Архив метки: диссидент

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 199

Начало

«Ну что, господа и товарищи, я не слон и не Карл Маркс и не Фридрих Энгельс. Я — Фридрих Ницше!» (Из письма Александра Жданова к художнику Валерию Кульченко. USA, Washington — Ростов-на-Дону. 1990 год).

Саша Жданов, конечно же, видел пейзаж, воплотившийся в  картину «Чёрная речка»  Леонида Стуканова  — неоднократно — он жил на улице Ленина в Ростове-на-Дону в непосредственной близости от балки и проходил мимо «чёрного ручья» во время прогулок или направляясь в гости на Искрянский 14 — в нашу общину художников-студентов РХУ имени Грекова. Шёл 1960-й год.

Леонид Стуканов. "Чёрная речка" в Галерее  ZHDANOV. Ростов-на-Дону. Фото: Галина Пилипенко

Жданов, начиная с юных лет, всю жизнь почитал  — Пушкина, Лермонтова, Тютчева и Фета, а, эмигрировав в США, писал мне в Росссию и часто цитировал любимых поэтов.

То вспоминал пушкинскую строку «Унылая пораОчей очарованье!»,  то приводил есенинскую строфу:

«Кого жалетьВедь каждый в мире странник —
Пройдетзайдет и вновь оставит дом.
О всех ушедших грезит коноплянник
С широким месяцем над голубым прудом».
«Александр Сергеевич, как и Иван Алексеевич Бунин для меня два гения и героя и русских и общечеловеческих! И я хотел бы и на Западе продолжить и этот разговор об искусстве!
Но главное наше слово — кисть!»
                                              (А.П.Жданов 1989 год США).
Александр Жданов и Галина Герасимова. Фото к статье "Bittersweet Odyssey" ("Горько-сладкая Одиссея"). Опубликована в американском журнале "Town & Cоunty" 13 ноября 1993 год.

«Ночь темна — пустыня внемлет богу,

И звезда с звездою говорит…

Что же мне так больно…

Жду ль чего, жалею ли о чём?

Я  хотел б забыться и заснуть,

Но не тем холодным сном могилы…

Чтоб дыша вздымалась тихо грудь…»

Звучит музыка Великого Моцарта 1993 год.

Александр Жданов в Ростове-на-Дону. Фото из семьи Александры и Сусанны Вольвич

Порой писал «стихи»  и сам Жданов. Однажды из Москвы с адреса «До востребования» я получил листок тетрадный,  где поверх геометрических задач, наливной ручкой гений абстракционизма признавался:

«Курятник Мир

Он сладко спит и пьёт

Ебё…я сладко

Он сладко ест

И сладко бздит

Как блядь всеравно. Тот

кот Казанский

Но я с ножом окровавленным

над ним смеюсь

подобно чёрту тому

который сначала себя порезал

И крови хочу

Пусть льётся праведная кровь и куриная.

Изречение

Тот кто не знает

что мир устроен

не лучшим образом

тот просто дурак иои петух

тот кто знает

что он устроен хуё…о и прячется

тот пидарас

а тот кто не знает

что каждому и всему

в мире есть место

идиот и его надо зарезать.

А.Жданов 08 20

Продолжение

 

 

 

 

 

 

 

 

Мистическая реальность одного ростовского переулка

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Сижу я у себя под небом голубым (привет БГ!), почти что в небоскребе.

«Небо движется с трудом» (привет Наташе Дурицкой — именно так называется одна из её необыкновенных картин!).
Вокруг — огромные жёлтые конверты. Жёлто-голубое.

Нет, Украина, это не про твой флаг, а про книгу Валерия Кульченко.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год.

Она только что вышла — третий том «Островов памяти», в которой и мемуары (Валерий Иваныч назначил меня редактриссой) и эпистолярий — цикл «Снег в Вашингтоне»).

Впервые напечатаны письма авангардиста и диссидента Александра Жданова к художнику сурового стиля Валерию Кульченко. Такой акт памяти.

Александр Жданов из Вашингтона, США, — в Россию, в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко. 1992 год.

Я совсем чуток причастна — каждую букву на ощупь помнят подушечки моих пальцев: они набирали все письма Жданова. Письма прошли двойную очистку, как какой-нибудь крепыш
что любил пить Жданов, сидя в ростовских мастерских, московских квартирах, американских барах.

