Архив метки: семья

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ СТОЛИЦЫ — В РОСТОВ-НА-ДОНУ. ЧАСТЬ 36

скульптор-кузнец Роман Кость

Начало

17.11.00. 22-15

Мишенька!

Только добралась до компьютера. У меня сидела целый день однокурсница, она приехала из Израиля. И, поскольку мы видимся очень редко, пришлось ей уделять время, а так хотелось поскорее написать тебе, ведь теперь ты прочтешь мое письмо только в понедельник.

Правда был один интересный момент, когда она спросила, какой косметикой я пользуюсь…???… выглядишь, говорит, лучше, чем два года назад.

Я ей не стала объяснять, что это Мишенька сделал меня такой красавицей. Не поймет — очень прагматичный взгляд на жизнь. Ну, что я ей буду объяснять, что мне радостно от того, что где-то за тысячу километров живет человек, с которым я была знакома всего 4 дня, но этого хватило, чтобы перевернуть мой мир.

Что касается моего сексуального воображения. Ты знаешь, боюсь говорить, потому что до сих пор у нас все шло в унисон. Вначале было слово, не важно какое, я просто почувствовала твое предрасположение, затем был твой обожающий взгляд. А потом запах, вкус, удивительно приятные по ощущениям, я уж не говорю про прикосновения.

Мне совершенно не стыдно это говорить, потому, что я – ТВОЯ. Я, конечно, могу сейчас понапридумывать как бы я хотела быть с тобой в постели, потому что в действительности считаю, что настоящие сексуальные отношения – это фантазии двух влюбленных. Но пожалей меня, я заведусь, буду ходить вся больная от желаний… Тебе хорошо говорить, мужчина проще устроен…

Я тебе уже рассказывала, что получила не очень хорошее половое воспитание. Родители боялись за мое будущее, хотели, чтобы об ЭТОМ узнала как можно позже, потому что они – родители, и потому, что бог действительно дал много – это было видно с детства.

А еще потому, что сами они сексуально не развитые. Мама говорит, что только сейчас поняла, как они себя обедняли. Сексуальное богатство и духовное, наверное, вещи взаимозависимые.

Понимаешь, есть люди совершенно убогие, они даже при супругах не раздеваются, а когда слышат про оральный секс – у них делается звериное выражение лица…

Есть люди сексуально искушенные, они знают, что сейчас будет — это, затем – то, потом нужно перейти еще к чему-то, т.е. все – по регламенту. Ну, это все равно как правильно есть за столом – пользоваться ножом и вилкой, не ляпать на скатерть.

А есть люди (и я себя в первую очередь к ним отношу) сексуально грамотные, которые получают удовольствие от физической любви просто потому, что отдают себя, забывая о себе (кушать с удовольствием, не думая, что ложкой стучишь по тарелке). Поэтому у меня все так сложно.

Когда вышла замуж, все свои прелести прятала от мужа. Казалось, если он увидит, – буду для него прочитанной книгой, перестанет любить.

А потом попалась книжка Кона, не помню, как называется, что-то про сексуальные отношения. Это была у нас в стране первая книга про ЭТО. Для меня она была откровением, потому что, оказывается, я про все это знала (на подсознательном уровне) и хотела этого, только с другим мужчиной.

А когда проснулись чувства, я стала настоящей ЖЕНЩИНОЙ. И думаю, у тебя не будет ни минуты сожаления, что ты объектом своих сексуальных желаний выбираешь именно меня. И потом, ты же сам сказал, что все делается по наитию, из чувства благодарности и радости.

Мишка! пишу, а в душе разливается волна тепла, хочется вылизать тебя с головы до ног! Ну, когда придет этот декабрь-январь?! Ужас сколько ждать! Хочу твоих «уроков»! На самом деле скучаю по тебе живому, хочу смотреть на тебя, все читать по глазам, слушать голос.

Таня

Ростовчанин отдал свою кожу влиятельным людям!

Гагарин — навсегда! Во всяком случае жизни ростовчанина Никиты Локтионова.

Фото со страницы тату-художницы https://vk.com/loktionova.tattoo

Сегодня, Ростов, главная новость —  День космонавтики — 12 апреля 2018 года. Поэтому  мы начинаем именно с портрета первого космонавта.

Юрий Гагарин, выполненный в стиле гипер-реализм (в каментах народ активно интересуется ценой на портрет Гагарина! Восторгаются! Такой же хотят!). космонавт с лучезарной улыбкой соседствует с Альбертом Эйнштейном, Николой Теслой. Все они — татуировки на левой руке Никиты.

А на другой — лица Бреда Питта и Эдварда Нортона — главных героев  культового фильма «Бойцовский клуб» по  Чаку
Паланику.

Татуировки Никите набивает жена — Ирина Локтионова. кого еще раз увековечить молодая семья решает по принципу «Что он сделала для человечества».

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». Из столицы — в РОСТОВ-НА-ДОНУ. ЧАСТЬ 24

Сальвадор Дали и Пабло Пикассо. Выставка называется "Рапсодия страсти".

Сальвадор Дали и Пабло Пикассо. Выставка «Рапсодия страсти».

Начало

Thu, 09 Nov 2000 18:18:18

(После получаса от первого послания…)
Nfytxed!

