Африка: «Донские колхозы — моя среда обитания» + видео

Директор музея ИЗО Светлана Крузе раздумчиво смотрит на него и затрудняется представить: »Как же вас назвать, чтоб не «Африка»?

Но всё дело в том, что он и в Африке остаётся Африкой, хотя по паспорту – Сергей Бугаев.


Актёр, художник, культовая фигура, неотъемлемая часть эпохи.

Африку пригласил в Ростов комиссар Первой южно-россиской биеннале Александр Лишневский – в качестве «живого символа» современного искусства.

Лишневский: «Он — кумир моего детства» и ощущение, что он просто взял и шагнул прямо с экрана, из моего любимого до сих пор фильма «Асса». И тот же голос, что и 22 года назад».

Символ оказался живчиком и без всякого апломба небожителя: помогал таскать стулья, переставлять вазы. барабанил пальцами по столу и давал отбой телефону, когда тот, голосом настоящей лягушки спрашивал «Ква?».

Африка и фотограф Евгений Берёзкин 

Когда мы начали разговаривать, студентки в мини-юбках, взгромоздившись на столы, крепили баннер за спиной Африки, комиссар Лишневский, сразу понял всю прелесть ситуации и скомандовал девушкам: «Стоять». Так Африка и оказался в обрамлении двух застывших, но весьма живых  кариатид. Ну не совсем как в пелевинских «Песнях пигмеев пиндостана», но почти.

Галина Пилипенко: Вы привезли свои работы?

Африка: Я вот сам (показывает руками вдоль тела – прим.Г.П.) являюсь работой.

Но я буду показывать и работы-проекты своих студентов – у нас есть такая ленинградская Школа Кураторов, где мы занимаемся образованием и современным искусством и я бы хотел, чтобы подобного рода события – как биеннале,  как институт кураторов – происходили и развивались здесь в Ростове. Мы приглашаем всемирных специалистов из нашей страны и многих других стран выступать-рассказывать, чтоб нам как-то выровнять себя на глобальном уровне.

Нам надо для этого разобраться в проблематике, которая у нас отсутствует лет семьдесят – как минимум, не смотря на то, что всё, связанное  с понятием искусства авангарда, родилось у нас в России в лице Василия Васильевича Кандинского и Казимира Малевича – и это известно всей Вселенной!

А мы от этого отказались…  Сейчас, вроде бы, возвращаемся и будем надеяться что это надолго и на качественном уровне.

Я после прочтения книги Кандинского «О духовном в искусстве», ещё недавно у нас запрещённой, окончательно понял, что всё, в мире происходящее – только отзвуки, сделанного Малевичем и Кандинским. Последний говорит о новом этапе развития духовности в связи с появлением новых знаков и типов искусства.

Мы действительно, долгое время лидировали. То что происходит весь практически ХХ век на Западе – гулкое это действий Кандинского, Ларионова, Малевича, Гончаровой – тех людей, которые занимались искусством от чистого сердца, а не ради больших денег, потому что никаких денег за это получить в России, было невозможно.

В то же самое время мы видим, что западная цивилизация полностью извратила схему представление об искусстве, об обустройстве  человека в нём.

Как следствие мы наблюдаем бурю сообщений  о баснословных ценах, и всё превратилось в профанацию, в ничего не значащие событие, что тоже, к счастью, отображено в мировом современном искусстве.

Поэтому оживление и придание южному региону статуса города искусства важно. И хорошо, что сюда прибыли произведения художников и Краснодара и  Владикавказа и Москвы. Хотелось бы предложить людям ознакомиться и не всё стоит принимать безоговорочно, но это повод для поиска и размышлений.

Во всём мире схема  научная и объясняющая почему, в том числе и деньги огромные появились: искусство – сфера необычная. И открытия могут в любой момент происходить и совершать их возможно не в мире физики или нано-технологий, а в искусстве.

Быть может, мало кто заметил, но планета сильно изменилась: появилась рядом новая реальность, новое пространство – киберпространство, то есть мир нарисованный.

