Архив метки: Александр Жданов

Валерий Кульченко. Снег в Вашингтоне. Александр Жданов. Часть 181

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.Письмо авангардиста и диссидента Александра Жданова — художнику Валерию Кульченко. Из Америки — в Ростов-на-Дону.
«Молчи, скрывайся и таи, и мысли и мечты свои»… русский поэт и дипломат известный, Фёдор Тютчев. Хи-хи…
Ну, ладно, дорогой Валерий Иванович, я проснулся пописать и выкурить сигару и зачать 4-й вариант моего этого письма к тебе.
А первые три варианта — они очень разные, я бросил в мешок и завязал мешок удавкой…
А в 4-ом варианте письма, я попою свободно и открыто!
Александр Жданов, USA, Вашингтон, 1992 год.
 Продолжение
Примечание, точнее, вопрос  от редактора — Галины Пилипенко: другой друг Александра  Жданова — Леонид Пузин в своих мемуарах пишет, что Жданов учился у Петра Келлера, но точно, наверняка, он не помнит.
Так скажите — может ли кто-то уточнить эту информацию?

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 178

Валерий Кульченко. Уголок старого Ростова.Картон, масло. 30 х 32, 1961 год.

Начало

Разговор зашёл ещё в самом начале выкладывания «Островов памяти» на сайте «Неофициальных новостей Ростова-на-Дону» http://www.rostovnews.net/ ростовской тележурналисткой неугомонной Галей Пилипенко, а именно — главы «Параметры Венеры«.

Глава посвящена семикаракорскому поэту Борису Куликову.  В ней я пытался, не называя конкретных имён и фамилий персонажей, обобщить образы и понятия: поэт, художник, председатель, казак, женский образ — Аэлита и т.д., чем вызвал замечание по этому поводу несравненной Галины Пилипенко — что нужно все таки называть имена и фамилии, потому что воспоминания — документальная проза, а не художественная фантазия автора на вольные темы, как, например, безоблачное детство, здесь — умиление до слёз, серая, скучная современная жизнь, да ещё и с примесью политиканства — здесь уместны истерики и рыдания!

Валерий Кульченко.Сирень. Бумага, акварель. 32 х 45. 1963 г.

Немного подумав, не без душевных сомнений, автор этих строк, согласился с литературным редактором «Островов памяти» Галей Пилипенко (к этому времени я самолично назначил её на эту «должность», на что получил ответ: «Считаю за честь!»).

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Позже, в связи с опубликованием писем Жданова Александра Павловича (цикл «Снег в Вашингтоне»), все определилось, устаканилось и стало на свои места.

Прошло два года. Беседую с музой и супругой одновременно — Танечкой Лифановой. Теперь, конечно, Кульченко.

Таня Кульченко с сыном Серёжей. Нахичевань. 1977 год.

«Таня, хочешь я прочту тебе строки, где Борис Екимов пишет обо мне : «Нынешней осенью, в конце сентября мы с товарищем приехали на берег Дона, к  Черкассовскому заливу.

В гостях у писателя Бориса Екимова. Калач-на-Дону, Пролетарская 35. Максим Лифанов, Борис Екимов и Валерий Кульченко. 1998 год

Товарищу моему, жителю городскому,  захотелось ущицы. Вот и приехали на поклон к рыбакам!!!» (Рассказ «За шиповником» из книги  «Смертный приговор», подаренный мне писателем с дарственной надписью).

Валерий Кульченко

Таня: «Ну где же это указано, что «городской товарищ» — это Кульченко В.И.? Да ещё из Ростова-на-Дону, а не из Волгограда? Город-герой, ближе к Калачу, всего 80 км. И вполне может быть «волгоградский товарищ» — поэт Василий Макеев, с которым Екимов тоже дружил».

В бой вступает весомый аргумент: «Но я же помню этот хмурый, осенний день и нашу поездку к воде на писательской ниве и судака, подаренного нам рыбаками!

И вояж на следующий день за шиповником, осталась также в памяти и зафиксирована в картине «Слышен крик журавлей»! Я написал её в 2000 году и она стала собственностью РОМИИ.»

Татьяна Кульченко

Но Таня не согласилась! Хотя я и привёл последний, и, как мне казалось, решающий довод: «Ведь это же художественная проза! А куст шиповника и его алые ягоды остались на всю жизнь! Конкретно!».

Валерий Кульченко Валерий Кульченко. Флора. Холст, масло. 30 х 40, 2005 год.

Таня: «Это всё на эмоциях и довольно расплывчато!

Вот же в конце рассказа писатель переходит на точную документалистику: «Долина Голубой балки, внизу — речка Голубая. Поодаль — хутор Большой Набатов.

Теперь, будто в насмешку звучит «Большой». А когда-то было и впрямь — 150 дворов.

На той стороне речки — Малый Набатов — 80 дворов.

Дальше — Картули, Лучка — дворов по полсотни.

Валерий Кульченко. Донской берег. Хутор Набатов. Бумага, темпера. 60 х 80. 2009 год

Теперь там пусто, в Большом Набатове доживают свой век Фома Жарменов, Иван Евсеев, да Василий Вьючнов — природные набатовские казаки».

