Архив метки: Петр Келлер

В Ростове-на-Дону появился памятник, к которому пойдут поклонники

Анатолий Селютин художник г. Истра. Фото: Галина Пилипенко

Про переплетение жизни и смерти.

Анатолию Тихоновичу Селютину — за 80. Мы познакомились когда он вернулся с Багамских остров, а вчера — из Китая. Так что ему сесть в самолёт и прилететь из своей Москвы в Ростов — на-Дону вообще не вопрос — только, чтоб рассказать о своём учителе живописи — Петре Келлере в интервью!

 

Я о Келлере сюжет снимала для «Вестей Дона» — информационным поводом и катализатором стала первая и единственная документальная книга о Келлере.

Книга о замечательном ростовском художнике Петре Келлере. Автор Олег Зимовнов

Её кропотливо писал-факты собирал ростовчанин Олег Зимовнов. Спасибо ему большое — это он устроил знакомство с Селютиным.

Книга о замечательном ростовском художнике Петре Келлере. Автор Олег Зимовнов

Ну вот, записали  мы теле-интервью с Анатолием Тихоновичем, а потом ещё час не могли расстаться — чудесный случай, когда человек на ходу рождает истории!

Как в персидских сказках визуализировали — прекрасная пери открыла уста и оттуда посыпались розы.

Но Анатолию Тихоновичу сравнение не подходит — он сильный мужчина — мотается по миру — состоятельные люди его ангажируют —  в Китае — кувшинки поднебесной красоты живописать, на Багамах — воду.

Анатолий Селютин. Таким написал его портрет Келлер в 1962 году, фото с персонального сайта Анатолия Селютина

Анатолий Селютин портрет кисти Петра Келлера.
История: Селютин Толя — юноша ещё — рисует пейзаж, а Петр Келлер хвалит его хвалит, а потом и подытоживает:»Ты пишешь так, как не всякий член Союза художников сможет написать!».
А Селютин ему: «Я от Союза художников стараюсь держаться подальше, а к искусству — поближе».

 

Друзья! Световой день ощутимо прибавился, так что продолжу вас дальше загружать.

В 90-ых годах  ростовский искусствовед Галина Скопцова спродюсировала два пейзажа Келлера на «Sotheby’s».

И они были проданы.

Галина Сергевна рассказывает, что после этого аукциона англичане наведывались в Ростов и скупали живопись Келлера прямо у него дома!

Не знаю, каких это тогда стоило денег, но несколько месяцев  назад мы с Людмилой Андрейченко (сестра) видели картину Келлера «Старуха» на выставке в необычном (для Ростова) месте — в торговом центр класса премиум.

Пётр Келлер. Старуха. 1958 г.. Репродукция из монографии Олега Зимовнова

Пётр Келлер. Старуха. 1958 г.. Репродукция из монографии Олега Зимовнова

На постели сидит закутанная в платок и ватник, в глубокой задумчивости, печальная женщина. Этот ватник среди бутиков дорогой одежды, обуви и аксессуаров смотрелся как жёсткая правда жизни, что ли.

Сестра просто не могла оторваться от  «Старухи» Келлера! А ведь там еще выставлялась «Актриса» самого финансово успешного художника России (по версии журнала «Форбс») — Валерия Кошлякова и другие интересности.

"Актриса" художника Валерия Кошлякова ( Франция)в окружении артисток театра моды Венеры Казаровой.

«Актриса» художника Валерия Кошлякова ( Франция)

Оказалось: «Старуха» стоит миллион рублей.

Для понимания: в Ростове-на-Дону на сегодняшний день за миллион можно купить однокомнатную квартирку в спальном районе.

Так что пока «Старуха» остаётся в собственности галериста Татьяны Коловановой.

А мы у шедевра Келлера пофотографировались.

Продавщицы бутиков с накачанными губами и одинаково сделанными бровями — временное торжество молодости — косились.

Ну вот, а  сегодня на ростовском Северном кладбище на могиле Келлера установили памятник.

Благородный и благодарны ученик (хотя и сам уж мэтр) Анатолий Селютин  оплатил его. Он решил, что памятник  должен выглядеть аскетично — так как и жил Келлер.

