Архив метки: рок-музыка

ОТЗЫВЫ НА «РАДИО ТИШИНА». ЧАСТЬ 4

Начало

— Я говорил о технической стороне дела, а не о содержательности.

    — Звучащий русский стих — это богатейшая вещь.
    Это отрывок — рецензия на фильм из «Индипендент».
    Представитель фирмы Си-Би — Эс говорит, что возлагает надежду на соединение, на женитьбу, так сказать, двух культур.
    Этот брак по идее, должен стать счастливым. Но жених и невеста не смогли уладить разногласия. Получилось, как если бы Чехов стал петь бродвейские мюзиклы».
    • Неплохо сказано, и здесь еще одна цитата мне понравилась: » В Америке голос его разбавлен западом.
    В студии нервничали. С одной стороны, не хотели слишком «русского», с другой стороны — американского.
    Записи напоминали переговоры по разоружению: уберите синтезатор здесь, а мы добавим обычных инструментов там.
    И, что самое интересное в фильме: Борис Гребенщиков и герой гласности и её жертва.
    Внутри страны гласность возвеличила его, за границей она же его и уничтожила».
    Приговор довольно суровый.
    — Необходимо сказать, что на фильм откликнулись все без исключения английские газеты. потому что реклама была совершенно потрясающая. Неделю назад журнал «Зе лисн» вышел с фото Гребенщикова на главной страницей и статьёй Троицкого.
    Мнения и оценки прессы совершенно разные.
    Мнение редакции «Гардиан» можно не приводить, потому что эта газета ничего не сказала.
    Рецензент «Таймс» в конечном счёте назвал этот фильм «мастерским», в то время как «Дейли телеграф» нарекли «полным барахлом».
    Но, мне кажется,  «Индипендент» дала, пожалуй, самый расширенный и наиболее объективный, что ли, отзыв. Она как бы суммирует обе стороны.
    Каждое время рождает своих героев. Вот представьте себе, потепление между странами, сближение. Возникает потребность в каком-то связующем звене на уровне молодёжной культуры.
    Является ли Гребенщиков нужным человеком для своего времени?
    Я скажу, с моей точки зрения, он наиболее подготовлен к этой роли.
    Все газеты отмечают, что он бегло говорит по-английски и знаком со всеми основами западной культуры, философии, он знает дзен-буддизм, таоизм, он может говорить на темы, волнующие поколение вудстокского фестиваля, то есть тех людей, которые сегодня заправляют музыкальным бизнесом.
    Долгое время Гребенщиков жил так называемым «открытым домом». Вы знаете, на лестнице у него без конца ночевали поклонники, стены были расписаны и в квартире ему покоя не было. совершенно невозможная жизнь!
    Но, мне кажется, она выработала у него умение общаться с людьми.
    Я наблюдал его здесь.
    Я вам скажу — человек входит в комнату и видно, что вошла звезда.
    У него есть такие свойства, которые невозможно сфальшивить, нельзя притвориться, что ты звезда. ею надо только быть.
    и, не смотря на отрицательные отзывы, тем не менее, реклама движется по объективным законам. Реклама есть реклама, даже плохая реклама лучше, чем реклама никакая.
    Этот фильм всё же затянутый, мозаика очень коротких эпизодов и вот что совершенно справедливо, на мой взгляд, пишет критик Ричард Бласт из «Деёли Телеграф»: «Мне понравились некоторые сцены каналов в Ленинграде, снятые с воды. Это очень приятно смотреть.
    Возможно, было бы также приятно слушать и музыку, но, к сожалению, этого нам в фильме не позволили».
    -Си-Би-Эс всё это сделало, руководствуясь далеко не самыми благими намерениями. Ведь они при этом хотят заработать деньги.
    — Это им не удастся.
    — Почему? Может быть, заработают.
    Расшифровка и сама идея переноса на бумагу (во времена доинтернетные) — Евгений Киселёв.
    Редактура — Галина Пилипенко.
    Впервые опубликовано в журнале «Ура Бум Бум»

 

«День независимости» сегодня в Ростове

Логотип Дом кино. РостовКонцептуальная музыка группы Laibach и тоталитарный режим Северной  Кореи. Первый концерт рок-музыки за 60-лет существования КНДР. Это событие — в документальной  картине «День независимости». Ее показывают в Доме кино 6 октября, сегодня, Ростов, в  20.00.

Отзывы на «Радио Тишина». Часть 2

Борис ГребенщиковЧасть 1

В 1987 году, когда горбачевская «оттепель» коснулась рока, с Гребенщиковым связался американский антрепренёр Кени Шаффер, и пригласил его в Нью-Йорк.

В декабре того же года он получил выездную визу и впервые выехал за границу. Сейчас Гребенщиков в пятой поездке по заграничным странам.