Кульченко переписывал письма друга, а затем отдавал мне.

Художник Александр Жданов.

Потому что ранние письма Жданова читала я легко, например, послания того времени, когда Жданов жил в Москве. А писал Жданов Кульченко всю жизнь!

Александр Жданов из Вашингтона, США — в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко.
«Американские» же послания разобрать затруднительно: предложения наезжают друг на друга, пишутся вертикально и обычно, лихо закручиваются по спирали, а поверх чернильной вязи скачут черти, бегут человеки и вздымаются купола церквей — рисунки.

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.

Если бы Жданов был женщиной (чего нельзя, впрочем, даже и вообразить) я  бы его письма сравнила с черными кружевами или выражением типа «мыслит — как вяжет спицами». Но нет — тут подходит только слово «наезд» — на Горбачева, советскую систему, отобравшую у творца творения его, на весь белый свет. И наезжают слова друг на друга, подлежащее на сказуемое, как автомобили в ДТП.

Александр Жданов из Вашингтона, США — в Ростов-на-Дону — Валерию Кульченко.

«Я: Что вы пьёте, Валерий Иваныч?

В.И.: Чай. С лимоном.

Я: А раньше?

В.И.: Ну что же вы не видели обложку книги Макса Белозора?

Всё то, что на ней и написано мелким-мелким шрифтом!

Я: Мелко — потому что секретно же: пароли. Пароли прохождения в «Волшебную страну» — Агдам, Кавказ, Херес Донской, Перцовка, Портвейн 777.

В.И.: Портвейн 777 —  или мы его еще называли «топорики» — и умилительно-ласкательно «портвешок». Он  уже не из общего ряда. Это напиток классом повыше, чем «Плодово-ягодное», которое мы в Ростове окрестили «Слёзы Мичурина», и «вермут» тоже очеловечили — Верой Михалной величали.

Валерий Иванович Кульченко кормит любимых птиц Пикассо. Фото: Галина Пилипенко

Обобщённое наименование всех этих вин — «бормотуха», потому что после нескольких — кому глотков, кому — стаканов — даже самый неразговорчивый ростовчанин начинал что-то бормотать, а потом и общаться в полный голос!

Как мы — художники — пили это? Да по нищете. Не духовной — финансовой.

Александр Жданов в Ростове-на-Дону. Фото из семьи Александры и Сусанны Вольвич

Я: Валерий Иваныч, а Жданов что любил?

В.И. (ни секунды не колеблясь):  Чего по-больше и по-крепче».

Конец нашего вербатима.

Так что догадаемся какие стопарики заказывал знаменитый завсегатай вашингтонского бара  «Madam’s Organ». Прилично его перевести как «Орган госпожи»? (там и поминки его состоялсь, но к памяти вернёмся).

Спиртное — так, дает шанс, что мужчины (ха!) прочтут писанину мою.

Обложка книги Валерия Кульченко «Острова памяти».

Если вы не помните кто такой Валерий Иваныч Кульченко, так я вам скажу: замечательный художник сурового стиля. И именно в его мастерской группа любителей всего вышеназванного, придумала объединиться в художественное товарищество  «Искусство или смерть».

Форзацы   книги Валерия Кульченко «Острова памяти». Ростов-на-Дону . 2017 год 

Форзацы   книги Валерия Кульченко "Острова памяти". Ростов-на-Дону . 2017 год 

Желтые прямоугольники Жданова. Черный квадрат Малевича. Красный конь… Стук копыт в моей голове прерывает звонок моего доброго друга — Анна Астаховой (даже на расстоянии она оценила невероятный фолиант «Островов памяти»: «Где ты, где ты? Галерея имени Жданова открывается, на американский манер — ZHDANOV — называется!».

Обратная сторона книги Валерия Кульченко "Острова памяти".

Обратная сторона книги Валерия Кульченко «Острова памяти».

Я вскочила, книгу захлопнула и прижала к себе — чтобы персонажи не выпрыгнули и помчалась вместе с ними по Газетному — переулку талантливых почитателей алкогольных напитков и литераторов.
Мимо гастропаба, названного в честь человека, разносившего такие же жёлтые конверты по домам обывателей Лос-Анджелеса — самого известного почтальона мира — писателя Чарльза Буковски.

Мимо  заведения имени самого знаменитого почитателя бабочек — » Nabokov «.

