Галина Ростова. Майкл Чехов

Многие знают, что он был племянником великого русского писателя Антона Павловича Чехова. Американцы его считают своим, в России о нем заговорили не так давно. Как то вспомнили, что он был великим актером.

Лет десять назад я брала интервью у кино продюссера Лизы Дэлтон.

На фотография из домашнего архива Лизы Далтон она с одним из учеников Чехова. Это - Энтони Куин.

На фотография из домашнего архива Лизы Дэлтон она с одним из учеников Чехова. Это — Энтони Куин.

Лиз по тем временам являлась соучредителем ассоциации изучения творчества Михаила Чехова. Мы говорили с ней об актере, режиссере, об основателе уникальной техники актерского мастерства, о педагоге, подготовившим плеяду звезд американского кино.

Вспоминали плеяду его звездных учеников, среди которых Грегори Пек, Мэрилин Монро, Ингрид Бергман, Энтони Куин, Джеймс Дин, Энтони Хопкинс, Клинт Иствуд, Гарри Купер, Джек Николсон- этот список можно было бы продолжать. Человек, безусловно талантливый, с необычной судьбой, которая перемещала по странам и континентам явно награждая и тайно обирая.

Встречаясь с президентом студии Чехова в Америке, продюсером и знатоком творчества лучшего ученика Станиславского, мне хотелось пролить свет на неизвестные стороны его зарубежной жизни.
Итак, педагог и эксперт творческого наследия Михаила Чехова Лиза Дэлтон считает, что актером он был на столько не ординарным, что и в 21 веке методы чеховской игры останутся актуальными, не смотря на то, что Майкла Чехова нет с нами уже более полувека.

Сегодня идет процесс дальнейшего распостранения его школы и техники. Интерес к его творчеству не утихает.

В разговорах с Лизой Дэлтон мне было интересно узнать мненеие американки как и почему он оказался в США, что стоит за годами жизни после выезда из Советской России. Нашел ли он в краю далеком, то что искал, покинув родину в 1928 в возрасте тридцати семи лет, был ли счастлив?.

Понимая, что в Америке он оказался не сразу. Путь на другую сторону планеты был долгим. Майкл Чехов прибыл в столицу мирового кинематографа уже состоявшимся актером, режиссером и педагогом в 1942 году. Это были времена разгара Второй Мировой Войны. Ему было за пятьдесят.

Начинать все сначала в таком зрелом возрасте, может показаться, мягко говоря, странным решением. После полувекового жизненного рубежа за лаврами в Голливуд можно уже и не спешить, по мнению многих. Можно сетовать на критический возраст, незавидное здоровье и неисправимый русский акцент.

Но, Майкл Чехов, пожалуй, был первым, кто опроверг мнение о том, что для актера – акцент может повлиять на всеообщее признание только в худшую сторону. Полученный от Американской Академии Киноискусства Оскар, за лучшее исполнение роли, в фильме Альфреда Хичкока 1945 году «Spellbound» («Заговоренные»), тому подтверждение. Оскар был получен Чеховым после трехлетнего пребывания в Голливуде.

Случайность? Думаю, что нет. Это один из поворотов ломаной линии жизни. Линии поворотов его судьбы в полне могли бы украсить серию книг «Жизнь замечательных людей»… Но имя Михаила Чехова на долгие годы было изъято из упоминания в средствах массовой информации и вымарано из всех энциклопедий советского периода жизни России. Возникает вопрос, за какие именно грехи лучший ученик Станиславского был предан забвению? Что произошло такого, отчего он попал на родине в опалу?…Начало положила история мелких придирок и замечаний, что Чехов непонятен пролетариату, грубые узакания на то, что театральный мэтр скептически относится к социалистическому реализму в сочетании с новым пролетарским искусством. Все это принесло ему славу театрального реакционера. Оставался один шаг до присуждения звания «враг народа», но до этого не дошло. Чехов, не принимая всех революционных перемен уехал из России в 1928 году.

Покинув страну, незадолго до основания «трудовой армии», строительства Днепрогэса, раскулачивания, создания колхозов и совхозов, до расправы над многими прогрессивными и образованными людьми, он искал гармонию в театральной жизни, в творчестве и в литературе. Сначала в ее поисках работал в театрах Прибалтийских стран, затем в Германии – в Берлине.
Время было сложное. В Германии он появился перед победой Гитлера на выборарх, во времена зарождения фашизма. Экономический кризис, растущее число люмпен-пролетариев, брань и грязь окружения ежедневно убивали надежду на светлую достойную жизнь.

