Александр Кисляков. Ростов. Фото: Галина Пилипенко

Да, я  лакирую действительность. У меня, как минимум, два проверенных способа есть.

Один — баллончик с лаком, откуда так и брызжут кератины, обгоняя витамины.

Другой — мои иллюзии.

Сегодня я предпочла баллончик: сооружаю причёску. Теперь ветер бессилен. Так ему и надо — нечего мысли из моей головы выдувать. Или я льщу себе?

Читаю написанное на металлической упаковке. Как называется эта особенность  — читать всё подряд — от вывесок до фантиков? Знать, ко производитель и по чьему заказу. В 25-й раз убедиться, что не разрушает озоновый слой и безопасен. Главное не вскрывать и детям — ни-ни. Так, хватит уже копаться в мелочах, в мусоре будней. Пора — вставай и иди к великому человеку.

Уже на пороге до меня доносятся слова — оборачиваюсь — это «Ночь» мне что-то прошелестела. Но я не разобрала. Что-то хорошее, конечно. «Ночь», написанная художницей Натальей Дурицкой.

Интервью делать. С Александром Кисляковым — художником, членом нашумевшего Товарищества «Искусство или смерть», участником  самых громких и провокационных выставок.

Журналисты называют его  «живой легендой современного искусства». Живая легенда ждёт меня с живой розой. Стебель — с меня ростом.

Заведение класса премиум. Запрещённые сыры, хамон, как-то перехитривший санкции. И никакого чувства вины. Только вино и удивительный собеседник.

Художники Александр Кисляков и Наталья Дурицкая. Фото: Сергей Ильич

Галина Пилипенко: Давай начнём с твоей жены — Наташи Дурицкой.

Александр Кисляков: Моё лучшее произведение — моя жена.

Первый мой брак был неофициальный. Он долго длился, но она сильно  тормозила меня.

Когда мы расстались я сразу в училище поступил.

Зато теперь у меня есть сын. Ему 37 лет. Он твой коллега.

Он такой же как я,  только на голову выше. Максим Кисляков.

На телеканале Зарецкого он начинал работать оператором.

Но случилась авария — и как раз на 12 февраля!

Тогда пострадала и девочка-ведущая и все парни сильно пострадали. Из трёх компаний ребята полегли под Зерноградом: столкнулись автомобили.

У сына оказалась сломана нога и  черепно-мозговая травма.

Я говорю — какого хрена ты в Ростове делаешь?

А он мне — я в Москву поеду — поболтать.

Возвращается: ну всё, я нашёл работу.

На «Москве 24» сейчас работает. Это губернаторский канал.

Журфак, конечно, бросил, паразит!

 

Кирилл Сафронов, девушка Икс, Виктор Бондарев, Александр Кисляклов, Лера Ясаева, Сергей Сапожников, Наталья Дурицкая, Мистер Игрек. Десант из Таганрога а Ростове, на улице Шаумяна. Перед акцией в туалете на Газетном "Здесь был Вова"

Галина Пилипенко: Мой сын тоже считает, что образование не имеет ценности.

Александр Кисляков: Имеет!

Может кто-то скажет иначе, но я себя считаю образованным человеком. Но всё это — самообразование. Нет СИСТЕМЫ образования.

Должно быть желание, а не то что тебя палкой должны бить…

Но я чувствую, что у меня нет высшего образования.

Было две попытки, но не закончились ни чем: я учился после школы в РИСХМе и я научился очень многому! (Смеётся — Прим. Галины Пилипенко).  Я научился великолепно играл в преферанс.

А потом я в РИНХ поступил, но и там учиться оказалось нечему — все играли на моём уровне. Выше не было. Поэтому я бросил.

Галина Пилипенко: Но ты же учился в Грековке?
Александр Кисляков: В Грекова — да. У Юры Фесенко учился. А он — у Стуканова.

Наталья Дурицкая — однокурсница моя, одногруппница даже.

Галина Пилипенко: Что такое быть в браке с художницей? Считается, что художники ведут  свободный образ жизни.

Александр Кисляков: Это очень-очень редкий случай.

Во-первых, брак —  это подавление друг друга, ущемление самолюбия. Если правильно сказать. Это везде — в истории искусства, в науке, в писательстве, во многих делах.

У сантехника, например, просто жена сантехника, она не муза. Хотя хорошее было бы понятие — жена сантехника.

Ты наблюдала, что у Солженицына жена — она и толчок и пробивальщик, и защитница, и мамка, и любовница и всех собак на неё. Вот такая вот история.

И эти несчастные женщины художников они всегда такие — с обломанными ногтями, ну лишь бы Петенька творил!

А тот без штанов бегает по мастерской за девками. Это такой обобщённый портрет.

И когда она начинает: «Вася, как же я на тебя молодость сгубила!!!»

А он ей: «Если б не ты я бы уже ох где был»!  (Показывает вверх — прим. Галины Пилипенко).

Это — обычная история.

Потом они дерутся.

Потом он напивается, плачет, просит прощения.

А в нашем случае я выполнил эту функцию — чтоб Наталья Дурицкая состоялась, потому что она работала в Фонде, а это — страшная сила. Это обезличивание жуткое. Она числилась, я делал, но ко мне это не пристанет. Я сильнее этого.

А она была лишена вот этой серятины. В результате она состоялась как художница. В некотором смысле она — моё произведение искусства.

Когда я на Биенале её выставлял, это такой силы постмодерн и симуляция,и  симулякры. Я ничего не скривил душой. Наташа Дурицкая — моё произведение.
Галина Пилипенко: Какую серятину тебе приходилось там делать?
Александр Кисляков: Ну … Советские времена. 82 год — Ленины, Брежневы, седьмое ноября, первое мая. Куча всякой такой… Одних этих гимнОв сколько было написано плакатным пером!

А Наташа  до сих пор не умеет этого делать. И слава Богу.

И я уже разучился.

Ей намного труднее.

Я это всё умею делать, но я ж не буду этого делать.

Полы я не буду мыть. Хотя умею и делаю это. Ну воленс-неволенс, культурная традиция.

Но бытовая часть жизни на женщине лежит и в то же время нужно сохранять какой-то полёт.

Галина Пилипенко: Поэтому Наташа большей частью живёт в Таганроге? Чтобы не погружаться в быт? А ты — в Ростове.

Александр Кисляков: Ну это такое негласное соглашение. Потому что по большому счёту художники — они все одиночки.

И когда Наташа приезжает, она  пилит меня за то, что она готовит обед, а я это не ем. Я лучше сюда, в ресторан приду. Я ненавижу из кастрюликов.

К холодильнику боюсь подходить, когда он щёлкает.

Удивительно, люди звук холодильника воспринимают как радость?

Наташа приезжает. Выбрасывает всё, что прокисло. Выпиливает мне мозг, готовит заново и уезжает.

И ей хорошо одной и мне хорошо одному.

Какая баба будет художника терпеть? Это — нереально.

Галина Пилипенко:  Потрясающе! И сколько лет вы так живёте?
Александр Кисляков:  В апреле на день рождения Набокова сравнялось 34 года.

Галина Пилипенко:  Прекрасный ориентир.

Александр Кисляков:  Потому что можно было зарегистрировать брак на день рождения Гитлера или этого, как его с бородой, Ленина!

Продолжение

А теперь новости — сегодня, Ростов, стало известно, что 26 мая 2017 года в Ростове-на-Дону, в арт-центре «Макаронка» будет персональная выставка Александра Кислякова.