Земфира, БИ-2 и Путин

БИ-2

ВАЛЕРИЙ ПОСИДЕЛОВ: За короткое время вы «засветились», практически, везде  —  от программ Пугачевой до программ с участием Троицкого. Вам безразлично, где показываться?

ЛЕВА: В «Рождественские встречи» мы попали потому, что Алле Борисовне понравилась песня «Полковник» и она предложила поучаствовать.

В.П.: Общие персонажи — у Пугачевой — «настоящий полковник».

ЛЕВА: Мы не отказались — это естественно. Мы участвуем в массе проектов, вроде «Песен года» из-за того, что Москва и все происходящее в ней — это одно, но есть провинции, лишенные информации, где ничего, кроме ОРТ, не показывают. К тому же, мы не платим ни копейки за участие в телепрограммах.

И потом, нас часто приглашают от чистого сердца в те программы, за которые кто-то, чтобы попасть туда, платит огромные деньги. Если откажемся — плюнем в лицо тем, кто выбрал нас. Выбор на нас пал, благодаря слушателям радиостанции «Love-радио», которые отметили нас за лучшую песню о любви. Мы своих слушателей стараемся уважать.

Что касается Троицкого, то он знает нас давно и, по-моему, хорошо к нам относится, хотя активно никуда не приглашал и эмоций особенно

не выражал, хотя, если он скажет, что ему не понравилась какая-то наша песня, мы не обидимся.

В.П: Троицкий — критик альтернативного толка; Пугачева — эстрада…

ЛЕВА: Мы не держимся за понятия рок или эстрада. Вон там — эстрадная площадка и мы на нее выйдем через 30 минут.

В.П.: Ваш клип «Моя любовь» очень хорош. Вы снимали его в Австралии?

ЛЕВА: Нет, в Прибалтике, в 10 километрах от Юрмалы есть старый, разрушенный целюлоидный  завод,  где  рижский  режиссер  Виктор  Люкс выстроил целый кино-город.  Это был долгий  проект  —  съемки  длились девять дней. А готовился он очень серьезно — чуть ли не три месяца.

В.П.: Мухи в клипе возникли под влиянием Пелевина или «Кислотного дома»?

ЛЕВА: Мы не знаем, с чем он связал свою идею. Мы не вмешивались, но те сценарии, которые он присылал раньше, нам не нравились. Никак. И

мы думали, что работа с  ним  не  сложится,  пока  он  не  прислал

пятый сценарий про мух.

В.П.: Вы связаны с литературой, книги…

ЛЕВА: Косвенно. Мы читаем их.

В.П.: «За стеклом» ты говорил о Сорокине…

ЛЕВА: Упоминал в негативном контексте.

В.П.: Шокирует?

ЛЕВА: Он не шокирует, он мне просто не нравится. Не интересно.

В.П.: В ваших песнях есть литературное цитирование?

ЛЕВА: В песне «И корабль плывет» есть перефразированный кусочек Есенина.

ОЛЬГА ПОЛУЯНОВА: А «полковник»? Кто он?

ЛЕВА: Не знаю. Песни приходят из какого-то неизвестного места.

О.П.: Творческим людям нужен допинг?

ЛЕВА: Да! Я очень люблю ананасовый сок.

О.П.: Вы за здоровый образ жизни?

ЛЕВА: Я не знаю, что такое «здоровый образ жизни». Рано ложиться и поздно вставать? Все остальное допустимо в определенных рамках. Если вы имеете в виду наркотики, то кому-то они нужны, кому-то нет, кому-то через какое-то время требуется допинг в виде пива какого-то. Мы наркотиков не едим.

В.П.: По беспрерывности появления песен, БИ-2 можно сравнить с фабрикой. Кто на ней директор, управляющий, технолог? Или хозяева вы?

ЛЕВА: Мы выбираем себе хозяина сами и это интересная история. Огромную работу делает директор Саша Пономарев. Нам ее просто не возможно тянуть, хотя и нам напрямую звонят с предложениями и последнее слово остается за нами.

В.П.: В шоу «За стеклом» вы пришли с блоком «Мальборо».  Это была скрытая реклама?

ШУРА: Ни в коем случае! Мы возвращались из Таманской дивизии, где играли для солдат и прямо в автобус позвонил Козырев и уговорил сразу же приезжать «За стекло», так как рейтинг «Нашего радио» показал, что застекольщики хотели бы видеть у себя следующих: Земфиру, нас и Путина.

Все вышло неожиданно, так что у нас не было даже и идеи, с которой бы мы к застекольщикам явились. А тут еще продюсеры сказали, что курить там нельзя. А нам-то нужна какая-нибудь провокация.

В.П.: Музыканты предпочитают, по-видимому, рекламировать жидкости. Чичерина и ее «Жара» снялись в рекламе а-ля Тим Тиквер. У вас напиток «Spark». Ваше отношение к работе в рекламе?

БИ-2 (в изумлении): «Spark»? Первый раз слышим. Может быть, «Спрайт»?

В.П.: Да нет — напиток «Spark» по мотивам «Брата» — «Наш ответ Америке» и вашей песней.

БИ-2: Скорее всего, это региональное пиратство. Периодически такое происходит, что мы пресекаем.  Люди должны платить деньги.  «Soni Musik» за этим строго следит. Ваш город — самый пиратский, но сегодня я увидел нашу пластинку — пока еще не пиратскую. И это порадовало.

В.П.: Вы стали лидерами продаж...

БИ-2: Это «Musik World», да нам дали статуэтку, как самой продаваемой группе в России. И Алсу — как певице. «Soni Musik» отправляет списки, кто сколько продал.

В.П.: Вы слышали об электронном проекте ППК?

БИ-2: Нет.

В.П.: Это Пименов и Поляков, их проект сейчас на третьем месте в хит-парадах Англии.

БИ-2: Нет, не слышали.

В.П.: А другие выходцы из Ростова — «Запрещенные барабанщики»?

БИ-2: Мы с ними часто встречаемся на совместных концертах, например, на фестивале «Симпсонов».

В.П.: Вы, вообще, — следите за творчеством других?

БИ-2: Ну, мы когда в машине едем, часто слушаем новые песни. У «Запрещенных барабанщиков» понравился «Поезд в Махачкалу».

Валерий Посиделов, Галина Пилипенко, Ольга Полуянова.

2002 (?)