На лето этого года запланированы гастроли по Европе.

Покрытый бронзовым калифорнийским загаром, Гребенщиков выглядит естественно, почти как дома в нью-йоркском Манхэттене, это его база до осени, до того времени, когда он возвратится в СССР.

Одевается Гребенщиков в стиле группы Ю-ТУ, серьга в ухе, причёска «конский хвост», вышитая куртка.

На беглом, свободном сношениях, он затрагивает тему поколения Вудсток, говорит о магии и волшебстве рока, о восточных мантрах, о дзен-буддизме и таоизме.

Гребенщиков считает себя верующим, русским православным, но вера его сосредоточится вокруг неясных понятий о развитии сознания, о возврате к природе и о понимании нашего места во вселенной.

Тут явно корреспондент философию его не подсёк. Ему было не понятно — уж если человек православный, должен носить бороду, неистово молиться…

Дальше…»он говорит, что песни пишутся как бы сами, что он лишь проводник некоей внешней силы. Западный слушатель может не придать такое оправдание, неоригинальностью песен. Критики Гребенщикова считают, что то, что было в акустическом сопровождении и в обстановке угнетения, может потерять силу на открытом рынке».
Си-Би-Эс, выпуская эти пластинки, снабжает их пресс-бюллетенями.

Продолжение

Валерий Посиделов. «Вудсток»-на-Дону

1969_05_09 Вудсток-на-Дону - выступление группы НЕУДАЧНИКИ

Вудсток-на-Дону — выступление группы НЕУДАЧНИКИ. 9 мая 1969 год. 

У каждого молодёжного движения есть свои корни, тем более, когда это модное, музыкальное направление. Джон Леннон однажды, будучи навеселе, поведал журналистам байку, согласно которой весь этот рок-н-ролл разработали и систематизировали цээрушники для того, чтобы активную часть человечества — молодёжь — посадить на наркоту, разврат и прочие забавы, лишь бы отвлечь их от политики и революции.

Джон был весёлым брехуном, а именно такие люди очень часто выдают военные тайны.

Как бы там ни было, но эта «зараза» охватила весь мир. Даже наша уникальная Страна Советов не смогла оградить себя от музыкальной интервенции ни радиоглушилками, ни мощной партийной идеологией.

В этом году исполняется 35 лет с того момента, когда в Ростове, на левом берегу, случился первый рок-фестиваль.

С очевидцем и соучастником этого «безобразия», ныне почтенным господином, экономистом и бизнесменом ИГОРЕМ СКРЯГИНЫМ мы пустились по волнам нашей памяти.

Я не просто вспомнил, но уже кое-кому из друзей позвонил. Есть идея собраться и тряхнуть стариной, сделать такую акцию в одном из концертных залов или в клубе.

Расскажи, как всё это произошло. Я-то в 1969 году ходил в третий класс и слово «рок» для меня означало злую судьбинушку, в которую я позже и вляпался.

С 9 по 10 мая 1969 года, на базе отдыха треста «Горгаз»1 мы с товарищами устроили рок-фестиваль. Естественно, это было навеяно Вудстоком, который произошёл за год до нашего события2.

Вудсток-на-Дону-69 - группа УТРЕННЯЯ РОСА — с Саша Пиротехник, Женя (Джон) Хохлов, Vladimir Sher, Бен Абдель-Крим и Евгений Катенев.

Вудсток-на-Дону-69 — группа УТРЕННЯЯ РОСА — Саша Пиротехник, Женя (Джон) Хохлов, Vladimir Sher, Бен Абдель-Крим и Евгений Катенев.

Там всё происходило широкомасштабно, на несколько дней со всего мира съехалось несколько миллионов людей.

А у нас без всякого шоу-бизнеса, но тоже за два дня — несколько тысяч зрителей. Мы, организаторы фестиваля, боялись, что приедет милиция и разгонит всех. Естественно, никакого официального разрешения у нас не было. Собрали лучшую аппаратуру, какую только по тем временам можно было достать.

Было всего четыре группы. Первыми выступала группа «Малыш и братья». Её лидер — Саша Путилин.

Александр Николаевич Путилин ныне хорошо известен в музыкальных кругах как гитарист, компьютерщик, создатель музыкальных обучающих программ.

Я не всё слышал, хотя и был участником, но кажется, у него была инструментальная музыка.

По тем временам это было очень неплохо, но у них всё время ломалась аппаратура, что-то глючило. Путилин хотел играть только на своих приборах.

Путилин же был великим звукоизобретателем. Он делал потрясающие звуковые эффекты. Я помню, за бешеные деньги купил первую свою примочку. Не у самого Путилина, а у какого-то парня. Это был «драйв» и «лэсли» в одной педали.

