Архив метки: Великая Отечественная война

Четыре воина появились сегодня в Ростове-на-Дону

Несколько секунд и одновременно 4 памятника появятся на улице Пушкинской в Ростове-на-Дону.

А новость —  сегодня в выпуске «Вестей Дона» в 17.40.

Открытие четырёх памятников у Южного Военного Округа в Ростове-на-Дону. Фото: Галина Пилипенко

Сегодня Южному Военному Округу исполняется сто лет и открытие четырёх  скульптур приурочено к этой дате.

Александр Дворников командующий войсками Южного военного округа: «К празднику готовились. Спланировали много хороших, торжественных мероприятий. Это и открытие скульптурной галереи и парад, посвящённый столетию Округа и другие торжественные мероприятия. конечно, это хлопотно, но это вызывает и чувство гордости за свой Округ».

В церемонии чествования Южного Военного Округа принимают участие первые лица — губернатор Ростовской области, республики Крым, Адыгеи, Чечни и Ставропольского края, военные и создатели памятников. Важно было изготовить скульптуры в кратчайший срок —  за два месяца, чтобы успеть к сегодняшнему числу.

Сергей Олешня скульптор, руководитель проекта, академик Российской академии художеств, председатель Южного регионального отделения РАХ: «Всё должен был делать один я! Но не могу ж я один сделать за такой короткий срок.

Поэтому я пригласил других скульпторов.

Команда большая — было 4 скульптора и ещё, наверное, человек десять, которые помогали переводить в материал и выполняли прочие технические работы».

Каждый памятник  представляет воинов  — Гражданской, Великой  Отечественной, Афганской, Чеченской и других современных локальных войн и «Вежливые люди».

Для скульптуры «Вежливые люди» позировал сотрудник Главного Разведывательного управления.

Его имя не разглашается, но его супруга и друзья сразу его узнали.

Для памятника солдату локальных воин позировал отец скульптора — Виталия Датченко. 

А при создании двух  других защитников  обошлись без помощи натурщиков — рассказывает руководитель проекта.

Здесь говорили, что хорошо бы пятому воину никогда не появиться, то есть положить финал кровопролитиям.

Галина Пилипенко, Евг.Карев Вести Дон

Четыре памятника одновременно появятся в Ростове-на-Дону

Четыре памятника одновременно появятся в Ростове-на-Дону на пересечении улицы Пушкинской и проспекта Буденновский. Они  расположатся у штаба Южного Военного Округа уже завтра 4 мая 2018 года к вековому юбилею Округа.

Поставят ли их по  периметру тротуара, из-за которого штаб «воюет» с ростовчанами — пока не известно. Если так, то это может быть бетонной точкой в споре.

Все скульптуры олицетворяют войны — Гражданскую, Великую Отечественную, локальные и современные — рассказывает Виталий Датченко (выпускник художественной академии Санкт-Петербурга и ученик ростовского мастера Дмитрия Лындина).

Две изготавливаются в городе  Кропоткино и две — в столице Дона.

Будущая скульптура Виктора Согомонаяна. Фото: Галина Пилипенко

Скульпторов Краснодарского края я не знаю, а о  ростовских расскажу: будет скульптура воина и маленькой девочки. Её ваяет скульптор Виктор Согомонян.

 

Галина Пилипенко корреспондент, Виталий Датченко скульптор. Фото: Олег Пудов

А  это —  творение  Виталия Датченко — и его первая городская скульптура.

Это фигура солдата, сражающегося в локальных войнах — афганской, чеченской и других. Сейчас доделывается автомат.

Он (как и корпус) изготавливается из особого, пластичного бетона и покрасится под металл.

Хотя образ и собирательный, скульптору Виталию Датченко позировал близкий человек.

Виталий Датченко скульптор: «Позировал мой отец, потому что он идеально подошёл по типажу. У него очень мужественные черты лица. Скульптурный портрет! Точно подошел!

Он служил в советской Армии. Я очень рад, что он не попал в Афган и не участвовал в войнах.

Почему бы не увековечить отца?

Константин Хабенский в Ростове-на-Дону рассказал о работе с «Горцем»

В новой  исторической драме «Собибор» Константин Хабенский сыграл ростовчанина, известного всему миру — Александру Печерского. Он сумел организовать интернациональное восстание в лагере смерти, в результате многим заключённым удалось спастись. Антагонистом героя стал  нацист, которого воплотил на экране Кристофер Ламберт, наиболее известный по фильму «Горец».

В новом фильме «Горец» оказался не на светлой стороне.