Росло чувство тревоги. На этом фоне однажды случайный прохожий на безлюдной улице в Берлине неподалеку от театра грубо пробормотал ему:« Убирайся отсюда! Ты лишний, ты опасный!».

Эти слова, сказанные посторонним невзначай — повергли в шок. Это совпало со временем глубоких размышлений о том как жить дальше, со временем выживания. Опасный – почему? Лишний – отчего? Чехов запомнил этого безумца и странное чувство оторопи от случайно брошенной фразы. Ощущение застряло в сознании и периодическо напоминало о себе.

Мысль о том, что он Михаил Чехов – опасный человек порой становилась доминантной. Ему временами казалось, что всем кто был когда-то знаком с ним, угрожает смертельная опасность. Когда из России стали доходить слухи о расправах, когда он получил известие об аресте Мейерхольда, вывод был кратким — режиссер-новатор, такой же «лишний и опасный» для Советской Республики, как он сам.

Из его российского театрального окружения исчезало все большее количество людей. Он утверждался в том, что они все «лишние и опасные», только из-за былого общения с ним: с «лишним и опасным». Одним словом — всех арестуют. Рано или поздно доберутся до него. Чувство страха превращалось в манию преследования. Отступало только тогда, когда Чехов погружался в работу. Страх «лишнего и опасного» нередко крушил все планы. Близкие друзья и жена Ксения Чехова стали относилиться к нему особо бережно.
Друг, бизнесмен и прекрасный актер Георгий Жданов, с которым они познакомились в Берлине предложил работать вместе.

Начали работать. Европейский театральный мир игру Чехова заметил и признал. Воссозданные им сценические образы были названы гениальными. В 1936 году Беатрис Стрейт пригласила актеров в Англию в прославленный Дарлингтонский Холл в Девоне. Предложение было принято.

Из гитлеровской Германии Михаил Чехов уезжал с надеждой на лучшее. Он с энтузиазмом занялся подготовкой актеров в первой школе актерского мастерства, где преподавал не только систему Станиславского. Он начал экспериментировать и добавлять свои методы.

Георгий Жданов при этом взял на себя все, что не относилось к творчеству. Работа складывалась удачно. Школа приобретала широкую известность.

Когда в 1939 году началась Вторая Мировая Война и фашизм стал завоевывать Европу, в Англии Школа-студия получила направление на переезд на время военных действий в США, в город Рэджефилд, штат Коннектикут. С очередным переездом опять менялась налаженная жизнь семьи. У Чехова начался рецидив погружения в проблему «лишних и опасных».

Школа-студия перебиралась из Ливерпуля в США морем. На корабле недельное путешествие через Атлантику воспринималось разными людими по-своему. Одни с покорностью обреченных подавленно молчали, Майкл Чехов одиноко стоял день деньской на палубе внутри нарисованного круга, чтобы все видели, что он полностью игнорирует всякое общение с людьми.

Он стоял внутри круга, прижимая к груди маленькую собачку и борматал «лишний и опасный, не подходите» . Близкие его жалели, посторонние проходили мимо. Он был у всех на виду. Капитан судна и команда корабля пожимали плечами, глядя на странного пассажира с видом: ну что поделаешь! Действительно, что тут поделаешь и вообще что делать?
Майкл Чехов ответил на вопрос: «Что делать?». Он  создал новую  актерскую школу и книгу- обращение, книгу – послание — «Актерам!».
Он вместе со Ждановым плодотворно работает. Ставит в Нью-Йорке на Бродвее в одном театре Шекспировскую «Двеннадцатую Ночь», в другом «Сорочинскую Ярмарку».
Через некоторое время, а именно в 1942 году он получает приглашение на работу в Голливуд.

Вместе с Георгием Ждановым он перебирается в Голливуд. Там он встречается с Шаляпиным, композитором Сергеем Васильевичем Рахманиновым. Соотечественники представили Майкла Чехова Голливудскому истэблишменту. Он был с уважением принят. Начал активно сниматься. Успех принесла работа над фильмом Григория Ртофа «Песня России» (1944).
Годом позже фильм Альфреда Хичкока «Spellbound» принес ошеломительный успех, номинацию на Оскар и позже приглашение на церемонию вручения высшей награды Американской Киноакадемии.
В день вручения Оскара, Чехов разволновался, жаловался на то, что чувствует себя вне реального времени и вне пространства. Он ощущает себя в атмосфере Хичкоковского кино…

