Владимир Вельтман. Человеческая полоса. Холст, масло, смешанная техника. 100Х79. 2017 год

Владимир Вельтман. Человеческая полоса. Холст, масло, смешанная техника. 100Х79. 2017 год

На выставке «После Графа» в Таганроге   (куратор — невероятная Наташа Дурицкая) я записала историю, которую мне рассказал один из учеников Леонида Стуканова — художник Владимир Вельтман. Ну да, тот самый, чья картина теперь находится в коллекции Алена Делона.

Одна история запомнилась мне. Я был тогда в 10 лет учеником Леонида Стуканова.

Объявили Всесоюзный конкурс на лучшее живописное и скульптурное произведение и нас призвали участвовать.

И я понял, что я слаб — самый маленький в группе. И стал думать — как же мне выделиться? Чтобы быть таким же неповторимым, как и мой учитель.

И тут меня осенило!

Владимир Вельтман. "Человеческая полоса" 2017 год, (фрагмент). Холст, масло, смешанная техника. 100х79

Владимир Вельтман. «Человеческая полоса» 2017 год, (фрагмент). Холст, масло, смешанная техника. 100х79 

Я на море нахожу осколки камней, цветное стекло, смальту…Видимо эта детская тяга  потом у меня в творческое кредо превратилась. И вот я две тачки камней и стекла приволок и сделал «Полтавскую битву».

Но я был мальчик и не подумал — как эту тяжелую вещь на цементе (!) — метровой высоты (!) — как её тащить?

И попросил отца, чтобы он на тачке привёз моё произведение в художественную школу.

И когда папа «доставил» мой шедевр, я увидел ужас и страх в глазах Стуканова. Он просто оторопел!

«Что это?»

«Моя работа»…

Потом он, видимо, внутренне собрался и попросил открыть покрывало.

Я откинул.

Стуканов: «Великолепно!»

Потом подошёл к цементной плите, нежно её приподнял, понял, что в ней где-то 35 кило и говорит: «А как мы её на выставку отправлять будем?».

И я озадачился : как? Вдруг по пути в Москву кто-то ее кинет и она разобьётся? Это надо лично везти  её!

Но это  оказалось невозможным на тот момент.

Я был разочарован! Но вскоре это чувство улетучилось — ведь учитель одобрил и похвалили меня!

Стуканов отличался от других педагогов тем, что никогда сильно  не ругал учеников, напротив, он нас поддерживал!

Записала Галина Пилипенко