Танечка, вот как пишется твое имя, если забываешь переключить клавиатуру…Конечно, такую фотографию нужно иметь у себя постоянно — на меня мой худред подозрительно смотрит — я целый день открываю и закрываю твой образ в фотошопе…

Но не спеши пересылать по почте фото, если оно в единственном экземпляре…

Фотошоп дает удивительную возможность увеличивать и увеличивать… все ближе твои губы, все ближе и, хотя они постепенно разбиваются на маленькие пикселы… ни уже, вот уже, рядом с моими.говорить еще и еще, еще глубже, еще сильнее, к тому же лаская подушечками своих пальцев предмет особого разговора, нет не разговора, а признания и мольбы, признания и просьбы, признания в восхищении — пишу а МОЙ уже вибрирует…
Тут, в тех и этих словах не только чувственное желание и восхищение, какое я могу выразить простым способом, тут еще восторг меня — художника, который обмирает от раскрывшейся красоты совершенства…
Ну, что мне тебе говорить — ты сама все знаешь, подглядывая иной раз за своей Булочкой…

Естественная скромность моя в письме только и связана с расстоянием и длительностью пересылки — я бы, я бы… дай бог, даст нам возможность слушать и говорить ин-лайн — в живую… тогда тебе придется зажимать свои чудные ушки от жуткой вульгарности произносимых мною слов о красоте твоей…

Все должно иметь моментальную обратную связь: Сказал — Услышал — Еще сказал — тронул…

А пока считай меня очень застенчивым…
2. Так называемые праздники никуда не выходил — только купил два раза в магазине очень хороших запеченных в сыре и еще в чем то карпов… Приходила дочурка — болтали о ней и ее мальчике… А так сидел за комп. — продолжаю печатать все подряд — и свои статьи о том, об этом, и писем накопилось неотвеченных только недавно «стал собирать камни» — я многим должник — многим должен написать…
Подумал — может тебе не очень будет больно прочитать мое большое письмо моему близкому приятелю — там, я пишу в этом письме конспективно — очень много про бегство из Москвы, про Европу…

Боюсь, не спрашивая разрешения, послать тебе — вдруг тебе не надо и не хочется знать обо мне ничего, кроме того, что нас уже связывает — проза обычной жизни иногда действует отрезвляюще…

И в тоже время — мне хочется, чтоб ты знала про все…
3. Презентации моей УЖАСНОЙ книги про «сиськи-пиписьки» все откладывается.
Думал и планировал сразу после Праздников, а потом уже заняться поездкой в Крым, но типография пока не нашла бумагу для твердой обложки и не видно конца… обещают на след. неделе, а это значит, что презент. только через 2-3 недели, в начале декабря…

Вот бы вырваться сразу — тогда и будет и у тебя возможность во второй половине декабря вырваться…
Если этим планам в декабре не суждено, то в январе… Я планов своих не изменяю — все так же, если не больше, хочется встречать тебя в Симферополе, ехать под дождем на такси, в ночи, в теплую комнату (квартирку)…
Одним словом — точно не в ноябре…
4. Вступление мое к «Сексуальности напоказ» не суди строго это пока еще сырые наброски уж, очень хотелось послать немедленно… Текст вступления за праздники разросся до уже до сорока-пятидесяти страниц — пришлось даже у дочки брать консультацию о методах орального секса у современной молодежи… еще о… впрочем, прочитаешь…
Пока в основе готова та глава, где о взаимоотношениях «Творец и Модель», под этой главой подписываюсь.

Буду править стилистически, но смысл останется тем же…
Главу про Первородный грех, скорее всего, ужму до лишь замечания. Такой ненависти к ортодоксальной церкви не позволительно в таком вступлении…
Посоветуй… Вот тебе и творческая задача… Прав ли я о церкви, Вернее — Нужно ли Эти мои размышления о Первород. грехе рядом с совершенно откровенными рисунками…
5. С содроганием жду реакции на мои детские рассказики — только всерьез жалеть меня, маленького, не надо — все в прошлом и, как видишь, психика не сломлена, жив-здоров и еще фору многим могу дать (хотя бы по части смешных историй).
Рассказ про Дедушку и Дагерротип стал уже классикой молодежи в моих кругах — я уже устал размножать его и Сыну Владимиру и дочке Ульяне — сотню точно раздарил — все покатываются со смеху, плачут от трагедии… К тому же Уля хорошо знает этого моего деда — он пытался ее изнасиловать, да я не знал, а то бы убил… Обошлось,
Уля сама постояла за себя…
6. Фото и Ульяны и Владимира (185 ростом, 85 кг веса, этакий застенчивый бычок, на самом деле — котенок) обязательно пришлю… Ты — в обмен своего сынишку — мне тоже важно знать — каких ты детей делаешь, сколько красоты передаешь… А я — так всего себя отдал — они не очень похожи на меня внешне — мама их перебила мои гены, но зато — такие же смешные, веселые и ироничные… И самое главное — самые любимые… Ну, тебе уже становится ясно — почему я так люблю своих детей — по рассказам моим, кажется, понятно, что и как я был одинок в своем детстве…
7. Вот как много у нас уже деловых и посторонних тем и разговоров, а хочется говорить только о тебе и о моих состояниях, ощущениях, о нас — молодых, красивых, блестящих, неутомимых и неукротимых…
Еще о черном белье, чулках с кружевами, резиночках, тоненьком пояске вокруг твоих бедер, легкой накидочке — так, для блезира, только до пупочка… Почему черных?… любого цвета и желательно разного, каждый новый раз… И чтоб ты была этот момент на высоких каблуках…
Нет, я не о садо-мазо, я о том, как буду стоять перед тобой такой на коленях и просто смотреть (да нет, пожирать тебя глазами…)
О том, как высоко вокруг и дальше моих плеч будут вздыматься вверх твои стройные ноги и оканчиваться этим каблучками…
Все… я уже начал себя ласкать… никого рядом нет — все разбежались…
Как заставлю тебя не одевать трусики — надо чтоб теплая погода была — и незаметно для всех ласкать тебя под столом в ресторане… Мне многое надо спросить тебя — как тебе будет лучше… и, уверяю тебя, при встрече нашей у нас не будет времени рассказывать о своих детях и прежней жизни…
Миша

