Сергей Корольков. Ростов-на-Дону. 1937 г.

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 13. Дорогой «Королёк»

1515

Валерий Кульченко в Тополиной роще. Станица Констанстиновская. Фото: Людмила Улыбина. 2010 год.

Первая часть книги «Острова памяти».

Валерий Кульченко. «Острова памяти». Часть 2.

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 3

 Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 4

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 5

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 6

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 7

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 8

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 9

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 10

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 11. Фото на станции. 1948 год

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 12.  Самарканд

Ростов-на-Дону. 30-ые годы 20-го столетия.

Сам проект театра «урбанистический», эпохи конструктивизма. Здание символизирует «красную волну», наступающую на донскую степь, поднимать целину! Авторы проекта московские архитекторы: академик В.А. Щуко и профессор В.Г. Гольфрейх. Тема горельефов «Гибель Донской Вандеи» и «Железный поток».

Железный поток Королькова С.Г._1

Сергей Корольков. Горельеф «Железный поток». Областной драмтеатр имени А. М. Горького. Ростов-на-Дону. 1937 г.

В противоположность конструктивизму здания театра, скульптурная композиция подавалась в классическом стиле античных времен, как «Пергамский алтарь». Это сложное переплетение тел в динамичных ракурсах. В героических образах изображаются революционные катаклизмы на Дону. Возвышенная романтика не дает права делить обнаженные торсы на «белых» и «красных», здесь нет победителей или побежденных. Вихрь гражданской войны на Дону представлен как вселенская трагедия!

Сергей Корольков. Горельеф «Гибель Донской Вандеи». Областной драмтеатр имени А. М. Горького. Ростов-на-Дону. 1937 г.

Сергей Корольков. Горельеф «Гибель Донской Вандеи». Областной драмтеатр имени А. М. Горького. Ростов-на-Дону. 1937 г.

О Королькове с удовольствием, колоритно рассказывал Алексей Васильевич Резван.

Юноша из Калача-на-Дону впитывал это все, как губка впитывает воду.

Горельеф лепился в городском саду им. Горького, в ротонде, возле нынешнего кинотеатра «Россия». Работу курировала комиссия по культуре при крайкоме ВКП/б/ (в 30-е годы Ростов возглавлял Азово-Черноморский край).

Корольков на все замечания комиссии по горельефу реагировал весьма своеобразно! Вместо того, чтобы учесть критику, и продолжать работать, скульптор хватал лопату и счищал фигуру целиком! Ошарашенная комиссия, напуганная такими радикальными мерами, отступилась от Королькова. Решили, что самим дороже будет. Сроки поджимали.

История появления талантливого юноши в Ростове обросла легендами.

Вот одна из них. В 1926 году ростовский художник Александр Мытников поехал на этюды вниз по Дону, в станицу Елизаветинскую. Здесь случайно увидел на берегу Дона глиняную скульптуру: рыбак с дубиной в руке попирает ногой огромного сома! Невольно возник вопрос, кто это сделал? Местные жители рассказали художнику, что живет в станице паренек — Корольков Сергей. Сирота. Кормится тем, что тянет сети с местными рыбаками. В свободное время рисует на стенах куреней лошадей, изумляя местных казаков.

Валерий Кульченко. Рыбаки. Лин., 37х50. 1973 год

Валерий Кульченко. Рыбаки. Лин., 37х50. 1973 год

Еще более потрясла ростовского гостя тетрадка с рисунками Сергея КОРОЛЬКОВА. Мытников предложил юноше учиться в Ростовской школе Андрея Семеновича Чиненова (ныне Ростовское художественное училище им. М.Б. Грекова).

По свидетельству старшего научного сотрудника Ростовского Областного музея изобразительных искусств (РОМИИ), Валерия Васильевича Рязанова,  Сергей Корольков пришел в Ростов по замерзшему Дону, по льду, «аки посуху».

Явление «Донского Ломоносова» перед преподавателями художественной школы было ошеломляющим. Сам А.С. Чиненов, увидев рисунки юноши, разводил руками: «Здесь вряд ли чему-нибудь можем научить». Посоветовал продолжить обучение в Питере, в Академии художеств.

Собрав нехитрые пожитки, прихватив папку с рисунками, Корольков отбыл в Петроград-Ленинград. Он опоздал к началу экзаменов. Увидев его рисунки, приемная комиссия в порядке исключения допустила Сергея к экзаменам. В аудитории, где позировал натурщик, перед толпой рисующих молодых людей — свободных мест не оказалось. Корольков постоял, посмотрел и тихо удалился с листом ватмана под мышкой. На следующий день он принес готовый рисунок натурщика. Преподаватели были удивлены — мастерски сделанный рисунок! Паренек из Ростова-на-Дону, по памяти, самостоятельно, такое сотворил!? Не может быть!

Тогда решили провести эксперимент, «проучить самозванца», чтобы другим неповадно было!!!

