Валерий Кульченко. Бумага, тушь, перо

Валерий Кульченко. Острова памяти. «Исчезнувший аукцион». Часть 142

Валерий Кульченко. Бумага, тушь, перо

Бумага, тушь, перо

Начало

Его отец — Бергман — был известным в Ростове адвокатом.

Он вёл громкое дело Будницкого: защищал взяточника (он возглавлял управление торговли Ростовской области).

Его осудили и он умер в местах отдалённых. А хоронить привезли в Ростов. Гроб с телом главы торговой мафии Дона на руках обнесли вокруг тюрьмы на Кировском.

Всё обставили показательно и пышно.

И вот теперь Таня Лифанова — моя жена — стояла перед Александром Порошиным — сыном Бергмана и вела беседу.

Таня Лифанова:» Саша!Куда ты пропал? Ни слуху, ни духу! »
Ответ: «Я всё это время был в Африке «.

Тут называется то ли Уганда, то ли ещё какая-то экзотическая страна). Рассказы о необычном климате, флоре и фауне. Об алмазных копях ?! И т.д.
Таня прерывает словесный поток: «Саша, где картины? У тебя совесть есть?»
Ответ: «Совесть! А что это такое? А картины! Таня, понимаешь получилась трагедия, крайне неприятно мне об этом говорить.
По предложению круизной компании, я. погрузил живопись на трёхпалубный лайнер.
Сделал на его борту выставку-продажу.
Теплоход ушёл в круиз по Средиземному морю, но в пункт прописки не вернулся.
Скорее всего, корабль утонул вместе с картинами!».
Саня Порошин вздохнул, ещё более вылупил и так выпуклые глаза, подкрутил висячие усы, ещё раз вздохнул и, вскинув взгляд невинного младенца, спросил собеседницу: «Таня, у тебя выпить нету? Угости?»
Как говорят в данных случаях: «Комментарии излишни!»

Валерий Кульченко. Ростов-на-Дону. Май 2017 год