Далее

«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ РОСТОВА-НА-ДОНУ — В СТОЛИЦУ. ЧАСТЬ 17

Сальвадор Дали и Пабло Пикассо. Выставка "Рапсодия страсти". Ростов-на-Дону

Сальвадор Дали и Пабло Пикассо. Выставка «Рапсодия страсти». Далее — тоже.

Начало

Мишенька!

У меня не получается открыть письмо с фотографией, которую ты мне послал. Тыкаюсь, тыкаюсь, не могу разобраться, как жаль! Нажимаю на письмо, а вместо фото – идиотские иероглифы!

Может мне нужно открывать его в программе Outlook Express? Но я не могу настроить эту программу, захожу на сервер майл. ру и достаю свою почту (так мне показали в Интернет-клубе). Ладно, что ни будь, придумаю.

Четверг и пятница были совершенно сумасшедшими днями. Приходилось вставать в 5 утра, чтобы успеть сделать работу в срок.

Если бы не мама, не знаю, чем бы мой ребенок питался (он у меня избалованный сибарит) в такие моменты самое большее на что я способна – сделать бутерброд. Так что извини, что сразу не ответила тебе.

На самом деле я очень люблю баловать дорогих мне людей, и с удовольствием буду баловать тебя своими письмами до тех пор, пока не почувствую, что это тебе уже не нужно. В жизни так мало приятного, что доставлять радость дорогим людям – любимое занятие.

Твои рукописи я открывала с замиранием сердца. Вчитывалась в каждую строчку. И, хотя знала, что это написано не сегодня, почему-то казалось, что все это написано именно для меня.

Не считай это наивным. Мне для познания жизни не нужно общаться со всеми, — нужен только один человек. Через него я познаю мир и вселенную.

Сальвадор Дали и Пабло Пикассо. Выставка "Рапсодия страсти". Ростов-на-Дону

1. Прочитала «Семья под светом абажура».

Ну, знаешь, дорогой, ты мульти- талантлив. Говорю не потому, что пристрастна – действительно написано здорово. Замечательно все: сам язык, меткие сравнения, самоирония.

В некоторых местах не все понятно (написано слишком вскользь), требуются уточнения, но нужно обязательно издавать. Другое дело – ни денег, ни славы это не принесет, поскольку наш народ сегодня кроме детективов ничего не читает. А эту вещь нужно смаковать. Может быть, сделать сценарий для фильма?

Хотя, самое ценное в книге (мысли ребенка) в кино не спроецируешь. Я сейчас практически ничего не читаю, кроме, может, мемуаров и того, что необходимо профессионально. К современной отечественной литературе (в большинстве своем лживой) давно охладела. Никто правды о себе сказать не мог: А Я ТАКОЙ!

Никто не мог понять, что литература, искусство – это не учебник. Каждый строил из себя образец для подражания. А ты – умница, я восхищаюсь тобой.

Читая рассказы, я поняла, что ты так и остался ребенком. Так написать, будучи душевно-духовно-старым невозможно. Совершенно интуитивно это чувство возникло раньше – не зря же просила подарить твою детскую фотографию.

Как хочешь, но после прочтения рассказов я без детской фотографии жить не смогу. И никакой электронной почты. Хочу подлинник!

Жалеть твое тяжелое детство я не собираюсь, наоборот – живые картинки!

Время было такое, – из мальчика кроили мужчину, не понимая, что можно и искалечить. Но ты, по-моему, остался совершенно не израненным, а вполне здоровенький мужчинка, закаленный. Многим фору дашь, это уж точно.

Наше с сестрой половое воспитание имело перекосы в другую сторону.

Нас лелеяли, беспокоились, чтобы мы вовремя покушали, таскали на музыку, на балет, в художественную школу. Я чуть ли не до 8 класса думала, что дети рождаются от поцелуя. Никогда ни о чем таком дома не говорилось.

Психологи считают, что если в семье не говорят, это не значит, что этого нет. Есть установки, это подразумевается. У нас даже слово «жопа» не произносили. Поцеловалась я в первый раз в 19 лет… вышла замуж в 24 года… совершенно без любви. Казалось, любви одного человека может хватить на двоих. Глупо, конечно…

Меня интересовала триада Элюар – Гала – Дали.

В свое время очень много о них прочла. Так вот, Элюар как-то в письме сказал, что нельзя разрушить стену, воздвигнутую семьей (имеется в виду что то, что заложено в семье, -невозможно преодолеть).

