Урбанистическая Нефертити Жанна Агузарова

Наши звёзды поп и рок-музыки, как, впрочем, и западные — личности чудаковатые.

Это и понятно: кто ж пойдет смотреть и слушать очевидность?

Публике нужна невероятность, блеск!

Поющие инопланетяне имеют стопроцентный успех.

В семидесятые Дэвид Боуи блестяще эксплуатировал образ «человека, упавшего на землю».

Ну, в смысле не растянувшегося по пьянке на тротуаре, а сошедшего с небес.

Боуи сама природа выдала все соответствующие атрибуты пришельца. У него даже глаза разного цвета, как у ситамского кота.

У нас же закосы под прищельцев  выглядят клоунски. Исключение — разве что Жанна Агузарова. И хотя многим она кажется ряженой из серии «Огенная леди» и «Пани Броня», однако, её голос, действительно, неземной.

А весь этот имидж — всего лишь экзотика, которая, по-видимому, доставляет ей самой удовольствие и дразнит, а, может, и радует глаза окружающих…

Это предисловие к интервью Галины Пилипенко, написано для книги «Магия рок-музыки» Валерием Посиделовым. Глава 14 «Есть ли среди рок-музыкантов инопланетяне?»

Далее — интервью. Существует и видео версия, но её оцифровать надо.

 

Жанна Агузарова. Кадр из  программы экс-ростовчанина Дмитрия Диброва

 Жанна Агузарова. Кадр из программы экс-ростовчанина Дмитрия Диброва

Жанна Агузарова. Кадр из  программы экс-ростовчанина Дмитрия Диброва

 

Теперь погостите в чудесной стране.

Перед гримёркой приближенное лицо  Жанны  доверительно сообщает: «У вас все равно никакого интервью не получится: «У нее едет крыша…»

Оп-па чего-то такого я и опасалась. В одной из телепрограмм, кажется, профессор Лебединский, ляпнул при Жанне нечто пошловатое и в него тут же полетел тяжелый стакан.

В передаче «Сделай шаг»  Агузарова  несла марсианскую пургу, что довела опытного и смелого ведущего Петра Кожухова до состояния полной растерянности …

Мне пришлось тут же поставить себе диагноз: вспомнить всё и умереть.

Из-за груды цветов виднелся только золотой тюрбан Жанны. Певица отслушивала запись только что закончившегося концерта.

«Интервью?» — и Жанна хочет накрасить грубы какой-то особенной помадой и именно её не может найти. Наконец решив, что она могла забыть её только в Москве и только в машине Хавтана, сокрушается: «Оу! Это была моя любимая! Я даже готова её рекламировать!»

Уже похоронившая и себя и интервью, задаю самый «крутой» вопрос: «Как же она называется?»

Жанна Агузарова: Это большой секрет, в  принципе, но если женщины хотели бы знать какой косметикой я пользуюсь, то это корпорация МАС: ЭМ-ЭЙ-СИ.

Галина Пилипенко: У вас ведь уже есть опыт работы в рекламном бизнесе…

Жанна Агузарова: В смысле?

Галина Пилипенко: В журнале «Ом» вы рекламировали  одежду и такие красивые ботинки.

Жанна Агузарова: Что значит «рекламировала»? Это все вещи, которые были на мне, да и всё.

«Нина Риччи»  — я бы не сказала, что я уж так особенно люблю! Пришлось…

Галина Пилипенко: Под вашими фотографиями ведь значилось: пиджак такой-то, столько-то долларов, брюки такие-то столько- то долларов и размер…

Жанна Агузарова: Ну…у них стиль такой. Меня никто не предупредил, что я — рекламоноситель.

(Жанна явно огорчена — прим. Г.П.)

Ну что ж, если все будут думать, что я люблю  «Нина Риччи»  — ну я рада за  Нину Риччи.

Галина Пилипенко: Я думаю, что у  Жанны Агузаровой свой собственный стильи все будут подражать только ей.

Жанна Агузарова: Спасибо большое, я очень рада, что все будут подражать только мне, потому что у меня свой собственный стиль.

