Архив метки: журналистика

О ростовской журналистике

Писатель Денис Гуцко в ФБ написал о новинках литературы сегодня, Ростов. Пост называется «О русской литературе, сделанной в Ростове-на-Дону, и местной (местечковой) журналистике».

Мои лайки уважаемый мной писатель расценил со знаком минус и предложил объясниться.

Денис! Хочу быть правильно понятой. Вы меня подозреваете в недружественных лайках? Мне горько и неприятно — раз вы так подумали!

Больше того — вы подозреваете, что я регулярно ставлю лайки вашим обидчикам? Вы: «… этот лайк под резким выпадом в мой адрес — не первый ведь?»

Буду занудой — посчитаю — хочу, еще раз повторюсь, развеять ваши неверные трактовки.

Первый лайк я поставила Вам, под вашим постом, потому что мне очень близко то, что вы написали: отдал человек свои чувства и мысли бумаге (пленке, глине, ну не важен материал сейчас) книга вышла, скульптура  или фильм,  а реакции нет… Больная тема и вы важную вещь подняли — состояние журналистики. Мой лайк был как отклик душевный, как одобрение. Мне нравится, что вы прямо и открыто написали.

Второй лайк поставила под мнением Вис Виталис, который вам плечо подставил: «Дружище, держись. Это не ростовская местечковость, это проблема размером со всю страну». Вот я думаю — верно, и я поддержу Дениса, ведь точно — больше, чем ростовская.

Третий лайк (вернулась и пересчитала) под мнением Евгения Феликсовича Берковича.

Ни Виталиса, ни Берковича я лично не знаю (да это, наверное, и не важно! Вы считаете комментарий  Берковича «резким выпадом»?

Я — нет. Он пишет что, Денис Гуцко «созерцает ростовскую жизнь» и зовёт на баррикады? А по мне так это как раз ваше дело  — писателя — созерцать, размышлять и выливать свои мысли на бумагу. А то о чем говорится в комментарии — публицистика.

Но я согласна с утверждением «Будут свободные независимые СМИ — будут и рецензии» — политику изданий определяют не журналисты же!

И «Почему Кирилл сидит?» — без фамилии, но Серебренников Кирилл имеется в виду же? Человек, задающий такой вопрос заслуживает лайка!

И еще — никакая я не куртуазная и не маньеристка даже.

Мне жаль жизнь бесценную на интриги и выстраивание «казусов» тратить.

Надеюсь, не осталось недоразумений, Денис?

Фактик обо мне (Галине Пилипенко)

Журналист Галина Пилипенко, психотерапевт Михаил Литвак. Клуб Peshkoff st.. Фото Людмилы

Журналист Галина Пилипенко, психотерапевт Михаил Литвак. Клуб Peshkoff st.. Фото Людмилы Андрейченко

вела ряд публичных интервью «Библиотека людей» в интеллектуальном клубе Peshkoff st на улице Горького N 90 в Ростове-на-Дону со знаменитостями: издателем музыки и книг Алексом  Валединским, Сергеем «Пауком» Троицким «Коррозия металла» (во время чего пришлось выпить с героем алкоголь!Публике понравилось), легендарным психотерапевтом и писателем  Михаилом Литваком, певицей и главредом  журнала «Собака.ru» Светланой Соболевой.

Фото: Elena Eliseeva . Светлана Соболева и Галина Пилипенко

Света Соболева и журналист Галя Пилипенко. Клуб Peshkoff st.. Фото Елены Елисеевой.

Такой фактик о себе (журналистке Галине Пилипенко) сегодня, Ростов, вспомнился мне.

Можно видео посмотреть.

Много других видео, на канала, которые ведет Дмитрий Посиделов. Это здесь https://www.youtube.com/user/globaltrashnetwork

и тут https://www.youtube.com/user/pasyamusic

Ростовчанка выдвинута на премию Сахарова!

Друзья! Ростовская журналистка Поля — Полина Ефимова стала кандидатом на премию Андрея Дмитриевича Сахарова!

