Фима Мусаилов, Фрэнк Заппа и весь мир, заключенный в свастике

Папиросы без фильтра больше выпускать не будут. Новость для Ростова-на-Дону. Сегодня я прочла эту информацию, ее распространила пресс- служба Ивана Саввиди – главный человек по табаку  заверил, что в ближайшее время бесфильтровое производство свернут.

ФОРЗАЦ ЖУРНАЛА "УРА БУМ БУМ". КОЛЛАЖ ФИМЫ МУСАИЛОВА

ФОРЗАЦ ЖУРНАЛА «УРА БУМ БУМ». КОЛЛАЖ ФИМЫ МУСАИЛОВА

Я сразу подумала о Фиме Мусаилове — друге моём. Теперь – окончательный кирдык-каюк его идее. Несколько лет назад Фима уверовал, в то, что папиросы полезнее сигарет. Потому как  фильтр – состоит из ненатуральных материалов и приклеен к табачной палочке клеем, опять же искусственным.

В поддержку эврике своей, придумал Фима печатный орган – газету «Папиросная правда». И логотип —  цыганку с коробки любимых папирос «Житан» (Леннон их тоже, кажется,  любил) синтезировал с кавказцем с пачки папирос «Казбек».

И со всей этой свежей, ещё  дымящейся идеей издания, отправился к Ивану Игнатьевичу Саввиди.

Он поймёт – рассуждал  он грек – и я грек. И оба – ростовчане.

И, можно сказать, соседи: Саввиди принадлежит табачная фабрика, тремя сторонами выходящая на улицы Красноармейская, Горького и в переулок Газетный.

А Фима и мама Валя его занимали квартиру в здании бывшей табачной бухгалтерии, тоже на Красноармейской.

«Папиросная правда» табачному магнату почему –то стала резать глаза  и Фима финансирования не получил. Так и осталась правда в единственном экземпляре.

ЛОГОТИП ДЛЯ ГРУППЫ "ТАМ! НЕТ НИЧЕГО" РАБОТЫ ФИМЫ МУСАИЛОВА

ЛОГОТИП ДЛЯ ГРУППЫ «ТАМ! НЕТ НИЧЕГО» РАБОТЫ ФИМЫ МУСАИЛОВА

Вот это вспомнив, пошуршала я по сусекам и нашла свой давнишний разговор с Фимой. И из бумажного сделал его интернетным. Почитаете – скажите свои слова?

В Ростове-на-Дону жил  художник Фима, а в Греции  был город Фивы. В этой стране всё есть. Теперь там и Фима и Фивы. Впрочем, Фима обосновался в Афинах.

Фима ещё в России придумал   независимый  культурологический журнал «Ура бум бум» и разработал его художественную концепцию. То есть сначала я предложила Фиме  быть художником моего самиздатовского журнала «ПНЧУ» — «Приложение Неизвестно К Чему». Фима же согласился, но, взяв содержание, изменил все – и название и формат.

ОБЛОЖКИ ЖУРНАЛА "УРА БУМ БУМ". КОЛЛАЖ И ФИМЫ МУСАИЛОВА

ОБЛОЖКИ ЖУРНАЛА «УРА БУМ БУМ». КОЛЛАЖ И ФИМЫ МУСАИЛОВА

В Ростове Фима стал не только отцом журнала, но  основателем товарищества «Морт-арт» — смертельное  искусство.

А ещё разработал всю визуальность для группы Валерия Посиделова – ТАМ! НЕТ НИЧЕГО – шрифт, логотипы, сценические задники и даже вручную сам майки делал – шелкографическим способом.  Как трудно объяснить, что это много значило тогда – когда ксероксы были поштучными и на контроле у КГБ стоящими, пресса – подцензцурной, а продукты – по карточкам? И представить, что майки будут как сегодня изготавливаться в любом киоске – было затруднительно!

CТРАНИЦЫ ЖУРНАЛА "УРА БУМ БУМ" РАБОТЫ ФИМЫ

CТРАНИЦЫ ЖУРНАЛА «УРА БУМ БУМ» РАБОТЫ ФИМЫ

Теперь, проживая в Греции,  Фима увлечен созданием шахмат. Цветных.