Фрейд в своей теории говорит, что истинный герой – тот, кто победит своего отца (т.е. разрушит стену).

Дали победил своего отца (всем известна история семейного разрыва) и стал ДАЛИ.

Мне кажется, я всю жизнь разрушаю эти стены (хотя у меня все-таки замечательная семья) и становлюсь самой собой Таней. Моя природная гибкость позволяет это делать без надрыва. Я совершенно другая, не такая как сестра и предки.

2. «Суфийские притчи Якиры из Киото» — совершенно другая вещь. Не знаю как тебе удалось это написать. Это строки человека знающего жизнь, постигшего истину, мудрого, и, в то же время, очень сильного. Думаю, я не раз и не раз буду их читать, возвращаться к ним.

Сальвадор Дали и Пабло Пикассо. Выставка называется "Рапсодия страсти".

3. Вступление к книге «Сексуальность напоказ».

Миша, ты выслал два экземпляра главы «Запректы», а «Режиссёр – Женщина» главы нет, есть только небольшой абзац.

Не знаю, что тебе посоветовать по поводу Первородного греха. Думаю, ты сам во всем разберешься и не нуждаешься в советах. Мне кажется, ты правильно почувствовал, что  такая философского плана глава будет выбиваться из контекста.

Я бы, как ты заметил, ее сжала и добавила в текст больше иронии, смеха, а то уж слишком все серьезно, ты слишком распаляешься.

Я ведь и не знаю, как сделать, чтобы было очень органично. Все же советы давать легко, поэтому смотри сам.

Кстати, идея библейского первородного греха связана с институтом единобрачия, который возник раньше христианской морали, еще у греков. Основу единобрачия обусловили интересы частной собственности. Тогда, когда в руках мужчины сосредоточилась собственность, он захотел ее передать своим детям. Именно своим, а не чужим.

Поэтому он должен был быть уверенным, что дети у женщины именно его, что женщина спала только с ним. Из этого сложилось единобрачие, а постулаты церкви всего лишь внутренняя логика этой морали.

4. Ты беспокоишься, что твое прозаическое письмо к заокеанскому другу  может меня отрезвить.

По-моему, трезвее сознания того, что мы находимся друг от друга за тысячу километров быть не может. А я живу мыслями о тебе. Так что, миленький, присылай, пожалуйста, все, что тебе хочется… не спрашивай.

Вчера пришла твоя третья бандероль, так приятно было получить от тебя газетки, статьи. Я, конечно, не все успела прочесть, но обязательно почитаю.

Особенно мне интересны ваши  юмористиеские, поскольку я уже себя считаю приобщенной к этой веселой компании. Кстати, я обещала твоему другу переслать по и-нету киевские фотографии.

Неудобно перед ним, поскольку он мне десять раз сказал, что не верит, что перешлю. Все, говорит, обещают – никто не высылает. Посоветуй, как сделать так, чтобы он не обиделся.

Вчера звонил Киричёв, он в Ростове. Завтра договорились встретиться. Дня через два едет в Москву и завезет тебе твои работы с выставки.

Сальвадор Дали и Пабло Пикассо. Выставка "Рапсодия страсти". Ростов-на-Дону

5. И опять о себе. Я хожу в счастливом озарении наших чувств… Хотела сказать – своих, но нет! НАШИХ! Наших, потому что это у нас двоих.

Я стала необыкновенно красивой. Такой, какой я понравилась себев мастерской, помнишь? Это сейчас предмет разговоров на кафедре. Состояние по-прежнему ненормальное. Представляешь, иду по улице, смотрю: джинсы на мне какие-то короткие. Господи, думаю, или штаны сели, или ноги выросли. Потом поняла – иду на работу в старых домашних брюках.

Где это видано, чтобы я (такая модница!) ходила на работу в домашних штанах! Ничего не соображаю, мозги перевернуты, полный дурдом! Хохотала потом весь день.

Мишенька, высылаю фотографию, где мы я с сыном год назад в гостях на даче. Он уже, конечно, вырос. Черты лица у него не мои, зато фигура породистая и необыкновенно длинные пальцы. Мальчик очень ласковый, как и его мама.

Целую тебя, золотой мой, нежно-нежно, шепчу на ушко самые ласковые словечки.

Танечка

Далее

АЛЕКСАНДРА ТОКАРЕВА. ПАМЯТИ ОТЦА. Часть 13

Ростовский искусствовед Александр Павлович Токарев со тудентами училища имени Грекова на практике в Переславле. 1980

Начало

Эта фотография была сделана тогда же, часа через пол, после описываемых событий.

Слева направо стоят: Вадик (бойфренд Оли), Лена -2 (так мы ее называли, скромная, тихая, малоприметная девушка), отец, держит меня под руку, я уже слегка пришедшая в себя, в Ленкином джинсовом пальто, которое на мне — «платье», Ленка-«хохлушечка», как ее называл отец, за веселость, быструю речь, неиссякаемую женственность и некоторую гламурность, Гофман (все звали его по фамилии), поэтому и имя не могу вспомнить, (с остальными с точностью до наоборот — помню имена, а не фамилии), Оля, Юра Честников

и Юзеир Газаев. Кто стоит за камерой и снимает нас? Может это был Рафаэль Лукьянов?