И вырос он не сразу, а постепенно эволюционировал. А точка, откуда эволюция началась  — это  Василий Васильевич Кандинский, который однажды, описал в автобиографии как он приехал в город Вологда, зашёл в обычную русскую избу и увидел деревянные расписные стены, печку, прялку, какие-то другие предметы и в этот момент его посетила мысль! Как он пишет, он  догадался, что мир можно дорисовать, улучшить методом дорисовки!

И в наше время это дорисовка привела к созданию полноценных новых условий, о чём свидетельствует появление новой экономики. Недавно встречался с приятельницей из Нью-Йорка, у которой был магазин в самом центре Манхэттена.

Теперь у неё магазина  на Манхэттене нет, а есть магазин в интернете, на какой-то несуществующей планете, на территории  гостиницы, которую купил некий персонаж, расположился бутик моей знакомой и туда легко войти и можно купить предмет, который ты получишь уже в реальном пространстве.

Нам бы хотелось представить, что мир стал чуть-чуть сложнее, чем он был до этого и что через современное искусство, как через переходный мостик мы сумеем совершать переходы в какие-то другие миры, что, в общем-то, и подразумевалось изначально. И что в этой среде происходит много важного, любопытного, фундаментального  и очень много игривого и разгильдяйски неинтересного. И в рамках современного искусства идёт настоящая борьба: очень многие хотели бы развлекать богатых, веселить банкиров и нуворишей. Ну, это отдельный вид «творчества» и вы его наверняка сразу узнаете.

А есть серьёзное творчество, которое хотелось бы прояснять через организованные семинары, симпозиумы, где в течение короткой беседы, а длинно и обстоятельно обсуждать  устройство этой среды. С той целью, чтобы в Ростове,  действительно завести полноценно действующую ситуацию, которая была бы для всего юга России центрообразующей.

Г.П. Вас студенты за глаза называют Банананом?

Африка:  К счастью, нет. Но… всякое бывает!

Г.П.: Скоро ожидается выход на экраны картины «Асса-2». Как вас оживили? Ведь вас там убивает «папик» Говорухин?

Африка: Великий генетик взял мою отрезанную голову – она очень ценно и красиво сделана – и пришил её как бы к случайно появившемуся телу преступного элемента. Элемент очень-очень смешной – он весь в татуировках! Довольно необычно! Вот! Но я на этом практически настоял-заставил режиссёра Сергея Соловьёва!

Поэтому я надеюсь, что фильм скоро дойдёт и до Ростова, потому что в фильме много связанного с современным искусством: одна из частей картины снималась в московском  центре современного искусства «Винзавод», на выставке «Верю», которую делал Кулик.

Сюжетная линия картины как раз связана с тем, что Бананан  воскресший, приглашает Таню Друбич в мир сновидений.

(Отступление. В мой минувший день рожденья  я была на Кипре — разглядывала как люди живут. Вот такое окно увидела. А ещё — такое — газеткой прикрытое. Со статьей о почитаемой мной Татьяне Друбич:)

Африка продолжает: А миром сновидений как раз и является выставка современного искусства. Там очень странные вещи и снято потрясающе именно за счёт того, что лучшие российские операторы трудились над этим фильмом. Картинка будет потрясающей, и я надеюсь, что зрители оценят.

Г.П.: Вы кого-нибудь из ростовских художников знаете?

Африка: Чтобы не углубляться в список, скажу, что знаю. А дружу с не совсем художником, но  с певцом и исполнителем Богданом Титомиром и, если только я не ошибаюсь, он тоже отсюда родом и часто меня зовёт в гости – он бывает здесь и у меня тут, в общем, много знакомых.

Г.П.: Но не художников?

Африка: Теперь, когда я участвую в биеннале  — и художников.

Кстати, большая часть моей семьи происходит из Ростовской области, и я здесь с восьмилетнего возраста начиная, каждый год бываю и деревни, колхозы и хутора – это моя живая среда.

И когда я услышал, что в Ростове будет проводиться первая южно-российская биеннале современного искусства, я отменил моментально все поездки в Европу и Америку и приехал сюда.

Мама происходит из-под Новошахтинска, из деревни Алексеевка, мама 1937 года рождения, соответственно и бабушка моя по линии матери там же проживала.

Сестра моя, с которой мы вместе родились в Новороссийске – тоже юг России, вышла замуж за человека из Новочеркасска и в Ростов приедет с детьми, и мы будем встречаться.