Вскоре она сломалась, впрочем, не до конца, а даже очень в интересном направлении. Во время «соляка» путилинский прибор мог вдруг выдать самопроизвольную пулемётную очередь. Как жаль, что я не смог сохранить этот раритет!

Вторая группа, в которой играл я, называлась «Корда», (от латинского — струна). Мы были ансамблем из РИНХа. В те времена во всех вузах были свои звёзды рок-н-ролла.

Третья команда — «Неудачники». Там играли очень крепкие гитаристы — Игорь Пеньковский и Саша Квач. Пел Миша Завалишин. Он учился в Грековке, так потом и стал художником.

И самым гвоздём фестиваля была группа «Утренняя роса». Они играли очень чисто, профессионально. По тем временам это являлось редкостью. У нас были лажи и киксы, а у них всё безупречно отрепетировано.

Все играли чужую англо-американскую музыку, а они только на русском, и, очевидно, это были песни собственного сочинения. Во всяком случае я их по радио не слышал. У них был групповой вокал, а у всех остальных пел кто-то один. В «Утренней росе» пели три человека: Щербак, Котенёв и Саша Агеев.

Саша играл ещё и на гитаре. Учился он на физфаке или мехмате в университете. Там он стал аспирантом, потом кандидатом, сейчас уже наверняка профессор.

Соло-гитаристом был французский подданный Бель Мухаммед по кличке, естественно, Беня. Беня по национальности бербер, по цвету кожи — темнее араба. Его родители жили в пригороде Парижа.

Все группы играли гитарную музыку. Только у нас был клавишник, но мы приехали на всё готовое, а органа не оказалось. На нём у нас была вся музыка построена, но не отказываться же из-за этого от выступления. Пришлось просить подыграть гитаристов из других групп. Согласился Бель Мухаммед. А тут ещё нас прокинул наш барабанщик Лёня Липянский — в ту пору красавец-мужчинка с внешностью Марчелло Мастрояни. Он наотрез отказался играть, услышав выступление «Утренней росы».

Не буду, и вам не советую, — упёрся Лёня.

Пришлось ещё и ударника искать. Детский сад!

«Утренняя роса» играла часами. У них был огромный репертуар. Потом пошли «Неудачники», и следом мы «отметились». Я пел битловскую песню, о чём, конечно, жутко сожалею (смеётся). «Чигис ми эври синг». Знаешь, песня «Энди, ай лав ю»?

До этого фестиваля ничего подобного ещё не случалось.

Был, правда, в ту пору продвинутый персонаж — Маруся Тряпошник, частный закройщик, жуткий поклонник битлов и ролингов и известнейший тусовщик по Броду. Он по сути стал первым продюсером. Собрал каких-то ребят на базе ДКС. Они играли в 1962 году, но это не точно, скорее, это городская легенда. Я их даже не слышал. Попасть было невозможно, милиция не пускала.

После этого «Вудстока»-на-Дону пошли знаменитые фестивали в ДК «Сельмаш». Толпы людей не вмещались в зал. Конная милиция патрулировала окрестности парка. Это 71-й, 72-й, 73-й годы. Уже комсомол прикладывал руку к организации.

Играли очень известные группы: «Дилижанс», «Россияне», но среди всех бриллиантом сверкала группа «Кристалл». В ней играл Виктор Барилов на гитаре, Сергей Егоров — на клавишных. Фамилию певца не помню, но это был великолепный тенор. Он пел эстрадную классику тех времён. «Улетай на крыльях ветра. В край чудесный, край далёкий». И Барилов с мощным сольным запилом. Они были виртуозами. Так играть просто никому не снилось.

Сегодня Виктор Барилов — профессор консерватории и практикующий музыкант. Сергей Егоров, кажется, тоже профессор консерватории. Вместе с Путилиным они делают музыку.

Мне уже 54 года, а многие были постарше.

Часто вижу ударника Казаряна.

Аркаша Заика умер от водки. Пил сильно. Потом закодировался, долго держался, но сорвался и сгорел в одночасье.

Часто встречаю Серёжу Лютого — он тогда играл в «Неудачниках».

Пеньковского встретил, он меня не узнал.

Интересно, где сейчас Малёк (Лёша Махонько — легендарный барабанщик семидесятых)?

Кстати, кажется, это он тогда заменил нашего сломавшегося Лёню, только кличка у него была Пирожок. Он играл в «Утренней росе». Наш клавишник Валера Бенгус окончил консерваторию, потом играл по кабакам.

У нас был басист, а потом и ударник вместо Лёни Липянского — Серёжа Ткаченко. Сейчас это главный бухгалтер фирмы «Регата». Лепянский живёт в США уже много лет. Начинал рабочим, клал паркет. Теперь он уже хозяин своей фирмы.

