Фима Мусаилов в Греции. Фото: Nata

Вести оттуда. Греция — Ростов

 Фима Мусаилов Из Греции в Ростов-на-Дону. Фиме Мусаилову
Привет, старина!
Самое примечательное в том, что пишу я тебе из самой, что ни на есть, Греции, точнее — Македонии. Мне такие географические названия вот так запросто с языка скидывать непривычно, они у меня пылятся где-то в загашниках памяти, в разделе: «Школа. Учебник. Античная история».
И, если ты думаешь, что, приехав в места, где буянил Александр Македонский и царь Филипп, мне больше нечего делать, как писать письма, то ты прав — делать здесь, действительно, больше нечего.
Потому что в буржуазной загранице всё определяют деньги. Пожалуй, это единственная совдеповская формула, оказавшаяся правдой.
Хотя, как я могу утверждать такое? Что можно понять, пробыв в стране сутки? И валюту хмурые сопровождающие выдали нам только по приезду в Грецию. И то хотели частями! Только давление наших масс принудило их вернуть нам наше же!
Сутки смахивают на видеоклип, где на фоне «фирменного» видеоряда непрофессиональные «актёры» вынуждены участвовать в «сценках» — в предлагаемых обстоятельствах.
Обстоятельства были куплены почти за 950 рублей в ростовском БМТ (Бюро Молодёжного Туризма) «Спутник».
Путь к декорациям пролегал так: самолётом от Дона до Кишенёва, дальше от столицы Молдавии до Болгарию (проездом через Румынию) двинулись два престарелых «Икаруса».
Дальше — три дня в Болгарии и один день в греческом городе Салоники.
При этом ни один пассажир не оповещал: «Я еду в Болгарию». Все говорили: «Я в Грецию еду». Кому интересен пусть и уютный и красивый городок Велико Тырново, моментально переименованный нами в Велико Пырлово?
Шутки хохмами, но страсть марксистов-ленинцев менять имена мы усвоили.
Старик, это такая тоска — наблюдать последствия решений очередных съездов, опять видеть очереди за едой (правда, у братьев-болгар ещё есть печенье и рыбные консервы). Но уже «Фемина» — по одной пачке в руки (это, Фима, сигареты класса нашего «Космоса»). На всё остальное и самое необходимое тоже — талоны. Выглядят они эстетичнее наших, конечно — голубенькие с виньеточками — это я тебе, как художнику отчивываюсь.
Ну и что? Сути внешность не меняет. Кстати, как тебе изобретённый недавно термин «Социализм с человеческим лицом»?
Опять же кстати, — на самой главной площади Салоников встретилось мне прекрасное женское лицо. В глазах стояли слёзы и ненависть. Болгарка стояла чуть поодаль стихийного советско-болгарского толчка, где туристы их стран социалистического лагеря, сбывали за «тьфу» водку, советское шампанское, креветки, постельное белье, фотоаппараты, театральные и полевые бинокли. И, если бы, марксиско-ленинские идеалы имели бы товарный вид, мы бы продали и их.
Кажется, это правда, что в в Греции есть всё, но, видимо, справедливо и то, что купить почти что даром, едва ли не на халяву, любят не одни русские.
Болгарка говорила, говорила, говорила, вываливала на меня глыбы слов. Я предупредила: по-болгарски не разумею! Но она не останавливалась и я поняла, что ей это надо — иначе с ней случится стресс.
Я впомнила, что главные слова наших языков похожи: живот и жизнь. Да, впрочем,то, что у неё болело, не нуждалось в переводе.
Если облечь это в лозунги — форму официального сознания нации, то будет так: «Брежнев и Живков одурачили нас». «Мы — бедные». «Мы — несчастные». «Капитализмом не надо пугать». «Бояться надо социализма».

До скорого, дружище Фима!

20.11.1990 год

P/S  Фима Мусаилов — художник. На тот момент Фима и я ! Галина Пилипенко  делали  журнал «Ура Бум бум»  .

Эмигрировал в страну, откуда я ему писала . В Грецию. Или точнее вернулся на родину. По крови Ефимиус наполовину грек. С интернетом Фима Мусаймелиди не дружит. Его фото сделала и прислала мне Nata. За что большое Наташеньке Ευχαριστώ (Эфхаристо) —  спасибо!