеволод излагает концепцию https://www.facebook.com/RostovNewsNetwork

Ростовский художник Александр Кисляков. Про «Искусство или смерть». Часть 4

А.Kislyakov.Александр Кисляков. Таганрог. 2009. Фото: Сергей Ильич.Начало

Галина Пилипенко: Можно говорить, что есть мифы, а есть правда — про товарищество «Искусство или смерть»?

Я смотрела телепрограммы, которые придают мистическую оценку тем событиям.

Ведь сегодня остались в живых только Саша Кисляков, дай Бог тебе здоровья; Юрий ШабельниковВалерий Кошляков, Юрий Палайчев и Авдей Тер-Оганян. Но было-то человек 15 наверное!

Александр Кисляков: Это ж буквально длилось недолго — ну года два, три.

Я не был фанатичным членом товарищества  — я ведь не тусовочный человек, а там нужно было тусоваться, друг к другу ходить, а я это ужасно не любил и не люблю.

Я одиночка. Вот.

Ну и мы, знаешь — на твоей тарелке крышка от моей кастрюли.

Так что не было никакого развода. У меня свои интересы и своя жизнь.

Ростовский художник Александр Кисляков. Выставка "Театр". Фото: Галина Пилипенко

Галины Пилипенко): Да, я знаю одного такого непримкнувшего —художник  Вадим Махницкий.

Когда всё завертелось, он сказал — «Я в этом не участвую».

Александр Кисляков: И вот после какой-то  выставки, я в этом диапазоне появился.

Там уже были Сергей Тимофеев ( я даже его плохо знал),  Немиров и Александр Брунько, по-моему.

Не помню, причисляют Брунько туда или нет, но он — такая такая поэтическая сторона группировки.

А Макс Белозёр —  как бы летописец всей этой баяды.

От чего делать отсчёт? Потому что еще же была «Искусство или смерть»  — первая выставка — прообраз будущего «Искусства или смерть» .

У Юры Палайчева выставка была. То он вливался, то от него отбрыкивались все.

Позже, в 2009 м году была выставка «Искусство или смерть» в Москве в рамках Московской биеннале.

Даша Филатова — журналистка телеканале «Южный регион» там была.

Она меня снимала и всё меня пытала: «Вот какой великий Ростов-на-Дону! Правда же?».

А я ей говорю: «Нет».

Просто на единицу времени и единицу места собралось несколько человек.

Это могло произойти в Урюпинске или в Нью Йорке.

А то что это великий Ростов-на-Дону — это каждый кулик своё болото хвалит. Это мышление провинциальное, а и москвич может быть провинциалом и житель Нью-Йорка. Вот на 5 авеню всё делается, а на 6-ой уже всё говно. И вот это и есть провинциальное мышление.

Вот когда машина задавила девочку на улице про неё могут сразу рассказать. Что она была настолько круглая отличница, то есть ей припишут!!!

Как будто смерти этой девочки недостаточно. Типа ах! Как будто если она двоечница, то её не жалко.
Галина Пилипенко: Идеализация?

Александр Кисляков: Ну 10 пьющих мужиков собрались и создали вот такую группу «Искусство или смерть».

А половина из них ещё и коноплю курила.

Нет же — они герои (с сарказмом). Коля Константинов просто светоч! Или там Саша Кисляков. Это легенды безусловно. Мифотворчество.

А вот в моих стихах есть попытка создать миф. Это же новеллы. Почему их не назвать маленькими коротенькими новеллами. Это такая провокация для мифа.

Галины Пилипенко: Валерий Иванович Кульченко говорил мне, что товарищество «Искусство или смерть»  придумали у него во время пьянки в мастерской.

И возмущался, что потом Максим Белозор написал: старый Куля встал на колени, плакал и говорил: «Какие вы все гениальные»!

А «старому»  Кульченко было на тот момент 26 лет!

Александр Кисляков — официанту — «Принесите виски»: Я пью крепкие напитки.

Галина Пилипенко: Я сертифицированный специалист по виски.

Как-то по дурке попал на какую-то дегустацию и услышал, что надо пять запахов услышать. Нужно вот так в стакане поплескать и увидеть, что «ножки»  бегут по стеклу.

Продолжение ожидается

Ау, интеллектуальный Ростов! Не сегодня, но  26 мая 2017 года в столице Дона в арт-центре «Макаронка» через многолетнее выставочное молчание, наконец-то откроется персональная выставка Александра Кислякова.

Максим Белозор. Влад

Фотка - Влад Протопопов в своей мастерской. Таганрог, август 2013. Фото - А. Астахова.

Влад  Протопопов  в своей мастерской. Таганрог, август 2013.
Фото — Анна Астахова.

В эти дни у двух моих очень близких друзей юбилей.

Второго декабря стукнуло 55 художнику Авдею Степановичу Тер-Оганьяну.

Сегодня, четвертого, 55 стукнуло бы художнику Владу Протопопову.

С каждым из них я практически не виделся последние лет двадцать. Авдей Степанович давно живет в Праге, в Москву не едет, и я в Прагу все никак не соберусь.

А Влад умер в Таганроге 23 февраля 2015 года.

То есть, с Авдеем я при желании повидаться могу, до Праги лететь меньше трех часов, соберусь когда-нибудь.

Повидаться с Владом, конечно, тоже есть возможность – одна-единственная, но с ней, как раз, торопиться не хочется. В конце концов, действительно же виделись не часто, зато каждая встреча была – ого! Ого-го-го! Так что теперь можно и поскучать, хорошо бы подольше, чтоб уж потом-то, потом!… Хотя есть сильное подозрение, что потом будет суп с котом.

Зато можно вспоминать и смеяться. Вроде, не до смеха, но вот и сейчас сижу, вижу его физиономию, голубые глазки, дурацкую улыбку, и улыбаюсь.

Думаю, кто Влада вспоминает — все улыбаются. Даже если сквозь слезы. Кто смотрит на его картины и картинки — тоже. Такой он был человек.

Два дня назад, второго декабря, исполнилось восемь лет, как умер еще один удивительный человек, Гена Жуков. Лежит он в двух шагах от Таганрога, в Недвиговке.

Я в Ростове бываю редко, раз в несколько лет. Каждый раз собираюсь съездить в Танаис, к Жукову, к Калашникову, к Алиске. И все не успеваю.

И минувшим летом был в Ростове, опять собирался и не собрался. Думал и в Таганрог заехать, к Владу на могилу. А сейчас узнал – нет никакой могилы! Вместо могилы – мелкое, любимое Азовское море, над которым развеяли то, что от Влада осталось. Он так хотел. В этом тоже Влад.

Буду в Ростове, обязательно съезжу в Танаис. Оттуда до моря два шага. Доеду, помяну Владика. Не со стороны Таганрога, правда, но это же море, какая разница?

Максим Белозор

Москва-Минск, 04.12.2016