Был ещё Юра Ботников — очень хороший певец. Теперь живёт в Германии.

Кстати, он сейчас приехал в Ростов погостить.

Бель Мухаммед уехал в Париж, долго не мог найти работу, теперь работает в компьютерной фирме электронщиком.

После учёбы в Совке ему пришлось подтверждать свой диплом и доучиваться ещё три года.

Щербак живёт в Америке уже 20 лет.

Котенёв — в Сочи, у него своеобразный бизнес. Он борется с грызунами и тараканами.

Женя Хохлов — басист «Утренней росы» — профессор медицины. Пирожок3 — увы, не помню фамилию, говорят, тоже крупный медик.

Тогда это точно не Малёк, тот, скорее, по другую сторону медицинских специальностей.

Тогда мы все регулярно играли на танцах, в столовой РИНХа, где теперь кафе «Академия».

Поскольку РИНХ был практически женским институтом, то приглашали на вечера «гусаров» из РАУ.

Когда-то нынешняя Большая Садовая называлась продвинутой молодёжью Бродом.

Брод — дитя любовной игры слов. Заморского — сухопутный путь и нашего — бродить.

Вот из Брода и вышли эти люди, впоследствии учёные, бизнесмены и музыканты. Многие живы и здоровы. Хотелось бы их собрать вместе. Я хочу обратить внимание на то, что ничто на пустом месте не произрастает. Нынешние музыканты должны об этом помнить.

Валерий Посиделов.

Фото Игоря Скрягина.

Газета «Ростов Официальный», 21.01.2004, № 3 (477).

ВУДСТОК-НА-ДОНУ: ПРИМЕЧАНИЯ

1 — по информации Александра Агеева, гитариста и вокалиста группы «Утренняя Роса» и одного из активных организаторов фестиваля, «Вудсток-на-Дону» проходил на базе отдыха проектного института «РостовСельхозСтрой» (Левбердон, в районе 29-й линии, по диагонали от популярного ресторана «Казачий Курень»).

Отец басиста «Утренней Росы» был секретарём парткома в «РостовСельхозСтрой», и, благодаря этому обстоятельству, на институтской базе удалось провести фестиваль.

2 — Знаменитый американский рок-фестиваль WOODSTOCK состоялся, на самом деле, несколькими месяцами позже, с 15 по 18 августа того же 1969 года.

И, соответственно, название «Вудсток-на-Дону» было придумано ростовчанами позднее.

В 1969 году ростовские битники называли свой фестиваль на Левбердоне — ПОП-СЕЙШН.

По всей видимости, Игорь Скрягин имел в виду другой американский рок-фестиваль, Miami Pop Festival (май 1968 года), на котором хедлайнером был Джими Хендрикс, выступивший затем и на фестивале WOODSTOCK в 1969 году.

3 — Владимир «Пирожок» Васильев, барабанщик группы «Утренняя Роса». После окончания Ростовского мединститута в 1977 году— врач-педиатр, Заслуженный врач РФ.

Публикацию подготовил С. Ильич

Статья Валерия Посиделова «Вудсток-на-Дону». 2004 год, газета "Ростов Официальный".

Александр Агеев. Утренняя роса

«…ну вот она, голова кудрявая (не в смысле — я-в-неё-ем-голова, а в смысле — я-с-ей-лабаю!) Виталика Беломестного, которого будем провожать скоро в армию: «Санечка, там — это, родинка… Аккуратней стриги! Покороче, для военкомата…».

Да, знаю, пацан, твою родинку — уж сколько я тебе «битловок слабал», а ты — мне…. Только, вот глаз мне, что-ли — припорошило, слезится… Или почудилось? Мамку ты свою похоронил, дружбан, лет в 10, а Георг Лукич — пахан твой, конечно — мужик золотой! Но мама, всё равно — одна она. И другой не будет, какая бы не распрекрасная потом к вам ни пришла, но — мачеха. Белка, гитарист наш, «виртуозо-эксклюзио», дружбан исключительный…»

«…а ведь и двух месяцев не прошло, как мы Женьке Хохлову — басисту из «Голубых Звёзд» — бас новый делали. По всем канонам: гриф с ладами, разметку как (?) — вычитали, накладка из шпона красного дерева — виват, мебельная фабрика Урицкого(!), корпус — доска 50-ка, датчики мотали на магнитах с воензавода, крышки выдавливали пуансоном по разогретому над электроплиткой плексигласу, старались.

Но чуть не сорвалось всё — нам завтра выступать в ДК «Химик» — база на то время наша, а красить-полировать — некогда. В сарае Виталика порылись, нашли летный комбинезон американский на меховой подкладе — Лукич с фронту привёз (с того самого, где рука его левая осталась…). И как осенило нас, бас мехом обтянуть!