Мимо здания табачной фабрики, где жил художник Фима Мусаилов, с которым мы творили журнал «Ура Бум Бум» и по страницам одного из номеров Ефмиус запустил гулеванить этикетки вин, доступных в Ростове на тот момент.

Да, но дальше, дальше.

Мимо Туалета на Газетном… Почему сортир с большой буквы? Кто кайфует, тот поймёт — так почему-то говорили мы в детстве.

Не буду останавливаться, да объяснять.

(Удивительно, но сортир все же материализовался — возник у галереи — временный — пластиковый, но мистика же!).

Художники на фоне Туалета: Александр Селиванов, Сергей Сапожников, Алексей Курипко и Вадим Морозов. Фото: Лейли Асланова. У ростовской галереи ZНDANOVХудожники на фоне Туалета у ростовской галереи ZНDANOV: Александр Селиванов, Сергей Сапожников, Алексей Курипко и Вадим Морозов. Фото: Лейли Асланова. 

Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Моя самой себе придуманная миссия выполнима — только нужно время. Цель: вернуть себе себя, а Жданов Александр Павлович пусть присутствует на открытии галереи в честь него названной —  — ZHDANOV.  Пусть и в виде «Островов памяти». Два события чудесным образом связались — выход книги и открытие галереи. Спасибо Валерию Кульченко и идеологам галереи — Кислякову Саше и Дурицкой Наташе.

Но может быть и потусторонне — бегущий черный человек — его ж автопортрет — легонько ткнул меня в бок. Дружески.

Ага, подготовилась. А могла бы просто платье какое-нибудь новое надеть.

Светлана Крузе и Александра Токарева. Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Светлана Крузе и Александра Токарева.  Фото: Галина Пилипенко

Галерея разместилась в интересном месте — угол Газетного и переулка Малый (последний адрес в Ростове писателя  Солженицына —  Малый, 15 «а», тут на втором этаже он арендовал комнату — рассказывал однажды мне Саша Кожин. А он знает!).

А если дальше по Газетному пару шагов пройти, то дом другого знаменитого однофамильцв — Юрия Андреевича Жданова стоит!

Валерий — совладец винного бара , в котором открылась Галерея  ZHDANOV открывается.

Словом, гений Жданова посетил это место. Осмотрел выставку ученика и друга — Стуканова Графа Лёнечки. Даже собственное письмо узрел — вклеенное в картину «Богудония». Оценил!

Саша Кисляков и владельцы винного бара , в котором открылась Галерея  ZHDANOV открывается. 

Л. А. Стуканов «Богудония», 1983. Холст, масло, смешанная техника. 104,5х94,5. Архив Анны Астаховой.

Рассказывают очевидцы: картина Леонида Стуканова «Богудония» грустно пылилась  в захламленном месте таганрогского Союза Художников в плачевном состоянии.

Таком, что потребовалась реставрация. И вот она впервые (!) показалась в галерее.

Валерия Ясаева. Галерея имени Жданова ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Как объяснить непосвященным что такое живопись Леонида Стуканова?
Сравнение есть:  в литературе — Чехов. В живописи — Стуканов. Только Чехова теперь сделали елейным, заезженным — вроде Микки Мауса. Это не я сказала. Это — знаменитый Юрий Шабельников — ученик Стуканова.

Цитата вне контекста почти всегда беззащитна, поэтому уточнение от Анны Астаховой: «Фигуры Чехова и Стуканова несоизмеримы, конечно».

Актёр Илья Иванус (г.Москва) и Галина Пилипенко. Галерея ZHDANOV , Ростов-на-Дону

Очень много людей на выставку пришло — небольшой барчик смог уместить 11 творений Графа, а люди входили и выходили потоками, чтоб дать возможность посмотреть.

Творчество Леонида  Стуканова художник Вельтман изучил со всех сторон. Фото: Галина Пилипенко

Творчество Леонида  Стуканова художник Владимир Вельтман изучил со всех сторон. Фото: Галина Пилипенко

Светлана Крузе, как искусствовед, указала истинное место Стуканова — в музее. Душевно.

Чтобы восстановилась историческая справедливость не хватит усилий одного человека — должна работать институция.

Светлана Крузе оценила: и выставка и галерея сделаны  частным порядком, без бюджета. Ей, как директору музея, «провернуть» такое намного труднее, но она мечтает устроить вернисаж Графа!

