Валерий Кульченко. Черкасово.Затон. Бумага, карандаш, чернила, 1990

Валерий Кульченко. Острова памяти. Александр Жданов. Часть 172

В.И.Кульченко. Бывшая паромная переправа. 1980 г.

В.И.Кульченко. Бывшая паромная переправа. 1980 г.

Начало

В русских народных сказках вода издавна фигурирует в образах «живой» и «мёртвой». Братец Иванушка видит лужицу водицы на дороге (так и хочется сказать «в Чернобыль», просит Алёнушку: «Сестрица! Сестрица! Солнце высоко, дорога далеко, можно я напьюсь!»

Сестра предупреждает: «Не пей, Иванушка, козлёночком станешь»!

Не выдержал братец, напился и ….стал козлёночком!

Что это была за вода?

Остаётся только фантазировать — на то она и сказка — «ложь с намёком» и молодцам уроком — гласит в концемудрость народная.

Художник Васнецов создал серию картин по мотивам русских сказок и былин: знаменитые «Три богатыря», печальная, пригорюнившаяся у воды Аленушка…

Образ омута берёт на себя доминирующий акцент.

Позднее, в 70-ых годах ХХ века, в беседе с искусствоведом Александром Павловичем Токаревым об этой картине , я определился с метафорой: «Магнит воды», чем очень удивил Токарева.

Статья Александра Токарева в газете «Вечерний Ростов» называлась «Степные колодцы»

Спустя некоторое время, в статье о моём творчестве «Степные колодцы» (газета «Молот» 1979 год) Александр Павлович Токарев взял на вооружение сказанное — «Магнит воды в пейзажах Валерия Кульченко«.

Один из таких пейзажей, написанный зимой 1974 года на Академической даче в Вышнем волочке, находится в Сальской картинной галерее имени Нечитайло.

Ночью выпал первый снег, прикрыл белым покрывалом крутые берега реки Мсты, вычертив графикой стволы тонкой ольхи, кряжистых вязов, конусы елей — безмолвная тишина окружает незамёрзшую дегтярную гладь реки. Она завораживает, притягивает взгляд… Отсюда и «магнит воды».

В.И.Кульченко. Затоны. Калач-на-Дону. 1980 г. Тушь, перо

В.И.Кульченко. Затоны. Калач-на-Дону. 1980 г. Тушь, перо

Вот что мне написал на  Академическую дачу из Ростова-на-Дну, сидя в гостях у Семёна Сергеевича и Людмилы Савельевны Скопцовых, в тепле и уюте, попивая чаёк-кофеёк, алчно поглядывая на буфет, может быть, угостят чем-то посущественнее и покрепче. но надежда быстро таяла, как снег весенний, Александр Жданов: «Куля, слушай, если ты платежеспособен, остаться, заслужить у них (имеется ввиду авторитетная комиссия из Москвы, состоящая из известных мастеров кисти и искусствоведов журнала «Художник» — примечание Валерия Кульченко) на даче ещё 2 месяца, и сделать много интересного и сделать это, то, наверное, будет НЕ ПЛОХО!

Ну а я сейчас тут себе дачу-баню устраиваю аж до весны. А с весны снова вперёд рвану. Очень интересные выставкомы в этом году!»

Продолжение