"Яко по суху". Валерий Кульченко. Паромная переправа. Калач-на-Дону.1974 год.

Валерий Кульченко. Острова памяти. Книга первая писем «Феникс». Часть 182

Начало

Валерий Кульченко на даче показывает свою калачевскую работу другу - фотографу и художнику Олегу Захарову. Лето. 2005 год.

Заметки эти — накануне  празднования 75-й годовщины начала контрнаступления наших войск под Сталинградом. Сердцем торжеств 23 ноября 2017 года станет Калач-на-Дону.

1985 год, май. Калач-на-Дону. 40-летие Победы в Великой Отечественной войне.

На пленэре. Слева направо: Валерий Кульченко, Людмила Улыбина и Геннадий Семёнович Запечнов. Сухой Лог 2005 год

Привёз автор этих строк ростовских художников Геннадия Семеновича  Запечнова и  Владимира Сухорукова в родные места — поработать, а затем — ко дню победы открыть выставку в местном ДК.

Высадился десант, как сейчас бы сказали «детей войны» — Запечнов родился в 1944 году 22 июня (в день вероломного нападения немцев на Россию), Кульченко —  в 1943 году 2 сентября. Если отсчитать девять месяцев назад, то получится, что зачат я был в конце ноября или начале декабря.

А Калач освободили 23 ноября 1942 года и в боях участвовал мой отец — Иван Васильевич Кульченко.

Сухоруков немного не вписывался — родился он в 1947 году, но отец его артиллерист, воевал, так что привязка к к определению поколения 40-ых, всё же есть.

Приехали загруженные красками, холстами и желанием работать.

Валерий Кульченко. Зелёный пейзаж. Калач-на-Дону. Картон,темпера. 50 х70. 1971 г. Собственность Олега Захарова

Цвели сады: абрикосы, вишни и груши.
«Яко по суху». Валерий Кульченко. Паромная переправа. Калач-на-Дону.1974 год.

Дон разливался полноценным половодьем — вода заходила в хуторские сады левобережья и белая кипень цветения многократно преломлялась в волнах от проходящей моторной лодки, ещё более усиливая спокойную, далёкую голубизну весеннего неба с розоватой ватой млеющих облачков.

Валерий Кульченко. Дон в районе Калача, бумага, темпера, пастель, 50х60 см

Кое-какие темы живописцы заготовили заранее в лохматых бошках новоиспечённых «барбизонцев». Работали в окрестностях Калача и Старого Калача (Дундуково), возглавляемые истинным калачёвцем — Валерием Кульченко. А, может быть, назвать группу «Дундуковцы» ? По месту основания местечка, по имени богатого хозяина, державшего здесь табуны лошадей. И это — задолго до посещения этой территории Петром Первым.

Легенда N1гласит: корабли, построенные на Воронежских судоверфях, спускались вниз по Дону к Азову, где казаки воевали с турками (знаменитое азовское сидение).

Царь «рубил» южное окно в Европу, Азов — выход к чёрному морю и флот были необходимы. Так вот Пётр Первый вышел на берег в районе хутора Дундуково.

Местные казаки вынесли ему свежеиспечённый каравай.

Царь отломил кусочек, окунул его в солонку и съел…

Затем похвалил: «Хорош калач! А вы теперь будете калачёвцами!

Так и нарекли — Калачём — по царскому по велению.

Легенда N 2. но есть и географическое определение: Дон в этом месте описывает большую дугу, закругляя своеобразную петлю в виде дужки кренделя (калача) и выпрямляясь, устремляемся на юг, к морю.

Скорее всего, рыбаки и окрестили это русло Дона «калачём», со всеми вытекающими отсюда последствиями: хутор Калач, станица Пятниизбянская и его жители калачёвцы.

Позднее, чтобы не путать почтовые отправления добавили Калач-на-Дону, в отличие от просто Калача Воронежской области.

Продолжение