Или мы просто дали отцовский ФЭД кому –то из проходивших мимо, и он нажал на кнопку?

Если кто-нибудь из той далекой поездки откликнется или, хотя бы, уточнит имена и фамилии стоящих перед входом в музей Горицкого, буду бесконечно благодарна.

А уж если хотя бы два слова вспомнят об отце…

В Переславле-Залесском. Это фото сделал Александр Токарев

В Переславле-Залесском. Это фото сделал Александр Токарев

Мы купили билеты и прошли внутрь. Кроме нас, посетителей почти не было. В залах, залитых послеполуденным июльским солнцем стояла тишина, изредка нарушаемая звуками наших осторожных шагов.

Врата. Фото: Галина Лукас. Сайт- galina-lukas.ru

В отделе иконописи отец много рассказывал о сюжетах, об образах, канонах письма, пришедших из Византии, уточнял какие –то детали, поясняя:

— Обращайте внимание, где византийская традиция сохраняется не тронутой, а где влияние местных живописных школ прорастает сквозь нее, внося свое понимание и местный колорит.

Фото: Галина Лукас. Сайт  galina-lukas.ru

Мы останавливаемся почти у каждой иконы, бесконечно восхищаясь то глубиной и трагизмом образа, то тонкостью письма, то изысканностью колорита, то невероятной, летящей графикой драпировок.

Отец, устав говорить, спрашивает:

-Ну что, возникли у вас вопросы после увиденного? Спрашивайте, пока мы здесь… Это не зачет по истории искусств, оценки выставлять не буду…

Мы, раздавленные обилием шедевров, скромно молчим.

Ленка «хохлушечка», неожиданно, а может быть и из вежливости задает вопрос:

Александр Павлович, я вот была недавно в Киеве в соборе Святой Софии, и там мафорий у Богоматери голубой, а почему здесь, почти на всех иконах, он темно вишневый?

-Голубой это цвет небесной чистоты и безграничной веры и, как правило, он использовался иконописцем, когда тот писал образ Богоматери Оранты или Панагии, то есть, те образы где ее фигура изображена во весь рост и она предстоит перед Спасителем, прося его за человечество.

А глубокий темно вишневый — это цвет скорби и крови, здесь он в поясном изображении – Богоматери Одигитрия, — с младенцем на руках, где она еще только предчувствует всю боль и будущую трагедию своего сына. И как этот темно- вишневый до предела обостряет силуэт… «Вырезает» его, отсекая от мягко мерцающего золотого фона…

А золото – на нимбах, или когда оно берется фоном, символизирует так редко достижимое в земной жизни, состояние высокой духовности, которое ничем другим, кроме него и передать невозможно…

Фото: Галина Лукас

«Одигитрия», «Троица», потом —  «Федор Стратилат», затем — «Никола». Фото: Галина Лукас  galina-lukas.ru

Фото: Галина Лукас  galina-lukas.ru

Фото: Галина Лукас  galina-lukas.ru

-А вот, как необычно и даже непривычно для иконописи: ветхозаветные сюжеты — сотворение Евы из ребра Адама, вкушение запретного плода и «Изгнание из рая». На одной доске их сразу три, и сколько здесь обнаженных фигур…Это же совсем не характерно и даже удивительно для нашего представления об иконописи… И тем не менее…

-Какая неожиданная трактовка человеческого тела, смотрите – фигуры Адама и Евы почти везде в профиль, а там, где фронтальное изображение, – их изгнание ангелом из рая, там, где они уже утратили невинность и познали чувство стыда, там не листок фигового дерева, как в европейской живописи, а какая-то то ли драпировка зеленая, то ли веночек из листвы…

-Может это веник такой из веток? — брякнул кто-то из наших мальчиков.

— Все может быть, ведь это писал инок в 17- веке в России, и, скорее всего, он просто никогда не видел ни фигового дерева -инжира, то есть, ни его листьев. А как писать то, чего ты не видел? Только домысливать по-своему…

-Коленные чашечки у них смешные, – больше, чем на тройку по пластической анатомии не «тянут»,- опять съязвил кто-то.

Может быть, для того, чтобы немного снизить накал того пафоса и напряжения, который всегда присутствует при восприятии иконописи. Мы сдержано захихикали, действительно, коленки у Адама и Евы выглядели немного по-детски, и об анатомии речь там не шла.

Христос в темнице. Фото: Галина Лукас. Сайт- galina-lukas.ru

— Зато, они «тянут», как ты выразился, на шедевр, которым мы сейчас с вами любуемся, — неторопливо и как-то грустно ответил отец. -А кто из вас даже сдавших на «пять» пластическую анатомию, способен подарить миру нечто, даже отдаленно похожее на этот уровень? 

То-то же…Это я вам не для назидания, говорю, а так просто — для общего развития…

Хотя, впрочем, и назидание вам не помешало бы, дети мои…

Отец задумчиво посмотрел на нас, словно собирался сказать что-то еще, но в последний момент передумал, развернулся и неторопливо пошел в следующий зал…

Фото: Галина Лукас  galina-lukas.ru

В отделе русской живописи 18-го -20- вв, он долго не мог оторваться от детских портретов семьи Темериных, кисти малоизвестного живописца Календоса.

