30 сребренников за ростовские кинохроники

Памятный камень кинооператорам. Ростов-на-Дону

От здания ростовской кинохроники, благодаря краснодарским и ростовским  дельцам, не осталось камня на камне.

Какое, однако же, иезуитство — сломать дом кинохроники накануне праздника — 23 февраля. Так в Ростове «почтили» память тех, кто воевал и погиб, защищая Родину.

Сегодня, наверное, наступило время собирать камни, то есть устанавливать памятник.

Правда,  в другом месте — у Дома кино.

Памятник военным кино-операторам

Памятный камень кинооператорам, снимавшим Великую Отечественную войну, открыли сын и внук кино-деятеля Леона Мазрухо.

ЮРИЙ ЩЕРБАКОВ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ РОСТОВСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ СОЮЗА КИНЕМАТОГРАФИСТОВ РОССИИ: «Я работал с этими людьми, поэтому мне легко их вспомнить. Леон Борисович Мазрухо — мало кто в Ростове знает об этом — участвовал в съёмках захвата Берлина — он снимал с воздуха.

Геннадий Александрович Кутуб–заде, с которым я работал ассистентом лет десять, первым вошёл в освобождённый Освенцим. И все планы, где дети тянут руки с татуированными номерными знаками, где изможденные взрослые, где очки — это всё  Геннадий Александрович Кутуб–заде.

Великие люди были настолько скромны, что я не знал этого долгие годы!

И выяснилось случайно! Когда мы прогуливались с Кутуб–заде и встречали ребёнка, он обязательно доставал конфету, давал её ребенку и непременно гладил по голове.

И я, по незнанию, думал: вот какой сентиментальный человек. А он просто после незабываемых кадров, снятых в Освенциме,  после увиденного, не мог пройти мимо любого дитя!

Это люди — огромнейшей душевной чистоты и целостной натуры! Сейчас таких просто не делают!

Борис Исакович Маневич снимал на Северном флоте. Он сопровождал конвои и однажды снял торпедную атаку, которая вошла во все учебники всех генеральных штабов мира!

Александр Борисович Смолкин участвовал в обороне Севастополя, спасал вместе с Ильфом и Петровым знаменитую севастопольскую панораму.

То есть это люди, которые не зря прожили жизнь и нас воспитали».

Сейчас на граните —  11 фамилий документалистов. А до этого — значилось «Здесь будет памятник Высоцкому».

Памятный камень кинооператорам. Ростов-на-Дону

Инициатором увековечивания выступили работники Дома кино, а режиссёр телекомпании «Дон ТР» Людмила Скворцова согласилась проститься с камнем в честь Высоцкого — ведь рядом уже есть памятник кумиру.

Перелицевали историю?

То что одни воспринимают как  естественный ход событий, другие — как «непорядок». По словам Людмилы Скворцовой, чиновники из Управления культурой, настояли на соответствии нормам.

А то что ж — вот камень «о намерении» установить памятник Высоцкому, а вот и установленный Владимир Семёнович.

Надо упорядочить историю.

Людмиле Скворцовой мужчины делают весомые подарки. Несколько лет назад скульптор Александр Романченко и доставил из станицы Староминской этот гранитный знак внимания.

И вот постояла Людмила Викторовна перед глыбой каменной как витязь на распутье, и , поразмыслив поняла, что ничего она не теряет. И пошла, как она уверена, правильной дорогой: отдала каменный подарок на перелицовку.Ведь увековечат память военных операторов. Владимир Семенович одобрил бы. А мраморная табличка с его именем  отправится ввысь — на 8 этаж, на балкон Людмилы Скворцовой, на временное пристанище.

ЛЮДМИЛА СКВОРЦОВА, ИНИЦИАТОР УСТАНОВКИ ПАМЯТНИКА ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ, РЕЖИССЁР ТЕЛЕРАДИОКОМПАНИИ «РОССИЯ-ДОН ТР»:

«Я бы хотела поучаствовать в группе, которая хочет, чтобы в Ростове появился музей нашего города. И я бы им так активно помогала, чтобы они в итоге подарили бы мне две комнаты и я бы в них организовала музей Высоцкого. И вот одним из главных  экспонатов была бы как раз эта табличка».

Так в Ростове упорядочили ход истории. Отдав дань памяти тем, что сохранил правду о войне.

Памятный камень кинооператорам. Ростов-на-Дону

Памятный камень кинооператорам. Ростов-на-Дону

Знавшие военных операторов вспоминают о них как о настоящих личностях в фильме Романа Розенблита. Но вот что сделали ростовчане с бесценным — с киноплёнками о захвате Берлина,  о восстановлении Дона и Кубани, с теми кадрами, что фиксировали жизнь, которая с каждой секундой, становится историей?

Где сейчас архив кинохроники?

Памятный камень кинооператорам. Ростов-на-Дону

ЮРИЙ ЩЕРБАКОВ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ РОСТОВСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ СОЮЗА КИНЕМАТОГРАФИСТОВ РОССИИ: Если бы кто-нибудь знал! Они должны были быть сданы в архив.

Но из архива приходили люди и писали письма в Союз кинематографистов, что в архиве их нет! У меня в Москве постоянно спрашивали: где вообще наша хроника, наша летопись? Где наши фильмы и наши журналы?

Никто этого не знает.

Меня уверяют, что переправляли в архив, но директора архивов не имеют этого материала.

Мы же в Москву обязаны были переправить! То есть не мы, а студия кинохроники.