Сева Лисовский на секунду прекратил режиссировать «Волшебную страну» и в бар-галерею заглянул. Ну на фото некоторых видно.

Московский режиссер «Театра.doc» Сева Лисовский у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Московский режиссер «Театра.doc» Сева Лисовский у ростовской галереи ZНDANOV. Фото: Галина Пилипенко

Вы же галерею, не смотря на мои наиподробнейшие описания, не найдете. Вывеска с названием ZHDANOV была приклеена прямо на стену цвета бордо винного бара.

Нет, не фейк, а акционизм. На выставку можно было ходить около недели. Я даже поснимать для телевидения «Россия-ДонТР» успела этот исторический акт. Правда, на другой день после открытия приехали съёмочной группой на выставку Графа в новую, ростовскую, мифическую галерею «ZHDANOV«.

 

И тут я поняла одну вещь — если искренне чем-либо интересоваться, то что-нибудь тебе обязательно перепадёт. И вот — бах — Саша Кисляков (организатор выставки, хотя я, кажется, уже писала об этом!)  выносит из запасников три работы, которые широкая публика не увидела — стен не хватило. Дела….

В столице Дона выставка Леонида Стуканова — впервые. В Москве в театре на Таганке была и  небольшая —  в Таганроге.

Александр Кисляков художник, организатор выставки «Граф»: «Лёня Стуканов — потрясающий человек и потрясающий художник. Куча всяких историй с ним связана. Но это кухонные истории.

Как-то они со Ждановым  приехал с пленэра, в конце января или начале февраля. Стуканов позвал в мастерскую и показал свои этюды и готовые работы. «Чёрная речка» — совсем не этюдная работа, а произведение.

Леонид Стуканов. «Чёрная речка» 

«Я увидел «Чёрную речку» и влюбился сразу и бесповоротно! Стал уговаривать мне её подарить. У меня же накануне был бёздей. Мы были в хороших отношениях. И он подарил! Таким образом я и стал обладателем этого шедевра!

Стуканов — добрейший, чудеснейший и бессеребренник к тому же!»

Быть может, следом выставку самого Жданова откроют? Или друзей — Кульченко и Жданова? Как сказал мне один идеологов: «Галерея  ZHDANOV — фантомная. Поэирму где и когда она возникнет снова- не ясно. Но это все равно произойдёт».

Кульченко  в будущем году 75 исполнится. Пошел Заслуженный художник Российской Федерации по живописным инстанциям — думал выставку к юбилею устроить. А ему — нет, брат, плати за аренду зала…

Галерея  ZHDANOV открывается. Фото: Галина Пилипенко

Меня с исторической книгой в руках, заметил Кожин и позвал на дружеские посиделки в ростовское отделение ВООПИК. Как только закончится действие здесь.

Немного поработали с культом личности Александра Кожина. Сам — слева, затем я — Галина Пилипенко, Юля Быкова, Людмила Андрейченко, Александра Токарева.

Драматург, поэт и главред журнала "кто главный" Сергей Артурович Медведев. Фото: Галина Пилипенко

Драматург, поэт и главред журнала «Кто главный» —  Сергей Артурович Медведев. 

Пошли — это на том же Газетном. Первый, кто встретил меня у Кожина — был Юрий  Жданов! В виде разбитой гранитной мемориальной таблички. Золотые буквы предложение — пополам.

Разбитая мемориальная доска Юрию  Жданову. Ростов-на-Дону. Фото: Галина Пилипенко

Этот исторический факт Александр Олегович Кожин у мусорки нашёл, понятное дело — спас! Сильный он у нас! Всё это уместилось в один (!) вечер.

Людмила Андрейченко и Александр Кожин. фото: Галина Пилипенко

Пишу так подробно — потому что Кульченко ж не смог прибыть, ну вот чтоб он представил.

Да, если хотите книгу «Острова памяти» с мемуарами Валерия Ивановича Кульченко и письмами Жданова Александра Павловича. Обращайтесь.

Да, вернусь туда, куда хочется возвращаться — на берег моря.

Если внимательно присмотреться — в картину «Богудония» Стуканов вклеил кусочек письма Жданова со словами «Здравствуй, Лёня!».

Ну, а я — Галина Пилипенко пока что говорю вам «до свиданья».