Анатолий Селютин с Галиной -дочкой Петра Келлера .Фото: Олег Зимовнов.

И надпись скромная — «Донской художник-живописец Келлер Петр Степанович»..

Селютин: «Я решил не указывать: «выдающийся живописец» или как-то ещё — потому что это и так очевидно».

Я говорю: «Напишу об этом и хорошо бы номер захоронения указать».

Олег Зимовнов отвечает, что нужно у дочери Келлера спросить разрешения.

Селютин горячится: «Обязательно указать! Ведь к этой могиле люди пойдут, как ходят к могиле Репина».

Так что я — Галина Пилипенко — узнаю и уточню.

 

 

 

Олег Зимовнов. Петр Келлер. Часть 5

Начало

Петр Келлер. «Окраина станицы Семикаракорской», к., м., 34,5х48.

Петр Келлер. «Окраина станицы Семикаракорской», к., м., 34,5х48.

Достоверной информации об этом периоде жизни художника сохранилось мало. Поэтому большой интерес представляют записи, сделанные самобытным семикаракорским художником, скульптором и мастером керамической мелкой пластики Иваном Ивановичем Масличенко, с которым меня познакомил В. В. Рязанов: «В 1952 году в станице Семикаракорской появился никому не известный, скромный и немногословный, опрятной внешности мужчина средних лет.

Видимо, так нужно было распорядиться судьбе – подарить нам, тогда еще безусым юнцам, этого прекрасного человека. Это был Петр Степанович Келлер.

В те годы он работал у нас в кинотеатре “Прогресс” художником, писал афиши, – в то время это было в моде. О себе он никогда никому не рассказывал, да и незачем было, наверно, знать, что у этого человека на душе.
За кинотеатром рос раскидистый тополь.

Как-то вечером, бродя около кинотеатра в ожидании фильма, мы – это Юра Федоров, Женя Филимонов и я, Иван Масличенко, заметили, что около тополя на корточках склонился какой-то человек и что-то делал в небольшом альбоме. Мы заинтересовались, подошли поближе.

Мужчина рисовал, не обращая на нас внимания. Мы поздоровались, на что он на миг отвлекся от работы и сказал: “Какой прекрасный тополь. Надо обязательно его нарисовать”. Затем показал свой еще не оконченный рисунок и спросил: “Ну, как, нравится?”.

Рисунок для нас тогда был ошеломляющим. Мы никогда такое не видели вживую, только на репродукциях, а это был живой набросок настоящего художника. Юра Федоров от волнения вспотел и вытирал рукавом рубахи свой лоб.

Ну что нам было тогда сказать этому большому художнику? Ведь мы в ту пору не совсем понимали, что перед нами сидел на корточках, не побоюсь сказать этого слова, выдающийся донской живописец, который потом открыл дверь нам, молодым дарованиям, в искусство. И кто знает, не появись Келлер в нашей станице, наверное, и не было бы нас как сложившихся художников».

Позже к компании молодых учеников присоединился семикаракорский самородок – художник Николай Иванович Медведев.

Книга о замечательном ростовском художнике Петре Келлере. Автор Олег Зимовнов

Как долго Петр Келлер находился в станице Семикаракорской, пока точно неизвестно, но перед тем как вернуться в Ростов, он еще некоторое время жил и работал в хуторе Хотунок, который был присоединен к городу Новочеркасску только в 1959 году. Самой ранней послевоенной работой, которую мне довелось на сегодняшний день видеть, не считая карандашных зарисовок и нескольких портретов заключенных, которые хранились у художника в отдельной папке, является живописный этюд 1956 года «Ветряная мельница в районе станицы Константиновской». Гораздо чаще можно встретить работы, написанные после 1956 года.

Петр Келлер. «Ветряная мельница в районе станицы Константиновской», 1956, к., м., 33х38,5.

Петр Келлер . «Ветряная мельница в районе станицы Константиновской», 1956, к., м., 33х38,5.

