Архив метки: США

Таинственные острова

Валерий Кульченко. Подсолнухи. Холст, масло. 50 х 40, 1997 г.Сегодня, Ростов мой дорогой, продолжаю публиковать мемуары Заслуженного художника России Валерия Кульченко.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год. К  «Островам памяти» присоединились письма великого авангардиста Александра Жданова и воспоминания о Леониде Стуканове. Все богатства в разделе «Читаем».

Саша Кисляков выносит работы Леонида Стуканова. В ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 199

Начало

«Ну что, господа и товарищи, я не слон и не Карл Маркс и не Фридрих Энгельс. Я — Фридрих Ницше!» (Из письма Александра Жданова к художнику Валерию Кульченко. USA, Washington — Ростов-на-Дону. 1990 год).

Саша Жданов, конечно же, видел пейзаж, воплотившийся в  картину «Чёрная речка»  Леонида Стуканова  — неоднократно — он жил на улице Ленина в Ростове-на-Дону в непосредственной близости от балки и проходил мимо «чёрного ручья» во время прогулок или направляясь в гости на Искрянский 14 — в нашу общину художников-студентов РХУ имени Грекова. Шёл 1960-й год.

Леонид Стуканов. "Чёрная речка" в Галерее  ZHDANOV. Ростов-на-Дону. Фото: Галина Пилипенко

Жданов, начиная с юных лет, всю жизнь почитал  — Пушкина, Лермонтова, Тютчева и Фета, а, эмигрировав в США, писал мне в Росссию и часто цитировал любимых поэтов.

То вспоминал пушкинскую строку «Унылая пораОчей очарованье!»,  то приводил есенинскую строфу:

«Кого жалетьВедь каждый в мире странник —
Пройдетзайдет и вновь оставит дом.
О всех ушедших грезит коноплянник
С широким месяцем над голубым прудом».
«Александр Сергеевич, как и Иван Алексеевич Бунин для меня два гения и героя и русских и общечеловеческих! И я хотел бы и на Западе продолжить и этот разговор об искусстве!
Но главное наше слово — кисть!»
                                              (А.П.Жданов 1989 год США).
Александр Жданов и Галина Герасимова. Фото к статье "Bittersweet Odyssey" ("Горько-сладкая Одиссея"). Опубликована в американском журнале "Town & Cоunty" 13 ноября 1993 год.

«Ночь темна — пустыня внемлет богу,

И звезда с звездою говорит…

Что же мне так больно…

Жду ль чего, жалею ли о чём?

Я  хотел б забыться и заснуть,

Но не тем холодным сном могилы…

Чтоб дыша вздымалась тихо грудь…»

Звучит музыка Великого Моцарта 1993 год.

Александр Жданов в Ростове-на-Дону. Фото из семьи Александры и Сусанны Вольвич

Порой писал «стихи»  и сам Жданов. Однажды из Москвы с адреса «До востребования» я получил листок тетрадный,  где поверх геометрических задач, наливной ручкой гений абстракционизма признавался:

«Курятник Мир

Он сладко спит и пьёт

Ебё…я сладко

Он сладко ест

И сладко бздит

Как блядь всеравно. Тот

кот Казанский

Но я с ножом окровавленным

над ним смеюсь

подобно чёрту тому

который сначала себя порезал

И крови хочу

Пусть льётся праведная кровь и куриная.

Изречение

Тот кто не знает

что мир устроен

не лучшим образом

тот просто дурак иои петух

тот кто знает

что он устроен хуё…о и прячется

тот пидарас

а тот кто не знает

что каждому и всему

в мире есть место

идиот и его надо зарезать.

А.Жданов 08 20

Продолжение

 

 

 

 

 

 

 

 

Мистическая реальность одного ростовского переулка

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Сижу я у себя под небом голубым (привет БГ!), почти что в небоскребе.

«Небо движется с трудом» (привет Наташе Дурицкой — именно так называется одна из её необыкновенных картин!).
Вокруг — огромные жёлтые конверты. Жёлто-голубое.

Нет, Украина, это не про твой флаг, а про книгу Валерия Кульченко.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год.

Она только что вышла — третий том «Островов памяти», в которой и мемуары (Валерий Иваныч назначил меня редактриссой) и эпистолярий — цикл «Снег в Вашингтоне»).

Впервые напечатаны письма авангардиста и диссидента Александра Жданова к художнику сурового стиля Валерию Кульченко. Такой акт памяти.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год.

Я совсем чуток причастна — каждую букву на ощупь помнят подушечки моих пальцев: они набирали все письма Жданова. Письма прошли двойную очистку, как какой-нибудь крепыш
что любил пить Жданов, сидя в ростовских мастерских, московских квартирах, американских барах.