-Вот, вроде бы ничего особенного и нет здесь, делился он со мной, прилипшей к нему и ходившей за ним хвостом, а все равно, почему –то уходить не хочется…

Ну, казалось бы, что можно добавить после Вешнякова, Рокотова, Боровиковского, с их знаменитыми портретами Сарры Фермор, Александры Струйской и Елизаветы Лопухиной?

По большому счету, — ничего…Он внимательно приблизил лицо, чтобы рассмотреть какую –то деталь на портрете…Столько здесь, наивно — трогательного, невыразимого очарования того времени, столько хрупкой, тонкой лиричности в детских лицах, и все это буквально светится сквозь парадность заказного портрета.

Может быть, потому нас так и привлекает наивность, что она почти всегда рядом с чистотою, неискушенностью?

-Смотри, собачка какая очаровательная, на портрете рядом с мальчиком…

-Да, и лошадка деревянная на соседнем портрете тоже добавляет флера, — поддакнула я.

Мои, уже до предела перегруженные восприятием живописи мозги, способны были отметить, лишь некоторые детали. То, что на всех дворянских детях надеты белые панталоны, только на девочке — они с кружевами, то что девочку зовут Александра, как и меня, и то, что классическая римская ваза на заднем плане портрета этой Александры написана как-то наспех, чуть кривовато…

Возможно, мастер заканчивал второпях, а может быть, вообще, дописывал ученик?

Фото из архива Александры Токаревой

На обороте билета — запись, сделанная рукой Александра Павловича Токарева: «Государю моему радости,  царю Петру Алексеевичу.

Здравствуйте, свет мой, на множество лет! Просим милости, пожалуй, государь, буди к нам из Переславля не замешкав. А при милости матушкиной жива. Женишка твоя Дунька челом бьёт».

На этом сайте  www.liveinternet.ru полный текст письма.
Скорее всего, папа выписал это в музее Горицкого,
из документов экспонировавшихся там.
Эта же цитата дублируется в его дневнике…
Дата 12.07.1976 г. 

Подпись: «Поразило письмо жены Петра 1 Евдокии» . Дальше текст, который я привела выше, а внизу приписано:
«Что ни слово — то бабья тоска и поэзия…»

Мы вышли из музея. Отец, глядя на наши лица, улыбнулся и сказал:

-Да, дети мои, искусством нельзя «обжираться», нельзя мешать все в одну кучу, это просто не перевариться и вместо пользы, — вред один… а мы с вами, как варвары за один «заход» сразу все, начиная от древнерусской иконописи и заканчивая Коровиным, Машковым и Бенуа.

-Все равно что первое, второе и третье, свалить в одну тарелку, и пытаться это проглотить…

-Вот я сам, каждый свой приезд в Переславль, обязательно прихожу сюда и каждый раз, даю себе слово, что сегодня буду смотреть только иконопись и ничего больше, чтобы не мешать, впечатления, ощущения и, конечно, за редким исключением, этот зарок самому себе не выполняю…Потому что удержаться невозможно…

И после паузы добавил:

-Ну что, кто совсем устал, — те свободны – кому там в город, или в общежитие, а тех, кто еще способен что – то выдержать приглашаю со мной прогуляться по монастырской стене, там с обходных галерей открывается потрясающий вид на Плещеево озеро и на город.

И мы пошли. Почти все…

Продолжение

Галина Токарева. Цветы для Сани

Похороны искусствоведа Александра Павловича Токарева. Фото: Валентин Картавенко

Осень 1962г. Ростов-на-Дону, парк Революции.

У меня почему-то этот уголок живой природы ассоциируется с пейзажем Мане — изогнутые полукругом аллеи, большой багряный куст — и стихами И. А. Бунина: парк «…словно терем расписной: зеленый, золотой, багряный».
Начало наших отношений с А. П. Токаревым. Мы — студенты Ростовского университета.

Первый, неожиданный, какой-то сказочный снегопад, мы ловили снежинки на ладонь, удивляясь причудливому разнообразию их узоров.
Саня осторожно, чтобы не осыпать снег, обламывает несколько веточек с яркими листьями, покрытых воздушным снежным кремом и дарит мне необыкновенный букет, я подношу его к лицу понюхать и снимаю губами ароматный вкусный снежок. Саня хохочет: «Первый раз вижу, чтобы девушка ела подаренный ей букет!»
Сколько их потом было этих цветов от него! И белые водяные лилии из озера в Лиманчике (студенческом лагере университета под Абрау-Дюрсо), и сорванные им с крутых скал колокольчики, ромашки…

Искусствовед Александр Токарев
выставка из собрания искусствоведа Александра Павловича Токарева

Дарил цветы, отмечая наши памятные даты. Первые подснежники, трогательные галантусы, синие пролески, ароматные прохладные фиалки, душную мимозу, такие любимые им и мною нарциссы. Уже позже в 70г. привозил с творческой дачи Переславля — Залесского в горшочках красные и синие глоксинии с пушистыми листьями и пахнущие горошинами черного перца.
Уже тогда Саня очень любил общение с самыми разными людьми, и меня всегда поражало, с какой радостью и сердечностью совершенно чужие до знакомства с ним люди делали ему подарки — совершенно неожиданные, фантастические.