Так что я приятное с полезным сочетаю.

А биеннале — это в принципе долгожданное событие для тех, кто занимается современным искусством. И география того, что современным искусством называется, расширяется и она докатилась и дошла  до юга России и я рад, что в понятие современного искусства вовлечены не только Москва и Санкт-Петербург, которым уже некуда и нечего развешивать, а свежая, новая струя и есть новый   импульс развития искусства в России.

Так что можно сказать, что Москва – тоже юг России.

Мне доводилось участвовать в довольно многих биненнале, в том числе в биеннале номер один в мире – Венецианской.

Но у нас, к сожалению, приходится сравнивать биеннале с чемпионатом мира по футболу, чтобы людям объяснить значимость и удельный вес события!

Но сейчас меня как раз очень радует, что биеннале именно южно-русская и здесь не участвуют иностранцы, а это наше внутреннее дело. Потому что, честно сказать, несколько подразорвали целостность нашей культуры стремительным желанием объединиться с Западом и совершать некие  действия в культуре, которые напоминали бы нам что-то близкое или соответствующее  западным образцам.

Но я процитирую деятеля искусства Леонида Бажанова, который отмечал, что современное искусство, называемое раньше авангардом, зародилось в России и началось с Кандинского.

Г.П.: Вас выбрали живым талисманом биеннале, но вот на официальных пресс-релизах мероприятия – изображён другой человек — Владимир Путин. Его нарисовали Дмитрий Врубель и бывшая ростовчанка Виктория Тимофеева в 2000 году. Вы согласны с такой расстановкой сил? Тем более, там такая заморочка: когда портрет Путина существует в двух вариантах:  когда премьер на тёмном фоне, то полотно называется «Гений дзюдо», а когда на голубом, то подпись «Идеальный  любовник». Но поскольку пресс-релиз серый…

Африка:  Понимаете, я не углублялся ещё: я только пробежался по табачной фабрике и увидел, что ростовчане получают очень интересный проект абсолютно мирового, европейского уровня, поэтому я уверен: поскольку это новое явление, то оно вызовет бурю эмоций различных направлений. Ведь мы привыкли к определённым визуальным образам, а здесь представлены вещи, произведённые молодёжью, которая плавает в другой чуть-чуть воде.

Будем надеяться, что конфликтов и недопониманий не произойдёт, а всё будет строиться на желании лучше понять друг друга и ситуацию с современным искусством в целом.

Что биеннале станет настоящим весёлым праздником и будет происходить с размахом, как это бывает в небольших городах, например, в испанском городке Валенсия – невероятном и фантастичном. Приятно было видеть, как королева Испании приезжает на открытие выставки! А город фактически из маленькой деревни превратился в лунную станцию! Колоссальные здания, абсолютно заново построенные по проектам испанских архитекторов! Никто как в Москве не привозит лондонских архитекторов и не раздувает их пафос, а они своих ребят выращивают! Своих! И для этого есть все основания и средства.

Поэтому вам – местным – и нам – как части вас  — надо использвать биеннале каким-то серьёзно обоснованным образом для улучшения ситуации здесь, а не для развития мифа о том, что есть Запад и есть Восток… Хотелось бы эту специфическую теплоту намерений донести до зрителей биеннале.

Хотелось, чтобы дети следующего поколения, родившиеся в свободных условиях, без предрассудков коммунистической идеологии, когда рисовать можно было только образ бородатого мужчины. Это конечно не плохо, но ограничивает человека, поскольку человек – существо гораздо более существенное, чем это предполагалось недавним нашим прошлым.

Раздался звук падающей кариатиды. Одной. Другая устояла. Пришлось закончить интервью и перейти к пресс-конференции.  В ее ходе Африка, сделав оговорку, что никого не хочет обидеть, пожелал, чтобы отныне Ростов ассоциировался с городом, где есть современное искусство, а не только с местом, где постоянно опознают очередные трупы военнослужащих, вывезенных из Чечни. Именно такой имидж создали Ростову  теленовости.

Автор: Галина Пилипенко. Текст в сокращении  опубликован в журнале «Немосква»

Сюжет — производство «ДОН ТР»