Валерий Кульченко. Фотографиня: Галина Пилипенко

Начало

Казак из Белой Калитвы Юра Царёв и Борис Бельмасов из Новороссийска встретились в стенах РХУ имени Грекова, которое и закончили в 1962 году.
Учились у преподавателя Чернышова Арсения Макеевича. Его подопечные — поколение, родившихся перед войной и лишённое полноценного детства. Они прошли военное лихолетье и голодные послевоенные годы не ожесточившись, а оставшись романтиками и наивными мечтателями, верящими в торжество прекрасного искусства над злом и мраком.

Уже гораздо позже в 80-ые годы я наблюдал в мастерской Бельмасова на Университетском 111/113, как Юра Царев стоял на коленях перед картиной своего сокурсника и плакал.

И всё это искренне, без всякой театральности и позы.

Большое влияние Большое влияние не только на профессиональные навыки, но и на мировоззрение юных душ оказывал преподаватель  Чернышев А.М., уроженец города Шахты, самородок.
Природа щедро наградила его даром рисовальщика и живописца.
После войны и плена, получил диплом РХУ.
Но вершин мастерства достигал, в основном, своим трудом и самосовершенствованием.
Конечно, помогали и старшие товарищи, известные донские художники — Семёнов и Черных.
Арсений Макеевич много взял у них.
В 1963-1965 годах Арсений Макеевич вёл курс живописи в группе, где занимались уже взрослые студенты — Курков И.А., Скорлупин Е., Лашкевич В., Лапшин М. и другие, с которыми я поддерживал отношения не только в учебное время.
Преподаватель Чернышов ставил не стандартные учебные постановки, а тематические композиции.

Например, натюрморт «Обеденный перерыв».
В классе появились настоящие подмостки («козлы»), заимствованное на соседней стройке, в рабочем состоянии, забрызганные краской и известью, они честно помогали штукатурам и малярам.
Сейчас бы эти козлы назвали «объектом» — сами по себе они уже представляли живописный интерес.

На подмостках расстилалась газета «Вечерний Ростов» или «Молот» и на этой импровизированной скатёрке ,»ставился» натюрморт: бутылка кефира, стакан, батон, пучок лука, редиска или помидоры, донской лещ (предметы могли варьироваться. Точно уже не
помню, да и нет смысла напрягать память). Поразила нас студентов младших курсов громоздкая конструкция «козла» и на нём — снедь простого рабочего.
И не только это, а серьезностью самого подхода к заданию — не как очередной урок по живописи, а уже — картина-композиция.
Преподаватель активно участвовал в выставке «Советский юг», которая была открыта в Ростове-на-Дону осенью 1963 года.
Среди художников Северного Кавказа Арсений Макеевич со своими работами занял ведущее место.
Это мы видели своими глазами: мы буквально обнюхивали и пожирали глазами картины различных авторов. Сравнивая, спорили до хрипоты и выносили юношеский вердикт. Непримиримый. Невзирающий ни на какие авторитеты.

Продолжение