Искусствовед Александр Токарев

Александр Токарев. Фото: Валентин Картавенко www.photographica.ru 

Начало

ЭПИЗОДЫ.

Запах России, запах затяжных мелко моросящих дождей на севере средней полосы. Вологда.

Мы идем с отцом по одной из сотен тех нешироких русских улиц, какие непременно можно найти в любом провинциальном российском городке. Пасмурно, серенько, и в серо-белом полутумане-полумгле горят в окнах цветы в горшках, глубокий фиолетовый, почти чернильный, ярко-ярко розовый, молочно-белый с едва уловимо зеленоватым отливом, и вдруг, — яркая и острая, как выстрел, вспышка герани. Крупные, нежно — бархатные колокольчики глоксиний с остро — тонким запахом перца в глубине. Здесь, их почему — то зовут «Ванька – мокрый».

Все это в бесконечно разнообразной, немыслимо — изысканной, кружевной резьбе наличников. Деревянные фасады домов выкрашены то глубокой песчаной охрой, то темно-синим ультрамарином, то травянисто зеленым, иногда совсем неожиданно – киноварь или сдержанный темно-вишневый.

Ни у одного профессионального художника, никогда не хватит смелости сопоставить столь неожиданные сочетания цвета и тона и удержать их вместе, в единой ткани произведения.

А у народа хватило. Потому что он, нанося краску, да хотя бы и киноварь, на дощатый фасад дома или украшая его белыми, деревянными кружевами всегда исходит из души, а она, как известно, вмещает все, и в отличие от ума, ограничений не имеет. Этот сказочный колорит наполняет серенькую мглу пасмурного дня ощущением другой, вневременной реальности.

А рядом — выцветшая и серебристая от бесконечных дождей древесина, брошенных нежилых домов и длинных-длинных заборов…
Мы неторопливо идем, пытаясь рассмотреть повнимательней каждый наличник, проплывающий мимо. И, конечно, не выдерживаем, останавливаемся и смотрим в высокий прямоугольник окна, заведенный в пену деревянных кружев.

Из окна, на улицу, смотрит старушка, в светлом, чистеньком, аккуратно завязанном под подбородком платке. Лицо не сморщенное, ясное, прозрачно – восковое. Смотрит доброжелательно, с неторопливым ровным любопытством, с приветливым участием ко всему, что происходит на улице. А что там?

Там мужчина и девочка-подросток, и не впереди, ни сзади их — никого. Улица пуста. И в ближайший час никто пройдет, разве что кот перебежит дорогу, возвращаясь из соседнего двора.

Эти двое, переходят то на одну сторону улицы, то на другую, останавливаются почти у каждого дома, заглядывают в окна, любуясь выставленными в них цветами, задирают головы, чтобы рассмотреть, повнимательней, коньки крыш. Охают, ахают, машут руками, замирают, иногда возвращаются на несколько домов назад, чтобы еще раз взглянуть на что- то запавшее в душу. Может, ищут кого? Может быть, и ищут. А кого?

А никого они не ищут, — они уже нашли. Россию. Свою. Премудро-прекрасно-сказочную. Никуда не торопящуюся, и ничему не удивляющуюся, мягко светящуюся внутренним светом терпения и красоты, растворенных в неспешной правде ее бытия.

Есть такое упражнение: закрываешь глаза и повторяешь или вслух, или про себя, какое-нибудь слово. Непрерывно и долго. Чем дольше повторяешь, тем больше теряется внешний смысл, но зато постепенно, через звук, нарастает энергетика понятия, обозначаемого в языке именно так, а не иначе.

Попробуйте сделать это со словом «Россия».

Завидую тем, для кого этот опыт будет впервые…

Что – то абсолютно новое поймет он про землю, на которой мы живем.

Памяти - искусствоведа Александра Павловича Токарева

Продолжение.

Телефон Александры Токаревой:  8 919 896 23 04