Написать автору о своих впечатлениях и пожеланиях, а также задать вопросы можно по электронной почте oleg_zimovnov@mail.ru

Олег Зимовнов. Петр Келлер. Часть 4

Начало

Книга о замечательном ростовском художнике Петре Келлере. Автор Олег Зимовнов

С начала Великой Отечественной войны Петр Келлер трудился в рабочем батальоне, затем, как и другие его коллеги, получил бронь от Союза художников.

В семье Петра Степановича складывалась непростая ситуация – его пожилая мать, Александра Емельяновна, тяжело болела. Жена была в положении. Пятилетняя дочь Галина ходила за мамой хвостиком.

С приближением германских частей напряжение возрастало. Но первая оккупация Ростова в 1941 году закончилась довольно быстро. В феврале 1942 года у Петра Степановича и Анны Ефремовны родился второй ребенок – сын Валентин.

В июле 1942 года, к моменту стремительной второй оккупации Ростова, Петр Келлер оставался в городе с двумя детьми – пяти месяцев и пяти лет, больной женой и лежачей больной матерью, которая умерла уже к осени.

Об эвакуации из-за царившей в городе тяжелой обстановки не было и речи. Семья Келлера оказалась в оккупации.
Петр Келлер, как и ряд других художников, оставшихся в Ростове, продолжил работу в РостИЗО.

Из информации о состоянии Союза советских художников Ростовской области за 1944 год мы знаем, что «в первые дни после освобождения г. Ростова-на-Дону от немецко-фашистских оккупантов Союз советских художников Ростовской области насчитывал в своих рядах шесть человек (пять членов Союза и один кандидат). Все эти шесть человек оставались в Ростове в период оккупации города».

Практически все они были сотрудниками РостИЗО.

Из архивного дела известно, что в апреле 1943 года, через два месяца после освобождения Ростова, Келлер, как художественный руководитель, за небрежность отстраняет от работы одного из художников, а 27 июля Петра Келлера арестовывают за контрреволюционную агитацию.

Главным свидетелем выступает уволенный художник, который заявляет, что Келлер как руководитель заставлял его и других коллег выполнять немецкие заказы, в том числе рисовать высшее немецкое руководство.

Еще несколько работников РостИЗО также сочли приемлемым переложить всю ответственность с себя на молодого и по характеру безответного Петра Келлера.

В итоге, 13 ноября 1943 года Петр Степанович был осужден за контрреволюционную агитацию по ч. 2 ст. 58-10 УК РСФСР на десять лет лишения свободы с поражением в избирательных правах на три года и конфискацией имущества.
Все его работы, от этюдов до картин, были изъяты – вот почему практически не осталось довоенных работ художника.

По материалам дела, в изъятых картинах состава преступления найдено не было. Также Анной Ефремовной были уничтожены все документы и фотографии Петра Степановича.

Галина Петровна рассказывает: «Отца арестовали вечером. Все произошло очень внезапно.

Взволнованная мама, не зная, чего ожидать, ночью сожгла все документы и фотографии, а утром был произведен обыск и конфискованы картины…».

Свой дом на улице Пестеля семье тоже пришлось покинуть. Анну Ефремовну с маленькими детьми приютили родственники.

Только через три года семье Келлера удалось приобрести старый шалеванный дом недалеко от прежнего, на улице Красногвардейской.

Свой срок лишения свободы Петр Келлер отбывал в колонии под Рыбинском. Сохранилась подписанная им фотографии этого периода жизни.

Фотография и письмо П. С. Келлера, датированное 10 ноября 1946 года. Фото сделано в зоне

Фотография и письмо П. С. Келлера, датированное 10 ноября 1946 года. Фото сделано в зоне

Фотография и письмо П. С. Келлера, датированное 10 ноября 1946 года.

На обратной стороне фотографии можно прочитать: «Аня, не пугайся, что я такой стал. Я сфотографировался со своим начальником. Показываю эскизы к оформлению завода к 29 годовщине Октября. Это на быструю руку фотограф заснял. П. Келлер».

Из назначенных десяти лет Келлер отбыл в колонии восемь с половиной, после чего был досрочно освобожден в апреле 1952 года без права проживания в городах до ноября 1956 года.

До этого же времени он не участвует ни в художественных выставках, ни в других общественных мероприятиях.

