Валерий Кульченко.Никитский монастырь. Переяславль-Залесский. 20 х40. 1975 год

Острова памяти. Валерий Кульченко об Александре Токареве. Часть 165

Валерий Кульченко. Переяславль-Залесский. 20 х40. 1975 год

Начало

1975 год. Переяславль-Залесский.

Прямо за окнами ресторана начинается ржаное поле. Можно сказать: золотые колосья ржи с пронзительными васильками и нежно-розовыми вьюнками, незримыми нитями притягивают за собой образы мясоедовских косарей — вот-вот они, побросав косы и вытерев пот с загорелых лиц, заглянут в окна с цветами ярко-красной герани на подоконниках питейного заведения и посмотрят, что тут делают ростовские художники Кульченко и Азарин, во главе-  искусствовед Токарев А.П. ?

Что пьют, чем закусывают?

А то и присядут за стол, на котором холодная окрошка и запотевший графинчик «Столичной», перекусить, отдохнуть, а затем вместе спеть песню: »Средь высоких хлебов затерялося небогатое наше село. Горе-горькое по свету шлялося и невзначай набрело… оно к нам забрело.»

После бурного застолья «троица» вышла на улицу. Жёлтый круг солнца медленно опускался в мягкий массив нивы.Восторг переполнял сердца, глаза живописцев узрели купола Никитского моностыря, который выглядывал на краю скатерти бескрайнего пространства: хлебов, лугов, рощиц, перелесков и глади Плещеева озера.

Подхватили на руки искусствоведа Александра Павловича и понесли вперёд, навстречу изумительной картине, погружающейся в вечернее состояние.

Несколько опешивший искусствовед, растерянно улыбался, но тянул голову к верху и иногда вздрагивал от восторженных возгласов, несущих его художников «Ура! Ура! Поднимем искусствоведческую мысль на должную высоту! Ураааа! Гип-гип-Ура! Александру Павловичу и слава!»

Пробежками, рывками, а где-то не спеша и взявшись за руки преодолели выше упомянутые «пилигриммы» поле и, довольно быстро очутившись у крепостных стен монастыря, не долго думая, в едином порыве, вскарабкались по реставрационным лесам, и, как в сказке, очутились на смотровой площадке одной из сторожевых башен Никитского монастыря.

Оттуда открылся неописуемый пейзаж — из густеющих к ночи фиолетовых далей высвечивал рог луны.

«Гениальная равнина в белых клавишах берёз» — стали в экстазе орать мы строки поэта А. Вознесенского то вразнобой, то хором.

Сколько времени это ликование продолжалось — определить трудно.

Вернул художников «на землю» А.П.Токарев и шум автомобиля, который, газуя, удалялся по извилистой грунтовой дороге в сторону от монастыря, от его вековых стен и башен, изрыгающих непонятные вопли, мало похожие на человеческую речь. Александр Павлович пристыдил нас: «Туристы приехали провести вечер на природе. Люди надеялись отдохнуть , насладиться тишиной «седой старины»! А тут такое!» Пристыженные, мы долго с осторожностью спускались по хлипким реставрационным лестницам, на землю.

Удивляясь, как ещё никто не разбился, в самом начале, когда брали эту неприступную башню на абордаж.

В.Кульченко. Сентябрь. 2017. Ростов-на-Дону.

Продолжение