По этой ссылке Теле- выпуск где есть рассказ о галерее и выставке https://www.facebook.com/RostovNewsNetwork/videos/1539174292862988/

 

Валерий Кульченко. Снег в Вашингтоне. Александр Жданов. Часть 181

Александр Жданов из Вашингтона, США - в Ростов-на-Дону - Валерию Кульченко. Январь 1993 год.Письмо авангардиста и диссидента Александра Жданова — художнику Валерию Кульченко. Из Америки — в Ростов-на-Дону.
«Молчи, скрывайся и таи, и мысли и мечты свои»… русский поэт и дипломат известный, Фёдор Тютчев. Хи-хи…
Ну, ладно, дорогой Валерий Иванович, я проснулся пописать и выкурить сигару и зачать 4-й вариант моего этого письма к тебе.
А первые три варианта — они очень разные, я бросил в мешок и завязал мешок удавкой…
А в 4-ом варианте письма, я попою свободно и открыто!
Александр Жданов, USA, Вашингтон, 1992 год.
 Продолжение
Примечание, точнее, вопрос  от редактора — Галины Пилипенко: другой друг Александра  Жданова — Леонид Пузин в своих мемуарах пишет, что Жданов учился у Петра Келлера, но точно, наверняка, он не помнит.
Так скажите — может ли кто-то уточнить эту информацию?

Валерий Кульченко. Острова памяти. Кто отравляет сельский воздух?! Александр Жданов. Часть 169

Художники на Ворошиловском мосту в Ростове-на-Дону, в 1965 году: Гапонов (умер в 2004 году), Александр Жданов (1938- 2006 гг.), Владимир Кретов, Николаенко. Фото: Валерий Иванович Кульченко

Начало

Письмо художника Александра Жданова из Ростов-на-Дону — Валерию Ивновичу Кульченко в Вышний Волочек. Калининская область (Тверская) «Академическая дача» 1974 год.
«Куля, привет!
Куля, сижу у Семёна Сергеевича и Люды (Скопцовы). Вот спрашивают: что-то Куля не пишет? А я говорю, что Куля сейчас на «Академичке» загорает, а Париж там, где мы!

Александр Жданов (второй слева). Фото из архива Александры Вольвич.

(Откровенно говоря, своей фамильярностью в обращении ко мне «Куля, да Куля», Саша зае…л. Ну да ладно, дела давно минувших дней. Примечание Валерия Кульченко. Октябрь. 2017).

Александр Жданов .Фото из архива Александры Вольвич.

Нужно иметь идеальную мастерскую — большую, раз! Много километров холстов, много тонн краски и чтоб никто и ничто не давило на «колпак», а когда первый раз в первый класс идешь, будучи не первоклассником шибко не разгонишься. Если б я попал на «крещение» на Академичку, а не в Переяславль, было бы очень и очень плохо наверное. ( Смотри главу О лето, летело тело. «Острова памяти» Валерий Кульченко. 2014 год. Ростов-на-Дону. )

Александр Жданов. Фото из архива Александры Вольвич.
Потому что в Переяславле я был предоставлен сам себе, это и плохо и в тоже время от многого и уберегло. У меня была возможность подумать обо всем».
(Будучи проездом по пути из Горького в Ростов-на-Дону, мы с Таней и второклассником Серёжей остановились на сутки в Москве.

После ВДНХ зашли в кафе «Полевой стан» — перекусить.

Интерьер выдержан в деревенском стиле — вместо стульев стояли скамейки, на стенах прибиты орудия сельхозработника: грабли, вилы, лопаты, серпы, оживляемые снопами пшеницы.

Художник Александр Жданов . Фото из архива Александры Вольвич.

«Суп полевой» подавался в горшочках и посетителям предлагались деревянные ложки. Было это осенью 1969 года. Неизвестно посещал ли Саша это кафе. Может быть это его вдохновило, когда он прибивал инвентарь дворника на стену в своей переяславской мастерской, обогащая засохший букет в ржавом ведре («Ночной натюрморт») 1972 год.

Статья об Александре Павловиче Жданове в американском журнале "Тown and country"

Но какие-то невидимые нити, связывающие «Острова памяти» в разных временных и пространственных местах существуют.

Неощутимые в те  далёкие годы и явно, конкретно выплывающие в данный момент. Кристализуются здесь и сейчас. Прим. Кульченко. Октябрь. 2017. Сухой Лог).