Галина Пилипенко: Сергей Бугаев в вашей жизни — любовь, дружба, совместный проект или?

Жанна Агузарова: Это творческое сотрудничество в кинофильме «Асса», которому исполняется скоро 10 лет и мы приглашены как почётные гости-музыканты.

Галина Пилипенко: Пока вы были в Америке, тот же, по-моему человек, который написал сценарий фильма «Асса» — Сергей Ливнев — снял жуткий мистический фильм под названием «Кикс».

Картина о певице-наркоманке Жанне, о буднях чёрного шоу-бизнеса.

Все песи в этом фильме поет Инна Желанная. Поёт с этаким габриэдевским трагизмом.

По сюжету картины продюсер вынужден искать двойника, чтобы подменить им сильно сторчавшуюся ревицу.

Мелькает в фильмее и двойник Агузаровой в исполнении Алики Смеховой.

Позже говаривали, что фильм снят с явным намёком на вас.

Неужели не видели? 

Жанна Агузарова: Нет!

Галина Пилипенко: И, участвуя в «Ассе» не знаете Ливнева?

Жанна Агузарова: Нет! Я знаю только Сергея Соловьёва и моднейших участников тогдашнего кино: Виктор Цой, Борис Гребенщиков.

Нет, я не видела,  но могу себе представить как бы огорчились мои родители, если б они это увидели.

Галина Пилипенко: Неужели фильм до Америки не дошёл?

Жанна Агузарова: Наверное, это относится к волне грязненьких боевичков, где плохие мальчики и девочки занимаются отвратительными похождениями.

Галина Пилипенко: Хрупкая героиня, явно похожая на вас, явные параллели: Агузарова – наркоманка.

Жанна Агузарова: Если это было в 1987 или в 85 году и они такого бы плана сделали фильм – тогда – может быть…

Очень странно. Хотелось бы разочаровать тех, кто  в душе думает, что со мной может такое происходить. Нет! Наоборот, я давно уже не употребляю алкоголь и допов, то есть допингов.

Кроме того, я давно уже призываю молодёжь действовать молодёжь по моему принципу – заняться самоочищением, очищением плоти – я не ем мяса – мой принцип – полнейшее духовное самоочищение. И я давно уже поставила себе срок – трёхлеточку. И во мне уже начали происходить благодарности.

Нельзя об этом бахваляться, как это делаю сейчас я. Я призываю обиженных людей или кого, кто обидел или другого оскорбил или юноша бросил девушку, которая безумно его любит (я не люблю слово «безумно» — оно не моё…). Они с горя могут начать пить, дебоширить и всякие скверные делишки делать и наркотики…

У меня есть к ним альтернативное предложение: наоборот, не пить, не курить – очищаться.

Галина Пилипенко: Может быть, усиленно заниматься заниматься сексом?

Жанна Агузарова: Об этом вообще не имею никакого понятия.

Галина Пилипенко: а я только собиралась озадачить вас вопросом: «Насколько важна сексуальность в рок-н-ролле?»

Жанна Агузарова: Представления об этом никакого не имею!

Галина Пилипенко: Говорят, что раньше вас страстно любил Артемий Троицкий и стремился стать вашим продюсером? Нынче он позвонил вам или… То есть, как со временем трансформируются чувства?

Жанна Агузарова: О да! У нас постоянно идёт творческое сотрудничество. Он постоянно, как это сказать…ведёт меня издалека. Потому что я так себе не особенно близко… Так получается… поэтому…

У него ещё есть впереди особое дельце, которое он не осуществил и он это знает и это останется между нами.

Галина Пилипенко: То есть вы не скажете?

Жанна Агузарова: Нет, почему же, когда-то Брайан Ино – великий музыкант современности выбирал себе – кого же спродюсировать на русской территории – могут же они себе позвонить приехать и выбирать. Выбирать – это самое приятное, что только может быть.

Тогда выбор пал на «Звуки МУ». Он их спродюсировал и я даже слышала их на территории Соединённых  Штатов на радиостанции «Марс». Была в Лос-Анджелесе такая довольно уникальная радиостанция. удивительное дело – в Америке до сих пор нет техно-радиостанций.