Так и обтянули, подкладу спороли, выкроили, прострочили на «Зингере», что у Виталика в сарае стоял — чудный бас получился! И молва народная — не год и не два судачили, дескать меховой оклад «по низам» невъ…ную глубину звучания басу этому… придаёт!…».

Голубые Звезды. — с Виталик (Белка) Беломестный, Алик (Арутюнян) Калпахчиян, Славик Мурманский и Женя (Джон) Хохлов. Фото из архива Александра Агеева

Голубые Звезды —  Виталик (Белка) Беломестный, Алик (Арутюнян) Калпахчиян, Славик Мурманский и Женя (Джон) Хохлов.

Фото из архива Александра Агеева

«…как уже сказано, «Химик» — площадка наша конца 60-х, Лукич Беломестный — худрук местного «бэнда», левую-то руку на войне потерял, но правая, как и голова его очень музыкальная — с абсолютным слухом — работала, дай Бог каждому!

До сих пор помню, как он партитуры писал. Одной рукой, прижимая нотный лист к столу куском серого мрамора. И на трубе лабал — ею же, да ещё и как! Оттуда, из тех времен походу и начиналась славная история ростовского джаза.

«Бэндов» этих тогда в городе было великое множество, практически, в каждом клубе — Х.(хромого) Блока, М.(малого)Блока, Олега Ефремова, Рафа Туишева и конечно, уже восходящего к своей будущей славе Кима Назаретова.

А сколько энтузиазму?! То была не наша (битников) музыка, но благодаря Лукичу и его степенным дядькам-духовикам, уже снискавшая у нас великое уважение!

Больше скажу, заболел как-то контрабасист ДК-шный, а «Лукич-Бэнду» к празднику в клубе выступать надо — Виталик у отца, законно — на соло-гитаре, наш Петька-Акробат — за ударными, а мне было предложено на контрабасе: «Лукич, так это…, я не того…, не знаю ваших композиций и не играл на нём, никогда?!».

«Ты, главное в такт попадай и слушай, старайся… Это ж контрабас — дёргай себе за струны, а мы его ударными и «медью» забьём! И артистизму, главное побольше, публика — она отвязных любит…» — невозмутимо ответил Лукич.

Ну я и «отвязался»: отплясывая чарльстон, пригнувшись к грифу, время от времени вращая контрабас вокруг собственной оси, как это делала «Дафна» в прикольной комедии «В джазе только девушки». Так вот лихо и отлабали, Ильич «проставился» всем, в подсобке, директор Химкомбината заходил, руки жал, нам пацанам тоже…»

«…Виталик ушёл служить в армию, а я вскоре поступил в РИСХМ на сугубо мужской факультет «Горячая обработка металлов».

«Голубые Звёзды» — осиротели… Женьку Хохлова и Вову Васильева-Пирожка (в дальнейшем заслуженных врачей России) на экзаменах в мединститут сначала почему-то срезали на физике (ну, не физики пацаны, в медики подались, сразу же было понятно!). И в скорби своей душевной пошли они в телогрейках казённых в виварий кормить собак подопытных кашей, которая от мединститутских больных остаётся. Пора печальная… Безвременье… »

«…но жизнь удалая «битловская» в Ростове тем временем продолжалась и ширилась. Несмотря ни на что!

В РИСХМ’е в те благославенные времена царила великая ростовская группа конца 60-х «Голубые Тени» (The Blue Shadows).

Нет, ну вы чувствуете, как донимала уже тогда всех эта «голубая» тематика? (Шутка!).

«Тени»: Юра Виноградов -Теня (гитара-соло, вокал), Саша Гордеев (гитара), Юра Бобырев (бас) и Саша-Пиротехник (звук) — великолепно экипированные, дерзкие, с виду даже суровые (особенно клавишник и соло-вокал Ченя), твёрдо стоящие на ногах, играли на прекрасной по тем временам аппаратуре, с чудесным звуком и фирменным англоязычным репертуаром.

Славянское трио - Лёня Липянский, Саша Алафердов, Алик Ильин... — с Леонид Липянский, Саша (Сэм) Алафердов и Алик Ильин.

Славянское трио — Леонид Липянский, Саша Алафердов, Алик Ильин.

«…во Дворце Строителей — тоже крепкая, артистичная, истинно западная группа «Славяне», которую спонсировал завидный меценат и неформальный лидер ростовских битломанов — Вова Кент.

Знакомства с Кентом искали все, сам Владимир Мельников, друг нашей юности, а ныне владелец-основатель «Глория-Джинс», в те времена хаживал с ним вместе с лавочек в парке Горького через дорогу в гастроном «Козлята» за портвейном…

"

СЛАВЯНЕ —  Александр Путилин, Бен Абдель-Крим, Володя Калинко, Саша (Сэм) Алафердов и Алик Ильин.

