«Закон Мёрфи». Рок Ростова

 Музыка Ростова – не только бит и речитатив. Проследить, как менялся, чем дышал и о чем говорил донской рок, Мёрфи помогли журналист и музыкант Денис Третьяков и журналист Галина Пилипенко.

80-е — 90-е годы

В начале 90-х годов особой популярностью среди музыкантов и любителей рок-музыки пользовались клубы, где собирались «свои». Такое место существовало и в Ростове, его руководителем был известный поэт, издатель, основатель тюменской группы «Инструкция по выживанию» Мирослав Немиров.

В это время в Ростове было семь рок-групп, которые во многом определили дальнейшее развитие этого музыкального направления в нашем городе.День и вечер. Владимир Хоружий, Олег Гуменов, Валерий Посиделов, Алексей Неженцев

Одной из них была «День и вечер» Валерия Посиделова, которая существовала с конца 70-х/80-х до начала 90-х годов. Это была известная команда, которая собирала стадионы. Музыканты играли хард-рок на фестивалях, появлялись на одной сцене с Nautilus Pompilius и «ДДТ». Позже Валерий Посиделов создал группу под названием «Там! Нет ни- чего», и с 90-х годов выступал уже под этим названием и играл пост-панк и new wave.

Валерий Посиделов. ТАМ! НЕТ НИЧЕГО

 «Пластинка» группы «Там нет ничего», выполненная вручную бразильским художником ФАБИО РИКАРДО
(ОSASCO. БРАЗИЛИЯ). Фото: Галина Пилипенко

— В то время я была замужем за Валерием Павловичем. На его счету, кроме проектов «День и вечер» и «Там! Нет ничего», были и другие: «Новые комсомольцы», «Транс-Мотор», «Сказочник в законе». Много времени прошло с тех пор, но музыка Валеры и сейчас кажется мне крайне интересной, — рассказывает журналистка Галина Пилипенко.

Другой, не менее значимой группой того времени, стала Helicopter Blues Band Якова Петерсона. Ребята играли англоязычный блюз собственного сочинения и чужие песни. Стоит сказать, что слово «вертолет» в названии группы появилось не случайно. Оно, по задумке музыкантов, вносило оттенок местного колорита, так как сборка и выпуск вертолетов – одна из основных отраслей промышленности региона.

Третья группа сложилась вокруг коллектива «Элен», который чуть позже стал называться «Спутник Восток». Эти музыканты играли как русско-, так и англоязычную музыку. Впоследствии «Элен» оказала большое влияние на творчество музыкантов, играющих в стиле independent.

Выразителями идеологии следующей тусовки были художники. Одно из самых ярких объединений конца 80-х – начала 90-х годов составляло товарищество «Искусство или смерть». Туда входили художники Валерий Кошляков, Авдей Тер-Оганьян, Николай Константинов. В свое время с ними сотрудничал Сергей Тимофеев, музыкант, поэт, художник. В 1989 году основная часть товарищества во главе с Сергеем Тимофеевым создала группу «Пекин Роу-Роу». Ребята играли в жанре декадэнс-бит рока и за четыре года существования коллектива успели записать два альбома.

Не менее известной была группа «Зазеркалье», основателем которой является барабанщик Александр Скрынников. Свой вклад в группу внес и Олег Гапонов, некогда игравший в составе «Пекин Роу-Роу». «Зазеркалье» в своих песнях обращались к политической тематике и стали первой в России группой, исповедовавшей патриотические идеи.

Заслуживает упоминания и коллектив «12 вольт». Автор песен группы, вокалист и гитарист Дмитрий Катханов написал музыку для таких фильмов как «Простые вещи» и «Упражнения в прекрасном».

И наконец, последними, кому хочется уделить внимание, являются музыканты из «Театра Менестрелей». Эта группа отличалась тем, что играла в редком по тем временам для ростовской тусовки стиле кантри-рок. Наравне с другими группами «Театр Менестрелей» были одними из наиболее значимых групп на Дону.

Несмотря на многообразие групп и тусовок, между ними не было особой конкуренции – нередко музыканты переходили из одной группы в другую. 90-е годы – яркое и безумное время, ставшее пиком расцвета ростовского рока.

