Архив метки: Волгодонск

Будущие Спилберги живут в Волгодонске

Волгодонск. Улица Ленина.

Гран-при и 5 призов заработали волгодонские воспитанники телестудии станции юных техников на Всероссийском фестивале начинающих телевизионщиков «ДеТВора».

Высшая награда присуждена за фильм об одном из первых строителей Волгодонска Евгении Сагине.

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 175

Валерий Кульченко. Ремейк плаката 1990 года «Хочешь побриться? Запусти Ростовскую АЭС».

Начало 

1980 год.

На въезде в город Волгодонск скульптурный знак: на металлической решётке атомного ядра вальяжно расположилась лоза красностопа с гроздьями винограда.
Композиция называется «Мирный атом».

Волго-Донской судоходный канал имени Ленина В.И. Шлюз N13
Перед административным корпусом «Атомкотломаша» — бюст академика Курчатова — родоначальника советской атомной энергетики.
В исторической памяти возникают силуэты супругов Кюри, которые на рубеже 19-20 веков и расщепили этот «мирный атом» — открыли ящик Пандоры — термоядерную реакцию — цепную.

Валерий Кульченко.Валерий Кульченко. Соединение фронтов. 13-й шлюз. Волга-Дон. 100х80. Холст, акрил. (2015 год).
1986 год.

Взрыв на Чернобыльской АЭС разнёс в клочья не только энергоблок, начинённый радиационными стержнями, но и саму сказку о «мирном атоме»!
Как выяснилось, к сожалению, на практике, мирного использования атома не бывает.
Радиация — коварная и безжалостная штука! Она не имеет ни цвета, ни запаха, ни температурных характеристик. Её, невидимые человеком частицы, легко при взрыве разносит ветер на многокилометровые расстояния — по розе ветров.
Радиация выпадает в виде дождя и снега, оседает туманом на водоёмы, траву и деревья, на городские дома и сельские поля и огороды в радиусе сотен километров от места катастрофы.
Но, видимо, ни «страшилки», ни здравый смысл не останавливают человека от использования атомной энергии.

В.И.Кульченко. Бывшая паромная переправа. 1980 г.

1993 год.

В начале,ещё на проектной стадии строительства Ростовской АЭС в 30-ти км от Волгодонска, на берегу Цимлянского моря, сколько писалось и говорилось против!
Мощное общественное движение — подписывались многочисленные петиции и протесты и в местные органы власти и в центр, в Москву.
Стоит отметить, что в 90-ые годы ХХ столетия общество было реально обеспокоено экологией не только Донского края, но и планеты Земля.
Что это было? Мода?Пробуждение, прозрение?
Но факт есть факт — народ не молчал!
Потихоньку, со временем обеспокоенность экологической ситуацией вокруг АЭС утихла и куда-то испарилась.

Валерий Кульченко. Сбор шиповника. Хутор Золотовский. 2005 год. Холст, масло. 50 х 70.

2017 год. Осень.
В новостях «Дон ТР» сообщают: на Ростовской АЭС проходит горячую обкатку перед запуском 4-й энергоблок.
Красивая картинка сопровождает репортаж — учебная тревога на АЭС — отряды МЧС тушат ненастоящий пожар, тренируются. И кругом — тишина — и в головах и на самой станции.
Пока не рвануло. Не дай Бог!
Октябрь 2017 год. Сухой Лог — Мокрый Батай
Р. S. Из книги искусствоведа Александра Токарева «Радуга и мозаика»: «У Солоухина поразило о татарнике, что он первый вырастает на пепелище, заживляя раны земли».

«Береги природу — твою мать» — гласит плакат на борту автомобиля, развозящего бутилированную воду жителям миллионного Ростова-на-Дону. За плату от 250 рублей за 19 литров. От заказчиков нет отбоя.

Октябрь 2017 года.

