Искусствовед Александр Токарев. Фото: Валентин Картавенко www.photographica.ru

Александр Токарев. Фото: Валентин Картавенко www.photographica.ru 

Выставка памяти искусствоведа Александра Токарева  откроется в Ростове-на-Дону 20 июня 2017 года в 17.00 в Донской Публичной библиотеке.

Александра Токарева, дочь: «Для того чтобы давать какие-либо более или менее достойные и объективные оценки прожитой жизни, любой — нужна дистанция и временная и личная. У меня нет ни того ни другого.
Напротив, есть близость, и есть прямое кровное родство. Боль, которая останется со мной до моего ухода. Счастье воспоминаний. Благодарность жизни, за ее самый большой подарок.

Гордость, да, именно гордость за все то, что отец передал мне на уровне генов, и за то, чему он меня научил здесь.
Все, что я могу сделать сегодня, это постараться сжать бесконечный поток воспоминаний и поделиться всего лишь несколькими эпизодами. А писать и говорить об отце можно бесконечно, как можно бесконечно смотреть на океан.
Он и был океаном. Когда мы в шутку препирались, в кругу семьи, отец, как всегда, начинал со своего любимого клише;
— Бабцы мои глупые, «курицы мои засратенькие», что вы там кудахчете? С кем вы спорите? Кто вы такие?
Мы тут же в ответ, начинали пикироваться:
— А сам-то ты кто? И что, среди нас делаешь? Ты, — рыба по знаку зодиака, вот и молчи, как рыба, а не учи нас жизни. Задача рыб молчать, а не близких поучать!
— Я не рыба, я – океан! Я вас питаю и физически и духовно, а вы во мне –«плаваете и резвитесь».
— Что-то мы не поняли. Только что, мы курицами были, а теперь кто? Курицы в океане не плавают.
— Тогда, вы еще, вообще, бульон, питательный, лапша, выползающая на берег эволюции.
— Сияющий, хоть берег?
— Сияющий, конечно.
Так и прижилось в семье это выражение «сияющий берег эволюции».
Такие вот были семейные шутки-препиралки. В кругу семьи юмор и бытовой, и не бытовой у него вместе с «фантазиями» был бесконечный. И часто не взрослый, умудренный, а какой-то детский, жизнерадостно – безграничный.

Когда папа ушел, в день похорон на рассвете, часа в три утра, на границе яви и сна вдруг пошли и пошли бесконечные вереницы картин: огромный океан, древний, не из нашей эры,  довременной какой-то. Освещение необычное, мягкое, напоминающее земные закаты, ровно-золотистое.

На берегу колоссальная, нечеловеческих масштабов башня – немного похожая то ли на Вавилонскую, то ли на Колизей, бесконечными витками спиралей, уходящая в небо. Вся в арочных галереях, вся светится изнутри, необычным излучением.

Дальше – наше с ним личное, то, что ни с кем не разделишь, без слов и вне их. То, что за ними. То, что возможно только между душами, знающими друг друга в вечности, а не в земном времени.

Но, я сейчас не об этом. Не о болевом, шоке, открывающем другие реальности и измерения, ограниченному трехмеркой сознанию. Я сейчас о том, что на краю этого самого сознания, разделенного на потоки – все время была абсолютно спокойная — фоновая мысль:
— Так вот откуда океан, а ты дура, всю жизнь списывала на «грех гордыни вперемешку с чувством юмора». И мир, и бытие – «буквально-дословны».
Просто мы не хотим и не умеем — видеть, слышать, верить».

Памяти - искусствоведа Александра Павловича Токарева

Продолжение.

Телефон Александры Токаревой:  8 919 896 23 04