Петра Степановича определяют на поселение в станицу Семикаракорскую Ростовской области.

Продолжение

Олег Зимовнов. Петр Келлер. Часть 3

Книга о замечательном ростовском художнике Петре Келлере. Автор Олег Зимовнов

Начало

Он получает первый педагогический опыт – устраивается работать учителем рисования в общеобразовательную городскую школу им. Герцена. Проработал он в школе всего лишь один учебный год.

Уйти с занимаемой должности его заставила веская причина: в августе 1931 года Петр Келлер вместе со своими друзьями Александром Лактионовым и Николаем Тимковым отправляется в Москву для осуществления своей главной мечты – получить высшее художественное образование.
Гораздо позже в интервью Петру Степановичу зададут вопрос: «Что вас привело в такое трудное время в Москву?»

И он ответит: «Ну, как что? Желание продолжать дальше учиться. Получить высшее художественное образование… Большое стремление было».

Потом он замолчит, непроизвольно разведет руками и с детской наивностью и некоторым удивлением добавит: «А что другое может быть?»

Пётр Келлер. Этюд к картине «Бурный день на Дону», к., м., 22,5х32,5.

К 1931 году в Москве ВХУТЕИН был уже расформирован.

Ростовчане поняли, что для получения фундаментального образования им нужно ехать в Ленинград. Показав свои работы известным московским художникам К. Ф. Юону, П. П. Кончаловскому, М. В. Нестерову, С. В. Малютину, Д. Н. Кардовскому и И. Э. Грабарю, получив рекомендательные письма в ленинградскую Академию (тогда – ИНПИИ. – Примеч. авт.), весной 1932 года товарищи вернулись в Ростов-на-Дону.

Они пробыли дома почти все лето. Поставив цель – поступить в Академию, по совету московских наставников все трое неустанно трудились, рисуя с натуры. Общение со знаменитыми живописцами, посещение их мастерских, их советы и взгляды на творчество оказали сильное влияние на формирование молодых художников.

В конце августа 1932 года Лактионов, Келлер и Тимков едут в Ленинград. Но сначала заезжают в Москву заручиться рекомендательными письмами В. Н. Перельмана и Е. А. Кацмана для поступления в ленинградскую Академию.

По ряду независящих от них причин товарищи задерживаются в Москве до октября, и это играет роковую роль в жизни  Петра Степановича. Прибыв в Ленинград, ростовчане оказываются перед фактом, что набор в Академию в этом году уже окончен. Принимавший их в Ленинграде И. И. Бродский смог устроить лишь Лактионова, а Келлеру и Тимкову советовал поступать в следующем году.

Николай Тимков остался в Ленинграде, а Петр Келлер вернулся в Ростов – у него умер отец.
Вот что рассказывает об этой поездке в Ленинград Петр Степанович.
«Приехав в Ленинград, ночевали где придется.

Нашли мы Бродского у него дома. Приехали рано, а он спит до 11 часов дня. Человек он был добродушный и произвел на нас очень хорошее впечатление. Тогда же мы познакомились и с его дочерью. Я ее потом встретил в 1959 году на Академической даче.

Мы показали Бродскому рекомендательные письма, а он сказал, что мы с поступлением опоздали. Еле-еле потом устроил Лактионова. Он нас с Тимковым возил в Академию. Помню большой персидский ковер. Там были профессор Савинов, Бродский, Матвеев и еще кто-то.

В общем, крутили, крутили, – “мы вас не можем принять”.

Потом, когда мы вышли из кабинета, Бродский вынул из кармана 100 рублей, дал нам и говорит: “Вот, идите, может, где-нибудь найдете себе комнату какую-нибудь или сарай. Способных таких товарищей, как вы, очень мало. А на будущий год приезжайте, дело будет обстоять проще, я, наверное, буду ректором”.
Но случилось, что Тимков был моложе меня на три года и он остался в Ленинграде, потом поступил и учился у Бродского, а я уехал в Ростов – у меня умер отец. Мама осталась одна. Трудно ей было – пенсию получала всего 36 рублей.

А на будущий год меня взяли в армию, и все лопнуло…»

Пётр Келлер. «Ранняя весна», х., м., 91х73.