В «Славянах» нашли своё «место под солнцем» и романтично-изысканный Алик Ильин, и уже известный нам по предыдущему посту Саша Сэм, и французско-подданный, студент физфака РГУ, нигериец Бен Мухаммед Абдель-Крим, и впервые засветившийся в городе загадочный гитарист с пос.Чкаловского — Саша Путилин. Сын военного лётчика, по виду слегка застенчивый (причиной тому, возможно, было лёгкое заикание, которое, впрочем, ничуть не проявляло себя во время пения) с загадочной улыбкой Путилин в любой ситуации мог сразу, как говорится, взять «быка-за-рога»! Ну, в крови у него — золотого медалиста школы № 84 — это было…».

«…дубовые двери Дворца Культуры Строителей толпа фанатов-битломанов ломала один раз.

И этот раз, наступил тогда, когда в нём было ангажировано выступление «Славян». На великолепных по тем временам гэ-дэ-эровских «Музимах», которые Кент только-только привёз из белокаменной Москвы, они должны были играть концерт в большом зрительном зале в программе проводимого в ДКС вечера первокурсника РГУ.

Сказать, что билеты, распределяемые профкомом и комитетом ВЛКСМ достались далеко не всем желающим, значит не сказать ничего! Толпы вдохновленных студентов, да и просто «необилеченной» праздной молодёжи, всегда в избытке фланировавшей рядом по «Броду» (так назывался участок Б.Садовой от Ворошиловского до Будёновского), буквально оккупировали все подступы…»

«…два-три молоденьких милиционера, зажатые битниками, хипарями, да и вовсе подозрительными лицами, сорванными голосами, пытаясь переорать толпу, предпринимали отчаянные попытки сдерживания. Комсомолки, стоявшие на входе билетёршами, дрогнули первыми, отступив внутрь. Отжатая двухстворчатая входная дверь с треском распахнулась и с возгласами ликования поток хлынул в здание, заполнив холл, лестницы, зал….»

«…народ ждал, смеялся, пел, приплясывал — концерт не начинался. Полчаса, час…

«Требую, посторонним покинуть помещение!» — время от времени тонко выкрикивала начальственного вида тётенька. Куда там!

По рукам пошли невесть откуда взявшиеся бутылки с выпивкой: гулять-так-гулять!! В этот момент погас свет. Везде. Во всём помещении…

«У-у-у…» — загудело кругом. Концерт так и не состоялся… Мы с дружбанами, задолго до начала предусмотрительно «забившие» места в полуподвале, в местном буфете — выходили из опустевшего здания последними. Навеселе, но степенно… Буйных к тому времени уже увезли милицейские «синицы»…».

«…кстати, часом раньше, где-то рядом, там в толпе, охваченная страхом и одним желанием — выбраться наружу, стояла приехавшая на учебу из Армавира первокурсница Вера — моя будущая жена, с которой мы познакомимся, поженимся и родим замечательных дочку и сына только через долгих семь лет (а может оно и к лучшему: узнай красавица Вера — отличница, комсомолка, комсорг школы — меня тогдашнего, ничего подобного могло бы и не случиться. Судьба-а-а, значит…)».

Саша и Вера Агеевы-68

Саша и Вера Агеевы-68

«…для кого-то и гулянка вещь захватывающая, но не для истинных битников. Светлая память о «почивших в бозе» славных «Голубых Звёздах», как пепел Клааса стучала в моё сердце.

Вы помните, знакомство уже свело нас с неповторимым исполнителем «Битлов» Женькой Катенёвым?

Так вот: он с малоизвестным мне тогда Игорем Пиней (Гольденбергом), Вовой Щербаковым, Сашей Шизей (Смирновым), и Женей Сучковым репетировали в коллективе, переживающем пору творческого становления, который (видимо по-аналогии с английским рок-поп-составом «Dave Dee, Dozy, Beaky, Mick & Tich») имел рабочее название «Пиня, Шизя, Суча, Щерба, та Катях»…

Как можно догадаться из названия, эти смелые и, не в пример другим, находчивые пацаны, походу, искали форму и новые идеи для воплощения на «шершавых ростовских рок-подмостках». Так я и подумал. Сразу! Как-то они мне сра-а-а-зу-у все сильно понравились…»

«…репетировать вместе начали вскорости. Как студент РИСХМ’а, щедро «проставившись» спиртным, я договорился зав.клубом, что мы будем репетировать в цоколе вузовского актового зала.

Там же, в крохотной кладовке хранили наш музыкальный скарб — Пинин усилитель УМ-50, и 2-3 самодельных — виват мастеру, Валере Белозёрову (!) — моноблока. УМ-50 — ясен-пень — голосовой, моноблоки — гитарные, барабаны — клубовские (ну не было у нас таких несметных денег!).

