в станице Старочеркасской. Александр Павлович Токарев

Искусствовед Александр Токарев из станицы Старочеркасской

в станице Старочеркасской. Александр Павлович Токарев

Донской искусствовед Александр Токарев из станицы Старочеркасской Ростовской области отметил день рождения рождением новой книги. Он учился всю жизнь. Металлург, филолог, скульптор… В свои 72 он уверенно заявляет: и в искусстве и в жизни нет ничего страшнее равнодушия.

Берёза-корова; кувшин-бык, вылепленный из кизяка и обрата дагестанкой Зубайдой Тумалаевой ночью, когда спят пятеро её детей и муж Сулейман; автопортрет в виде скворечника Владимира Зазнобина из Переяславля-Залесского — висел на дереве и честно служил птицам.

Александр Токарев — собиратель предметов народного искусства — даже пёрышки не вытряхнул!

Мы в гостях у именинника, в станице Старочеркасской.

Александр Павлович Токарев начал с изучения производства чугуна, а теперь он — в искусстве номер один! Он уверен — пропаганда обязательно должна быть! Но это должна быть пропаганда народных промыслов.

Спрашиваю: «Считал ли Александр Павлович, сколько он открыл миру гениев?»

Искусствовед отнекивается. Говорит, в другом цель — ведь иногда у нас художник проживает жизнь, а о нем слова доброго никто не скажет. Сегодня историку искусства Александру Токареву — 72. Вот его портрет, кажется, совсем недавно писался.

«Я сейчас чувствую себя молодым. Мне очень нравятся женщины. И всегда нравились. И, наверное, будут нравиться до конца моей жизни. Я прожил жизнь в приятном заблуждении, что женщины умнее, поэтичнее и тоньше нас, мужиков. И всегда удивляюсь, что вы в нас находите?» — улыбается он.

«В живописи есть такой термин — касание. Человеческая жизнь тоже состоит из касаний. С одними жизнь грубовата, к другими — равнодушна. Третьи вызывают отвращение. Иные — тонкую, светлую печаль и рану или царапину в душе. Самые страшные — равнодушные. Они — как дом разрушенный», — продолжает искусствовед.

Александр Павлович — строитель. Его материал — слово.

«Я — историк искусства. Для меня слово — материал. И я стараюсь достичь объёмного пластичного мышления».

100 газетных публикаций, 20 журнальных. С книгами везло меньше. При большевиках писателями могли быть только члены партии. А Токарев мало того, что беспартийный, так еще и к коммунистам относился иронично. Его и не печатали.

Накануне 72 дня рождения книга вышла. Называется «Радуга и мозаика».

«Я старался писать о любви человеческой, я не перестаю дивиться богатству человеческой души и эмоций. За один день столько всего: кто-то кравится, а кто-то нет, на кого-то злимся, с кем-то поругались».

Радуга — как символ высшей красоты, которая вечно занята: мир спасает. А по мнению Токарева, еще и пробуждает нравственное здоровье. А мозаика — это мелочи, из которых и состоит жизнь. Как, например, этот сюжет, который сделала Галина Пилипенко, а операторствовал Олег Хачкинаев.

25.02.2009

в станице Старочеркасской. Александр Павлович Токарев