Для того чтобы наиболее полно представлять образ Петра Степановича Келлера, даже читая сухие сведения из его биографии, нужно всегда помнить, что он был художником не только по профессии, но по всему своему существу. Вся его жизнь, несмотря ни на какие трудности, была наполнена живописью.

Не получив высшего образования под руководством педагогов, он открыл всего себя великому учителю – природе. Келлер даже не считал, что для художника важнейшим опытом является работа с натурой, – он жил этим. Регулярно бывая на этюдах или работая дома в мастерской над натюрмортами, художник собрал достаточно большой изобразительный материал и с желанием и готовностью участвовал практически во всех проходивших тогда довоенных региональных выставках. Его работы побывали и в столице.

Известно, что Келлер участвовал в московской выставке 1938 года картиной «Останкино». Вероятно, она была выполнена по этюдам, которые художник делал еще в начале 30-х годов в Москве. Работы Петра Степановича можно было встретить на выставке живописи, графики и скульптуры художников Ростовской области, которая была открыта с 24 января по 1 марта 1940 года в Ростове-на-Дону, в Музее изобразительных искусств.

В 1940 году работы Келлера можно было увидеть вновь в Москве на выставке произведений художников периферии, которая была организована «Всекохудожником». В 1941 году в Ростове-на-Дону открылась третья выставка работ художников Ростовской области.

Она была организована как подготовительная к выставкам «Наша Родина» и «История Донского казачества». Часть ее с 15 марта по 1 апреля 1941 года экспонировалась в Ростове-на-Дону, а затем была направлена в районы Ростовской области.

Творчество П. С. Келлера было представлено работами «Этюд», «Серый день», «К вечеру».

Пётр Келлер. «Весна в ботаническом саду», 1962, к., м., 47,5х34.

Пётр Келлер. «Весна в ботаническом саду», 1962, к., м., 47,5х34.

В 1937 году, с образованием Ростовской области, создается Ростовский областной музей краеведения (РОМК).

Одним из первых сотрудников Ростовского областного музея краеведения становится Петр Степанович Келлер. Он принят на работу 1 сентября 1937 года на должность художника-оформителя и заведующего художественным отделом музея. В ведении Петра Степановича оказываются досконально известные ему произведения изобразительного искусства, которые он, как было отмечено ранее, изучая – копировал, формируя свой живописный метод.
В 1938 году создается Ростовский музей изобразительных искусств, которому передаются художественные фонды музея краеведения.

Художественный отдел РОМК фактически прекращает свою деятельность.

20 марта 1939 года Петр Келлер увольняется из музея и поступает в РостИЗО.

Пётр Келлер. «3имний день», 1958, к., м., 25х33.

В сентябре 1939 года в художественной жизни Ростова-на-Дону происходит важное событие – организуется Союз советских художников Ростовской области. Одним из первых членов Союза становится уже сформировавшийся, известный на Дону художник Петр Степанович Келлер.

Написать автору о своих впечатлениях и пожеланиях, а также задать вопросы можно по электронной почте oleg_zimovnov@mail.ru

Продолжение

 

Олег Зимовнов. Петр Келлер. Часть 2

Интернет-версия книги «Пётр Келлер», изданной в Ростове-на-Дону Олегом  Зимовновым.

Начало
Становление в профессии

Петр Степанович Келлер родился 20 ноября 1909 года по новому стилю. Как свидетельствует выписка из метрической книги, выданной причтом Всех Святых церкви города Ростова-на-Дону, родившегося мальчика назвали Петром, его родители – «Харьковской губернии г.Чугуева Стефан Яковлевич Келлер и законная жена его Александра Емельяновна – оба православные».

Родители воспитывали пятерых детей: трех девочек и двух мальчиков. Петр рос четвертым ребенком в многодетной семье. Младше него был только брат Владимир, 1912 года рождения. Все сестры – Мария, Зинаида и Марина – были гораздо старше.

С 1917 по 1923 год Петр Келлер учился в Петровском реальном училище Ростова-на-Дону.

Годы учебы в училище совпали с Гражданской войной, охватившей Россию. Характерная примета времени – один из первых выполненных юным художником рисунков – изображение фуражки военного летчика.