Кульченко переписывал письма друга, а затем отдавал мне.

Художник Александр Жданов.

Потому что ранние письма Жданова читала я легко, например, послания того времени, когда Жданов жил в Москве. А писал Жданов Кульченко всю жизнь!

Александр Жданов из Вашингтона, США — в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко.
«Американские» же послания разобрать затруднительно: предложения наезжают друг на друга, пишутся вертикально и обычно, лихо закручиваются по спирали, а поверх чернильной вязи скачут черти, бегут человеки и вздымаются купола церквей — рисунки.

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Если бы Жданов был женщиной (чего нельзя, впрочем, даже и вообразить) я  бы его письма сравнила с черными кружевами или выражением типа «мыслит — как вяжет спицами». Но нет — тут подходит только слово «наезд» — на Горбачева, советскую систему, отобравшую у творца творения его, на весь белый свет. И наезжают слова друг на друга, подлежащее на сказуемое, как автомобили в ДТП.

Александр Жданов из Вашингтона, США — в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко.

«Я: Что вы пьёте, Валерий Иваныч?

В.И.: Чай. С лимоном.

Я: А раньше?

В.И.: Ну что же вы не видели обложку книги Макса Белозора?

Всё то, что на ней и написано мелким-мелким шрифтом!

Я: Мелко — потому что секретно же: пароли. Пароли прохождения в «Волшебную страну» — Агдам, Кавказ, Херес Донской, Перцовка, Портвейн 777.

В.И.: Портвейн 777 —  или мы его еще называли «топорики» — и умилительно-ласкательно «портвешок». Он  уже не из общего ряда. Это напиток классом повыше, чем «Плодово-ягодное», которое мы в Ростове окрестили «Слёзы Мичурина», и «вермут» тоже очеловечили — Верой Михалной величали.

Валерий Иванович Кульченко кормит любимых птиц Пикассо. Фото: Галина Пилипенко

Обобщённое наименование всех этих вин — «бормотуха», потому что после нескольких — кому глотков, кому — стаканов — даже самый неразговорчивый ростовчанин начинал что-то бормотать, а потом и общаться в полный голос!

Как мы — художники — пили это? Да по нищете. Не духовной — финансовой.

Александр Жданов в Ростове-на-Дону. Фото из семьи Александры и Сусанны Вольвич

Я: Валерий Иваныч, а Жданов что любил?

В.И. (ни секунды не колеблясь):  Чего по-больше и по-крепче».

Конец нашего вербатима.

Так что догадаемся какие стопарики заказывал знаменитый завсегатай вашингтонского бара  «Madam’s Organ». Прилично его перевести как «Орган госпожи»? (там и поминки его состоялсь, но к памяти вернёмся).

Спиртное — так, дает шанс, что мужчины (ха!) прочтут писанину мою.

Обложка книги Валерия Кульченко «Острова памяти».

Если вы не помните кто такой Валерий Иваныч Кульченко, так я вам скажу: замечательный художник сурового стиля. И именно в его мастерской группа любителей всего вышеназванного, придумала объединиться в художественное товарищество  «Искусство или смерть».

Форзацы   книги Валерия Кульченко «Острова памяти». Ростов-на-Дону . 2017 год 

Форзацы   книги Валерия Кульченко "Острова памяти". Ростов-на-Дону . 2017 год 

Желтые прямоугольники Жданова. Черный квадрат Малевича. Красный конь… Стук копыт в моей голове прерывает звонок моего доброго друга — Анна Астаховой (даже на расстоянии она оценила невероятный фолиант «Островов памяти»: «Где ты, где ты? Галерея имени Жданова открывается, на американский манер — ZHDANOV — называется!».

Обратная сторона книги Валерия Кульченко "Острова памяти".

Обратная сторона книги Валерия Кульченко «Острова памяти».

Я вскочила, книгу захлопнула и прижала к себе — чтобы персонажи не выпрыгнули и помчалась вместе с ними по Газетному — переулку талантливых почитателей алкогольных напитков и литераторов.
Мимо гастропаба, названного в честь человека, разносившего такие же жёлтые конверты по домам обывателей Лос-Анджелеса — самого известного почтальона мира — писателя Чарльза Буковски.

Мимо  заведения имени самого знаменитого почитателя бабочек — » Nabokov «.

Мимо здания табачной фабрики, где жил художник Фима Мусаилов, с которым мы творили журнал «Ура Бум Бум» и по страницам одного из номеров Ефмиус запустил гулеванить этикетки вин, доступных в Ростове на тот момент.

Да, но дальше, дальше.

Мимо Туалета на Газетном… Почему сортир с большой буквы? Кто кайфует, тот поймёт — так почему-то говорили мы в детстве.

Не буду останавливаться, да объяснять.