Игорёк — гитарист прекрасный, музыкант-от-Бога, тонкая творческая натура был подвержен, как он сам говорил, спонтанным «корчам», в период которых — посылал «всех-нах», маскировался, на связь не выходил, передавая через знакомых, как мы его «все-зае»…»

«…но что делать? Народ терпел… Уже репетировали в «Геологоразведке» (в доме на Будённовском-Садовой, над бывшим магазином «Солнце в бокале»).

И, хоть мы вовсю старались, «корчи» только множились…

Первым не выдержал Щербаков, наш соло-вокалист, очень музыкальный, обладатель изумительного по чистоте и тембру голоса, а-ля Barry Gibb и — в пример некоторым — боец, собранный, целеустремленный, член юношеской сборной России по теннису: «Саня, я сегодня пригласил человека. На репетицию. Кого — увидишь!».

И мы — увидели…»

«…уже известного нам Бэна — смуглого, эфиопского типа красавца-квартеронца с тонко очерченными библейскими чертами лица, привёз Кент. На мотоцикле…

Вова Пирожок — барабанщик, которого мы выставили на встречу гостя, видом своим вначале слегка напугал обоих…

Увидев поджидавшего Пирожка, в тёртой кроличей шапке-ушанке с болтающимися завязками, чёрном пальто, из драповых недр которого торчала редкая (почему-то желтая?) щетина, стоптанных шахтинских «гомнодавах» и пузырящих брюках, до бедер сзади забрызганных «запёкшейся» грязью…

Кент — весь в клёпках, коже и джинсе, не глуша мотора, напрягся: «К хулиганам попали! Гитару отберут, да ещё, поди, от….ят!!».

Но всё обошлось, миром-дружбой — в свете неповторимо лучезарной «пирожковой» улыбки…»

«…мы начали. С Беном. Он расчехлил гитару: «Что играем, чуваки?» Начали перечислять и сразу остановились на Keep on Rolling…

«Пацаны, держите меня, что это было?» — глядя на Бена, завопил Пирожок сразу, как мы закончили. А было это, вот что — в Ростов пришла настоящая музыкальная рок-культура. А дальше?…»

«…дальше — пошла настоящая работа: многочасовые репетиции, ежедневные задания каждому, ночные бдения дома, работа над инструментальными партиями и вокалом.

«Коньком» группы стало сложное и гармоничное многоголосие (пели Бен, Щербак, Катенёв, я и немного Женя Хохлов с Пирожком) и выверенные гитарные партии. Никаких вольностей не допускалось! Репертуар включал западные рок-поп-хиты, которые с удовольствием слушались и танцевались, и собственные композиции на русском языке, примерно в равной пропорции.

Песни на русском писались в большинстве своём мной и Женей Катенёвым, аранжировались всеми понемногу, но в основном — Беном. Им же были написаны тексты для двух моих песен на английском…»

«…так прошли 2-3 месяца непрерывных репетиций, результатом которых стал обширный (несколько десятков композиций) песенный репертуар «Утренней Росы».

Да-да, именно это название нашей группы было выбрано единогласно с подачи Вовы Щербакова. И опять судьба: на одну из репетиций совершенно случайно заглянули лидеры «Голубых теней» — Гордеев с Виноградовым. Их обучение в РИСМ’е подходило к концу и, распределенные на работу в разные города, они, как выяснилось, искали преемников. Игра «Росы» настолько поразила мэтров, что они предложили нам взять их аппаратуру (лучшую в городе!), прямо здесь и сейчас с оплатой в рассрочку. Ну, «пруха» же…»

«…наше первое выступление состоялось в клубе общежития иностранных студентов РГМИ.

Открывали песней Jimi Hendrix’а «Hey Joe». Солировал Бен, а мы хором, да ещё под электроорган «Юность» (который нам достался от «Теней» вместе с их аппаратурой и звукорежиссером Сашей-Пиротехником, впридачу!) «четырехголосили» все вместе бэк-вокал.

Дебют получилось ошеломляющим, Сашка Смирнов, прибежавший из буфета с недопитым стаканом в руках, помнится растерянно воскликнул: «Если б не услышал это собственными ушами, не поверил, что в Ростове такое возможно!…»

«…потом было много площадок, школы, вузы, танцевальные вечера, самым интересным периодом которых считаю наши выступления третьим отделением на танцах в «Лендворце» вместе в биг-бэндом Олега Ерёмина. Программы выступлений строились «нон-стоп», 10-12 вещей, но неизменно начинались либо заканчивались гимном «Утренней Росы», написанным совместно с Женей Катенёвым, в котором были такие полные силы и оптимизма слова: «Когда взойдёт Солнце вновь, Ночь обретёт свой Ночлег, Утро встретит День с Утренней Росой и в Светлый Мир шагнёт Человек!…».