Полина говорит о себе — «провинциальная Золушка», сиделка у постели больного мужа и дочери, обвешанная не шелками, а коммунальными долгами… А выдвижение на премию — шок, признание и… свет в окошке!

Я прочла статью Поли — Психушка для тренера  на московском сайте «Такие дела».

Коммуналка — не просто форма недвижимости, а неожиданный способ мышления! Но и не только коммунальное…

Повествование Полина начинает буднично-просто, а затягивает крепко — не вырвешься!

Поля, ты никак не «провинциальная Золушка», а Человечище!

Да, ребята, можно голосовать за нашу ростовскую женщину, журналистку Полину Ефимову здесь. Я свой скромно-звучащий голос отдала. И для меня даже на факт выдвижение важен, а сделанное Полиной — главная новость сегодня, Ростов.

Выдержанная временем новость, Ростов

Галина Пилипенко. Фото: Роман Неведров

Выдержанная временем новость, Ростов. Сегодня невероятная Виктория Некрасова смущает меня!  Эта журналистка выложила на ФБ интервью со мной — «автором титулованного блога» — как она меня окрестила. Интервью годичной давности, но вы же знаете этот хранитель-памяти-фейс-бук! Берёт и бац! Пыль сдувает!

Но! Cсылку-вспоминалку Виктория сопроводила фразой: «Один из самых любимых моих разговоров)))».

Спасибище, Вика и за это признание и за тогдашнюю журналистскую прогулку! С радостью и интересом читаю вас! И не только когда вы обо мне пишете!

И искренние благодарности Роману Неведрову за фото-объективности!

Ну и сам объект — Ростов-на-Дону. Галина Пилипенко: необычный Ростов неудавшейся плиточницы

Ольга Тиасто. Шутинг не удался… Часть 2

Ольга Тиасто. Шутинг не удался...

Начало

Оказалось, мужчин сo внешностью Пингвина, низких и яйцеголовых, в Италии — пруд пруди, и даже среди актеров.

И большинство соглашалось участвовать в новом проекте юной и подающей надежды Кати бесплатно; разумеется, жители отдалённых районов страны просили им оплатить проезд.

Как и синьор Альдо Музи, миланец, поклонник Катиного искусства, выбранный после долгих раздумий изо всех возможных «пингвинов».
Почти двойник Денни де Вито, среднего возраста, с прядями длинных волос вокруг заострённой плеши, он принимал близко к сердцу идею женской вендетты — сам за долгую жизнь натерпелся обид и измен со стороны брутального сильного пола.

Днём Альдо работал учителем в школе, а вечером вёл жизнь артиста: снимал свой скучный костюм, надевал кружевное бельё и туфли на каблуках и выступал в ночных клубах и кабаре, где, меняя костюмы и парики, выходил на подмостки в образе Мины, Рафаэллы Карра и прочих див итальянской эстрады, пел их голосами и танцевал.

В новом проекте ему предстояло впервые попробовать себя в мужской роли.
— Идея такая, — вводила его в курс дела Катя по телефону. — Ты был негодяем, коварным паршивцем, понял?…Ты их всех обманул и предал. За это они будут тебя пытать и, возможно, убьют… я точно ещё не знаю, посмотрим в ходе работы.
— Hу что ж, — отвечал благодушно Альдо. — Это, мне кажется,  очень… резонным. И справедливым.

А в каком журнале потом появятся фото?
— Думаю, в «Govue»или “Fanity Hair”, — предполагала самонадеянно Катя.
Но шутинг — это не так-то просто, не только — модель и фотограф.

В шутинге важен стайлинг, а значит, нужен стилист , который оденет моделей, и которому тоже за это платят. А так же мейк-ап; а значит нужен майк-ап- артист, гримёр — тот, кто накрасит всё группу, и труд его также, увы, не безвозмездный. Об этом вздыхала Катя, прикидывая стомость проекта.