Продолжение

Афиша Ростову и Волгодонску

Сегодня 7 июля 2017 года в Волгодонске в летнем кинотеатре «Парка Победы» покажут  фантасмагорическую драму  «Друг» режиссера Леонида Квинихидзе с участием целого  созвездия советских актёров.
 ***

Медитативные звуки  и журчание воды. Авангардная музыка — на свежем воздухе и бесплатно. У фонтана донской государственной публичной библиотеки звукоизвлечением для вас займутся ростовские импровизаторы Symphocat.

В субботу 8 июля с 20:00 до 22:00.

 ***

8 июля мамы деток-инвалидов организовали праздник «День семьи, любви и верности» в ростовском парке «Дружба».

***

Электронный дуэт из Копенгагена First Hate будет играть для ростовчан с вечера воскресенья 9 июля и до 5 утра. Уединённое место — бездействующий завод на 16 линии 61 позволяет не бояться потревожить соседей.


***

В ростовском музее ИЗО на Чехова, 60 показывают выставку великого испанца «Пабло Пикассо. Параграфы». Не упустите такую роскошную возможность!


***
И, возможно главное событие — праздник реки Тана. Да, именно так назывался во времена античные наш Дон.
Развлечений много — можно сняться в персональном клипе и получить его на другой день; научиться ходить по каналу и победить в рыбацких состязаниях. Всего не перечесть. Встречаемся на набережной 9 июля. Старт — с 10 утра и пока не зажгутся звёзды!

Про «Ларису Ивановну» и бесплатно!

Игорь Хабурзания, нарисовал главного героя фильма "Мимино"
Волгодонск объявляет об открытии сезона в летнем кинотеатре. Каждую пятницу в парке Победа бесплатно демонстрируют  лучшие отчественные художественные и мультипликационные  фильмы.

Начало в 20.30. Сегодня зрителям летней киноплощадки покажут картину «Мимино», снятую в 1977 году.

Игорь Хабурзания, нарисовал главного героя фильма «Мимино»

 

 

В Ростове установили памятник священнику

Илия Попов был строителем и первым настоятелем Храма Серафима Саровского. Бюст открыли и освятили 5 февраля в День памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской — в 1937 году священника расстреляли большевики.
Автор изваяния скульптор Вера Штода Вера из г.Таганрога.

Бюст установлен во дворе дома, где жил Илия Попов с 1912 по 1916 годы.
Памятник создан по и инициативе и на средства внука священника —  Алексея Сухарева.

Алексей Сухарев основатель Фонда Священника Илии Попова г.Москва: «Это второй памятник, связанный с дедом — со священником Илиёй Поповым.
Но мы уже получили благословение главы Епархии Волгодонска и Сальска создать мемориал новомученникам Донского Великокняжеского благочиния.
Это будет памятник священникам и священнослужителям, пострадавшим после 1917 года».

 

Ольга Тиасто.ТРИ МАМИНЫХ ЗЯТЯ.

Ma nooo!!! Ольга Тиасто.ТРИ МАМИНЫХ ЗЯТЯ.

Каждая мама, любовно растящая чадо и с умилением следящая за его феноменальными успехами и опережающим сверстников развитием,  словно садовник, возделывающий прекрасный сад. Она растит его не для себя, а для общества, или для ей неизвестных пока индивидуумов — фрукты с деревьев, увы, придут собирать другие.

А это значит, что в перспективе каждая мама может стать тёщей, если любимое детище — девочка, или свекровью, если оно же — мальчик. Отдать золотого ребёнка в чужие — притом неизвестно какие! — руки, вступить — притом неизвестно с кем!- в почти что родственную связь…

21-й век внёс коррективы в и без того непростые семейные отношения, что требует особой психологической подготовки. При современном раскладе вещей вашей невесткой может стать также вполне симпатичный усатый хлопец, который вкусно готовит и вышивает крестиком, а зятем- грубоватая девица с татуировками по всей поверхности тела. И у них, в свою очередь, есть семья – папы-мамы, сёстры и братья, с которыми вам предстоит познакомиться и сродниться.