Столицу колыбели искусства  Фима покорил  ещё и новой технологией.

Но сейчас мысли художника безраздельно заняты  культовой фигурой — Фрэнком Заппой.

Фима: «Заппа  был музыкантом и бизнесменом одновременно —  он торговал чешскими тракторами. Однажды мой знакомый позвонил в офис Заппы и услышал его голос на автоответчике, предлагающий сельхозмашины по приемлемой цене!»

Я стараюсь понять, уловить: что общего между Фимой и Заппой? Кроме усов, конечно. Вкус к изысканным звукам? Страсть к рисованию?

Фрэнку нравилось помещать маленькие чёрные точки на нотный лист. Он горбился с пузырьком чернил,  рисуя палочки и точечки по 16 часов кряду.

Можно сказать, что Заппа рисовал сочиняемую музыку.

Но главное сходство Фимы и Заппы в вопросе, сформулированном в 8 главе книги Заппы – «Зачем суетиться?»

Действительно, незачем, если есть  страсть переносить впечатления на бумагу – нотную и обычную – не линованную.

Галина Пилипенко: Фима, что теперь основное?

Фима: В Греции я соскучился по линии горизонта, которую можно увидеть здесь у нас из окна электрички. А там горизонт — только на море.

Я увидел уже и горизонт и дикорастущую траву, восхитился, насладился и успокоился.

Теперь основное – это то, что 7 лет исполнилось «Морт-арту» как направлению искусства.

«Морт-арт» — это я, Межера и художник Коля Козлов, который теперь живёт в Чехии. За границей нового ничего знать не хотят. Им не объяснить, что «Mortart» — живее всех живых.

Галина Пилипенко: Смерть как искусство?

Фима: Смерть как точка отсчёта. Что что-то появилось, что-то должно умереть.

Галина Пилипенко: Смерть в основе искусства – чисто российское явление, русская тоска, мысли о суициде? В Греции «где всё есть» всё же радостным должно быть?

Фима: По-моему все начиналось с сюрреалистов – Андре Бретон, БАУХАУЗ. На самом деле все это – и не русское, быть может.

Видимо, «Морт-арт» — самое откровенное название и потому шокирует чуть-чуть.

Придумал я символ – гробик и само название,  стало химерой чего-то такого, что существовало всегда.  Ничего нового я не сказал и не сделал. Просто повесил на себя ярлычок. А зачем я это сделал? Сам для себя.

  Галина Пилипенко: Ты заигрываешь со смертью, кокетничаешь с ней?

Фима: вот не знаю. Во-первых, смерти я не боюсь и считаю, что многие точно также к ней относятся, как и настоящие морт-артисты, хотя они этого и не признают.

Отношение «то,  что моё от меня не уйдёт»  и смерть – единственные вещи, которые принадлежат человеку с момента рождения.

Смерть – это нечто положительное, что есть у человека в смысле выхода. Как дверь, которая ведёт в другое место. Открыть и перейти к жизни после смерти. А если её нет, то нам тогда это уже без разницы.

Смерть – если она желаемая – это высшее счастье – если она приходит,  когда её ждёшь. Умереть в бою, тоже, наверное, счастье.

Галина Пилипенко: Этично будет спросить — какую смерть ты бы избрал, если б смог выбирать?

Фима: Если говорить о неестественных, насильных формах, то, наверное, пулю в лоб.

Но этот вопрос – всё равно, что у девушки спрашивать в какой форме она занималась бы любовью с несколькими крупными парнями?

Самоубийство…   Нет о самоубийстве я никогда не помышлял. Многие показывают шрамы – свидетельства  их попытке суицида. Коля Козлов в таких случаях говорит: «В следующий раз вдоль разрезай – тогда уж точно не зашьют».

Галина Пилипенко: Значит, смерть у тебя ассоциируется с женщиной?

Фима: Вообще в греческом языке «смерть» — мужского рода. Смерть – как бог или дьявол. Слово  «смерть» не принадлежит ни к одному из родов. Вне пола и вне рода. Смерть – как образ.