Но разве можно вздыхать и мелочиться, когда речь идёт о художественной идее? Когда артистом движет протест против насилия — вон, по тв каждый день говорят о феномене фемминичидио — убийствах гражданок, принявшeм здесь небывалый размах? И когда на карту поставлен вопрос о таланте.
Кстати, сказать творческой женщине: «У тебя нет таланта» — грубейшее, xoть и моральное, но насилие. И преступление против личности.

Поэтому новый проект должен всем показать наглядно, кто и на что способен.
А, вот ещё важнейшая вещь, а также статья расхода, о которой мы совершенно забыли: локейшен!

Подходящее место съемки, которое нужно арендовать… Хотя в окрестностях Рима ещё есть объекты, где можно снимать свободно, безо всякого там разрешения.

Например, на заброшенной фабрике, подальше от любопытных глаз — как раз идеальное место для всяких насилий и шутингов.
— Прекрасно! — писала с энтузиазмом в э-мейле стилист, засидевшаяся без работы. — Для жертвы возьмем бельё из коллекции Келвина Кляйна; белые майки, трусы — разумеется, трудно их будет вернуть в первозданном виде — и один прекрасный короткий халатик с веревочным поясом…
— Да, но… ноябрь, обещают похолодание.
— Ноги в любом случае должны быть открыты! Голые ноги, как ничто другое, унижают персонаж.
С чем Катя не могла не согласиться.

В назначенный день всё шло хорошо: уже то, что участники все пунктуально явились и никто, кроме гримерши, не заболел, что было добрым знаком.

Стилистка вызвалась взять на себя и её обязанности. Часто случалось, что не являлись модели, стилист с одеждой или гример — кто угодно, кроме фотографа. И тогда, чтобы день зря не пропал, приходилось импровизировать: нет стилиста с одеждой — снимай обнажённых или портреты, а нет гримера — так поворачивай их и снимай в тыльной проекции.
Но в тот раз в машину набилась большая компания: четыре девушки плюс Альдо Пингвин, с коробкой косметики, ящикoм с пистолетами, коллекциeй мужского белья и длинным японским мечoм, упиравшимся в крышу автомобиля.
Вышли возле заброшенной фабрики; на локейшен Катя решила всё — таки сэкономить. Погода не располагала — градусов пять, не больше. Катя, не будь глупà, надела шапку и шарф и прихватила перчатки, как ей советовала мама, женщина, далекая от искусства, но разбиравшаяся в бытовых вопросах.

Все остальные, однако, ежились зябко и скованно, не зная, как приступить к насилию над добродушным и вежливым Альдо.

Но, шаг за шагом, входили в образ и обретали уверенность, разогреваясь все больше в буквальном и переносном смыслах.

Продолжение

Ольга Тиасто. Шутинг не удался…

Ольга Тиасто. Шутинг не удался...

О жизни римской богемы, новый эпизод «Историй про Катю».

Когда история Кати с синьором Прочоне, редактором еженедельника «Мир культуры»*, закончилась бесславным и скандальным образом…
Бесславный cкандал, конечно, устроила Катя. Прочоне остался сидеть за своим столом, потеряв дар речи, бледный и потный.

Hикогда в окружавшем его культурном мире не приходилось слышать ему таких выражений, посланий и пожеланий; а теперь их yслышали все — от служащих офисов на этаже до разных случайных прохожих…
Так вот, когда их история завершилась так благополучно, Катя пошла в оружейную лавку. Взгляд ее — жгучий, решительный, мстительный — что-то искал на витринах и полках, насторожив персонал.
— Нужны два пистолета для шутинга, — сказала она продавцу.
— Для шутинга?…
Конечно, вам сразу пришло в голову то же, о чём подумал и продавец.
— Да нет же, — всех успокоила Катя. — Для шутинга — в смысле для съёмки. Для фотосессии — вот что такое шутинг.
Станет она руки марать об убогого редакторишку жалкого, на грани банкротства, журнальчика. Она и так уделила ему слишком много личного времени в ущерб своим творческим планам — и вот благодарность: он позволил себе при всех усомниться в ее таланте фотографа, отвергнув последнюю серию снимков, выполненных ею специально по заказу «Культурного мира»…