Вудсток-на-Дону-69 - группа УТРЕННЯЯ РОСА — с Саша Пиротехник, Женя (Джон) Хохлов, Vladimir Sher, Бен Абдель-Крим и Евгений Катенев.

Вудсток-на-Дону-69 — группа УТРЕННЯЯ РОСА — Саша ПиротехникЖеня (Джон) ХохловVladimir SherБен Абдель-Крим и Евгений Катенев.

«…потом был незабываемый рок-фест «Вудсток-на-Дону», который «Утренняя Роса» организовала и провела на ЛевБерДоне с участием известных ростовских коллективов — «Малыш и братья» (с Сашей Путилиным и братьями Белоусовыми), «Корда» (с Игорем Скрягиным и Леней Липянским), «Неудачники» (с Игорем Пиней, Вовой Гражданкиным, Серёгой Лютым и солистом Мишкой Завалишиным) с незабываемой атмосферой всеобщего ликования и восторга, с красочным плакатом во всю стену, исполненным во дворе Дома Актёра нашими друзьями начинающими художниками Толиком Танелем, Геной Зисманом, Вовкой Кондратьевым и может ещё кем-то, чьи славные имена история умалчивает…».

Статья Валерия Посиделова «Вудсток-на-Дону». 2004 год, газета «Ростов Официальный».

«…потом мы провожали Бена, закончившего обучение в РГУ, назад во Францию в атмосфере «любви, горестного братания и ностальгии…»

«…потом Женя Хохлов, Вова Щербаков и присоединившиеся к ним Женя Брайловский и Саша Путилин продолжили славное дело «Утренней Росы» (и на её аппаратуре) в интересной рок-группе, название которой я, честно, не вспомню сейчас (может подскажет кто?), а потом, по прошествию примерно года, мы неожиданно вдруг вновь встретились с Путилом, прониклись общей идеей и создали «штучный» музыкальный продукт под названием «Огонь, Вода и… Медные Струны!», но об этом в следующем рассказе, если Господь даст на то времени, сил и вдохновения…».

Юбилей ростовской школы

А.П. Артамонов — донской музыкант. Портрет кисти Семёна Скопцова

Артемий Маслов хотя и обучается академическому вокалу, обожает «Ночных снайперов».

Да, так что рискнул участвовать в конкурсе. А желающих спеть вместе с Дианой Арбениной в стране нашлось почти 700 человек.

Но в дуэте с Арбениной оказался именно ростовчанин!

Педагог в школе искусств N2 Наталья Самарина к рок-увлечениям своего воспитанника снисходительна. Но урок есть урок.

Сегодня в школе искусств N2 имени Артамонова класс в вокала — самый востребованный. Причём, эстрадного. Всего же здесь к моменту 40-ка летия школы, сформировано 10 отделений.

День рождения школы отмечается большим концертом.

И вот мы за кулисами филармонии. В  праздничным концерте участвуют двести воспитанников школы искусств N2.

Одни веселятся, другие волнуются.   У Тимофея Колодкина это первый концерт в жизни.

Тимофей Колодкин воспитанник школы искусств N2 им. А.П. Артамонова: «Мне нравится барабан, потому что он громко стучит звучит. Мой учитель — Сергей Владимирович».

Юный барабанщик и его товарищи учатся у педагога  Сергея Ткаченко.

Директор школы Татьяна  Ушакова уверена — залог успеха в талантливом коллективе преподавателей. Школа объединила судьбы этих людей.

Раиса Крамаренко  работает со дня основания учебного заведения.

Раиса Крамаренко  заместитель директора по учебно-воспитательной работе школы искусств N2 им. А.П. Артамонова: «Когда мы её открывали было всего 4 отделения, 40 преподавателей и 400 учащихся, а теперь мы выросли и контингент на сегодня — 680 учащихся, 76 преподавателей».

Не так уж важно — говорят педагоги кем дети станут- исполнителями или деятелями искусств — главное, что они будут любить музыку всегда.

Текст сюжета: Галина Пилипенко, видео — Елена Ленкова, Сергей Лютов. Для программы «Вести Дон».

 

Про ростовскую энциклопедию

АБВИОТУРА (Ростов)
АБВИОТУРА (Ростов)

Напоминалка-новость, Ростов! Сегодня я вспомнила, что в 1995 году я начала писать первую единственную в стране «Энциклопедию названий рок-групп».  «Энциклопедия» публикуется в блоге «Неофициальных новостей Ростова-на-Дону» и постоянно дополняется. Включайтесь, друзья!