Выехав из дома в Беверли Хилз по дороге к месту проведения церемонии, к Китайскому театру Сида Гроумана, Чехов начал требовать от водителя лимузина увеличить скорость. Ему казалось, что группа вооруженных преследователей гонится за ним, чтобы расправиться. Лимузин, на большой скорости, отрываясь от всех невольных преследователей, мчался к главному кинотеатру Голливуда. Чехов все подгонял водителя, пока тот не взмолился, что если остановит полиция, он потеряет работу. Оскаровский номинант – успокоился. Только спросил: «Ты что тоже лишний и опасный?». Водитель ничего не понял, но сказал: «Извините, но те кого вы боитесь – обычные туристы. Они вас узнали. Вот и все…»

На церемонию попали раньше назначенного времени, к удовольствию прессы и фанатиков кино. Все бурно приветствовали своего кумира. Это была первая послевоенная Оскаровская церемония под знаком сплошного триумфа!
Жизнь складывалась удачно. В Голливуде Майкл Чехов с успехом снимался в фильмах. Радость доставляла и любимая преподавательская деятельность. Школа-студия получила в столице киномира особую известность. А самые именитые ученики стали себя величать его учениками и членами Общества Драмы. На земле «фабрики грез» времени на все хватало. Маэстро ценили и почитали.

В своих воспоминаниях Энтони Куин рассказывал о том, что первая встреча с Майклом Чеховым на него произвела неизгладимое впечатление. Воображение представляло педагога русским великаном с громким голосом, а в аудиторию вошел невысокий, худенький человек с тишайшим голоском. Но в нем была такая харизма и такая вера в то, что именно ты тот самый человек, которого себе представляешь, что не пойти за его техникой игры было не возможно.

Майкл Чехов мог убедить студентов в том, что драматические пьесы, кажущиеся недоступными, но желанными, рано или поздно будут ими сыграны.
Мэрилин Монро в своей книге «Моя история» писала:… «с Майлом Чеховым актерская игра для меня значила больше, чем профессия, она становилась своего рода религией»… У Мэрилин Монро была мечта сыграть роль в Шекспировском «Короле Лире».

Чехов удивленно спросил: «А зачем?» Мэрилин ответила, что она всегда мечтала о серьезных ролях. Уже так надоели все хорошенькие и пустоголовенькие девчушки… Драматические произведения Достоевского, Чехова, Шекспира секс-символ Америки, знала близко к тексту и называла своей библией. Репетировать роли с таким партнером как Чехов для нее было подарком судьбы.

В школе Чехова все было серьезно, как и должно быть в драме. Реальная жизненная драма у Чехова разыгралась в 1947 году, когда началась «холодная война».

Сталиным был отвергнут послевоенный Маршалловский план восстановления экономики Советского Союза. Это повлекло за собой ухудшение не только внешнеполитических отношений, но и коснулась всех сторон жизни Голливуда.

В «черные списки» неблагонадежных актеров кандидатов на потерю работы заносились имена тех, кто прямо или косвенно симпатизировал коммунистам, кто прямо или косвенно был связан с Советским Союзом.

Чехов опять боролся с тенью «лишнего и опасного». Он начал убеждать себя и окружающих в том, что его методы сценического действия вне политики. В Голливуде дабы не навлечь на себя разбирательства «комиссии по расследованию антиамериканской деятельности» все вольнодумные разговоры прекратили. Школу-студию Чехова и его метод актерской игры не пропагандировали. Об актере перестали писать, а метод распространять. Так для Чехова начался период жизни в стране, получивший меткое название «охоты на ведьм».

Чехов вновь посчитал себя «лишним и опасным». В последнем его фильме – «Рапсодия», снятом на студии MGM, с участием Элизабет Тэйлор, у него эпизодическая роль, но как же он в ней правдив и интересен. Как, впрочем, всегда, во всех своих ролях…
В 1955 году в одночасье от обширного инфаркта на 64 году, он покинул сей мир, где никогда не был ни лишним, ни опасным. Похоронен он на кладбище Forest Lawn в Лос Анджелесе.
Огромный опыт и творческое наследие было передано ученикам. В большой степени исследованием творчества Михаила Чехова занимается Международная Чеховская Ассоциация о деятельности которой, так же как и о методе Майкла Чехова рассказывает фильм снятый под продюсированием Лизы Дэлтон/

«Из России в Голливуд» или «From Russia to Hollywood» — так называется статья о Михаиле Чехове » экс-ростовчанки, а ныне американки Гали Ростовой. Опубликована в российском журнале «Искусство жить».

Галина Ростова. США,  September 6th, 2010  http://grost.livejournal.com/39133.html#cutid1