(Удивительно, но сортир все же материализовался — возник у галереи — временный — пластиковый, но мистика же!).

Художники на фоне Туалета: Александр Селиванов, Сергей Сапожников, Алексей Курипко и Вадим Морозов. Фото: Лейли Асланова. У ростовской галереи ZНDANOVХудожники на фоне Туалета у ростовской галереи ZНDANOV: Александр Селиванов, Сергей Сапожников, Алексей Курипко и Вадим Морозов. Фото: Лейли Асланова. 

Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Моя самой себе придуманная миссия выполнима — только нужно время. Цель: вернуть себе себя, а Жданов Александр Павлович пусть присутствует на открытии галереи в честь него названной —  — ZHDANOV.  Пусть и в виде «Островов памяти». Два события чудесным образом связались — выход книги и открытие галереи. Спасибо Валерию Кульченко и идеологам галереи — Кислякову Саше и Дурицкой Наташе.

Но может быть и потусторонне — бегущий черный человек — его ж автопортрет — легонько ткнул меня в бок. Дружески.

Ага, подготовилась. А могла бы просто платье какое-нибудь новое надеть.

Светлана Крузе и Александра Токарева. Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Светлана Крузе и Александра Токарева.  Фото: Галина Пилипенко

Галерея разместилась в интересном месте — угол Газетного и переулка Малый (последний адрес в Ростове писателя  Солженицына —  Малый, 15 «а», тут на втором этаже он арендовал комнату — рассказывал однажды мне Саша Кожин. А он знает!).

А если дальше по Газетному пару шагов пройти, то дом другого знаменитого однофамильцв — Юрия Андреевича Жданова стоит!

Валерий — совладец винного бара , в котором открылась Галерея  ZHDANOV открывается.

Словом, гений Жданова посетил это место. Осмотрел выставку ученика и друга — Стуканова Графа Лёнечки. Даже собственное письмо узрел — вклеенное в картину «Богудония». Оценил!

Саша Кисляков и владельцы винного бара , в котором открылась Галерея  ZHDANOV открывается. 

Л. А. Стуканов «Богудония», 1983. Холст, масло, смешанная техника. 104,5х94,5. Архив Анны Астаховой.

Рассказывают очевидцы: картина Леонида Стуканова «Богудония» грустно пылилась  в захламленном месте таганрогского Союза Художников в плачевном состоянии.

Таком, что потребовалась реставрация. И вот она впервые (!) показалась в галерее.

Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Как объяснить непосвященным что такое живопись Леонида Стуканова?
Сравнение есть:  в литературе — Чехов. В живописи — Стуканов. Только Чехова теперь сделали елейным, заезженным — вроде Микки Мауса. Это не я сказала. Это — знаменитый Юрий Шабельников — ученик Стуканова.

Цитата вне контекста почти всегда беззащитна, поэтому уточнение от Анны Астаховой: «Фигуры Чехова и Стуканова несоизмеримы, конечно».

Актёр Илья Иванус (г.Москва) и Галина Пилипенко. Галерея ZHDANOV , Ростов-на-Дону

Очень много людей на выставку пришло — небольшой барчик смог уместить 11 творений Графа, а люди входили и выходили потоками, чтоб дать возможность посмотреть.

Творчество Леонида  Стуканова художник Вельтман изучил со всех сторон. Фото: Галина Пилипенко

Творчество Леонида  Стуканова художник Владимир Вельтман изучил со всех сторон. Фото: Галина Пилипенко

Светлана Крузе, как искусствовед, указала истинное место Стуканова — в музее. Душевно.

Чтобы восстановилась историческая справедливость не хватит усилий одного человека — должна работать институция.

Светлана Крузе оценила: и выставка и галерея сделаны  частным порядком, без бюджета. Ей, как директору музея, «провернуть» такое намного труднее, но она мечтает устроить вернисаж Графа!

Сева Лисовский на секунду прекратил режиссировать «Волшебную страну» и в бар-галерею заглянул. Ну на фото некоторых видно.

Московский режиссер «Театра.doc» Сева Лисовский у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Московский режиссер «Театра.doc» Сева Лисовский у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Вы же галерею, не смотря на мои наиподробнейшие описания, не найдете. Вывеска с названием ZHDANOV была приклеена прямо на стену цвета бордо винного бара.

Нет, не фейк, а акционизм. На выставку можно было ходить около недели. Я даже поснимать для телевидения «Россия-ДонТР» успела этот исторический акт. Правда, на другой день после открытия приехали съёмочной группой на выставку Графа в новую, ростовскую, мифическую галерею «ZHDANOV«.

