Как отрегулировать «Транс-Мотор»?

Это, скорее, не статья, а черновик пресс-релиза, составленного В. Посиделовым в 1992-м году в поддержку альбома «Камерный концерт для Малюты и Трансформатора» музыкального проекта Транс​-​Мотор.

Как отрегулировать «Транс-Мотор»?

Молодые люди, не выпавшие из фазы детства, испытывающие похоть ко всякого рода играм, собираются в группы, выдумывают им шокирующие и многозначные названия, затем сочиняют стихи, подбирая к ним различные электрические звуки, исполняя их сгусткам санторчащей биомассы, именуемой в народе толпой.

Толпа, отдающая энергию маленькой группке людей, в то же время питающаяся от неё, ведёт себя по-разному. Однако, чаще всего выбирает себе кучку светляков и верит в то, что это их звёзды, идеализируя их и презирая, вбивая им золотые гвозди и ржавые кнопки в кисти и глаза их бумажных изображений. Весь этот взаимный мазохизм называется у нас рок-культурой. Весь этот дурацкий вечный двигатель не остановить. Он меняет названия и модернизации, но продолжает существовать. Ко всей этой схеме должен быть трансформатор…

– А что означает ваше название?

– Вообще-то можно было и без названия обойтись, но люди привыкли называть себя, свои вещи и свой мир – какими-то именами. Что если им так угодно…

Этимология «Транс-Мотора»

Жил был и сейчас жив и здоров Сергей Батькович Завгородний. Музыкантская свита издавна нарекла его Трансформатором. Всю свою жизнь С. Б. З. был звукорежиссёром и Папой Карлой всяких электро-деревянных буратин.

Однажды приходят к нему на работу ребята – динамиков с усилителями поиметь, и у вахтёра спрашивают: «А где тут у вас Трансформатор работает?». Вахтёр отвечает: «Вон там, за углом на улице стоит». Ребята пошли на двор, а там Серёжи нет. Возвращаются к вахтёру и говорят: «да нет его там!».

– Как нет, тридцать лет стоял, теперь нету…

Спутал вахтёр трансформаторную будку с С. Б. З. Да ему и простительно, из фазы он давно выпал и в рок-н-роллы не играл.

Если из клички Трансформатор выбросить ФОР и одну букву подменить, получится Транс-мотор. «Транс-Мотор» есть Мотор Транса – это почти понятно о образно, ибо то, что мы делаем сейчас – это мотор в трансе и транс с моторикой во всех своих ипостасях. Однажды я задумался: почему умирают песни, и как долго или как коротко они живут. Конечно, многие поют песни веками, на чаще всего это пенсии группы.

У меня же песни долго не разлагались и погибали розово-свеженькими. Я им сам шеи сворачивал, как только начинали превращаться либо в консервные банки, либо в нерукотворные памятники.

Затем я понял, что и не песни это были вовсе, а нечто другое. Я, конечно, понимал, что для того, чтобы стать доктором, типа Кинчева, или Богом аки БГ, то нужно до глубокой старости со слюной на искусной маске заспевать: «Мы вместе» или «Есть город золотой».

Ну собери ты все свои хиты и станешь большим Трансформатором, но что-то щёлкало внутри и я по-прежнему остаюсь в… Трансе с сильным мотором, но без фор (-ы, -мы, -туны, -теля и т. д.). Значит так и должно быть.

Понадобилось пятнадцать лет метания и собирания бисера, чтобы врубиться в правила этой сугубо моей игры. Меня жрал «атеизм», привитый вместе с детсадовскими прививками. Меня тыкали в лоб толстыми пальцами мудрые околорок-н-рольные дядьки, друзья бросали на горной тропе, обзывая тупицей, подлецом и бездарем, и обещали моей заднице быть недоцелованной устами поклонниц и культурологов с засаленными бородами и хайрами.

Конечно я поддавался и иногда играл роль бутафорской звезды на задворках всей этой копировочной галактики, но вот бля, не выдержал же…

Опять же, я сильно подумал: почему самые, ан мой, взгляд, удачные вещи – это случайные приступы неврастенических импровизаций. Всё вымученное на предпасхальных постах репетиций настоебенивало по прошествии двух-трёх концертов. Про записи я говорить долго не хочу ибо это всё черновые мучения, подобно юношеским переживаниям на скамейке в парке или в чужом подъезде.

Итак, я пришёл к тому, что теперь называю «Транс-Мотором».

У моей группы нет импресарио, счёта в банке, раскрутки клипов, буклетов, аппаратуры и даже репетиционной базы. Нет – всё это я не отвергаю, просто если нет – и мать его так, устал я всё это собирать, жизни не хватит. Хорошо бы, конечно, пластинку записать. Но записать, а не вымучить как попрошайка у всяких узколобых спонсоров в твидовых пиджаках и адидасовском трико.

Мой Мотор-Транса можно собрать одним телефонным звонком и отпустить тут же в любой конец света.

План:

1. Наркотики

2. Происхождение медитативного звучания

3. Музыканты, инженеры и шаманы

4. Теория вымученного счастья

5. Нахуй стёб, всё серьёзно

6. Образ вне конъюнктуры времени

7. Катлов, Христианов…

8. Вещи

9. Гитары, примочки

10. Концерт в училище Грекова, Краснодар, «Митькина душа»

11. Последняя запись, подсознание

12. День рождения Марочкина – пьяный бред, Скалдин…

13. У Лерина дома

14. Эклектика мозга

15. Я не первый: Моррисон, Хендрикс, Курёхина видел один раз, когда он лежал в Париже

16. Управление снами

17. Миша – с глазами дельфина

18. Кастанеда, нахуй курить план, если куришь его не с Хуаном, а с узколобой быдлой, думающей о зарплате и пизде

Пьика – конец русского ренессанса.

Лёнин датчик, гитара Мусима, мишина примочка лумумба-процессор

Валерий Посиделов, 1992 год.

Сергей «Пима» Пименов

«Камерный концерт для Малюты и Трансформатора» очень понравился, я крутил его по радио, что, несомненно, высокий показатель. Музыка Т!НН перерождается в несомненно танцевальную сторону (об этом сказал Валера Посиделов в интервью мне), а танцевать я очень люблю». Сергей «Пима» Пименов, журнал УРА БУМ-БУМ! № 10, 1993 год.

Альбом «Транс​-​Мотор: Камерный концерт для Малюты и Трансформатора» можно послушать и скачать на этой странице.