Сергею Королькову выдали чистый лист ватмана, заверенный академической печатью. Закрыли вместе с натурщиком в классной комнате. Рисуй, парень. Покажи, на что способен! Через некоторое время Корольков попросил убрать натуру. Комиссия пожала плечами и удовлетворила просьбу экзаменуемого. Время пошло! Пасмурный день на берегах Невы подошел к концу. Наконец преподаватели вошли в класс и увидели рисунок, сделанный Сергеем. Наступило всеобщее молчание, затем удивление и восхищение! Перед глазами академиков предстал самородок с берегов Тихого Дона — во всей красе!

2121

Сергей Корольков. Ростов-на-Дону. 1937 г.

В Академии художеств Корольков проучился недолго. Быть студентом не для него. Профессор Бродский сказал молодому художнику: «Учить вас нам нечему!» В августе 1931 года Сергей покинул Северную Пальмиру и приехал в Ростов-на-Дону. Тогда же он прочитал в журнале «Октябрь» первые главы романа «Тихий Дон» Михаила Шолохова.

Мимо этого эпохального произведения Корольков пройти не мог! Он принялся за иллюстрации к роману. Работал очень много, с полной самоотдачей. Все гениальное просто — карандаш и чистый лист бумаги. В этих рисунках поражает все! Образы главных персонажей романа, Григория, Аксиньи, Петра, Дарьи — угадываются сразу!

Доскональное знание мельчайших деталей казачьей одежды, конской упряжи, самих коней донской породы, домашней утвари и обычаев донской станицы. По рассказам современников, Михаил Шолохов, получив рисунки, очень придирчиво их изучал, и не нашел ни одной неточности, даже в сбруе лошадей!

Писатель и художник не стали близкими друзьями — характеры не те. Но Шолохов при переписке называл своего иллюстратора «дорогой королек»… Это о многом говорит!

Михаил Александрович Шолохов пережил своего земляка и сверстника на 17 лет. Писатель лечился в Кремлевской больнице, в Москве.

Затосковал, предчувствуя неизбежное. Настоятельно потребовал «Отвезите на Дон! На родную сторонушку!»

Умирал Великий писатель дома, в станице Вешенской, на руках у жены, Марии Петровны.

До последнего вздоха держал руку подруги жизни в своей руке. Заядлый курильщик, Михаил Александрович, напоследок, попросил закурить…

1984 год. Февраль. Плачет природа. Подтаивает снег. По скованному льдом Дону прогалины темных полыней.

Валерий Кульченко. Февраль на Дону. Х., м, 60х80. 1987 год

Валерий Кульченко. Февраль на Дону. Х., м, 60х80. 1987 год 

С почестями, при стечении начальства всех рангов, толпы безутешных земляков: вешенцев, каргинцев, базковцев провожают в последний путь певца земли Донской. Черные птицы на отсыревших ветвях тополей и вязов. Похоронили писателя на крутом берегу Дона.

Выдержав благопристойную паузу, со дня похорон, естественно, в определенных кругах стал подыматься вопрос о сооружении памятника автору гениального романа. Еще бы, «Тихий Дон» читает весь мир!!!

Лауреат Нобелевской премии, дважды герой Социалистического Труда, Лауреат Ленинской, Сталинской, государственной премий, депутат Верховного Совета СССР — регалиям нет числа!

В конце 1984 года стали поступать первые предложения об увековечивании памяти М.А. Шолохова.

В станицу Вешенскую стали наезжать скульптора и архитекторы, в одиночку и целыми бригадами, облеченные званиями и заслугами, и самодеятельные мастера; из Москвы, Ленинграда, Воронежа и Ростова, Брянска и Луганска. Каждый вез свою идею, считая ее самой лучшей и неповторимой. Конкурса никто не объявлял, поэтому все это протекало стихийно. Проекты памятника-монумента писателю М.А. Шолохову были всевозможные, фантазии необузданные. Пахло крупным гонораром и не только!

Вот некоторые детали. Естественно, атрибуты писательского труда: чернильница, перо, раскрытая книга, рукописи, в художественном беспорядке. Тема развивалась дальше, поэтическая лира, венок из лавра и дубовых листьев, свеча, тяжеловесные драпировки, символизирующие трагичность и тяжесть утраты. И, конечно, портрет самого Михаила Александровича, погрудный и в полный рост, в фас и в профиль, в казачьей одежде и в гражданском костюме, а то и просто в рубахе, но обязательно с трубкой или папиросой в правой руке. В общем, на все вкусы и случаи.

Завершала всю эту «вакханалию» текстовка с перечислением всех премий и заслуг писателя. И вот здесь наступает апогей, вершина любого проекта, маленькая деталь, но немаловажная. Пусть в уголочке, совсем незаметно: автор, скульптор такой-то. Все понимали, скромненько, но рядом с великим — это на века!

