Кино-на-Дону

1956 год. Толик Пилипенко — обаятельная улыбка, косая челка и белоснежная обувь. Студент ростовского кинотехникума.

Прибыл в Ростов-на-Дону со станции Шептуховка (она же — Михайло-Александровка Чертковского района) для изучения продвижения кино — в массы.

Как там в фильме «Москва слезам не верит» про обувь говорилось?

«А терпеть не могу, когда у мужика нечищеная обувь…»

У Толика (позже он стал моим папой) обувь не просто вычищенная, а ещё и зубным порошком облагороженная. Рецепт из прошлого: порошок  мешать с молоком, тогда он дольше не осыпается.

Популярностью пользовались марки  «Особый» и «Мятный».

Впрочем, слово «популярный» не совсем точно — выбирать-то не из чего было.

Анатолий Дмитриевич Пилипенко в ростовском кинотехникуме учился в 1956-57 годах.
В 56 году кинотехникум готовил мастеров по ремонту кино-проекционной техники, усилительных устройств и другого оборудования.
У папа же овладел профессией, как он говорит «кинщика».
При кинотехникуме была школа киномехаников, где готовили специалистов для работы в городских и сельских кинотеатрах и кино-передвижках  (кино-передвижники привозили фильмы в совсем уж отдаленные хутора и поселения, которые теперь почти окончательно ушли в небытие).
Кроме того, продукция советской «фабрики грёз» доставлялась на полевые станы (в этом случае экран привозили с собой).
За каждой передвижкой закреплялись 7 или 10 хуторов — вместе с четким графиком показов художественных и документальных фильмов.
Существовали «удлиненные сеансы» — перед основным — художественным картинами  (стоимость билета 20 копеек), показывали документальные — научно-популярные — о развитой промышленности, о сельском хозяйстве.

Папа говорит: «Все гремело тогда».

За просмотр документальных успехов Родины взимали 10 копеек.

То есть удлиненный сеанс приносил длинный рубль — дополнительную выручку и одновременно выполнял задачи пропаганды.

Просмотр кино сопровождался лузганием национального продукта. Кроме семечек никаких других лакомств не водилось.

"У сельского клуба. Крайний справа - киномеханик Анатолий Пилипенко"

У сельского клуба. Крайний справа — киномеханик Анатолий Пилипенко

Рассказывает папа:

«Неотрывно смотрели: «Как закалялась сталь» по Николаю Островскому, «Подвиг разведчика», «Зоя Космодемьянская», «Она защищает Родину» (не путать с «Они защищали Родину» Василия Шукшина).
Очень большой любовью у советских людей пользовались фильмы про молодогвардейцев (не путать проправительственной организацией «Молодая гвардия») .
Герои впоследствии застрелившегося писателя Александра Фадеева — Любовь Шевцова, Ульяна Громова, Олег Кошевой, Сергей Тюленин, Иван Земнухов — были постоянной темой очень хороших фильмов, радиопостановок и школьных сочинений.
А в Батайске работала республиканская школа киномехаников, готовившая кадры уже для всего СССР. И таких школ насчитывались единицы на всю страну: в городе Советске — был тогда такой в Прибалтике, Москве и где-то еще.
Не во всем маленьким населенным пунктам досталось такое благо как «лампочка Ильича». «Электрификация всех страны» тут — в Ростовской области — скопытилась. Это в конце 50-ых то прошлого века!
Электричество поэтому с собой возили. В виде «движков» — небольшая электростанция — двигатель внутреннего сгорания наподобие мотоциклетного — для питания кино-вино-установки.
Поили его бензином и генератор вырабатывал ток для показа кинопродукта.
Если пленка рвалась, то зрители кричали «сапожник» или «механика на мыло» — не выносили остановки развития сюжета то есть.
Кстати, мною почитаемый автор «Бойцовского клуба» — писатель Чак Паланик — подсчитал, что из тела человека в среднем семь кусков мыла выходит.

В обязанности кинщика входило склеивание порванной пленки (а тогда она была горючая и клеить ее было опасно).

Два  раза в год строго сдавались экзамены по противопожарной безопасности.

Одна из причин частых пожаров во время кино-сеансов была проекционная лампа. Ее задача — просвечивать кадр, чтобы  на экране появлялось большое изображение.

Лампа могла нагреть пленку до такой степени, что она вспыхивала. Кажется, достаточно было 60 градусов.
В устройстве кинопроектора были даже предусмотрены пламя-гасящие ролики.
Позже придумали пленку на негорючей основе и конструкции кино-проекционных аппаратов изменились.

Я уверена — если бы кто-то занялся  исследованием того — на каких именно кадрах вспыхивала пленка — то стало бы моментально понятно — на любовных, конечно (сделали бы вывод аналитики женского пола).

А мужчины бы постановили: на ажиотажных!

Именно после просмотра «Тарзана» пацаны ростовской области и шире лезли на деревья, висели на ветках и кричали «ия».

И, независимо от пола,  услаждались индийскими шедеврами, особенно культовым признавался  «Господин 420».

Хит «Бродяга» Ража Капура тогда же моментально переложили на русский язык.

«Я в японских ботинках

Разодет как картинка

в русской шапке большой,

но с индийской душой».