На премьере в Ростове-на-Дону эксклюзивно — для программы «Вести Дон » Константин Хабенский объяснил почему для него не важна ни  роль «Горца», ни какая либо  другая, сыгранная звездой Голливуда  Кристофером Ламбертом.

Константин Хабенский актер, режиссёр г.Москва: «Я, видимо, не так воспитан с точки зрения профессии (человечески, как мне кажется, я воспитан правильно своими родителями), а с точки зрения профессии у нас есть только сегодня, здесь и сейчас. Вчера в нашей профессии нет.

Он на французском общался,  у нас был переводчик.

Довольно быстро мы наладили общение — с помощью системы Станиславского Константина Сергеевича.

Потому что и он и я знакомы с его работами и так или иначе практикуем систему Станиславского. Поэтому все моменты, которые были спорными, решала система Станиславского».

Общероссийский показ «Собибора» — 3 мая 2018 года.

Теперь у Галины Пилипенко есть автограф Константина Хабенского (написал мой имя и пожелание счастья).

.

Ростовчанин всемирного масштаба

Памятник герою появился в Ростове-на-Дону. Александр ПечерскийПамятник скромному герою появился в Ростове-на-Дону.
Александр Печерский возглавил единственный побег из нацистского концлагеря, который закончился успешно. К сожалению, не для всех.

Печерский спланировал восстание  такой дерзости, что разгневанный Гимлер приказал уничтожить и лагерь, и верхний слой земли.

Благодаря Печерскому многим узникам удалось спастись.
А потом для Александра Ароновича наступила эпоха забвения. В отдельно взятом Советском Союзе.
Элеонора Гриневич дочь Александра Печерского: »
Папа всю жизнь прожил в коммуналке. Его в пять лет как привезли в коммуналку, так и умер в коммуналке.

Да, с пяти лет и до самой женитьбе на моей мама это была коммуналка в подвале на улице Суворова возле Ворошиловского.

Номер дома я не помню — мне было шесть лет, а когда началась война, то меня вывезли в Цимлу под Сталинградом потому что папу забрали на фронт, а мама ехала к нам на пароходе и под Калачем судно разбомбили — в  43 году мы её потеряли. Меня бабушка спасала — прятала. У нас всё сгорело. Ну вся Цимла сгорела и мы бежали в хутора, нас добрые люди приютили.

потом в Ростове жили на Пушкинской, сменили несколько квартир. Кажется, шесть. Но все они были коммунальные.

Тяжело вспоминать» .

На Нюрнбергский процесс Печерского вызвали свидетелем.

Но власти не выпустили героя из страны.

Ни свободы передвижения, ни работы. Печерский смог устроиться на завод «Ростсельмаш» только когда умер Сталина.

Василий Голубев губернатор Ростовской области: «Конечно, позднее признание — лучше бы во-время.

Но, тем не менее, я могу точно сказать, что вот такие дни ,
как сегодня, дни особого значения в истории государства».

В Голливуде сняли фильма «Побег из Собибора», где нашего героя сыграл  Рутгер Хауэр , Печерский на премьеру не приехал — власти СССР отказались выдать ему документы.

Теперь историческая справедливость восстанавливается — в Жк Суворовском улицу назвали именем героя, а сегодня — 24 апреля 2018 года  школа №52 получила имя Александра Печерского. А во дворе ее установлен  памятник .

Памятник открывают внучка героя — Наталья Ладыченко, губернатор и  Константин Хабенский. Актер сыграл русского солдата Александра Печерского и стал режиссёром картины «Собибор».

Впервые фильм увидела Варшава (концентрационный лагерь находился на территории Польши).

Российская премьера прошла в новом ростовском кинотеатре «Горизонт Cinema&Emotion» — как пошутили на пресс-конференции — «специально построенном для этого события». Фильм представил наш знаменитый Сергей Жигунов.

А  9 мая «Собибор» покажут одновременно во многих странах мира.

Галина Пилипенко для программы «Вести Дон».

Олег Зимовнов. Петр Келлер. Часть 4

Начало

Книга о замечательном ростовском художнике Петре Келлере. Автор Олег Зимовнов

С начала Великой Отечественной войны Петр Келлер трудился в рабочем батальоне, затем, как и другие его коллеги, получил бронь от Союза художников.

В семье Петра Степановича складывалась непростая ситуация – его пожилая мать, Александра Емельяновна, тяжело болела. Жена была в положении. Пятилетняя дочь Галина ходила за мамой хвостиком.