В Англии, Европе и Раше- полно, а там – нет. А что касается Троицкого – я его очень люблю, хоть и он толстый стал и женился – мне изменил и бросил меня – бедняжку.

На мой взгляд, его судьба вполне удачлива, потому что мужчины после сорока втайне во всём мире мечтают быть редакторами «Playboy».

Что касается меня, то я до сих пор пребываю в таком несостоявшемся состоянии несостоявшемся. Меня это очень радует, потому что продлевает юность.

Галина Пилипенко: Если бы Троицкий пригласил вас на «Playboy», вы бы согласились?

Жанна Агузарова: Картину – если бы кто-то написал маслом в стиле Леонардо да Винчи – тогда, может быть, согласилась, чтобы он опубликовал.

Галина Пилипенко: Почему всё время рядом живопись и музыка? Дэвид Боуи рисует БГ, вы …

Жанна Агузарова: Когда было только создание меня как существа… предположим как материального – так у них сложилось, видимо, что предыдущий ничего не получил, а мне досталось несколько всякостей, которые только открываются, а я беру кисть и начинаю это делать. Себе в удовольствие и не на продажу. Могу подарить кому-то… У меня есть хорошая серия, называется «Фантики». Там звучит такая «Your never  give  me his  money? Your  never give me funy papers», много блестящего в моих картинах, переливчатого такого, тонкий материал я сейчас использую. маслом совершенно не умею, но мечтаю научиться рисовать как Леонардо да Винчи. как это говорится – в следующей жизни, что ли…

МОЖЕТ БЫТЬ, «ПУРГА» — ЧАСТЬ ИМИДЖА ЖАННЫ ИЛИ ЛИЧНОЕ ОРУЖИЕ МАССОВОГО ПОРАЖЕНИЯ ПРОТИВ ХАМОВ, ДУРАКОВ И НАШИХ ТЕПЕРЬ СПЕШНО ПОЖЕЛТЕВШИХ, А ЕЩЕ  НЕДАВНО ЛЮТО-КРАСНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ И ВСЯКИХ ТАМ ПАПАРАЦЦИ…

ЖАННА – ЭТО ТАЙНА – РЕШАЮ Я. Наглые АКУЛЫ пера первым делом лезут под юбку К госпоже ТАЙНЕ И ОСТАЮТСЯ С ОТКУШЕННОЙ ГОЛОВОЙ…

Галина Пилипенко: Вы верите в следующую жизнь, в мистику, в роковые случайности?

Жанна Агузарова: ещё пока не знаю. Думаю об этом, пожалуй, два раза в день – утром и вечером: верю ли я в мистику, роковые случайности, судьбу, карму, фортуну и прочие вот эти вещи?

Галина Пилипенко:  Идеал мужчины? Давайте так: сначала вы ответите, а я приведу ваш ответ на такой же вопрос десятилетней давности.

Жанна Агузарова: Качественный.

Галина Пилипенко: Десять лет назад вы ответили «Ленин».

Жанна Агузарова: Нет! Не может быть! Десять лет назад я была задорная шутница. Тогда модно было шутить на эти темы, хотя в принципе  всегда обхожу таких деятелей.

Вообще мне странно, что я могла так сказать. 

Галина Пилипенко: Из той же серии – идеал женщины?

Жанна Агузарова: Тоже – качество.

Галина Пилипенко: Тогда же вы говорили о том, что вам интересно было бы встретиться с  теми, кого уж нет – Дженис Джоплин, Джимми Хендриксом, а из живых поработать с Брайаном Ино, Токинг Хэдз и Стингом. С тех пор у вас была Америка и другие страны… с кем вам интересно поработать теперь?

Жанна Агузарова: В Америке у меня был свой проект, который я сама как продюсер держала и была экзекьютив-продюсер тоже. Это НАЙТИН НАЙТИС, мы приезжали на тур БРАВО на десятилетие.

Мой праджект был прекрасен – если говорить вкратце об этом. Экзотический микст в американском стиле и с моим первозданным состоянием к этому праджекту.