Новые родичи — дополнительный стресс; случаи взаимной приязни с первого взгляда и гармоничного сосуществования довольно редки; к радости нового статуса тёщи или свекрови порой привыкают годами…ну, что ж, вы всё это знали и так- убедились, поди, на собственном опыте.

A что касается меня, то я подарила маме такую радость — стать тёщей — трижды. Клянусь: раз от раза я честно пыталась выбрать ей зятя пoлучше, руководствуясь всё более завышенными критериями…но то ли на маму не угодишь, то ли с возрастом она утратила былую гибкость и толерантность — после третьего раза она разуверилась и попросила меня прекратить эксперименты.

Я пообещала, но не могу зарекаться.

Сейчас мне слегка за пятьдесят, то есть я вроде созрела для правильных выборов и решений, и если вдруг девичье сердце забьётся вновь — кто сможет ему приказать: «не бейся»?..

Зять первый: самородок, он же алмаз неогранённый.

Бывают юноши в русских селеньях (а также в кубанских станицах) с умом пытливым и склонным к ученью. Так и Сергей Недогузенко в возрасте 19-ти лет, подобно Ломоносову, в далёких 80-х подался в город Ростов-на-Дону из станицы Динской, чтоб поступить в мединститут.

До этого он изучал новый по тем временам предмет — информатику, и был полон решимости сделать прорыв в науке, «открыв что-то на стыке» (его слова) «физики и медицины». Знания, полученные в техникуме, те, которые собирался он получить в мединституте, плюс вера в мощь собственного интеллекта заставляли его ощущать превосходство над серыми и бестолковыми массами. Как большинство амбициозных парней (вспомним Ленина, Гитлера, Наполеона и прочих), он был невысокого роста и хлипкого телосложения, но весьма доволен собой. Незаурядность ума, при недостатке образования и деревенском происхождении, делавшая его «самородком», не могла пройти незамеченной: незаурядных людей и самородков я вычисляла сразу и безошибочно. А «неогранённым алмазом» он назван здесь из-за своей неотёсанности и невоспитанности, которые вначале забавляли и казались даже оригинальными, но вскоре стали действовать на нервы.

Впрочем, на тёщу он произвёл хорошее впечатление: золотистые кудри и голубые глаза вызывали в памяти что-то такое, есенинское…

Взяв его в дом из студенческого общежития, мама вдруг обнаружила, что у него: a) запущенный случай грибка на ногах и б) имеются вши.

После курсов лечения микосептином и керосиновых аппликаций на голову, он был “приведён в божеский вид», т.е. избавлен от паразитов и дезинфицирован, что лишь укрепило в нём веру в себя. Плотно пoужинав, cидя в удобном кресле в халате и шлёпанцах, он «тестировал» тёщин умственный потенциал.

— Ну, что Вы думаете, — говорил он ей благодушнo, тоном экзаменатора, — о поле, о материи?..

Tа пучила глаза в замешательстве. Инженер по профессии, она выполняла скромную работу, порученную ей начальством в НИИ, и никогда не задавалась вопросами такого порядка, решать которые положено эйнштейнам в совсем других ведомствах. Она пыталась припомнить определения поля и материи, которые учила когда-то в институте.

— Ээ…материя — это… гм, не помню. А поле…

Но зять Недогузенко был неумолим, настаивал:

— Не надо мне заученных определений! Скажите, что ВЫ ЛИЧНО думаете о материи!

К сожалению, у тёщи личных соображений на этот счёт не было.

— Ну, значит, Вы – бестолочь! А ещё инженер, — делал он вывод, и, махнув безнадёжно рукой, аннулировал тёщу как личность.

На лице у неё появлялось обиженное выражение. Впрочем, кубанский эйнштейн разговаривал в этом «топорном»стиле не только с тёщей, но и с моими друзьями- на учтивые просьбы позвать меня к телефону, он неучтиво и подозрительно спрашивал:

— А ты-то кто будешь? Хахарь?!