Пётр Келлер.«Уголок двора», 1963, х. на к., м., 26х33.

Окончив училище, Петр поступил в Первую районную Советскую художественную школу ДОНОБНАРОБРАЗА (впоследствии, после ряда преобразований, – Ростовское художественное училище им. М. Б. Грекова. – Примеч. авт.).

Сейчас, по прошествии многих лет, можно оценить, насколько правильным было решение юноши и в какие замечательные для профессионального роста условия он попал.
Возглавлял в то время художественную школу выдающийся педагог – пейзажист Андрей Семенович Чиненов, ученик В. Д. Поленова и большой поклонник И. И. Левитана, с которым был хорошо знаком.

Среди учителей живописи выделялись Анатолий Иванович Мухин, ученик В. А. Серова, и Владимир Митрофанович Даньшин. Рисование вели Мария Михайловна Чиненова и Александр Борисович Семенов.

Мария Чиненова. Фото из монографии Олега Зимновнова "Пётр Келлер". Вышла в в Ростове-на-Дону

Мария Михайловна Чиненова. Снимок 1897 года.

О высоком уровне подготовки учеников свидетельствует тот факт, что многие выпускники школы 1928–1930 годов в дальнейшем обрели всесоюзную и мировую известность. Это народный художник СССР Евгений Викторович Вучетич, народный художник РСФСР Александр Иванович Лактионов, заслуженный художник РСФСР Николай Ефимович Тимков, знаменитый скульптор и художник Сергей Григорьевич Корольков и др.
С этими выдающимися земляками Петр Келлер учился, дружил, ездил покорять Москву и Ленинград, участвовал в первых выставках и по праву своего живописного таланта, казалось, должен был разделить их славу. Однако череда обстоятельств, о которых я расскажу в книге, повернула дело так, что ему выпали тяжелые жизненные испытания, лишения, временное забвение.
Преодолев все, именно Келлер один из созвездия чиненовских выпускников 20-х годов как хранитель той культуры и живописной школы остался на Дону и щедро делился приобретенным опытом и знаниями со своими многочисленными учениками.
Петр Келлер окончил художественную школу в 1928 году. Из живописных работ того времени сохранился лишь «Первый этюд с натуры на пленэре», х., м., 23х17.

Пётр Келлер. «Первый этюд с натуры на пленэре», х., м., 23х17.

Сразу после окончания художественных классов и до середины 1930 года Келлер, поддерживая отношения с Чиненовыми и друзьями по школе, работает художником в музее. По совету Андрея Семеновича, Петр, имея ежедневный доступ к работам известных мастеров, продолжает совершенствоваться, делая с этих работ копии, изучает живописные приемы.

За этим занятием его застает посетивший Ростов известный скульптор С. Д. Тавасиев. Петр Степанович рассказывал, что как раз делал копию с «Палестинского монаха» Поленова, когда Тавасиев, посмотрев на его работу, предложил: «Будете в Москве, заходите ко мне».
В 1930 году в жизни Петра Степановича происходит важное событие.

Вы можете написать автору монографии о Петре Келлере по электронной почте oleg_zimovnov@mail.ru

Продолжение.

Олег Зимовнов. Петр Келлер

Интернет-версия книги Олега  Зимовнова о ростовском живописце Петре Келлере
От автора

Должен сразу признаться – с Петром Степановичем я лично знаком не был. К моему глубокому сожалению…
Прежде, до 2009 года, я не знал об этом художнике ничего. Потом он решительно вошел в мою жизнь. Сначала своими работами, которые оказались в резонансе с моим внутренним миром, усилив эмоции, рожденные гармонией цвета.

Затем, при попытке узнать о нем как можно больше, интерес вызвала сама персона – круговорот загадок и противоречий. Со временем, общаясь с родственниками художника, с его учениками и почитателями, работая с документами, свидетельствующими о его трудной жизни, я получил ответы на все мои вопросы.

Обрывочные сведения, которые я накапливал и перепроверял в течение шести лет, достигли той полноты, которая позволила воедино собрать, словно пазл, жизненный и творческий путь художника и рассказать о нем любителям изобразительного искусства.

