Памяти - искусствоведа Александра Павловича Токарева

Выставка памяти искусствоведа Александра Токарева

 

Памяти - искусствоведа Александра Павловича Токарева

Александра Токарева. Памяти отца — искусствоведа Александра Павловича Токарева

Трудно, говорить и писать, но и не сделать этого невозможно. Писать через «надо» об отце, все равно не получится, поэтому – просто «поток», которым на сегодня, могу поделиться.
Когда человек уходит, ближний круг невольно пытается подводить первые итоги, скорее для себя, чем для истории, а для родных, гильотина судьбы делит, на « до» и «после» оставшиеся дни. Болевой шок первого полугодия без отца, остался позади, а боль с пустотою — просто перешли в фоновый режим.
История – странная штука, и пишется она не только на бумаге, а еще и в ДНК, в тех духовных кодах, которые, передаются из поколения в поколение. В тех маленьких, светящихся ядрышках, которые обладают бесконечной делимостью и передаются не только родным, но и ученикам, современникам, друзьям, всем, с кем сводят жизнь, судьба. Всем, кто способен воспринять.

Со сколькими он делился с безоглядно и бесконечно — щедро своей душевной тонкостью, красотой, пониманием человеческой природы? Всех ее октав,- от самых верхних до самых нижних. Делился, потому, что сам глубоко и тонко чувствовал людей, их внутреннее, их суть, а не внешние регалии и «шелуху», как он ее называл.

Художники, писатели, студенты, ученики и бывшие ученики, журналисты, академики и врачи, со званиями и без, знакомые и не очень, случайно зашедший сосед, и последний алкоголик — все могли рассчитывать на его участие. Человеческое. С большой буквы, не с маленькой.

Сколько раз жена «пилила» его, и родственники поддакивали ей:
— Галя, нельзя же так, он все через себя пропускает, а потом еще и тащит в семью.

А он « пропускал « и « тащил», отвечая нам:
— Молчите, бабы — ничего вы в жизни не понимаете.

Как оказалось, был абсолютно прав. Ничего.
Эти его слова с иронической, шутливой интонацией, не раз слышанные нами, почему – то всплыли в катафалке. Мы сидели в изголовье, у гроба и смотрели в заднее стекло.

Бесконечный поток машин, едущих, проводить его в последний путь уходил за горизонт. А между машинами шли и шли люди с цветами. Много людей. Бесконечно много. И даже, зная отца, его известность и более чем широкий круг общения, все равно не верилось, что столько людей любило его. И столько пришли попрощаться.
Вспомнилось, как он говорил:
— Мне надо было священником родиться. Ко мне все приходят исповедоваться, и я сижу часами и их слушаю, слушаю. Все любови, трагедии, драмы, все сомнения, и самомнения…

Продолжение следует

Телефон Александры Токаревой:  8 919 896 23 04