Я выбрала себе азиата-барабанщика – как и хотела. Гитарист должен был быть локальный американ-индиан, мексикан или испаниш boy, то есть такой смешанный должен был быть – и именно такой мне и встретился – как ни странно!

Басист должен был быть человеком из Англии, такой бритиш-мэн, а русская певица – это я.

Я, как геополитический деятель, внутри себя, внутри своей маленькой корпорации решила, что именно так должно быть.

И вот такое сбылось! Создалось! Все эти люди пришли ко мне, я мечтала о них и вдруг все осуществилось!

Мы репетировали и праджект был  прекрасный до тех пор, пока я могла содержать его!..

Потом начались довольно сложные времена для меня, потому что мои гонорары стали заканчиваться и праджект  я больше содержать не могла, а в спонсоров и во всё это я не верю.

Я привыкла, как говорится, создавать ситуацию и платить за неё сама. Хотя есть чем гордиться.

Галина Пилипенко: Вы живете на сборы от концертов? Никто не вложил деньги в Жанну Агузарову?

Жанна Агузарова: Никто – кроме меня. И во всю эту мишуру материальную  я не верю. И слово такое – «не вложил»! Уже вложили. Некто свыше кому-то дал, кого-то обделил, кому-то не досталось… Вот уже тогда – при рождении – вложили. Поэтому я не спешу. У меня нет стяжательства… зубоскальского. И, надеюсь, с возрастом не будет.

ЗЕМНАЯ АГУЗАРОВА. ТОЛЬКО ЧЁРНЫЕ ОЧКИ СДЕРЖИВАЮТ МАРСИАНСКИХ ЧЁРТИКОВ  В ГЛАЗАХ. НА МГНОВЕНЬЕ ОНА СНЯЛА ЭТИ ОЧКИ, ДОВЕРИВ СВОЙ КОСМОС МНЕ

Галина Пилипенко: Вы не устали?

Жанна Агузарова: Шаляпин никогда не устаёт.

Галина Пилипенко: Вы теперь ещё и ди-джействуете?

Жанна Агузарова: Да, у меня был уже террористический акт диск-жокейства. Начала я ещё в америке на студенческой радиостанции. Прошла там курсы продюсеров, выпускала 15-ти минутные программы, своеобразные такие музыки, я их называю «террористические вещи». которые не для всей массы народа, а для определнной части аудитории. У меня сейчас есть вертушка и я делаю разнообразные миксты для себя; иногда могу выволочь их на сцену и немножечко задорно свести.

Я люблю АНХЭППИКАБЭР-НЕСЧАСТЛИВЫЕ МУЗЫКИ.

Люблю террористические миксты – я так оттягиваюсь – для души.

У меня хорошо получается, но, как правило, на самой любимой песне всегда большая царапина, потому что то, как я делаю… мне постоянно мои ассистенты покупают вот эти иглы железные… Не из кинофильма Ливнева (смеётся – прим. Г.П.) – нет!

Наркотики – плохое увлечение.

Галина Пилипенко: Экстези?

Жанна Агузарова: Я не люблю это и  я заметила, что аудитория молодеет – не какие-то уже состоявшиеся люди после института и так далее, которые вольный образ жизни ведут и могут позволить себе пуститься в какие-то тяжёлые эксперименты над собой.

Ничего нет тяжелее эксперимента заставить себя не пить алкоголь. Это я вам говорю точно, как человек, который…

Хотя в  принципе я раньше тоже не пила много, но это сложнее. Хочется иногда бутылочку пивка пропустить. Правда. И я думаю – какая я всё-таки жёсткая: как же я к себе террористически отношусь.

Галина Пилипенко: Должен же быть заменитель какой-то. Самоочищение всё же не очень адекватный заменитель.

Жанна Агузарова: Во-первых, я готовлюсь стать матерью – поэтому вполне  адекватно заменяю – чисто женский такой подход, наверное. Зачем плодить этих… Таких…

Человек должен быть человеком будущего – здоровый, счастливый.

Галина Пилипенко: Я желаю вам космически-прекрасного ребёнка.

Жанна Агузарова: Лет через несколько…

Галина Пилипенко (ошарашено): Как? Через сколько?