Вот здесь всё понятно!»

Примолкли оба спорщика. Задумались.

Каждый вспоминал свою малую родину.

Таня — Романовскую, где прошло её детство. Я — Калач-на-Дону.

Цепляемся за каждую соломинку нашего прошлого из островов памяти.

P.S. И всё-таки умиления «до слёз» уместны!

Ноябрь 201 7 год

Продолжение

Валерий Кульченко. Острова памяти. Александр Жданов. Часть 177

Валерий Кульченко. Письма Александра Жданова

Эпистолярий. Александр Жданов  из Москвы — Валерию Кульченко в Ростов

Начало

Кима привет всем членам Войска Донского.

Доходят слухи — жируют карпы по ямам и кисы засохли: некому воспеть дивную красоту донской Земли. Вроде и не пьют они Ростовские кисы в избытке. Вроде и не пили кису никогда ха-ха-ха.

Напоим коней! Дождя! Молятся варяжские гости.

Ну мотри лиходей Валера! Как хочь, с кем хочь, с тем и пей! А придём — режь последний огурец и сдавайся добровольно. Зарежем без ножа!Калач полоним.

Привет Сене (Скопцов С.С.) привет всем.

Художники на Ворошиловском мосту в Ростове-на-Дону, в 1965 году: Гапонов (умер в 2004 году), Александр Жданов (1938- 2006 гг.), Владимир Кретов, Николаенко. Фото: Валерий Иванович Кульченко

Молитесь нашему Богу.

Молитесь нашему Богу!

Молитесь нашему Богу!

Молитесь нашему Богу!

Бог един, триедин в одном лице. Бог велик!

Готовятся варяги в походы! Но и на юг набеги готовят! Закрывают пиво-водочные предприятия свои!

Детская коляска. Ассамбляж. Детали детской коляски, перчатки, проволока. 82х53х14,5. 1964.. Александр Жданов. Находится в галерее Сергея Попова, Москва

Поить коней своих будем Донской водой!

Велика кара «святым» еретикам.

Люди юга живут на Севере в изгнании. Молитесь Богу прилежно!

Письмо огласить на круче, Донским атаманом Валерианом Кульченко! С кем ты славный атаман будешь пить кису!

Ну мотри! Как хочь! Мотри, атаман, полоним…

А.Жданов.1974

Продолжение

Александр Жданов .Фото из архива Александры Вольвич.

Валерий Кульченко. Острова памяти. Кто отравляет сельский воздух?! Александр Жданов. Часть 173

Валерий Кульченко.Валерий Кульченко. Этюд на академической даче. К., м.60 х 32. 1974

Валерий Кульченко. Этюд на Академической даче. К., м.60 х 32. 1974

Начало

Куля, я не потому что хочу тебе плохого, но что мне кажется, что вряд ли дача что тебе даст!

В том смысле, что ты не привезёшь оттуда 100 шедевров и устроишь грандиозный отчёт.

Валерий Кульченко. Письма Александра Жданова

Но если ты это сможешь сделать и делаешь это, то ты пижон, слишком деловой и серьёзный. (Вот те на! И не сделаешь работы и сделаешь  — всё равно плохо! Прим. Валерия Кульченко. Октябрь 2017 год). (Валерия Иваныч! Жданов же вас дразнит! Умело как задирает! Прим. Галины Пилипенко).

Александр Жданов (второй слева). Фото из архива Александры Вольвич.

Сначала — слева — кто это? Подскажите? Затем — Александр Жданов. Фото из архива семьи Вольвич.

Мне ты можешь не писать — сам такой. Но в Ростове ждут заинтересованные Люди, известные тебе товарищи, твоё письмо! (Жданов имеет ввиду  Семёна Сергеевича Скопцова и его жену Людмилу Савельевну, которая, может быть, из всех ростовских, кроме Тани, ждала от меня вестей с нетерпением.

Ростовский художник Семён Скопцов и его жены Людмила Скопцова

Семён и  Людмила Скопцовы.

Провожая меня на творческую дачу и, опасаясь, что я там на «вольных хлебах», не смогу отказаться от предложений выпить и «загуляю» вместе с художниками, советовала мне отказываться от зелёного змия, ссылаясь на больной желудок, гастрит, язву и т.д. (Прим.В.Кульченко. Октябрь 2017).

Валерий Кульченко на рыбалке. Лето 1989 год. Ростов-Калач-Голубинские пески на Дону

Валерий Кульченко и рыбы.

Куля крестится на Академической даче. Пойдёшь отобедаешь сейчас — не забудь про Голубой Дунай (магазин). Там, в мою бытность, продавали «Зверобой» — такая горькая настойка. Желаем, Куля, тебе  творческих успехов. Будь.

Продолжение

 

Валерий Кульченко. Острова памяти. Александр Жданов. Часть 172

В.И.Кульченко. Бывшая паромная переправа. 1980 г.

В.И.Кульченко. Бывшая паромная переправа. 1980 г.

