«ГОЛОС, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЗВУЧИТ ДАЖЕ В ТВОИХ СТРОКАХ». ИЗ РОСТОВА-НА-ДОНУ — В МОСКВУ. ЧАСТЬ 104

Начало

15.01.01

Я к Вам пишу, ЧЕГО ЖЕ БОЛЕЕ?… Что я могу еще сказать?…Теперь Я знаю: В ВАШЕЙ ВОЛЕ меня презреньем наказать! Но Вы к моей несчастной доле хоть каплю жалости храня… Вы не оставите меня!

Вижу, Мишенька, что ты не соскучился вовсе, обещал написать, но не до меня теперь. Как жаль! А я-то, наивная, поверила, что день начнется с е-мейла! Ах, как Вы коварны, Михаил! Обольститель! Ловелас! Бабник! Заманили и бросили!!!

Сегодня бегала покупать электронную карточку, как говорила, перед отъездом не запускался интернет. По приезду два дня находилась в астрале, не могла прийти в себя, понять: где я? что со мной? кто я? что делать? куда бежать?… и вообще, как жить дальше?…

Наверное, взяла большой разбег во времени – до 14 января. Не скрою, в душе горит и печет… и сладко и горько… горько, что не могу любить тебя больше глазами, ушами (отчасти), носиком, губками, зубками, сисичками и писичками. Но я горжусь и собой и тобой, что мы такие смелые, неутомимые и неукротимые — несмотря ни на что, все бросили — и все-таки встретились. Как здорово, как прекрасно, что это состоялось!

Радуюсь и благодарю: 1. Господа, за то, что дал возможность узнать тебя, увидеть самую суть, восхищаться тобой, чувствовать, 2. Тебя, за то, что так много прочувствовав и пережив, ты не побоялся открыть в себе новые силы любить… любить по-настоящему… любить меня и Принцессу, и рабочую пчелку, и поросенка, такую, какая я есть, 3. Друга, за то, что устроил нашу встречу, 4. Ещё одного Друга, за то, что дал мне Надежду и Веру (только не надо бояться), 5.Себя, за силу и уверенность, что все это ЕСТЬ и БУДЕТ!

— Долго рассматривала твой альбом, не сердись, что не делала этого при тебе. Не хотелось отвлекаться от тебя, я люблю смотреть внимательно и наедине с собой (откусывая и тщательно пережевывая). Конечно, рисунки изысканно-гениальны (и не бойся моих определений – я знаю, что говорю). Появились любимые («Шоу не кончается», «Сражение современных гладиаторов», «С котенком», «Бунтующая Вагина»  и мн. другие).

Эти два дня после приезда не хотелось оставаться одной, ходила в гости и еще принимала гостей. Уже успела пооткровенничать со своими подружками о тебе, показать альбом. Когда показывала, очень волновалась: как воспримут? Помнишь, ты мне сказал: «Я волнуюсь!». Так вот, я волновалась, как и ты, сама не зная почему. Но реакция зрителей была потрясающей! Девчонки хохотали до слез, до головной боли, хлопая в ладоши: «Браво, Мишенька, браво!».

Только мужчины тихо, без слов рассматривали, не говоря ни слова.

Еще бы! Ведь эта книга — Гимн Женщине!

— Как уже говорила, напечатала фотографии, получилось замечательно. Как только отошел твой поезд — пошла их проявлять. Не подумай, что занималась мазохизмом, просто хотелось переживать и переживать вновь все, что с нами было. Мы с тобой везде такие счастливые! Послала тебе по эл. почте две.

На одной я счастливая, умиротворенная, удивительно молодая и красивая, с раскинутыми руками, совершенно открытая, такая, какой я предстала перед тобой. На другой — ты, как всегда прикалываешься, а я – прижалась к тебе: «Мое».

Фотки получились неплохого качества, но я послала с низким разрешением, чтобы не перегрузить твой почтовый ящик, так что на компьютере все это — не то.

Подруга моя, впервые увидев тебя на фотографии, сказала: «Да, я именно таким его и представляла! Он такой счастливый! Танька! Ты его очаровала! Я тоже люблю твоего Мишу с твоих слов!»

— Сегодня уже переделала кучу дел: была в диагностическом центре, на показе моделей, подстриглась, накупила себе тканей (буду шить!), хочется жить, порхать, радоваться и радовать, быть красавицей!

— Котеночек! Прошу тебя, напиши поскорей мне, а то, представляешь, открываю почту… а там – НИЧЕГО! Я Просто не могу поверить! Миша, волнуюсь за тебя! У тебя все в порядке?

Тата.