 

И тут я поняла одну вещь — если искренне чем-либо интересоваться, то что-нибудь тебе обязательно перепадёт. И вот — бах — Саша Кисляков (организатор выставки, хотя я, кажется, уже писала об этом!)  выносит из запасников три работы, которые широкая публика не увидела — стен не хватило. Дела….

В столице Дона выставка Леонида Стуканова — впервые. В Москве в театре на Таганке была и  небольшая —  в Таганроге.

Александр Кисляков художник, организатор выставки «Граф»: «Лёня Стуканов — потрясающий человек и потрясающий художник. Куча всяких историй с ним связана. Но это кухонные истории.

Как-то они со Ждановым  приехал с пленэра, в конце января или начале февраля. Стуканов позвал в мастерскую и показал свои этюды и готовые работы. «Чёрная речка» — совсем не этюдная работа, а произведение.

Леонид Стуканов. «Чёрная речка» 

«Я увидел «Чёрную речку» и влюбился сразу и бесповоротно! Стал уговаривать мне её подарить. У меня же накануне был бёздей. Мы были в хороших отношениях. И он подарил! Таким образом я и стал обладателем этого шедевра!

Стуканов — добрейший, чудеснейший и бессеребренник к тому же!»

Быть может, следом выставку самого Жданова откроют? Или друзей — Кульченко и Жданова? Как сказал мне один идеологов: «Галерея  ZHDANOV — фантомная. Поэирму где и когда она возникнет снова- не ясно. Но это все равно произойдёт».

Кульченко  в будущем году 75 исполнится. Пошел Заслуженный художник Российской Федерации по живописным инстанциям — думал выставку к юбилею устроить. А ему — нет, брат, плати за аренду зала…

Галерея  ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Меня с исторической книгой в руках, заметил Кожин и позвал на дружеские посиделки в ростовское отделение ВООПИК. Как только закончится действие здесь.

Немного поработали с культом личности Александра Кожина. Сам — слева, затем я — Галина Пилипенко, Юля Быкова, Людмила Андрейченко, Александра Токарева.

Драматург, поэт и главред журнала "кто главный" Сергей Артурович Медведев. Фото: Галина Пилипенко

Драматург, поэт и главред журнала «Кто главный» —  Сергей Артурович Медведев. 

Пошли — это на том же Газетном. Первый, кто встретил меня у Кожина — был Юрий  Жданов! В виде разбитой гранитной мемориальной таблички. Золотые буквы предложение — пополам.

Разбитая мемориальная доска Юрию  Жданову. Ростов-на-Дону. Фото: Галина Пилипенко

Этот исторический факт Александр Олегович Кожин у мусорки нашёл, понятное дело — спас! Сильный он у нас! Всё это уместилось в один (!) вечер.

Людмила Андрейченко и Александр Кожин. фото: Галина Пилипенко

Пишу так подробно — потому что Кульченко ж не смог прибыть, ну вот чтоб он представил.

Да, если хотите книгу «Острова памяти» с мемуарами Валерия Ивановича Кульченко и письмами Жданова Александра Павловича. Обращайтесь.

Да, вернусь туда, куда хочется возвращаться — на берег моря.

Если внимательно присмотреться — в картину «Богудония» Стуканов вклеил кусочек письма Жданова со словами «Здравствуй, Лёня!».

Ну, а я — Галина Пилипенко пока что говорю вам «до свиданья».

По этой ссылке Теле- выпуск где есть рассказ о галерее и выставке https://www.facebook.com/RostovNewsNetwork/videos/1539174292862988/

 

Валерий Кульченко. Снег в Вашингтоне. Александр Жданов. Часть 181

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.Письмо авангардиста и диссидента Александра Жданова — художнику Валерию Кульченко. Из Америки — в Ростов-на-Дону.
«Молчи, скрывайся и таи, и мысли и мечты свои»… русский поэт и дипломат известный, Фёдор Тютчев. Хи-хи…
Ну, ладно, дорогой Валерий Иванович, я проснулся пописать и выкурить сигару и зачать 4-й вариант моего этого письма к тебе.
А первые три варианта — они очень разные, я бросил в мешок и завязал мешок удавкой…
А в 4-ом варианте письма, я попою свободно и открыто!
Александр Жданов, USA, Вашингтон, 1992 год.
 Продолжение
Примечание, точнее, вопрос  от редактора — Галины Пилипенко: другой друг Александра  Жданова — Леонид Пузин в своих мемуарах пишет, что Жданов учился у Петра Келлера, но точно, наверняка, он не помнит.
Так скажите — может ли кто-то уточнить эту информацию?

Отзывы на «Радио Тишина». Часть 2

Борис ГребенщиковЧасть 1

В 1987 году, когда горбачевская «оттепель» коснулась рока, с Гребенщиковым связался американский антрепренёр Кени Шаффер, и пригласил его в Нью-Йорк.