Как-то в апреле я банально простудился и лежал и умирал – чувствовал, что отхожу в мир иной.

Я сцепил руки и… понял,  что рано: было 9 апреля, а 12 – день космонавтики. И это стало единственным  доводом, который меня удержал.

То, что я не сделал выставку, то,  что мама ещё жива и как она это расценит – всё это промелькнуло… Но вот не отметить день космонавтики – веский аргумент.

Так вот когда я сжал руки и понял, что это – миг умирания – нечеловеческий кайф разлился по моему телу.

Кайф, какого я не испытал ни разу, ни с одной женщиной. И героин – жалкое подобие этого.

А Коля, который сидел у моего дивана, потом рассказывал, что более страшной улыбки, которая была на моём лице, нельзя увидеть даже в фильмах ужасов.

Галина Пилипенко: В Греции ты сразу попал в среду художников?

Фима: Нет, сначала в среду грузчиков, потом в среду художников, которые на компьютерах делают графические работы.

Потом я понял, что надо заниматься тем,  чем хочешь – и  вышла маленькая революция.

В Высшей Школе Изящных Искусств Греции мне сказали, что не стоит заниматься монотипией – это несерьёзное, мол, дело, недостойное художника. Это, мол,  дело случая – художник не имеет контроля над тем,  что он делает.

Я попытался доказать, что это не так. Теперь монотипией я могу сделать и Богоматерь и Святого Георгия.

Доказал  — и тема перестала быть интересной для меня.

А в Греции очень популярны иконы, написанные в византийской манере. один мой друг – грек из Ставрополья – освоил эту технику и удачно зарабатывает: набожные греки хорошо покупают это. А ко всему новому и в Греции и везде настороженно относятся.

Хотя  техника монотипии не нова, но я-то её усовершенствовал и показал,  как можно делать две одинаковые монотипии. С одной стороны – это технологический процесс, а с другой стороны – история, которую не каждый человек может повторить то,  что я делаю.

Немножко бахвальство получилось, да?

Галина Пилипенко: Объяснишь, что такое монотипия?

Фима: Монотипия – нечто среднее между живописью и графикой.

Она печатается – следовательно  — это графика.

Но прежде это надо нарисовать кистями – следовательно – это живописные элементы.

монотипия – достаточно обделённый вид искусства – считается,  что он неконтролируемый.

Я удивил афинских преподавателей, сказав,  что офорты можно делать не на алюминии и травить не азотной кислотой, а медным купоросом, который дешевле. Да и алюминий не дорогой, плюс нет вредных испарений.

Они обалдели,  и записали мой рецепт.

Монотипия делалась и в Греции и в России — на гладкую поверхность ляпали  кисточкой-красочкой, приклеивали бумажку и снимали – это всё.

А я решил наоборот: чтобы видеть происходящее на бумаге, я перевернул бумагу и стекло.

Галина Пилипенко: В Ростове ты отказался учиться в училище искусств, ты боялся, что испортят твой художественный вкус серпами и молот(к)ами. А в Греции?

Фима: Ростовское училище Грекова  — тоже самое, что и афинская школа изящных искусств. Я ушёл из высшего художественного учебного заведения Греции по той же причине – они ничему не могли меня научить в этой области.

Попробуюсь быть понятым в Испании.

Галина Пилипенко:  В Греции можно заработать на жизнь искусством?

Фима: Да, что я и делал два года подряд,  успешно продавая свои картины.

Здесь в Ростове меня удручили художники, торгующие картинами на улице: золотые рамки, золочёные рамки, позолоченные рамки. Кич!

А кроме рамок – ничего нет.

Я верю, что могу найти баланс между искусством и коммерцией, что б и самому нравилось и людям – есть эти невинные компромиссы.

Я доволен тем, что я делаю – это плохо. Если художник доволен – он не художник. Но я доволен. 

Галина Пилипенко: Какими нитями ты связан с Фрэнком Заппой?

Фима: Он мой духовный кумир. Его портрет в моей комнате рядом с кроваткой моей. Хорошо, что Фрэнк отлучился.