Жанна Агузарова (уклончиво): Ну так… Через сколько-то…

Галина Пилипенко (выпутываясь из ситуации): Скажите, как вы заботитесь о своём волшебном голосе Джельсомино – как его называют.

Жанна Агузарова: Я практикуюсь каждый день не смотря на то, что живу в московских апартаментах. сейчас я с большей трогательностью и деликатностью отношусь к своему голосу. Если раньше я засаживала по полторы пачки красного «Мальборо», то сейчас я уже такими вещами не занимаюсь. И хотя я террористка , я уже знаю, что мой голос – это моя зарплата, мой хлеб, поэтому я стала относиться к нему по-взрослому.

Галина Пилипенко: В Америке вы, отрабатывая свой хлеб, пели  свои песни в ресторане?

Жанна Агузарова: Этот период моей стажировки в русском ресторане среди эмиграции довольно любопытный , на мой взгляд, для исследователей моего творчества и вообще моей жизни. Это был самый ответственный период, в котором я была. Рок-н-ролл – это капризность и избалованность и БРАВО моё любимое терпело меня какой угодно – если говорить жёстким языком.

Судьба ко мне благосклонна. Период ресторана «ВlackSea» — это была тяжелейшая проверка меня – кто я есть на самом деле? Там я проявила свою работоспособность – я стояла с 9 вечера до 3 ночи и пела на святой сцене.

Я свои песни пела из репертуара БРАВО, песни Аллы Борисовны, точнее – одну; испанские, английские и у меня никогда не было возможности петь серьёзно на итальянском – так что у меня была возможность себя проверить.

И народ русской общины помнит и любит меня. Они и никто иной пойдут первыми и купят мою пластинку – когда она выйдет.

В профессиональном плане  меня это очень закалило – на до-о-о-о лгую такую дорогу.

Всё так просто с неба не валится.

Галина Пилипенко: Вы привезли из Америки  какой-то капитал, который теперь используете здесь?

Жанна Агузарова: Внутренний или внешний?                        

Галина Пилипенко: И тот и другой.

Жанна Агузарова: Я работала на радиостанции и училась в актёрской школе в Америке. Хорошо, что у меня была возможность платить за всё: когда я работала в ресторане я получала хорошую зарплату.

В школе училась в Беверли-Хилз: училась английскому языку.

Также ходила в театральную школу – в знаменитую Ли страсбург школу – это когда уже мой английский стал хорошим: я стала избавляться от акцента, работала с педагогами и даже была приглашена на озвучивание  фильма…

И тут произошёл довольно странный момент — когда у нас случилась неконтактность  некоторая с продюсером. Тогда-то я и ушла из студии Голливуда, заливаясь слезами – потому что только из-за одного ударения – он сказал, что нужно говорить пАпа, а я сказала, что так в царской семье не говорили и мальчик должен был назвать своего отца папА…

Глупая история на самом деле. Сейчас мне уже смешно и весело, но тогда – ведь это были состояния, когда говорят: «ещё чуть-чуть», «ещё капельку», «ещё немного и я стояла бы в волшебном…» — я всё это испытала и никакой горечи и сожаления у меня нет.

Я проплакалась, но я себя ни в чём не обвиняла, потому что я была такая, какая должна была быть.

Галина Пилипенко: Вы встретились в Америке с Шумовым…

Жанна Агузарова (смеётся): У нас с вами прямо какая-то художественная хроника получатся. Достойны ли вы смотреть и слушать всё это?

Галина Пилипенко: «Вы» — это кто?

Жанна Агузарова: Планета. Планета достойна того, что я хожу по ней?

Галина Пилипенко: Чёрт его знает – это ещё вопрос.

Жанна Агузарова: Васька Шумов – мой любимец – тоже женился и у него уже родилась маленькая девчонка. Тоже мне изменил. Все они мои, но уже все не мои.

Я люблю хоккеистов и спортсменов. Если кто-то слышит меня – привет, мои любимые спортсмены! Что нового? Как дела? Какие достижения? А с Васькой мы записали совместно альбом НАЙНТИС НАЙТИС – «Мальчик в теннисных туфлях» и «Звёзды хороши особенно ночью».