Папа уверяет: Майкл Джексон и фанатизм вокруг его имени не идет ни в какое сравнение с той любовью, какой пользовались тогда танцы и песни индийского кино.

Нельзя сказать, что в кино ходили нарядно. Хотя шиком считались  — узкие брючки, которые надевались с мылом (опять мыло! В прямом смысле!), а вообще же нищета царила страшная и ходили кто в чем. Потому как разруха послевоенная и, чтобы выжить, работали с утра до ночи.

При техникуме функционировала областная школа киномехаников, которая за 9 месяцев готовила «кинщиков» для области.

Из архива моего папы киномеханика Анатолия Пилипенко

Преподавали предметы «Техника кино» где изучались все аппараты — КПТ (кинопроектор театральный 1 и 2; СКП-26 стационарные киноустановки и передвижные — узкоплёночная «Украина» одесского производства.
Вторым преподаваемым предметом были «Усилительные устройства».
Третьим предмет была — «Оптика» — изучение различных объективов.

Из архива моего папы киномеханика Анатолия Пилипенко
Четвертый — «Реклама кино». На занятиях по этому предмету раздавались пустые афиши — только виньетка по краям заготовлена была и нужно было вписать название картины, время сеансов и цену билета.
А художники при кинотеатрах заставили актеров позировать! Они наловчились останавливать кадр и не торопясь срисовывали поцелуи, сцену погонь и прочие прелести, привлекающие глаз прохожего, останавливающего его ноги и в итоге: «Пойдём в кино!»

Папа писал исключительно красиво!

(Тогда существовал школьный предмет — чистописание и пользовались перьевыми ручками. Например, выведя основу буквы «Ц» надо бросать нажим и уже легко прорисовывать хвостик. Выпускались перья, которые так и назывались «перо с нажимом». Еще была разновидность пера «уточка», чтобы писать буквы одной толщины.

А вы говорите японская каллиграфия!
Когда появились шариковые ручки чистописание в России и в папином классе, разумеется, сошло на нет.

Черчение, правда, сохранилось —  давая понятие о пространстве и приучая к аккуратности.
Хотя чернильницы и назывались непроливайки, они всё же разливались и на холщовых сумках (вместо ранцев и портфелей) всегда были пятна.

Мама, кстати,  котировалась как самая богатая в классе — потому что  у нее единственной был портфель. Красный!
На  нём — новеньком — всего-то и прокатились один раз с горки…

И клеёнчатый портфель стал простым облезлым портфелем.

Мама: «Вот от бабушки было мне чертей!»

Конечно, мама тогда еще не вышла замуж за папу. Это позже мама удостаивалась бесплатного прохода в кинозал… А потом они поженились и в итоге, можно сказать между двум киносеансами родилась я. Но это уже другая история со ВГИКом, конечно, связанная, но только отчасти).

Анатолий,его дочь Галина Пилипенко (то есть я) и Валентина Пилипенко

Анатолий, его дочь Галина Пилипенко (то есть я) и Валентина Пилипенко. Моей младшей систерс Люси еще не было

После окончания учёбы папа в Чертковский район привозил иллюзорный мир  — в маленькие хутора дворов по 40 — Каменная балка, Ново-полтава, Победа (переименованный хутор, до этого назывался «Роттефане» и был немецкой колонией), Ранняя Заря, Василёвский, Ходаково и самый большой хутор — Карповка (насчитывал почти 200 дворов и находился на границе с Украиной).

Сейчас эти маленькие родины стёрты с лица земли.

Надежда Деревянкина (под анонсом этой статьи в сети ОК написала: «Любимый фильм *Гусарская баллада*- первый раз смотрела на х.Чайкин, экраном была белёная стена хуторской школы-клуба.
На хуторе Чайкин его жили  Чайкины, Босенко, Кунаковы, Кружилины,Кузнецовы, Отюцкие, Барановы, Серенко, Колесниковы… Всего-то 20 дворов. Люди — богатейшего склада ума.
Смотрели фильмы. Просмотр сопровождался ароматом цветов и трав… рядом лес, пруд. Дети заготавливали букеты полевых цветов и вручали киномеханикам!».

с.Мих-Александровка,

Село Михайло-Александровка или Шептуховка (два имени у одного селения). Фото нашла в сети. Автора не знаю.

Село Михайло-Александровка или Шептуховка

С 1957 года по 1966 год, то есть 9 лет папа нёс кино в массы.
Все это кино, как и патриотизм, умерло вместе с Советским Союзом.

Из архива моего папы киномеханика Анатолия Пилипенко

А кино-техникум превратился во ВГИК. Актёром и режиссёром можно будет стать в Ростове

Для меня его перевоплощение связано со скандальчиком. Директор, а обзывается!

Ну, поскольку я любительница поискать знаки, вне зависимости от того, есть они ли нет, то что-то я увидела в том, что дипломник первого выпуска ростовского ВГИКА, то есть экс-кинотехникума, Алексей Соловьёв снял видео-дипломную работу и… позвал меня поучаствовать!

И в этом году состоялся первый выпуск. Кстати, вместе с новым названием пришло и другое новшество: учащихся обязали приносить с собой сменную обувь.

Дочь киномеханика — Галина Пилипенко

Из архива моего папы киномеханика Анатолия Пилипенко