один мой товарищ (вот именно пытающийся сочетать коммерцию и искусство) сделал выставку. И неудачно: не смог собрать столько денег, сколько ему нужно для поездки во францию к любимой девушке. И, удручённый,  он спросил: «Как бы заработать кучу денег?»

Я ответил: «Да масса способов. Давай создадим клуб любителей музыки Фрэнка Заппы и организовать сбор денег на создание  мультфильма «Фрэнк Заппа в мире духов», где он сейчас обитает.

Идея сценария очень хорошая. Фрэнк Заппа не любил телевидение. Это мягко сказано. Он был противником ТВ и ни один музыкальный канал не крутит его видеоклипы. Это факт.

Фигурка духа Заппы – первый план.

позади на одной ножке скачет дух Христа и вот так они  путешествуют по миру духов и видят – навстречу идёт дух телевидения. я уже и рисунки сделал.

Дух ТВ – это ящик с  усами-антеннами.

Нострадамус говорил, что в каждом доме будет икона антихриста и люди (многие) именно с ТВ отождествляют  икону антихриста.

У духа Заппы вместо сердца – постоянно вращающийся диск. А волосы – в виде дыма. Нос – в форме буквы Z. А литера F – на поводочке,  как собачка.

И вот они встречают дух ТВ. Естественно, всё под музыку Заппы, и на фоне монотипий, которые и вращаются и видоизменяются.

Идея: он пытается предложить вот этому Нечто заняться любовью втроём, на что дух ТВ ничего не отвечает. Тогда Фрэнк переворачивает телевизор и говорит: «Нашёл» — две дырочки для сети.

В конце концов, в дырочку вставляется буква Ф. – цифровое значение цифры 6 и происходит замыкание. ТВ начинает дымиться и зрители, которые, как оказывается, присутствуют, забрасывают сей акт пультами управления.

Экран разбивается и из ТВ высвобождается… ну в общем, это по-гречески как бы оргазм…что ли.

То есть Заппа высвободил дух ТВ из-под стеклянного экрана.

Сцена закидывания пультами – почти библейская – как камнями закидывали какую-то женщину.

Друзья сказали: «А не обидятся ли здравствующие родственники Заппы? Надо бы спросить их об этом».

Я ответил:  «Почему их? У Фрэнка спросите».

И он мне приснился в дымном образе. Большое, гордое лицо Фрэнка из дыма.

Я не успел послать факс в единственную фирму, которая занимается импортом пластинок Заппы,  потому что  на следующий день меня увлекла идея цветных шахмат.

Галина Пилипенко: Забрасывание пультами – акт агрессии.

Когда дети Заппы злились, он швырял им бумагу и предлагал рисовать свою злость. ты ведь мирный человек?

Фима: Были моменты,  когда я боялся сам себя и того что я делал. Никто не знает самого себя до конца.

Плюс обстановка. Если бы я попал в Югославию – я бы стрелял. Но война там – хвала богу – кончилась.

Галина Пилипенко: Давай про не чёрно-белые шахматы?

Фима:  Они состоят из 128 квадратов четырёх цветов  и 24 греческих букв. Называются цветные или греческие шахматы.

Фигурки тоже цветные. И я их дополнил кубиком – как в нардах.

Кубик же — как модель мира – хитрый.

В Афинах в районе Монстераки, там же где я продавал свои картины, там же продавал и кубики – в качестве массажной свастики. С одной стороны – левосторонняя свастика, с другой – правосторонняя.

Как лето сменяет осень, осень – зиму, так и цвета переходят в кубике один в другой.

«Массажная» свастика пользовалась  успехом у покупателей. У всех народностей есть символ свастики,  и он носит положительный смысл.

Весь мир заключён в свастике – это маленькая модель мира.

 Галина Пилипенко: Броская фраза.

Фима: в одной стороне вращающегося мира свастики – Греция, в другой стороне – Ростов. Эта земля – наш дом. Каждый шаг по земле – это шаг по космосу.

самое главное для человека – научиться любить до того как он умрёт.

Четыре конца свастики  — четыре вида любви – материнская, эротическая, братская, духовная. Пятая любовь находится в центре – это любовь к себе.

Возлюбив себя, он полюбит всех. Или наоборот – полюбив всех, он научится любить себя.