С приближением германских частей напряжение возрастало. Но первая оккупация Ростова в 1941 году закончилась довольно быстро. В феврале 1942 года у Петра Степановича и Анны Ефремовны родился второй ребенок – сын Валентин.

В июле 1942 года, к моменту стремительной второй оккупации Ростова, Петр Келлер оставался в городе с двумя детьми – пяти месяцев и пяти лет, больной женой и лежачей больной матерью, которая умерла уже к осени.

Об эвакуации из-за царившей в городе тяжелой обстановки не было и речи. Семья Келлера оказалась в оккупации.
Петр Келлер, как и ряд других художников, оставшихся в Ростове, продолжил работу в РостИЗО.

Из информации о состоянии Союза советских художников Ростовской области за 1944 год мы знаем, что «в первые дни после освобождения г. Ростова-на-Дону от немецко-фашистских оккупантов Союз советских художников Ростовской области насчитывал в своих рядах шесть человек (пять членов Союза и один кандидат). Все эти шесть человек оставались в Ростове в период оккупации города».

Практически все они были сотрудниками РостИЗО.

Из архивного дела известно, что в апреле 1943 года, через два месяца после освобождения Ростова, Келлер, как художественный руководитель, за небрежность отстраняет от работы одного из художников, а 27 июля Петра Келлера арестовывают за контрреволюционную агитацию.

Главным свидетелем выступает уволенный художник, который заявляет, что Келлер как руководитель заставлял его и других коллег выполнять немецкие заказы, в том числе рисовать высшее немецкое руководство.

Еще несколько работников РостИЗО также сочли приемлемым переложить всю ответственность с себя на молодого и по характеру безответного Петра Келлера.

В итоге, 13 ноября 1943 года Петр Степанович был осужден за контрреволюционную агитацию по ч. 2 ст. 58-10 УК РСФСР на десять лет лишения свободы с поражением в избирательных правах на три года и конфискацией имущества.
Все его работы, от этюдов до картин, были изъяты – вот почему практически не осталось довоенных работ художника.

По материалам дела, в изъятых картинах состава преступления найдено не было. Также Анной Ефремовной были уничтожены все документы и фотографии Петра Степановича.

Галина Петровна рассказывает: «Отца арестовали вечером. Все произошло очень внезапно.

Взволнованная мама, не зная, чего ожидать, ночью сожгла все документы и фотографии, а утром был произведен обыск и конфискованы картины…».

Свой дом на улице Пестеля семье тоже пришлось покинуть. Анну Ефремовну с маленькими детьми приютили родственники.

Только через три года семье Келлера удалось приобрести старый шалеванный дом недалеко от прежнего, на улице Красногвардейской.

Свой срок лишения свободы Петр Келлер отбывал в колонии под Рыбинском. Сохранилась подписанная им фотографии этого периода жизни.

Фотография и письмо П. С. Келлера, датированное 10 ноября 1946 года. Фото сделано в зоне

Фотография и письмо П. С. Келлера, датированное 10 ноября 1946 года. Фото сделано в зоне

Фотография и письмо П. С. Келлера, датированное 10 ноября 1946 года.

На обратной стороне фотографии можно прочитать: «Аня, не пугайся, что я такой стал. Я сфотографировался со своим начальником. Показываю эскизы к оформлению завода к 29 годовщине Октября. Это на быструю руку фотограф заснял. П. Келлер».

Из назначенных десяти лет Келлер отбыл в колонии восемь с половиной, после чего был досрочно освобожден в апреле 1952 года без права проживания в городах до ноября 1956 года.

До этого же времени он не участвует ни в художественных выставках, ни в других общественных мероприятиях.

Петра Степановича определяют на поселение в станицу Семикаракорскую Ростовской области.

Продолжение

ВАЛЕРИЙ КУЛЬЧЕНКО. ОСТРОВА ПАМЯТИ. КНИГА ПЕРВАЯ ПИСЕМ «ФЕНИКС». ЧАСТЬ 188

Начало

О мародёрах и бумеранге

Валерий Кульченко. Однажды в южном городке. Посвящается Графу — Леониду Стуканову. Таганрог. 1970-ые годы. Картон, акрил. 70х50

«Однажды в южном городке» — тема эта началась ещё в конце 60-ых годов ХХ века.

Приехав из сельской местности, автор этих строк — из Калача, а Володя Чуб — с Кубани, мы подружились на втором курсе в РХУ имени Грекова. Часто показывали друг другу внеклассные работы, делились впечатлениями и планами на будущее, вместе подрабатывалив музее ИЗО на Пушкинской — на развеске картин.