В декабре того же года он получил выездную визу и впервые выехал за границу. Сейчас Гребенщиков в пятой поездке по заграничным странам.

На лето этого года запланированы гастроли по Европе.

Покрытый бронзовым калифорнийским загаром, Гребенщиков выглядит естественно, почти как дома в нью-йоркском Манхэттене, это его база до осени, до того времени, когда он возвратится в СССР.

Одевается Гребенщиков в стиле группы Ю-ТУ, серьга в ухе, причёска «конский хвост», вышитая куртка.

На беглом, свободном сношениях, он затрагивает тему поколения Вудсток, говорит о магии и волшебстве рока, о восточных мантрах, о дзен-буддизме и таоизме.

Гребенщиков считает себя верующим, русским православным, но вера его сосредоточится вокруг неясных понятий о развитии сознания, о возврате к природе и о понимании нашего места во вселенной.

Тут явно корреспондент философию его не подсёк. Ему было не понятно — уж если человек православный, должен носить бороду, неистово молиться…

Дальше…»он говорит, что песни пишутся как бы сами, что он лишь проводник некоей внешней силы. Западный слушатель может не придать такое оправдание, неоригинальностью песен. Критики Гребенщикова считают, что то, что было в акустическом сопровождении и в обстановке угнетения, может потерять силу на открытом рынке».
Си-Би-Эс, выпуская эти пластинки, снабжает их пресс-бюллетенями.

Продолжение

Роджер Кристиан: «Людям нужны мифы, чтобы осознать себя»

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars) в Ростове-на-Дону

С канадским режиссёром, сценаристом, продюсером и художником-декоратором Роджером Кристианом мы встретились за час до церемонии закрытия фестиваля BRIDGE of ARTS 2017, на котором он возглавлял жюри основного конкурса. Обладатель «Оскара» рассказал о том, как он создаёт мифы, в реальность которых верит весь мир. И дал советы начинающим режиссёрам.

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars) в Ростове-на-Дону

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars), был номинирован на премию американской киноакадемии за декорации к фильму «Чужой» (Alien).

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars) в Ростове-на-Дону

В фильмографии канадского кинематографиста около трёх десятков фильмов, в 17 из них он выступил и как режиссёр: «Нострадамус» (Nostradamus), «Поле битвы: Земля» (Battlefield Earth), «В плену у космоса» (Stranded) и др., а его дебютная полнометражная лента «Телепат» (The Sender) стала культовым фильмом – так, например, Квентин Тарантино назвал его своим любимым фильмом ужасов 1982 года.

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars) в Ростове-на-Дону

– Декорации к фильмам «Звёздные войны» и «Чужой», которые вы создали, в своё время стали прорывом в мире кинематографа, революционным прыжком в совершенно иную реальность. Как рождались ваши идеи?
– Я просто чувствовал, что должно быть именно так. Ранее научная фантастика не была представлена зрителю, поэтому перед нами были открыты любые пути. Джордж Лукас создал прекрасный миф, который покорил весь мир. Нам всем нужны мифы, чтобы осознать, кем мы являемся, отыскать разгадку. Свой миф мы хотели сделать реальным, не искусственным и не блестящим. Таким, глядя на который у зрителя не возникало бы сомнений в его подлинности.

– И у вас получилось: даже спустя десятилетия созданные вами миры остаются актуальными и находят миллионы последователей и фанатов по всему миру. Правда ли, что перед работой над «Звёздными войнами» вы вдохновлялись фильмами Тарковского?
– Да, я очень люблю Тарковского. Он был первым, кто стал работать в жанре научной фантастики, поэтому его «Солярис» – гениальный пример для всех нас.

Мой первый короткометражный фильм «Чёрный ангел», заказанный Джорджем Лукасом, пронизан вдохновением от работ Тарковского, я многому научился благодаря ему.

— На ростовском кинофестивале в программе «Ретроспектива» демонстрировалась короткометражка «Чёрный ангел», которую вы сняли в 1980 году по поручению Джорджа Лукаса, она одно время предваряла в кинотеатрах показ картины «Империя наносит ответный удар». Правда ли, что в ваших планах снять её полнометражный вариант?
– Да, сейчас я возвращаюсь к тому, с чего начинал. Когда фильм «Чёрный ангел» шёл на больших экранах в Шотландии, мне всегда задавали вопрос – почему нет полнометражной версии? И сейчас, спустя 37 лет, я к этому готов. С помощью этого фильма мы переместим людей в древний мир, он унесёт вас в прошлое, в мифологию. Сейчас уже завершена работа над сценарием, определено место съёмки. Остаётся решить финансовую часть вопроса, и, надеюсь, зимой этого года мы приступим к съёмкам.