Продолжение

Валерий Кульченко. Острова памяти. Письма Александра Жданова. Часть 162

Александр Жданов, Леонид Стуканов. Москва, 1984. Фото Л. И. Пузина

Начало

«Бога живописи тебе, А.П.Жданова, а не Иисуса Христа. Иисус Христос был праведник на земле Русской! Праведник благоразумности, разбойник господин, Пегаса музы и Пегасов всех и лиловых и серых, Бог живописи Александр Жданов – верный сын Руси Советской!

Буду вас всех любить до тех пор, пока вы все не станете совершенно красными!
Александр Жданов. 1977 г.
P.S. Алеет Восток, Алеет Запад! А красна изба нами!

Валерий Кульченко. Письма Александра Жданова

Куля, теперь читай стихи Есенина Скопцовым, а я не буду больше, им не дам зимой снегу! Куля, а ты, что ещё можешь, кроме того, что в ц. печать (Наверное, в центральную печать, а, может быть, в цветную.

В то время издательство «Советский художник» готовило к выпуску альбом «Молодые живописцы 70-х».

Монография с цветными репродукциями картин молодых художников 15 республик СССР приурочивалась к Олимпиаде-80.

Жданов Александр Павлович. в мастерской. Ростов-на-Дону. 1969 год

Жданов Александр Павлович. в мастерской. Ростов-на-Дону. 1969 год

Двумя работами: «Окно в Гурзуфе», «Столярная мастерская» и фотопортретом на обложке был представлен и автор этих строк. Прим. Кульченко. Июль.2017.)

Валерий Кульченко. Столярная мастерская. Эскиз.Картон, темпера, 60х80, 1973 год

Валерий Кульченко. Столярная мастерская. Эскиз.Картон, темпера, 60х80, 1973 год

Бегать по асфальто-бетонной накатанной дороге и от друзей убегать за угол, боком, боком… и ушёл…

Не уходи, не уходи, я помню чудное мгновенье, передо мной явились вы, как мимолётное виденье, как гений чистой красоты… Будут, змей, тебе бетонные дороги, Валера! Не, зимние ворота, осенние, держи на запоре! Я влезу через трубу или поддувало.
(Зелёные ворота, конкретно, в Ростове-на-Дону на Комсомольской, 54,  Жданов брал штурмом зимой 1969 года с призывным криком: «Штурм Зимнего!».

Таня отбивалась от нападавших, поблизости находился «наблюдатель» Собко Валера «Смур», веником, и одержала победу.

Я в это время был в г.Горьком. Прим. Кульченко. 2017. Ростов-на-Дону).

Александр Жданов в Ростове-на-Дону. Фото из семьи Александры и Сусанны ВольвичАлександр Жданов в Ростове-на-Дону. Фото из архива семьи Александры и Сусанны Вольвич

Вы уже Больших успехов добились, Валера! Можно уже и не хуя не делать. Клянусь, в тот день когда я въеду на Красной лошади — не Петрова-Водкина – в СССР вы все встанете на колени и будете поклоны бить Александру Жданову. Современнику и бессмертному Красному Всаднику!
…осенняя пора
Очей очарованье
Приятна мне твоя
Не прощальная краса
И не пышное природы
Увяданье…
Не увянет любовь к живописи!
А.Жданов. Москва. 1977 г.
Сохранность письма лично проверю в день получения».

Продолжение

 

Валерий Кульченко. Острова памяти. Письма Александра Жданова. Часть 161

Валерий Кульченко. Ночной портрет. (Жданов А.П.) К., м. 70х50. 1968 год

В. Кульченко. Ночной портрет (Жданов А.П.). К., м. 70х50. 1968 год

Начало

«Ну что, Куля, Валерчик!? Выйдешь «в люди», наконец-то, друг, или тысячу лет будешь ещё выходить в художники и делать вид, что ты умнее всех, уже не осёл, а лошадь розовая.

Ну, а если ты, Куля, боишься, что Жданов испортит тебе репутацию… Какой ты и друг? Рви когти тогда, Валера, в степи, там нет накатанных дорог, зато есть степные колодцы. А я уж как-нибудь обойдксь без старых хуеплётов первых Рыбниковых не Хлебниковых, не Есениных, не Маяковских!!! (Прямо сиротинушка — «Сирота Казанская»!!! Как всякая сильная личность, Саша Жданов при случае любил пустить слезу, ну и что? — пусть «крокодилова», но слеза есть слеза.