Пётр Келлер. Казачий двор, х., м., 99х120

«Казачий двор», х., м., 99х120.

Движимый интересом к личности и творчеству Петра Келлера, я начал искать знавших его людей, а также его работы, которые старался фотографировать. Таким образом, благодаря Петру Степановичу, я познакомился с интересными, талантливыми людьми, бережно хранящими воспоминания о донском художнике, которыми они со мной щедро делились и через которые я снова и снова открывал для себя наполненный красотой мир Келлера-живописца.

О некоторых из этих встреч я обязательно расскажу в монографии. В процессе поиска мне пришлось немало поездить по донскому краю, повидать те места, которые с такой любовью художник запечатлевал в своих произведениях. Побывал я и в Москве, общаясь со счастливыми обладателями работ Петра Степановича. Большинство из приведенных в книге произведений находится в частных собраниях, и я от души благодарю участвовавших в подготовке материала коллекционеров за сотрудничество.

В процессе работы над монографией много важной, документально подтвержденной информации я нашел в Государственном архиве Ростовской области и в Архиве Управления Федеральной службы безопасности России по Ростовской области. Я благодарен руководству и сотрудникам этих учреждений за поддержку и помощь в моей исследовательской деятельности. Работа в архивах подарила незабываемые ощущения открывателя и в то же время воспринималась мной как череда встреч с художником.

На основании архивных сведений удалось уточнить вызывавшую споры дату, как оказалось, повторного вступления Петра Келлера в Союз художников СССР, а также доказать, что он был членом Союза советских художников Ростовской области еще до Великой Отечественной войны. Были уточнены даты его жизни и выявлены многочисленные любопытные факты, которые я приведу в монографии.

Пётр Келлер. Первый снег, к., м., 38х49«Первый снег», к., м., 38х49.

Также до настоящего времени в публикациях можно было встретить лишь две фотографии Петра Степановича. Обе – замечательные фотопортреты, выполненные талантливым ростовским фотографом Карпом Григорьевичем Пашиньяном за год до смерти художника. Теперь этот видеоряд существенно расширился.
Большое внимание в книге будет уделено деятельности Келлера-педагога, внесшего весомый вклад в становление многих профессиональных и самодеятельных художников на Дону.
История о творчестве Петра Степановича была бы неполной, если бы в ней не было отражено его сотрудничество с региональными музеями. Выражаю большую благодарность руководству, хранителям и сотрудникам Новочеркасского музея истории донского казачества, Ростовского областного музея изобразительных искусств, Ростовского областного музея краеведения, Азовского историко-археологического и палеонтологического музея-заповедника и Старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника за любезно предоставленные материалы о находящихся у них работах художника.
Особенно хочу поблагодарить всех, кто оказал помощь в издании этой монографии и таким образом принял действенное участие в популяризации донского изобразительного искусства, ведь Петр Келлер – художник, практически все произведения которого, за редчайшим исключением, посвящены Донскому краю, его природе и истории.

Пётр Келлер. Казачий дом в станице Старочеркасской, 1978, к., м., 48х69
«Казачий дом в станице Старочеркасской», 1978, к., м., 48х69.

Связаться с автором можно по электронной почте oleg_zimovnov@mail.ru

Продолжение 

 

Сюжет о ростовском короле живописи покажут по телевидению

Пётр Келлер в 1932 году. Фото из монографии Олега Зимновнова "Пётр Келлер". Вышла в в Ростове-на-Дону

Пётр Келлер в 1932 году. Фото из монографии Олега Зимовнова «Пётр Келлер». Вышла в в Ростове-на-Дону

Книга о замечательном ростовском художнике Петре Келлере. Автор Олег Зимовнов

Почти двести страниц, сотни репродукций и фотографий. Книгу о Петре Келлере — ростовском живописце — автор Олег Зимовнов писал шесть с лишним лет!

Пётр Келлер и Тимофеев. Фото из монографии Олега Зимновнова "Пётр Келлер". Вышла в в Ростове-на-Дону

Пётр Келлер и Александр Тимофеев. Фото из монографии Олега Зимовнова «Пётр Келлер». 