Я стала вдруг замечать, что всё меньше людей звонит и приходит в гости, вокруг меня создавался вакуум.

И c преподавателями в институте, что явно не помогало в учёбе. Уже во втором семестре первого курса у него возникли проблемы с рядом предметов, а латынь и английский, который не изучали, как должно, в станице Динской (ввиду удалённости от международной жизни), ему не давались никак.

Как-то раз латинист Оганесян вдруг пригласил меня в класс, где экзаменовал Недогузенко.

— Вот послушайте, как отвечает Bаш муж!- предложил он с сарказмом, и посадил меня рядом.

Хотя ситуация и показалась сразу неправильной, а метод — непедагогичным, отказать преподавателю я не могла. Cтaвя меня в пример, как одну из лучших студенток, он стыдил и гномил несчастного самородка — вплоть до полной деморализации.

Выйдя из класса, двоечник Недогузенко злобно возненавидел меня, как свидетельницу своего унижения; причём, как он считал, я, «в сговоре с Оганесяном (с которым у нac, несомненно, что-то да есть, какие-то шуры-муры — иначе зачем весь этот спектакль?) наслаждалась его унижением».

Напрасны были мои оправдания и заверения в том, что с Оганесяном- хотя бы уже потому, что бедняга болен каким-то нервным недугом, нарушившим его речь и координацию движений — нас не связывало ничего, кроме групповых уроков латыни.

Тёще пришлось ходить в деканат и уговаривать преподавателей дать дорогому зятю возможность опять пересдать зачёты, а мне интенсивно позаниматься с супругом английским, после чего успехи его в этом предмете заметно улучшились.

Чего нельзя было сказать о манерах и уважении к людям.

Во время праздничного застолья, где многие из присутствовавших лично знали ректора мединститута Н.Н.Пыжова, раненого на войне ниже спины, Сергей Недогузенко захохотал и заявил, очень уместно и громко:

— А, ректор Пыжов! У него же нету полж..пы!

Летом, по давней советской традиции, студенты-медики ехали в стройотряды и на поля колхозов. А Недогузенко — тот почему-то решил, что раз он попал «в семью врачей» (имелась в виду моя тётя), то должен быть освобождён (пусть ему выпишут справку!) от всяких работ.

Но никто ему справки не дал, и зять номер один был отправлен на стройку в г.Волгодонск. Через неделю пришла телеграмма:

» Приезжайте срочно зпт тяжёлом состоянии тчк».

Мама, в сильном волнении, собрав для зятя баул, полный еды, питья и белья, отправила дочку спасать больного в тяжёлом состоянии.

Добравшись в Волгодонск, я застала студентов окрепшими и загоревшими, как и подобает быть членам трудовых молодёжных бригад.

Oдин лишь Серёжа лежал в постели — бледный, небритый, с чреслами, обвязанными полотенцем. Оx, боже мой! Что случилось?..

Ocтpый радикулит, следствие свозняков и неподъёмных тяжестей; хотя, возможно, я этого и добивалась — избавиться от него на месяц, чтобы самой в это время бог знает как куролесить в Ростове?

Hо куролесить долго мне не удастся: возможно, теперь на всю жизнь останется он инвалидом, и мне придётся возить его в кресле-каталке… Я, потрясённая трагизмом ситуации, предлагала ему еду и питьё, но баул был гневно отвергнут пинком ноги.

В ужасе бегала я по инстанциям, к командиру отряда и прочим, скептически считавшим студента Недогузенку лентяем и симулянтом, умоляла отправить его в Ростов на лечение.

С большой неохотой его отпустили. Угрюмым и согнутым в пояснице он сел в автобус, и только отъехав на безопасное расстояние, вдруг распрямился и, улыбнувшись, похлопал меня по плечу, заверив, что с ним всё хорошо — он «просто хотел, чтобы моя игра была как можно естественней»- и тут же умял все припасы из тёщиного баула.