Мне трудно это объяснить. Это даже не халатное отношение к работе! Это люди, перечеркнувшие жизнь нашему поколению! Выходит — мы снимали, но снимали зря! Потому что мы не можем доказать, что мы снимали кино!

Какие-то фильмы нам удалось снять с экрана на ВХС, а потом перевести на диск —  качество плохое, но многих фильмов просто нет!

Мы не можем их даже сами посмотреть!

Не говоря о том, чтобы кому-то показать: сейчас в Доме Кино мы ведём мастер-классы для профессионалов и кино-любителей (очень крепкие любители — надо сказать — они снимают игровые фильмы). Мы их учим-просвещаем, но показать какие-то примеры не можем!

Галина Пилипенко: Какое это количество плёнок?

ЮРИЙ ЩЕРБАКОВ: Я не могу сказать: когда я ушёл, кинохроника плохо, но работала. Это был 2002 год, я уже был далек от дел, но…но это многие километры плёнки!

Галина Пилипенко: Как вы могли бы это объяснить? Это действия одного злоумышленного человека?

ЮРИЙ ЩЕРБАКОВ: За все отвечает, конечно, руководитель.Но всякого начальника окружают люди — видимо — подсказывали такие поступки.

Галина Пилипенко: Так кто руководил-то?

ЮРИЙ ЩЕРБАКОВ: Катькалов Валерий Фёдорович, которого вы хорошо знаете, потом Кашаева Зинаида Васильевна, после этого киностудия была продана и снесена.

Галина Пилипенко: Это хороший бизнес — кино-документалистика?

ЮРИЙ ЩЕРБАКОВ: Вы хотите сказать, что кто-то воспользовался и продал? Я это исключаю.

Бизнес в другом заключался — за каждый сожжённый метр и выделенный грамм серебра платили премию. Просто нужно было это сжечь, очевидно… Я не видел и не утверждаю этого, но мне говорили сотрудники студии, что они видели как плёнки сжигались в Азове.

***

Мало в Ростове камней, мало в Ростове людей.

Кто же получил 30 сребренников за ростовские кинохроники?

Одно хорошо, гранитные памятники не горят — раздумывает Галина Пилипенко.

P/S  А ещё  Юрий Щербаков сказал, что ничего случайного ни в коем случае случайно не бывает.

И, мне на удивление, рассказал, что накануне, в Дом Кино (не в музей или еще куда-либо)  родственники ветерана Великой Отечественной войны Розова Фёдора Ивановича, принесли папку с бумагами.

Он умер недавно и вот только тогда-то (!), родные и узнали, что и в военные годы и до самой смерти он писал стихи…

Щербаков выбрал одно — «Кино» называется — и его прочли публично.

Вот такой  грустный аккомпанемент получился.

Понятно, что я попросила стихи и вот — публикую впервые.

Розов Фёдор Иванович. Ветеран Великой Отечественной войны

КИНО

Я никогда не позабуду

Кино тех довоенных лет.

Из примитивных кинобудок

Почти волшебный шорох лент.

В нелёгкий мир послевоенный,

Как будто солнце из-за туч

Пробился необыкновенный

Голубовато-дымный луч.

Он в полутемном кинозале

Над головами плыл, клубясь

И люди горе забывали

Волнуясь, плача и смеясь.

Неужто людям было мало

Своих страданий, тягот, слёз-

Так нет, здесь плакали, бывало

И над «Бродягою» всерьёз.

А тот, кого изображали

Творцом истории самой,

Сидел после работы рядом

Усталый, праздничный, смурной.

Ремесленник, в ушанке серой,

В «москвичке» модной фронтовик

И женщины в дешёвых серьгах,

И в чёрном кителе старик.

В жакете плюшевом старуха,

Девчонка с чёлкою — здесь все.

Здесь чувствуешь единство духа:

Перцовки, шипра, монпансье.

Забудь, механик, про усталость,

Давай смелей кино крутить.

Ты можешь молодость и старость.

И жизнь, и гибель повторить.

Начнёт клубиться луч нестойкий,

Колеблющийся дымный свет,

И вновь вернётся привкус горький

Тех трудных и прекрасных лет!

Информация к сведению: хроники разрушений в Ростове

В Ростове место пусто не бывает. Особенно, если оно в центре. Быстро и противозаконно снесли здание кинохроники (архитектор Лев Эберг). Теперь — после зачистки — тут возвысят семиэтажный центр, призванный торговать и развлекать.

СМИ беспокойны: пишут — городские власти настаивают — новая постройка на Красноармейской должна быть в историческом стиле донской столицы.

Как верить? Ведь ранее власти поручали ДО СНОСА провести архитектурную экспертизу.

В итоге — снесли экспертизы не дожидаясь… Мужественно — в выходной, праздничный день — 23 февраля. Еще одно историческое здание пало.

Сейчас — застройщик, разумеется, обещает то ли воссоздать часть фасада (вот она «уступка»! ) и то ли установить где-то хранящиеся оригиналы, то ли восстановить барельефы известного скульптора Виктора Баринова.

Наверное, в будущем торгово-развлекательном центре, как это сейчас принято, будет много-зальный кинотеатр. Уверена — западные блок- бастеры будут демонстрировать постоянно.

Отечественные фильмы — изредка.

И вряд ли там покажут ростовскую кинохронику.

Такова политика уничтожения.

Памятный камень кинооператорам. Ростов-на-Дону