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars) в Ростове-на-Дону

– В напряжённом графике председателя жюри фестиваля нашлось время для прогулок?
– Да, я успел побывать в казачьей станице Старочеркасской, а также в доме-музее Чехова в Таганроге.

Я очень люблю Чехова, он один из величайших писателей. Было интересно увидеть такой маленький домик, ведь он принадлежал уважаемому человеку, купцу. Я был удивлён. В доме сохранена естественная, немузейная обстановка, что очень ценно. Ростов-на-Дону мне тоже очень понравился – у вас тёплый, дружелюбный город.

– Какие фильмы вам запомнились на ростовском кинофестивале?
– Из общего числа всегда выделяется две или три картины. Мне нравятся режиссёры со своим видением, которые поднимают новые темы, по-другому показывают мир. Также очень интересно смотреть дебютные работы, ведь мы здесь именно для того, чтобы поддержать молодых, начинающих режиссёров. Ростовский кинофестиваль растёт, это очевидно, и я уверен, что со временем он станет очень крупным событием.

– Как вы оцениваете российские картины, которые были представлены на конкурсе?
– Мне кажется, российским режиссёрам нужно грамотное наставничество. Россия обладает богатым кинематографическим наследием, и мне хотелось бы, чтобы традиции возрождались. На фестивале присутствует много молодых людей, они пробуют себя, показывают свою Россию. Мне было очень интересно посмотреть, что происходит в вашей стране в настоящий момент. Ведь кино – это зеркало реальности.

– А что важнее – верить в себя или уметь прислушиваться к мнению авторитетных людей?
– Слушать нужно всех людей, которые вас окружают, ведь, возможно, именно они подскажут вам что-то новое, натолкнут на идею. Конечно, если эпический исторический фильм вам предлагают превратить в комедию, то этого делать не стоит. Но нужно обращать внимание на комментарии. Я делаю именно так.

Акира Куросава давал советы мне и Джорджу Лукасу, и я до сих пор призываю студентов посмотреть все фильмы это режиссёра – он просто гений! И абсолютно неважно, что эти работы были созданы 20 лет назад, их просмотр позволяет вам получить уроки кинематографического мастерства. Студенты из США и Канады, которым я читал лекции, многое почерпнули для себя из этих фильмов. Это очень важно – уметь не только слушать, но и слышать.

– Какой совет вы дали бы начинающим режиссёрам?
– Я бы посоветовал им прочесть мою книгу «Алхимик кинематографии». В ней я очень подробно описал, как мы, не имея денег, снимали «Звёздные войны». То же самое касается и фильма «Чужой», и короткометражного «Чёрного ангела», – нам никогда не было легко. Последняя строка в книге звучит так: «Все говорят вам, что вы не сможете. А вы сможете!» Смысл этой фразы заключается в том, что ваша страсть к чему-либо должна найти выход. Это искусство, исходящее из сердца.

Беседовали Наталья Андреева, Елена Языкова

Валерий Посиделов. «Вудсток»-на-Дону

1969_05_09 Вудсток-на-Дону - выступление группы НЕУДАЧНИКИ

Вудсток-на-Дону — выступление группы НЕУДАЧНИКИ. 9 мая 1969 год. 

У каждого молодёжного движения есть свои корни, тем более, когда это модное, музыкальное направление. Джон Леннон однажды, будучи навеселе, поведал журналистам байку, согласно которой весь этот рок-н-ролл разработали и систематизировали цээрушники для того, чтобы активную часть человечества — молодёжь — посадить на наркоту, разврат и прочие забавы, лишь бы отвлечь их от политики и революции.

Джон был весёлым брехуном, а именно такие люди очень часто выдают военные тайны.

Как бы там ни было, но эта «зараза» охватила весь мир. Даже наша уникальная Страна Советов не смогла оградить себя от музыкальной интервенции ни радиоглушилками, ни мощной партийной идеологией.

В этом году исполняется 35 лет с того момента, когда в Ростове, на левом берегу, случился первый рок-фестиваль.

С очевидцем и соучастником этого «безобразия», ныне почтенным господином, экономистом и бизнесменом ИГОРЕМ СКРЯГИНЫМ мы пустились по волнам нашей памяти.

Я не просто вспомнил, но уже кое-кому из друзей позвонил. Есть идея собраться и тряхнуть стариной, сделать такую акцию в одном из концертных залов или в клубе.

Расскажи, как всё это произошло. Я-то в 1969 году ходил в третий класс и слово «рок» для меня означало злую судьбинушку, в которую я позже и вляпался.

С 9 по 10 мая 1969 года, на базе отдыха треста «Горгаз»1 мы с товарищами устроили рок-фестиваль. Естественно, это было навеяно Вудстоком, который произошёл за год до нашего события2.