ПОЧЕМУ ЖАННА АГУЗАРОВА НЕ СТАЛА ВКЛЮЧАТЬ НИ «АЭЛИТУ», НИ БИО-РОБОТА, НЕ СТАЛА БРОСАТЬСЯ НЕОДУШЕВЛЁННЫМИ ПРЕДМЕТАМИ?…

УМНАЯ, ТОНКАЯ, СКРОМНАЯ МОЛОДАЯ ЖЕНЩИНА, БЕЗУМНО КРАСИВАЯ В СВОЁМ НАРЯДЕ УРБАНИСТИЧЕСКОЙ НЕФЕРТИТИ…

Галина Пилипенко: В какой эпохе вам удобнее всего было бы жить?

Жанна Агузарова: В прошлой эпохе было хорошо жить.

В этой эпохе тоже хорошо жить. Прошлая эпоха – та, в которой я ещё в ансамбле БРАВО выступала, потом в своём праджекте русском. В новой современности мне тоже нравится.

Через три года будет новое время, и мне тоже будет нравиться.

Я  принимаю этот мир, хотя иногда… сомневаюсь – достоин ли он меня?

 Галина Пилипенко: Предлагают ли вам сниматься в кино здесь?

Жанна Агузарова: С самого раннего детства у меня была мечта сняться у Никиты Михалкова.

Вообще я певицей не хотела быть

Я хотела быть только кинозвездой.

Никиту Михалкова я видела несколько раз в своей жизни и при очень интересных обстоятельствах и он помнит меня «в развитии».

Один раз, одно количество и одна наполненность, в другой раз – другое количество и другая наполненность. В третий раз —  третье количество и третья наполненность.

И пока что он не проявляет ко мне взгляда.

Я ему сразу сказала,

что я не буду играть ни проституток, ни рок-н-рольщиц, ни топ-юзеров, ни всю вот эту прочую публику, с пистолетиками которые.

Я буду играть только царицу или какую-нибудь инопланетянку, как Тина Тёрнер или Стинг.

И вот Сергей Соловьёв как раз…

Тот-то уже получил Оскар, а вот Сергей соловьёв, может быть, как раз тот тот, кто хочет получить Оскар. И мне, как раз нужен режиссёр, который не меньшего хочет, чем получить Оскар.

Галина Пилипенко: Вот Кортни Лав снялась же…

Жанна Агузарова: Продюсер, которого я встречала в Голливуде, сказал: «Ну-ка, снимай штаны». И она бы сняла, а я – нет. Я не сниму. Хотя с Кортни Лав я бы поревновалась кое в чём, на самом деле.

вот такие мои принципы – вы должны их знать. Я категорически против того, что для некоторых в принципе становится правдой жизни – это неправильно. Но это не важно – как я думаю – правильно или неправильно. Я аранжирую свою жизнь сама и думаю, что так не должно быть. Это – пустая трата времени.

Дух должен быть сильным и снимать штаны перед камерой не нужно. Людям интересно сколько у вас родинок на одном месте. Хотя некоторые, как раз и говорят что интересно.

в общем, всё это создается самими же людьми. Сами создают и сами уничтожают.

Поэтому я желаю вам любви, чтобы вам повезло с качественными партнёрами. Это, наверное, мечты для многих из вас, но попробуйте сделать над собой терроризм – отречься от мяска – полно же всякой еды хорошей; от алкоголя; очищайтесь и вам всё повалится с неба – вот увидите  — на самом деле говорю.

Как-то родилась мысль: пусть звезды говорят название программы «Труба». Или поют. Сначала попросила я об этом Жанну Агузарову — после окончания этого длинного интервью.

«Программа называется «Труба»? — удивилась марсианка — Я, что два часа говорила. а у вас все вылетело в трубу?» И спела.

Галина Пилипенко постарается восстановить в каком году это было.

Истории в стиле рок. Концерт Агузаровой в Ростове-на-Дону

 

Жанна Хасановна Агузарова а Ростове-на-Дону. Автор, ведущая и режиссер — Галина Пилипенко. 1998 год