Так, уже не помню какими путями, скорее всего через ботанический сад университета, 14 февраля — день, когда мы решили пожениться, Саня принес мне 3 веточки белой сирени и букетик белых фрезий с ароматом, напоминающим изысканный французский парфюм.

Сейчас фрезии весной можно купить даже в Ростове, а тогда в 60-х о них никто даже понятия не имел.

Александр Павлович Токарев. Фото: Валентин Картавенко
1968 год, мы уже живем отдельно, в кооперативной квартире. Денег постоянно катастрофически не хватает. Первая его крупная подработка (халтура).

Делали мозаику на автобусную остановку. По тем временам 500 рублей — большие деньги. Наши зарплаты — 55-90 рублей. В день, когда он должен принести деньги домой, я, возвращаясь с работы, захожу на маленький базарчик в Александровке, думаю: «В доме праздник, куплю цветы!»

На базарчике 2 шеренги скамеечек вдоль тротуаров, за ними женщины с зеленью, помидорами, и царит какое-то оживление, общий разговор, возгласы удивления, типа: «Петровна, и у тебя взяли? Все распродала? Прямо с ведром?», «И у меня вместе в ведрами все подобрали».

Одним словом, что-то там произошло необычное… и ни одного цветочка, хотя всегда человек 7-10 продавцов с этим товаром стоят.

в станице Старочеркасской. Александр Павлович Токарев

Иду домой, поднимаюсь на 5-й этаж, а на ступеньках лестничных пролетов, то какие-то обрывки веточек, то пятна воды. Холодок догадки.
Захожу в квартиру. Дома застолье — Шура с друзьями, а в коридоре, на кухне, в комнатах — везде ведра с цветами. Скупили весь базар. Праздник, так праздник!
2015 год — весна, середина мая. Позади две операции на глазах. Сане поставили искусственные хрусталики. Острота зрения после 5-7% — 75%, но необходимо прижечь лазером сетчатку глаз. Шура с трудом переносит поездки из Старочеркасска в Ростов на Доломановский.

С машинами выручают Миша Баринов и Сергей Николаевич Павленко. Наклоняться Сане нельзя, самостоятельно он уже обуться не может. Носки и обувь надеваю я. С возрастом добавились и боли в спине. Он злится на свою беспомощность. В больнице надеваю и снимаю ему бахилы. Захожу в кабинет врача минуты через 3 после Шуры.

в станице Старочеркасской. Александр Павлович Токарев

На рабочем столе врача вижу маленький букетик синих хинодоксов, цветы из семейства гиоцинтовых с таким же сильным ароматом. «О, да у нас же такие растут в саду!» Это Шура, наклоняясь и преодолевая боль, нарвал букетик сам в нашем саду, чтобы обрадовать женщину-врача.
3 марта 2016г. У окна нашего дома, под большим орехом гроб с моим Санюшей. А в саду, среди зеленой травы буйство желтых лютиков и синих пролесков.

Искусствовед Александр Павлович Токарев. Фото: Валентин Картавенко
Искусствовед Александр Павлович Токарев. Фото: Валентин Картавенко

Он дарил их мне всегда, и 14 февраля, и 8 марта — день регистрации нашего брака, а я высаживала клубеньки в саду. Они первые расцветали, порою рядом со снежными островками ко дню его рождения 25 февраля. В ту последнюю его весну сад провожал его первыми весенними цветами. На следующий год все цветы зацвели на месяц позже. Торопить их цветение было некому.
А мне вообще было странно, что Шуры нет, а они цветут… И жизнь идет своим чередом. Тюльпаны, нарциссы, пионы, восточные маки, эремурус, зеленовато-белые колокольчики юкки нитчатой, розы, аромат которых он вдыхал утром, белые лилии, сирень, флоксы, — все не перечислить.

Александр Павлович Токарев 25.02.1937 - 02.03.2016 А.П.Токарев. Автор Е.Покидченко. Х/м, 44х35, 1973.

Каждый из них радовал нас, и мы спешили поделиться этой радостью. «Дуся, а ты видела — желтый крокус у камня расцвел». «Шура, смотри, — завтра эти бутоны мака распустятся!»
По календарю друидов Шурино дерево — сосна, а мое растение жасмин. Сосну рядом с могилой привез и помог посадить наш друг Сергей Николаевич Павленко, спасибо ему за это. Благодаря его легкой руке деревце принялось хорошо и тьфу, тьфу, растет благополучно.

Александр Павлович Токарев - талантливый и многими любимый искусствовед. Старочеркасск, июль 2012 года

За год до смерти в областной больнице мы с Шурой любовались и наслаждались запахом огромного куста жасмина. Куст жасмина рос у веранды дома Кардовского в Переславле-Залесском, творческой даче, на которой он жил по 2 месяца в 70-80гг.

Шура с восхищением упоминает о нем в своем дневнике. Старый, громадный куст жасмина цвел в палисаднике художественного училища, и Шура дарил мне цветущие веточки с него.
2 ноября 2017 года поставили памятник. Портрет на темно-сером граните, почти черном на отшлифованных участках сделала Шурина ученица Лариса Кигель с одной из его лучших фотографий последних лет.