Наиболее ушлые претенденты пытаются прорваться к вдове писателя, Марии Петровне, законно полагая, главное — получить «добро» у нее. Затем подключить членов семьи, заполучить их одобрение, а там «зеленая улица» для осуществления замысла в жизнь — открыта!

Этому не суждено было сбыться! Соискатели помпезного, «богатого» памятника М.А. Шолохову остались ни с чем.

Мария Петровна и родные писателя в точности исполнили завещание Михаила Александровича. Последний приют писателя венчает камень карельского гранита. На лицевой стороне выбито «Шолохов».

Розовато-серая глыба гранита стоит на площадке сизо-голубой степной, донской полыни. Справа керамическая ваза под цветы, слева скамейка. Склонившаяся березка шелестит листвой под пахучим донским ветерком.

Не ради красного словца приходят здесь строки поэта: «К нему не зарастет народная тропа!..» Это действительно так, истинная, святая правда, как все в произведениях Михаила Александровича Шолохова. Преданный сын многострадальной донской земли.

P.S. И еще. Из древней Римской империи. Катон-старший, выдающийся римский философ и государственный деятель.

«Позор!» — сказал Катону его друг: «что до сих пор в Риме не воздвигнута твоя статуя! Я хочу создать специальную комиссию в сенате по этому вопросу», «Не нужно» — ответил Катон: «зачем? Пусть лучше спрашивают, почему нет статуи Катона, чем будут удивляться, зачем она здесь стоит?!»

1965 г. М.А. Шолохову – 60 лет. К этой дате «Госиздат» выпускает юбилейное издание романа «Тихий Дон».

Станица Вешенская. Усадьба писателя на крутом берегу Дона. В рабочий кабинет Шолохова приносят иллюстрации к его роману, ведущих советских графиков: Верейский, Лаптев, Ребров и Кукрыниксы тоже, куда без них – корифеев социализма!?

Советский классик внимательно рассматривает рисунки, закуривает сигарету.

Представитель «Росиздата» в соседней комнате, ждет решающего слова Михаила Александровича. Докурена последняя сигарета. Рисунки в сторону. «Я, конечно, не специалист по этой части» — лукаво замечает Шолохов. «Но лучше иллюстраций, чем у Королькова, я не вижу!» — подвел черту автор «Тихого Дона».

Михаил Александрович, конечно знал, что издать «Тихий Дон» с рисунками Королькова в то время, в СССР было невозможно. Первый иллюстратор М.А. Шолохова, автор уникальных горельефов на фасаде Ростовского драмтеатра, в феврале 1943 года покинул Родину! Имя Сергея Григорьевича Королькова предали анафеме и забвению!

После смерти И.В. Сталина о Королькове вспомнили и попытались вернуть в страну.

1959 г. Историческая поездка М.С. Хрущева в США.

В состав делегации включен М.А. Шолохов. Ему поручено встретиться с С. Корольковым. Михаил Александрович привез с собой письмо, с приглашением приехать в Советский Союз. Письмо подписано Е.В Вучетичем и А.М. Черных, которые отлично знали Королькова по Ростовскому художественному училищу.

Но Корольков от встречи с Шолоховым отказался. А своим старым друзьям ответил: «Я не вернусь. Не хочу угодить в лапы вашего НКВД».

Скончался Сергей Григорьевич в 1967 году от разрыва сердца.

Михаил Александрович Шолохов пережил своего земляка и сверстника на 17 лет.

При жизни писатель часто вспоминал о «корольке».

Раньше все считали, что родом С.Г. Корольков из станицы Елизаветинской. Документальная фотография его могилы на Свято-Владимирском кладбище, которое рядом с фермой Рова в штате Нью-Джерси, США, изображает православный крест с надписью:

«Казак станицы Константиновской

Хутор Павлов

Корольков Сергей Григорьевич

1095-1967 г.г.»

Кульченко В.И.

Ростов-на-Дону, 2013 г.

Валерий Кульченко. Христос в темнице. Х., м, 100х70. 2004 год

Валерий Кульченко. Христос в темнице. Х., м, 100х70. 2004 год 

 Валерий Кульченко. Лодки на берегу реки Трубеж. Х.,м. 65х87. 1975 г.

Валерий Кульченко. Лодки на берегу реки Трубеж. Х.,м. 65х87. 1975 г.

Валерий Кульченко.

 

Валерий Кульченко. 

 

 

Валерий Кульченко.

Валерий Кульченко. Ранняя весна. Х., м. 100х56. 2000 год
Валерий Кульченко.
Валерий Кульченко. Вечерний букет. К., м. 100х56. 2001 год
9 002 (2)
Валерий Кульченко.  Цветёт вишня. Х., м. 60х80. 2005 год

Валерий Кульченко.Околица. К., темпера. 60х90. 1990 год

Валерий Кульченко. Околица. К., темпера. 60х90. 1990 год

Валерий Кульченко.

Валерий Кульченко. Осенняя нива. Х., м. 50х70. 2010 год