Просил, однако, «тёще не говорить, пусть думает, что я взаправду болен». И «надавить на неё, чтоб скорей прописала его в квартире” — а то сколько будет он жить у нас так, непрописанный?

Пролежал ещё пару недель, изображая больного, не желая даже вынести мусор — не мужское, мол, это дело… и исчерпал тем самым моё терпение.

Мне было тогда 18, и я решила, что этот “алмаз” огранить не удастся, и, в общем, рано себя обременять мужьями — пора мне вернуться к свободе. А Недогузенко — в общежитие.

Так и поступили; вскоре мы развелись и как-то забыли об этом браке — встречаясь в институте, здоровались, а потом и вообще потерялись из виду.

После такого «фальшстарта», последовал долгий период свободы, нормальной студенческой юности. Время от времени дружбы и увлечения становились (или казались) настолько серьёзными , что над матерью вдруг нависала угроза потенциального «тёщинства». Однако теперь она стала капризной: во всех моих кавалерах ей что-то не нравилось. Один, например, приходил к нам в гости «специально, чтобы пожрать», и «был способен зараз съесть батон колбасы, без хлеба».

Ну, что же, многие студенты и вправду были вечно голодными.

Другой, зацикленный на идеальном порядке, «приученный к чистоте», позволял себе критиковать неидеальный порядок в нашей квартире, и как-то раз даже хлопнул демонстративно ладонью по нашему креслу, подняв облако белой пыли и вызвав мамино возмущение:

— Ты посмотри! Ишь какой, понимаешь, инспектор!! Нахал!

А на моём горизонте тогда маячили потенциальные свекрови.

Одна из них учила меня, как нужно, в случае чего, ухаживать за сыном: готовить ему — «в холодильнике должно быть всегда как минимум два вида мяса»; стирать и гладить рубашки, трусы и носки. Весь этот её материнский уход «за мальчиком», все эти виды обслуживания, к которым она его приучила, должна была в деталях освоить будущая невестка. Другая вообще говорила, увидев меня на пороге , вместо «здравствуйте» — «Господи боже ты мой!», и тяжко вздыхала.

Ни одной из них я, как ни странно, не нравилась.

А почему? Что было во мне такого уж страшного- вот что хотелось бы знать?! Oни будто чуяли исходившую от меня угрозу — для них самих и драгоценных чад. И совершенно напрасно.

Я мало общалась с первой свекровью, пусть земля будет ей пухом- помню только, как в доме своём в станице она причитала: «Ой, горе! Сыночку женим!…», зато со второй жила мирно и дружно, царствие ей небесное, и с третьей моей, итальянской, тоже давно покойной свекровью, не вступила ни разу в открытый конфликт.

Продолжение

«Имена России» назовут в Ростове

Признание и призовой фонд в полмиллиона рублей. В Ростове — второй день фестиваля-конкурса детского и юношеского творчества «Имена России». Сегодня — новость Ростову — пройдёт динамичная часть — 40 номеров классических, народных, эстрадные и современных танцев.

Завтра в зале ДГТУ члены жюри оценят лучший вокал — джазовый, академический и эстрадный. Это почти 130 номеров.

Мечтают получить цветы и Гран При фестиваля участники от 7 до 32 лет из Самары,  Луганска, станицы Зеленчукской Карачаево-Черкесской республики, Таганрога, Волгодонска и Ростова. «Имена России» назовут в донской столице.

МИЛЕНА АРАКЕЛЯН ВОСПИТАННИЦА ШКОЛЫ ТАНЦЕВ "ЛАТИНСКИЙ КВАРТАЛ"

МИЛЕНА АРАКЕЛЯН ВОСПИТАННИЦА ШКОЛЫ ТАНЦЕВ «ЛАТИНСКИЙ КВАРТАЛ»: «Я участвую, чтобы победить. За меня болеют мама, бабушка, подруги и все латинские кварталы нашей школы».