И все эти любви не существуют друг без друга.

Записала?

Да, Фима, я Галина Пилипенко, записала, только год… Год, быть может, 1997 ?

P/ S На видео нашла — в начале — Калашников Виталий и справа от него — Фима — хэппенинг на Б.Садовой. Программа «Наши в Москве». Спасибо автору — Любови Сурковой и режиссёру Люсе Рублевской.

P/S — Комментарии, которые почему-то оставляют дорогие люди не здесь, а под анонсами . На этот раз в —   http://rostov-80-90.livejournal.com/486081.html

вава ivanov1 (77.66.159.202) wrote: Aug. 21st, 2011 09:19 am (UTC) «Сегодня я прочла эту информацию, ее распространила пресс- служба Ивана Саввиди – главный человек по табаку заверил, что в ближайшее время бесфильтровое производство свернут.» Сволочи! katherinka (213.27.117.202) wrote: Aug. 21st, 2011 04:03 pm (UTC) Все не прочитала, но пусть художник будет художником душой. Его идеи, и никто из его души их не вырвет Для меня, маленькой девочки конца 80-х, Фима это рисунки в «Секс во времена застроя» и «Тряхенопуты», двор между Семашко и Газетным, заходили туда с сестрой, ей над было что-то ему передать. Не помню, было ли это связано с «Ура-бум-бум» или еще с чем, сестра активно помогала, как я помню. Фимы тогда дома не было… Потом прошел слух, что его нет…. И больше не будет никогда…. А если есть — полет души, «флаг в руки», как говорили в пионерском детстве )))

katherinka (213.27.117.202) wrote: Aug. 21st, 2011 04:34 pm (UTC) Мне насрать на сигареты/папиросы, я не курю, а моя двоюродная тетя — специалист по контролю качества в табачной промышленности, может поэтому не курят ее сын и племянник. Но речь ведь не о сигаретах, не так ли…

pilipenko_tv (86.110.185.178) wrote: Aug. 21st, 2011 06:09 pm (UTC) Конечно, katherinka , не о сигаретах! Здорово, что вы про книги вспомнили! А как сестру-то зовут? katherinka (213.27.117.202) wrote: Aug. 21st, 2011 07:49 pm (UTC) Таня Савина/Кривунова. Конечно, Галя, вы ее помните. Звали.

pilipenko_tv (178.76.238.194) wrote: Feb. 14th, 2012 08:47 pm (UTC) Катя! Что произошло с Таней? Пилипенко — то есть я — позже узнала, что Таня Савина, помогавшая делать Ура БУМ  БУМ, замечательное души  человек и малосчастливой судьбы,  скоропостижно умерла. Царствие небесное, Танечка.

 

mitreich (77.66.151.196) wrote: Aug. 21st, 2011 06:44 pm (UTC) странно. а я всегда считал, что житанку посадил на казбековского коня Коля Симонов, на тот момент художник ТЮЗа, а теперь Заслуженный художник россии.

 

lgfoto (217.118.66.8) wrote: Aug. 22nd, 2011 12:29 am (UTC) да там савсэм нинада всаднык.

mitreich (77.66.151.196) wrote: Aug. 22nd, 2011 01:22 am (UTC) без всадника это просто 1 лошадиная сила в опасном соседстве с набившей оскомину каплей никотина. от-того бессмысленная и испуганная. видишь, как она щеманулась назад? страшно жить без цели 🙂

mitreich(77.66.151.196) wrote: Aug. 22nd, 2011 07:58 am (UTC) вот можешь, Галя, в тупик загнать. я было засомневался, но сейчас Симонов прокомментировал: — Привет. Если поставил на меня, то выиграл) Я эту картинку рисовал сначала для программки «Демона», который мы делали с Кириллом В ТЮЗе, а потом с некоторой доработкой или так (уже не помню) она вошла в «Правду».

Пилипенко: Спасибо, друзья. Для непосвященных уточню — «Демон» — спектакль Сереберенникова Киры в ростовском ТЮЗЕ.

Дальше вот что — Фима Мусаилов. Продавец спичек и мёртвопись

p class=»MsoNormal»