Искусствовед Александр Токарев. Фото: Валентин Картавенко www.photographica.ru

В повседневной жизни Саня до самой старости был задиристым, озорным мальчишкой. Ведь недаром к его юбилею, семидесятилетию его любимая внучка Алиса написала «Самое главное качество в моем деде — баловство». Но на фотографии высветилась его мудрость с оттенками трагизма. Я высадила клубни разных наших любимых цветов, чтобы весной они украшали его последнее пристанище, убрала нападавшие листья деревьев с иголок сосны, посаженной с таким расчетом, чтобы она со временем укрыла своими ветками и памятник, и столик со скамьей.

Александр Токарев. Фото: Валентин Картавенко www.photographica.ru

Пешком пришла с кладбища домой, села перекусить. По телевизору 2-й состав ансамбля песни и пляски им. Александрова (первый погиб в самолете при перелете в Сирию) исполняет любимую Сашину песню «Калинка, калинка моя, в саду ягода малинка моя».

Похороны искусствоведа Александра Павловича Токарева. Фото: Валентин Картавенко

Когда-то ко дню его рождения, я, совершенно безграмотная в музыкальном отношении, самостоятельно по детскому учебнику (дочка пыталась учиться игре на фортепиано) выучила эту мелодию, чтобы сделать ему подарок.

Искусствовед Александр Токарев с дочерью Алисой на выставке в Старочеркасске

Много раз слушала, не вникая в смысл, эту задорную, с каким-то глубоким подтекстом трагизма мелодию. И вдруг молодой, красивый артист поет «под сосною, под зеленою спать положите вы меня». Сердце сжалось, слезы душат. Что это было у него, у Шуры? Предчувствие, провидение? Или все это закономерные превратности судьбы? Почему раньше слова этой песни не воспринимались мной во всей их глубине? И только на фоне моей невосполнимой утраты полностью раскрылся их трагический смысл.

Искусствовед Александр Токарев, художник Валерий Кульченко, Галина Токарева. Фото: Миша Соколенко. Зима 1977 года.

Этой весной я купила чудесный кустик жасмина с жемчужинами таких ароматных цветов. Осенью высадила его в левом углу оградки.

Надеюсь, что когда меня положат рядом с Шурой, куст разрастется. Наш брак с Шурой продолжался 53 года и 5 дней. Мечтаю, чтобы Шурина сосна и мой жасмин побили наш рекорд долголетнего брака и приносили радость потомкам.

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. ЧАСТЬ 180

Начало

Добавлю, к вышенаписанному, что мой экологический фото-альбом я назвал «Дон вчера, сегодня, завтра».

«Губит людей не пиво, губит людей вода…»

Володя Сухоруков, Таня Сухорукова. Сидят:  Кульченко Валерий и Таня. Хутор Камышный. 1984 год

Володя Сухоруков, Таня Сухорукова. Сидят:  Кульченко Валерий и Таня (пригорюнилась). Вскоре они исполнят песню «Что же ты, Тихий Дон, мутнёхонько течёшь?». Хутор Камышный. 1984 год

Райский уголок. Таня. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Райский уголок и  Таня. В воде отражаются, как в зеркале, июльские облака. Парит. К дождю. Фото 2000 года, сделано в Калаче-на-Дону, озеро Бугаково в пойме левобережья Дона.

Протока в пойме Дона (левобережье), озеро Бугаково. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Протока в пойме Дона (левобережье), озеро Бугаково. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Донские балки, заросшие шиповником и боярышником. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 1997 год.

Донские балки, заросшие шиповником и боярышником. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 1997 год.

Голубинские пески. Лагерь под вербой ждёт рыбаков с удачной ловли. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 1997 год.

Голубинские пески. Лагерь под вербой ждёт рыбаков с удачной ловли. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 1997 год.

Рыбацкий дуэт. Валерий Иваныч Кульченко с удочкой, а в лодке сидит Петр Харитоненко - грустит по поводу неудачной рыбалки. Август 1997 год.

Рыбацкий дуэт. Валерий Иваныч Кульченко с удочкой, а в лодке сидит Петр Харитоненко — грустит по поводу неудачной рыбалки. Август 1997 год.

Тропинка детства. Фото: Валерий Кульченко.

Варись, уха! У костра Лифанов Максим — племянник Тани. Теснись к огню! Кульченко в тазике моет довольно скудный улов. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.Дон. Калач. Вилюжины балок. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.Дон. Калач. Вилюжины балок. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Валерий Кульченко и Максим Лифанов в охотхозяйстве. 2000 год.

Озеро Нижнее. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.Облака детства. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.Облака детства. Калач-на-Дону. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Утро. Осень. Вид у моста реки Дон. Кугой заросшие берега —
результат строительства Цимлянского моря. В первой части «Островов Памяти» Валерий Кульченко писал об этом. Фото: Э.Чернов

Здесь прошла "Нива" писателя Бориса Екимова, когда мы ехали к Дону. Иногда, правда, приходилось толкать машину. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Здесь прошла «Нива» писателя Бориса Екимова, когда мы ехали к Дону. Иногда, правда, приходилось толкать машину. Фото: Валерий Кульченко. 2000 год.

Об авторе повести «Пиночет» — по этой ссылке.

Валерий Кульченко. Конюх повесился. Острова памяти. Часть 34

Продолжение

http://dontr.ru/novosti/3717415-v-rostove-otkrylas-vystavka-donskogo-zhivopistsa-valeriya-kulchenko/