Так что полотна постоянной экспозиции и запасников были детально изучены и ощупаны со всех сторон.

А у любимых: Левитана, Куинджи, Коровина, Сарьяна знали каждую трещинку и лицевой и оборотной части, где, собственно говоря, и крепился шнур, на который мы с предосторожностями и поднисали шедевр на стену и подвешивали на штангу — под самым потолком с лепниной — на пятиметровую высоту зала.

Директор музея — Юлия Леонидовна Рудницкая рассказвала: «До войны фонды музея были несравненно богаче! 1942 год — немец подходил к Ростову-на-Дону, события развивались стремительно! Картины эвакуировали сначала в Краснодар, а затем — в Пятигорск.

Но бесценный груз настигла дивизия СС «Эдельвейс» в долине Минеральных вод, и пока немецкие, «горные стрелки» водружали фашистский флаг на Эльбрусе (21.08.1942 г.) окупационная «Зандеркоманда» вскрыла ящики с надписями «Осторожно не кантовать!» и знак хрупкости-стекла — силуэт бокала и изяли самое ценное: мраморные скульптуры (осталась только одна аллегория «Утро».

Особенно не повезло Константину Коровину и вообще искусству ХХ века! Специалисты профессионально, со знанием дела выбирали!»

Больше эти работы не увидели стен родного музея! Не смотря на запросы во все инстанции — и в России и за рубежом, как в воду канули! И по сей день!

Но это уже другая тема, хотя как сказать?

Так вот, в 1965 году, Володя Чуб принем журнал «Советский Союз» 1953 года издания в мастерскую мансарду которого мы арендовали вместе, недалеко от училища, на Филимоновской, и там я увидел репродукции графических листов Ильи Глазунова к «Перступлению и наказанию» Достоевского.

Поражало всё!!! Крупным планом — лицо Раскольникова с характерными иконописными глазами. Неожиданно «кадрированный» городской пейзаж с крышами и колодцами петербургских дворов и подвалов.

Мне это особенно близко, потому что в то время я интенсивно занимался гродским пейзажем.

На востоке окну мансарды открывался ритм крыш, покрытых железом, шифером и толью, подчркнутые причудливыми изломами стен из красного кирпича, подпираемые корявыми стволами акаций с библейскими тёмно-зелёными кронами ( по весне унизанные гроздьями пахучих белых цветов). Кварталы улиц Тельмана и Филимоновской — самый центр воровской Боготяновки в районе ростовского ипподрома — тогда ещё скромное деревянное двухэтажное строение.

А тут ещё всплывает в памяти дореволюционный Маяковский, вернее строки его юношеской поэзии, по бунтарству схожие, по накалу страстей и настроению: довольно мрачноый взгляд на окружающий мир (отнюдь не комсомольский задор и песнопения)!

Да вот, пожалуйста, пока  не накарябаю это на бумаге, не успокоюсь:

«Угрюмый дождь скосил глаза

А за решёткой чёткой, железной

Мысли проводов- перина»…. (здесь некий провал в памяти, который легко восстановить, нажав клавишу «поиск» и полностью прочесть «УТРО». 1912 год В.Маяковский).

Но вот основное, из-за чего загорелся сыр-бор и что стало толчком к дальнейшей работе:

«Восток увидел их в переулке

Гримасу неба отбросил выше

и, достав солнце из черной сумки,
ударил с злобой по ребрам крыши».
Стихотворение «За женщиной» 1913 год.

Таким образом, в довольно аскетичных и безлюдных (абсолютно!) городских моих  пейзажах, где изредка заселялись на крыши мартовские коты, вдруг появились ОНИ — парочка праздно гуляющих молодых людей — Он и Она. Где в обнимку, где — взявшись за руки, а то и просто рядышком. Но главное — это глаза, абсолютно отрешённый взгляд. Трудно понять — зачем и куда идут? Неземная походка, конгломерация движений в каком-то полусне. Во всяком случае трудно объяснимое состояние души и тела. (Да какое там тело, его вообще нет — растворилось, испарилось, потеряло вес и плоть, и, уже не чувствуя земного притяжения, не идут, а скользят над булыжниками старых улиц города).

Первый эскиз я сделал на картоне гуашевыми красками в 1965 году. Называлась эта композиция «Двое в городе» — предвестник моей встречи с Таней Лифановой.

Р.S. Cначала записал по памяти, которая сохранила строчки в течение 50-ти лет, потихоньку воскресали, потом затихли, как бы сочились непонятной субстанцией.