Вудсток-на-Дону-69 - группа УТРЕННЯЯ РОСА — с Саша Пиротехник, Женя (Джон) Хохлов, Vladimir Sher, Бен Абдель-Крим и Евгений Катенев.

Вудсток-на-Дону-69 — группа УТРЕННЯЯ РОСА — Саша Пиротехник, Женя (Джон) Хохлов, Vladimir Sher, Бен Абдель-Крим и Евгений Катенев.

Там всё происходило широкомасштабно, на несколько дней со всего мира съехалось несколько миллионов людей.

А у нас без всякого шоу-бизнеса, но тоже за два дня — несколько тысяч зрителей. Мы, организаторы фестиваля, боялись, что приедет милиция и разгонит всех. Естественно, никакого официального разрешения у нас не было. Собрали лучшую аппаратуру, какую только по тем временам можно было достать.

Было всего четыре группы. Первыми выступала группа «Малыш и братья». Её лидер — Саша Путилин.

Александр Николаевич Путилин ныне хорошо известен в музыкальных кругах как гитарист, компьютерщик, создатель музыкальных обучающих программ.

Я не всё слышал, хотя и был участником, но кажется, у него была инструментальная музыка.

По тем временам это было очень неплохо, но у них всё время ломалась аппаратура, что-то глючило. Путилин хотел играть только на своих приборах.

Путилин же был великим звукоизобретателем. Он делал потрясающие звуковые эффекты. Я помню, за бешеные деньги купил первую свою примочку. Не у самого Путилина, а у какого-то парня. Это был «драйв» и «лэсли» в одной педали.

Вскоре она сломалась, впрочем, не до конца, а даже очень в интересном направлении. Во время «соляка» путилинский прибор мог вдруг выдать самопроизвольную пулемётную очередь. Как жаль, что я не смог сохранить этот раритет!

Вторая группа, в которой играл я, называлась «Корда», (от латинского — струна). Мы были ансамблем из РИНХа. В те времена во всех вузах были свои звёзды рок-н-ролла.

Третья команда — «Неудачники». Там играли очень крепкие гитаристы — Игорь Пеньковский и Саша Квач. Пел Миша Завалишин. Он учился в Грековке, так потом и стал художником.

И самым гвоздём фестиваля была группа «Утренняя роса». Они играли очень чисто, профессионально. По тем временам это являлось редкостью. У нас были лажи и киксы, а у них всё безупречно отрепетировано.

Все играли чужую англо-американскую музыку, а они только на русском, и, очевидно, это были песни собственного сочинения. Во всяком случае я их по радио не слышал. У них был групповой вокал, а у всех остальных пел кто-то один. В «Утренней росе» пели три человека: Щербак, Котенёв и Саша Агеев.

Саша играл ещё и на гитаре. Учился он на физфаке или мехмате в университете. Там он стал аспирантом, потом кандидатом, сейчас уже наверняка профессор.

Соло-гитаристом был французский подданный Бель Мухаммед по кличке, естественно, Беня. Беня по национальности бербер, по цвету кожи — темнее араба. Его родители жили в пригороде Парижа.

Все группы играли гитарную музыку. Только у нас был клавишник, но мы приехали на всё готовое, а органа не оказалось. На нём у нас была вся музыка построена, но не отказываться же из-за этого от выступления. Пришлось просить подыграть гитаристов из других групп. Согласился Бель Мухаммед. А тут ещё нас прокинул наш барабанщик Лёня Липянский — в ту пору красавец-мужчинка с внешностью Марчелло Мастрояни. Он наотрез отказался играть, услышав выступление «Утренней росы».

Не буду, и вам не советую, — упёрся Лёня.

Пришлось ещё и ударника искать. Детский сад!

«Утренняя роса» играла часами. У них был огромный репертуар. Потом пошли «Неудачники», и следом мы «отметились». Я пел битловскую песню, о чём, конечно, жутко сожалею (смеётся). «Чигис ми эври синг». Знаешь, песня «Энди, ай лав ю»?

До этого фестиваля ничего подобного ещё не случалось.

Был, правда, в ту пору продвинутый персонаж — Маруся Тряпошник, частный закройщик, жуткий поклонник битлов и ролингов и известнейший тусовщик по Броду. Он по сути стал первым продюсером. Собрал каких-то ребят на базе ДКС. Они играли в 1962 году, но это не точно, скорее, это городская легенда. Я их даже не слышал. Попасть было невозможно, милиция не пускала.

После этого «Вудстока»-на-Дону пошли знаменитые фестивали в ДК «Сельмаш». Толпы людей не вмещались в зал. Конная милиция патрулировала окрестности парка. Это 71-й, 72-й, 73-й годы. Уже комсомол прикладывал руку к организации.