И кто не очень хорошо знал Александра, порывался пожалеть, посочувствовать «бедному художнику». Не подозревая, что в данный момент лучше пальца в рот не класть.

А что касается «накатанных дорог», то здесь надобно внести ясность, тем более этот образ неоднократно упоминается в других письмах-трактатах А.Жданова ко мне.

Дело в том, что при переписке в самом начале 70-х годов прошлого века я допустил следующее высказывание: «Там, где кончается асфальт накатанных дорог, начинается творчество!» Вот отсюда и пошло-поехало «асфальт накатанных дорог» и т. д.
Примечание Валерия Кульченко «Острова памяти». Июль 2017 год).

Валерий Кульченко. Серебряный ветер. Степной колодец. Эскиз.1975 год. 22х17В. Кульченко. Серебряный ветер. Степной колодец. Эскиз.1975 год. 22х17

Держи, не сазанов в зубы, Валера, рыбцов нате вам! Не хуй, друг мой, я вас, змеев, всех выведу в люди! Сделаю красивую путёвку в жизнь, не рви когти! Сазана тебе огромного, Валера, буржую доморощенному, ананаса тебе!
(Имеется ввиду, наверное, известное у В.Маяковского: «Ешь ананасы, рябчиков жуй! День твой последний приходит, буржуй!»
Но это в общих рассуждениях-предположениях. А конкретно Жданов здесь имеет ввиду банкет, который состоялся после открытия Всесоюзной молодёжной выставка «Молодость страны» в 1977 году в Москве, в Манеже.

Банкет грандиозный, правда, без ананасов и рябчиков, но присутствовали молодые участники вернисажа с необъятных просторов СССР.

Саши на этом банкете не было, да и не могло быть, но «критический реализм» остался. Ну а насчёт «сазанов», прочей донской рыбы, то кто из жителей Донского края, будучи в столице , не брал с собой цимлянского леща, рыбца и т. д. В качестве презента.

Но как говорится: «не в коня корм». Для москвичей всё многообразие донской рыбы определялось одним словом «вобла». Срочно сообщалось ближайшим знакомым: «Тут ростовчане опять воблу привезли, пошли в «Валдай»» пиво пить!»
Примечание В.Кульченко. Июль 2017. Ростов-на-Дону. Сухой Лог.)

Продолжение

Любит ли Ростов Солженицына, так, как любил его писатель?

Композиционный эскиз памятника писателю александру Солженицыну. Работа ростовского скульптора Дмитрия Лындина. Фото Галины Пилипенко

Эскиз памятника Александру Солженицыну ростовского скульптора Дмитрия Лындина. Фото моё — Галины Пилипенко

В Дом Журналистов не пустили журналистов!

Скандальная новость, Ростов! Сегодня в донской столице сорвали пресс-конференцию, посвящённую установке памятника Александру Солженицыну.

В назначенное время дверь оказалась закрытой.

После более чем часового ожидания, собравшиеся разошлись.

Спикеры предполагали рассказать о несогласии с решением установить скульптуру в отдалённом Левенцовском районе. Президент издал указ об увековечении памяти  писателя. Но, не смотря на это, инициаторы установки памятника уверены: идёт противостояние.

Напомним, что 3 миллиона рублей, на создание памятника выделенных Фондом имени священника Илии Попова  потрачены не будут, если скульптура окажется в Левенцовке, а не на Пушкинской, как и было написано в договоре.

Витольд Абанькин правозащитник, инициатор создания памятника А.Солженицыну:

«Я встречался со своим товарищем, который работал  областной администрации и рассказал ему о своей идее открыть памятник в Ростове.

И он мне ответил: напрасно ты питаешь иллюзии по этому поводу.

Власти не хотят памятника в Ростове.

Я говорю — как это так? Почему? Он  ростовчанин — 17 лет здесь прожил!

Есть мнение, что здесь в Ростовской области один Нобелевский лауреат — Шолохов».

Владимир Шевчук историк,  вице-президент Фонда имени священника Илии Попова:

«С Шолоховым они пикировались. Выступая на съезде Союза Писателей СССР, Шолохов, подверг разгрому писателей-диссидентов, в том числе и Синявского, находящегося на тот момент уже в тюрьме! И мне кажется, что именно этого Александр Исаевич не мог простить Шолохову».

Любит ли Ростов Солженицына, так, как любил его писатель?