Но всё-таки, когда я  вывел слова «достал он солнце», решил проверить по интернету, нажал клавишу планшета, как учила меня целеустремлённо Галя Пилипенко, и экран выветился: «За женщиной» 1913 год Маяковский».

Мои опасения оправдались: не безобидное «достал он», а «выдрал солнце» — гласил оригинл. Как это образно, и, главное, почти натурально!

Довольно длинное и желающие могут прочесть его в интернете. Достижение ХХ века — прогресс и не надо ходить в библиотеку и вообще никуда и ни с кем не надо ходить. Нажал клавишу — и вся информация у тебя в кармане… Но на этюды я хожу и по сей день!

Продолжение

Валерий Кульченко. Острова памяти. Книга первая писем «Феникс». Часть 182

Начало

Валерий Кульченко на даче показывает свою калачевскую работу другу - фотографу и художнику Олегу Захарову. Лето. 2005 год.

Заметки эти — накануне  празднования 75-й годовщины начала контрнаступления наших войск под Сталинградом. Сердцем торжеств 23 ноября 2017 года станет Калач-на-Дону.

1985 год, май. Калач-на-Дону. 40-летие Победы в Великой Отечественной войне.

На пленэре. Слева направо: Валерий Кульченко, Людмила Улыбина и Геннадий Семёнович Запечнов. Сухой Лог 2005 год

Привёз автор этих строк ростовских художников Геннадия Семеновича  Запечнова и  Владимира Сухорукова в родные места — поработать, а затем — ко дню победы открыть выставку в местном ДК.

Высадился десант, как сейчас бы сказали «детей войны» — Запечнов родился в 1944 году 22 июня (в день вероломного нападения немцев на Россию), Кульченко —  в 1943 году 2 сентября. Если отсчитать девять месяцев назад, то получится, что зачат я был в конце ноября или начале декабря.

А Калач освободили 23 ноября 1942 года и в боях участвовал мой отец — Иван Васильевич Кульченко.

Сухоруков немного не вписывался — родился он в 1947 году, но отец его артиллерист, воевал, так что привязка к к определению поколения 40-ых, всё же есть.

Приехали загруженные красками, холстами и желанием работать.

Валерий Кульченко. Зелёный пейзаж. Калач-на-Дону. Картон,темпера. 50 х70. 1971 г. Собственность Олега Захарова

Цвели сады: абрикосы, вишни и груши.
«Яко по суху». Валерий Кульченко. Паромная переправа. Калач-на-Дону.1974 год.

Дон разливался полноценным половодьем — вода заходила в хуторские сады левобережья и белая кипень цветения многократно преломлялась в волнах от проходящей моторной лодки, ещё более усиливая спокойную, далёкую голубизну весеннего неба с розоватой ватой млеющих облачков.

Валерий Кульченко. Дон в районе Калача, бумага, темпера, пастель, 50х60 см

Кое-какие темы живописцы заготовили заранее в лохматых бошках новоиспечённых «барбизонцев». Работали в окрестностях Калача и Старого Калача (Дундуково), возглавляемые истинным калачёвцем — Валерием Кульченко. А, может быть, назвать группу «Дундуковцы» ? По месту основания местечка, по имени богатого хозяина, державшего здесь табуны лошадей. И это — задолго до посещения этой территории Петром Первым.

Легенда N1гласит: корабли, построенные на Воронежских судоверфях, спускались вниз по Дону к Азову, где казаки воевали с турками (знаменитое азовское сидение).

Царь «рубил» южное окно в Европу, Азов — выход к чёрному морю и флот были необходимы. Так вот Пётр Первый вышел на берег в районе хутора Дундуково.

Местные казаки вынесли ему свежеиспечённый каравай.

Царь отломил кусочек, окунул его в солонку и съел…

Затем похвалил: «Хорош калач! А вы теперь будете калачёвцами!

Так и нарекли — Калачём — по царскому по велению.

Легенда N 2. но есть и географическое определение: Дон в этом месте описывает большую дугу, закругляя своеобразную петлю в виде дужки кренделя (калача) и выпрямляясь, устремляемся на юг, к морю.

Скорее всего, рыбаки и окрестили это русло Дона «калачём», со всеми вытекающими отсюда последствиями: хутор Калач, станица Пятниизбянская и его жители калачёвцы.

Позднее, чтобы не путать почтовые отправления добавили Калач-на-Дону, в отличие от просто Калача Воронежской области.

Продолжение