После того, как работы Петра Келлера были представлены на аукционе «Сотбис», сюда на тихую ростовскую улицу Красногвардейскую, к дому номер 36 стали приезжать коллекционеры из разных стран мира, чтобы скупать картины прямо на дому у художника. Дома не осталось, на его месте выстроен другой.

К нашей съемочной группе подходят ростовчане —  помнят художника. Одна из соседок училась у него, уроки брала.

На пленере. Пётр Келлер. Фото из монографии Олега Зимновнова "Пётр Келлер". Вышла в в Ростове-на-Дону

На пленере. Пётр Келлер. Фото из монографии Олега Зимовнова «Пётр Келлер». 
Есть у Олега Зимовнова  видеозапись — единственная сохранившаяся. снята хроника — художник вместе со своей женой — Анной Ефремовной.

За кадром слышно, как Келлер признаётся в своей мечте: «Сделать такую книжку, вроде каталога». Спустя годы его мечта осуществилась, благодаря Олегу Зимовнову. Сегодня я подготовила сюжет и эту видео-редкость можно будет посмотреть в эфире программы «Вести Дон».

Мария Чиненова. Фото из монографии Олега Зимновнова "Пётр Келлер". Вышла в в Ростове-на-Дону

Мария Чиненова. Фото из монографии Олега Зимовнова «Пётр Келлер». Вышла в в Ростове-на-Дону

За плечами Келлера — учеба в школе Чинёновых, тюрьма — он был обвинен в контрреволюционной агитации, затем — реабилитация, запрет на жительство в Ростове-на-Дону и иных крупных городах, и сотни жизнеутверждающих полотен!

Занятия в изостудии. Фото из монографии Олега Зимновнова "Пётр Келлер". Вышла в в Ростове-на-Дону

Занятия в изостудии. Фото из монографии Олега Зимовнова «Пётр Келлер».

Обсуждение этюдов. Фото из монографии Олега Зимновнова "Пётр Келлер". Вышла в в Ростове-на-Дону

Обсуждение этюдов. Фото из монографии Олега Зимовнова «Пётр Келлер». 

Интересно! Фото из монографии Олега Зимновнова "Пётр Келлер". Вышла в в Ростове-на-Дону

Интересно! Фото из монографии Олега Зимовнова «Пётр Келлер». 

На пленере. Пётр Келлер. Фото из монографии Олега Зимновнова "Пётр Келлер". Вышла в в Ростове-на-Дону

На пленере. Пётр Келлер. Фото из монографии Олега Зимовнова «Пётр Келлер». 

А еще Келлер вырастил талантливых учеников — вот один из них — Анатолий Селютин. Таким написал его портрет Келлер в 1962 году, фото с персонального сайта Анатолия Селютина.

А этот снимок Анатолия Тихоновича я сделала на днях.

Анатолий Селютин художник г. Истра. Фото: Галина Пилипенко

Анатолий Селютин художник г. Истра: «Ни за что сел человек! Он же совсем молодым был!

Вспоминаю случай — мы как привыкли — идём — много подсолнухов и мы захотели сорвать.
А он говорит — вы его не сажали и не вам рвать. И так неприятно, стыдно стало.

Живопись была его радостью и целью! Когда мы начинали говорить о живописи и музыке он весь светился!
Он очень любил музыку. Особенно Баха и это понятно, и Шуберта. И вот когда он писал мой портрет, он напевал «Побочную партию» из 8-й симфонии Шуберта.
А потом я дал ему книгу про Берлиоза, которого он не знал. Ну и я себе книги покупал и ему -потому что ему некогда было».

А теперь художник увезет с собой в Подмосковье — книгу о его учителе — Петре Келлере. Библиографическая редкость — тираж — всего 300 экземпляров.
И Ростов не останется без подарка. Благодарный ученик оплатил создание памятника на могиле учителя.
Галина Пилипенко — текст. Визуальности сняли два оператора — Олег Пудов и Евгений Карев. Смотрите, ждите «Вести  Дон»

Пётр Келлер и Александр Кожин в парке имени М.Горького в ростове-на-Дону. Фото из монографии Олега Зимовнова «Пётр Келлер». 

Сюжет