Начало

В русских народных сказках вода издавна фигурирует в образах «живой» и «мёртвой». Братец Иванушка видит лужицу водицы на дороге (так и хочется сказать «в Чернобыль», просит Алёнушку: «Сестрица! Сестрица! Солнце высоко, дорога далеко, можно я напьюсь!»

Сестра предупреждает: «Не пей, Иванушка, козлёночком станешь»!

Не выдержал братец, напился и ….стал козлёночком!

Что это была за вода?

Остаётся только фантазировать — на то она и сказка — «ложь с намёком» и молодцам уроком — гласит в концемудрость народная.

Художник Васнецов создал серию картин по мотивам русских сказок и былин: знаменитые «Три богатыря», печальная, пригорюнившаяся у воды Аленушка…

Образ омута берёт на себя доминирующий акцент.

Позднее, в 70-ых годах ХХ века, в беседе с искусствоведом Александром Павловичем Токаревым об этой картине , я определился с метафорой: «Магнит воды», чем очень удивил Токарева.

Статья Александра Токарева в газете «Вечерний Ростов» называлась «Степные колодцы»

Спустя некоторое время, в статье о моём творчестве «Степные колодцы» (газета «Молот» 1979 год) Александр Павлович Токарев взял на вооружение сказанное — «Магнит воды в пейзажах Валерия Кульченко«.

Один из таких пейзажей, написанный зимой 1974 года на Академической даче в Вышнем волочке, находится в Сальской картинной галерее имени Нечитайло.

Ночью выпал первый снег, прикрыл белым покрывалом крутые берега реки Мсты, вычертив графикой стволы тонкой ольхи, кряжистых вязов, конусы елей — безмолвная тишина окружает незамёрзшую дегтярную гладь реки. Она завораживает, притягивает взгляд… Отсюда и «магнит воды».

В.И.Кульченко. Затоны. Калач-на-Дону. 1980 г. Тушь, перо

В.И.Кульченко. Затоны. Калач-на-Дону. 1980 г. Тушь, перо

Вот что мне написал на  Академическую дачу из Ростова-на-Дну, сидя в гостях у Семёна Сергеевича и Людмилы Савельевны Скопцовых, в тепле и уюте, попивая чаёк-кофеёк, алчно поглядывая на буфет, может быть, угостят чем-то посущественнее и покрепче. но надежда быстро таяла, как снег весенний, Александр Жданов: «Куля, слушай, если ты платежеспособен, остаться, заслужить у них (имеется ввиду авторитетная комиссия из Москвы, состоящая из известных мастеров кисти и искусствоведов журнала «Художник» — примечание Валерия Кульченко) на даче ещё 2 месяца, и сделать много интересного и сделать это, то, наверное, будет НЕ ПЛОХО!

Ну а я сейчас тут себе дачу-баню устраиваю аж до весны. А с весны снова вперёд рвану. Очень интересные выставкомы в этом году!»

Продолжение

 

Валерий Кульченко. Острова памяти. Кто отравляет сельский воздух?! Александр Жданов. Часть 171

Начало

Пан Козельский отравляет воздух сельский пук-пук.

(Эту частушку сочинил Саша Жданов как сатиру на директора «Академической дачи» П.Н.Козельского. В 1963 году заступил он на этот пост.

Фронтовик-артиллерист стал выяснять — кто автор этой шутки?

Жданов показал на московского художника Мишу Никонова — брата известного шестидесятика П.Никонова).

«Куля приветы.

Куля привет всем от Люды и от Семёна Сергеевича и от меня лично всем нашим друзьям и персонально Петру Николаевичу Козельскому и кто вами художественно руководит».

Следуя грозному указанию. Жданова, по приезду на дачу, я передал Козельскому от Семёна и Людмилы Савельевны Скопцовых. И всё шло гладко со взаимными рукопожатиями и улыбками.

Но, как только я открыл рот и приветствовал Петра Николаевича персонально от Александра Жданова, директор «души художников» изменился в лице и сказал, чтобы он и на пушечный выстрел не подходил к Академической даче.

Это был отзыв П.Н.Козельского ветерана ВОВ на стихотворное творчество Жданова А.П.

Продолжение

Валерий Кульченко. Острова памяти. Кто отравляет сельский воздух?! Александр Жданов. Часть 170

Художник Александр Жданов . Фото из архива Александры Вольвич.Начало

Но попаду я теперь на более лучшую дачу, чем Переславль, меня уже не выведет из себя ничего.

Мастерская, краски, холсты, время и интересные люди в перерыве. Вот главные.

Куля, а много ли у тебя красок и холстов? И сколько Вас человек в мастерской?

Мне например крайне интересно, как ты? Как всё это? И то что тебя стали признавать и поощрять чуть, на тебя как действует?

Например, я, будучи на даче всё лето, больше смог сделать в себе самом как в художнике и человеке, чем сделал конкретно в материале!

И это далось мне страшно тяжело.

Вернулся я в Ростов-на-Дону и только-только вхожу в норму. И вот только сейчас я начну вывезенное делать.

Продолжение