Ростовский журнал УРА БУМ БУМ

В это же время в Ростове наблюдается развитие самиздата. Появляются журналы «Ура Бум-Бум!» Галины Пилипенко, «Донской бит» Петра Москвичева, альманах «Крик» Игоря Ваганова. Ростовская журналистика выросла как раз из самиздата — многие из тех, кто писал в подпольные журналы и о рок-музыке, сегодня работают в серьезных официальных СМИ. Можно даже сказать, что нынешнее поколение работников ростовских СМИ – это поколение рокеров.

2000-е годы

Менялась страна, менялась и рок-музыка. «Корова на траве», «Мясо», «Церковь Детства» — малая часть групп «рокерского межсезонья». Музыканты отрицали прошлые авторитеты, пытаясь построить свой мир, достаточно агрессивный и даже анархистский.

Денис Третьяков - группа ЦЕРКОВЬ ДЕТСТВА, ГЛАВНЫЙ ПО СВЯЗЯМ С ПРЕССОЙ В АГЕНТСТВЕ "ИНТЕРФАКС"

Денис Третьяков, группа «Церковь Детства». Фото: Дмитрий Посиделов

— По моему мнению, одним из важных событий было создание Денисом Третьяковым группы «Церковь Детства» в 2003 году, — отзывается Галина Пилипенко. — Абсолютно гениальная философия и музыка, дающая невероятный заряд эмоций. Для меня они являются одной из лучших групп не только в Ростове, но и во всем постсоветском пространстве.

В начале 2000-х годов ростовская рок-сцена изрядно поредела. Группы распадались по различным причинам: кто-то из исполнителей или музыкантов переехал, кто-то сменил профессию. Ко всему прочему, у новых групп не было площадок для выступлений. Частым явлением стало проведение подпольных рок-фестивалей. Один из них прошел в строящемся в то время морге, а другой — на мусоросжигательном заводе, традиционным успел стать фестиваль в музее изобразительных искусств на Чехова. В течение трех вечеров подряд на нем выступали рок-группы со всей России.

Это время закончилось десять лет назад, когда в городе начали появляться клубы, где музыканты могли свободно выступать. Именно в это время ростовская музыка становится очень разной — начали появляться первые рэп-группы, развивался разножанровый метал: дэт, дэткор, блэк. Рок-сцена расщепилась на множество стилей и направлений.

— Географическое определение сейчас не играет особой роли. Уже нет того патриотизма в рок-музыке, присущего ростовчанам в те же 80-е – 90-е годы. Большинство людей слушают музыку, не зная, откуда она родом. Недавно во Франции вышел анархистский сборник, мне подарили пластинку, и, как оказалось, на ней была и моя песня, — рассказывает Денис Третьяков. — Я просмотрел сборник и обнаружил, что он включал песни групп из самых разных мест: Чехии, Болгарии, например.

И, если подумать, человек в той же Европе сейчас может слушать эту пластинку, но ведь ему будет все равно откуда тот или иной исполнитель.

Влияние

Многие группы 90-х годов оказали влияние на дальнейшее развитие ростовской музыки. Так, группа «Элен» стала начальной точкой, давшей толчок к появлению нескольких групп, играющих в стиле инди-рок.

Одной из таких стала «Motorama», которая уже несколько лет известна далеко за пределами России.

Музыкант Алексей Золотухин из «Театра Менестрелей» принес в Ростов тему кантри, блюграсс, а также ирландские мотивы в музыку. Сегодня любителей ирландской музыки и музыкантов, которые играют в этом направлении, всегда можно встретить в баре «Cork».

Группа «Зазеркалье» с ее патриотической тематикой оказала влияние на музыкантов из «Дебрей Дона», «Мяса», «Церкви Детства», «Полония 210». Эти группы ориентированы на городской романс, а также в своем творчестве интересуются народной песней, а также исследуют стык между ней и рок-музыкой.

— Ростовский рок обладает собственной уникальностью. Конечно, нельзя найти какой-то общий знаменатель, но выделить неповторимую особенность именно этого направления в музыке на Дону возможно, — считает Денис Третьяков. — Его отличает то, что многие музыканты впервые объединили рок с городской песней. Наиболее яркое выражение это явление нашло у таких групп, как «Пекин Роу-Роу» и у «Запрещенных барабанщиков».

Алина Савицкая.doc 24

Ростовский журнал "Закон Мёрфи"

Журнал «Закон Мёрфи» май 2015