Играли очень известные группы: «Дилижанс», «Россияне», но среди всех бриллиантом сверкала группа «Кристалл». В ней играл Виктор Барилов на гитаре, Сергей Егоров — на клавишных. Фамилию певца не помню, но это был великолепный тенор. Он пел эстрадную классику тех времён. «Улетай на крыльях ветра. В край чудесный, край далёкий». И Барилов с мощным сольным запилом. Они были виртуозами. Так играть просто никому не снилось.

Сегодня Виктор Барилов — профессор консерватории и практикующий музыкант. Сергей Егоров, кажется, тоже профессор консерватории. Вместе с Путилиным они делают музыку.

Мне уже 54 года, а многие были постарше.

Часто вижу ударника Казаряна.

Аркаша Заика умер от водки. Пил сильно. Потом закодировался, долго держался, но сорвался и сгорел в одночасье.

Часто встречаю Серёжу Лютого — он тогда играл в «Неудачниках».

Пеньковского встретил, он меня не узнал.

Интересно, где сейчас Малёк (Лёша Махонько — легендарный барабанщик семидесятых)?

Кстати, кажется, это он тогда заменил нашего сломавшегося Лёню, только кличка у него была Пирожок. Он играл в «Утренней росе». Наш клавишник Валера Бенгус окончил консерваторию, потом играл по кабакам.

У нас был басист, а потом и ударник вместо Лёни Липянского — Серёжа Ткаченко. Сейчас это главный бухгалтер фирмы «Регата». Лепянский живёт в США уже много лет. Начинал рабочим, клал паркет. Теперь он уже хозяин своей фирмы.

Был ещё Юра Ботников — очень хороший певец. Теперь живёт в Германии.

Кстати, он сейчас приехал в Ростов погостить.

Бель Мухаммед уехал в Париж, долго не мог найти работу, теперь работает в компьютерной фирме электронщиком.

После учёбы в Совке ему пришлось подтверждать свой диплом и доучиваться ещё три года.

Щербак живёт в Америке уже 20 лет.

Котенёв — в Сочи, у него своеобразный бизнес. Он борется с грызунами и тараканами.

Женя Хохлов — басист «Утренней росы» — профессор медицины. Пирожок3 — увы, не помню фамилию, говорят, тоже крупный медик.

Тогда это точно не Малёк, тот, скорее, по другую сторону медицинских специальностей.

Тогда мы все регулярно играли на танцах, в столовой РИНХа, где теперь кафе «Академия».

Поскольку РИНХ был практически женским институтом, то приглашали на вечера «гусаров» из РАУ.

Когда-то нынешняя Большая Садовая называлась продвинутой молодёжью Бродом.

Брод — дитя любовной игры слов. Заморского — сухопутный путь и нашего — бродить.

Вот из Брода и вышли эти люди, впоследствии учёные, бизнесмены и музыканты. Многие живы и здоровы. Хотелось бы их собрать вместе. Я хочу обратить внимание на то, что ничто на пустом месте не произрастает. Нынешние музыканты должны об этом помнить.

Валерий Посиделов.

Фото Игоря Скрягина.

Газета «Ростов Официальный», 21.01.2004, № 3 (477).

ВУДСТОК-НА-ДОНУ: ПРИМЕЧАНИЯ

1 — по информации Александра Агеева, гитариста и вокалиста группы «Утренняя Роса» и одного из активных организаторов фестиваля, «Вудсток-на-Дону» проходил на базе отдыха проектного института «РостовСельхозСтрой» (Левбердон, в районе 29-й линии, по диагонали от популярного ресторана «Казачий Курень»).

Отец басиста «Утренней Росы» был секретарём парткома в «РостовСельхозСтрой», и, благодаря этому обстоятельству, на институтской базе удалось провести фестиваль.

2 — Знаменитый американский рок-фестиваль WOODSTOCK состоялся, на самом деле, несколькими месяцами позже, с 15 по 18 августа того же 1969 года.

И, соответственно, название «Вудсток-на-Дону» было придумано ростовчанами позднее.

В 1969 году ростовские битники называли свой фестиваль на Левбердоне — ПОП-СЕЙШН.

По всей видимости, Игорь Скрягин имел в виду другой американский рок-фестиваль, Miami Pop Festival (май 1968 года), на котором хедлайнером был Джими Хендрикс, выступивший затем и на фестивале WOODSTOCK в 1969 году.

3 — Владимир «Пирожок» Васильев, барабанщик группы «Утренняя Роса». После окончания Ростовского мединститута в 1977 году— врач-педиатр, Заслуженный врач РФ.

Публикацию подготовил С. Ильич

Статья Валерия Посиделова «Вудсток-на-Дону». 2004 год, газета "Ростов Официальный".