Mежду прочим, прекрасных снимков, на обработку каждого из которых ушло не менее часа! Возмущение Кати не передать словами. Она даже подумала: а не подать ли в суд на редактора за диффамацию и подрыв профессиональной репутации? С целью получения компенсации за моральный ущерб? Но потом решила на связываться: в Италии, пока закончится гражданский процесс — можно состариться.
Да и суммы такой, какую она запросила бы, у Прочоне, наверное, нет.
Жажда мести в ее голове приняла форму творческого проекта: антинасилие, насилие наоборот. То есть, не над женщиной, как обычно бывает в нашем несправедливом обществе, а над мужчиной — как у Тарантино — Килл Билл, Гриндхауз, или что — то в этaком роде.
— Тогда Вам пригодится что-нибудь очень изящное, женственное; кольтик один, например, и одна ривольтелла, — предложил продавец, с которым она поделилась проектом.

И завернул ей оба оружия — разумеется, не настоящих, a игрушечные модели, которые выдавалa, досадно лишая их достоверности, оранжевая пупочка в дуле. Тем не менее, Кате пришлось за них выложить евро сто пятьдесят, не меньше.
— Мы будем его убивать из пистолетов, холодным оружием — разными способами, — говорила она по телефону знакомой актрисe по имени Моника, участнице недавнего сериала (фикшен) с большим количеством драк и активного действия (экшен).- У тебя же был, по-моему, меч?
— У меня есть катана, — отвечала та с полным ртом, продолжая жевать, — настоящая. Знаешь, отличный проект! Скажи — пусть накрасят меня как — нибудь дарк, покруче, и оденут в готичеком стиле …Только с катаной не пустят в метро или автобус, машина нужна.
Другой приглашённой участницей шутинга стала Стефания Руссо, актриса постарше и с драматичеким опытом; она только что развелась с очередным супругом. Глаза её до сих пор наливались кровью при одной только мысли …
— Ооо, мне нравится эта идея, — страстно хрипела она по телефону, лежа в горячей ванне. — Я смогу это сыграть! Прямо чешутся руки — так хочу замочить ублюдка!
В общем, в желающих замочить какого-нибудь ублюдка недостатка не было. Оставалось только найти, кого.

Кате пришлось устроить кастинг в социальных сетях; на роль жертвы разгневанных женщин приглашался синьор средних лет, антипатичной наружности — такой, чтобы насилье над ним казалось оправданным. Она уточняла подробности: маленький рост, яйцевидная лысина, и чтоб напоминал злодея Пингвина из Бэтмана.
Как ни покажется странным, на объявление в сетях откликнулись многие!

Продолжение

 

В Ростове вручили стипендии профессора Смирнова

3 бакалавра и 1 магистрант Южного Федерального университета отделения журналистики сегодня получили стипендию имени профессора Владислава Смирнова.

Эта стипендия — вручается впервые. Общий фонд — 90 тысяч рублей из личных средств Елены Петровны Смирновой.

Она же стала председателем жюри. Члены жюри — преподаватели журналистских премудростей: Алла Беспалова, Елена Ширина, Марина Новак и Евгений Ахмадулин.

Первыми стипендию получили Фируза Абдулова и Никита Королёв.

Конверты и дипломы вручил ученик профессора Смирнова и директор телекомпании «Россия-ДонТР» Вячеслав Ковалёв.

Церемония вручения состоялась в аудитории имени профессора Смирнова, трагически погибшего несколько лет назад.
Елена Смирнова сказала, что деньгами ей помогает распоряжаться банк «Центр-инвест» и по их расчётам, денег хватит,  чтобы выплачивать  стипендии хватия будет выплачиваться в течение 25 лет.

Вячеслав Ковалёв директор ГТРК «Дон-ТР»: «Стипендия, которая вручается впервые, стипендия Смирнова — это хорошее подспорье для молодежи. Это не только некая сумма на карточке или в кошельке. Это признание человека.»