Открывать – интересное слово. Сначала целую жизнь человека, а потом и что-то новое.

На одну студенческую конференцию в Академии Архитектуры и Искусств предложили взять тему доклада о ростовском архитекторе и скульпторе Викторе Баринове, о котором я еще недавно не знала ничего.

Всем известны такие имена как Леонид  Эберг, Ян Ребайн, Георгий Петров, но о Викторе Баринове упоминается очень мало, и вскользь.

А ведь он один из немногих, сочетавший в себе талант архитектора, скульптора, прекрасного графика.

Баринов — «рядовой боец»градостроительства, как и другие архитекторы, восстанавливал послевоенный Ростов.

Благодаря архиву внука Михаила Баринова, мне удалось осветить перед небольшой аудиторией процесс его работы над известными творениями, мимо которых мы ходим каждый день.

Например, рельефы на здании филиала таможенной академии, скульптуры на здании школы №43, памятник Сергею Кирову, скульптур на здании Кинохроники и др.

Здание кинохроники

В процессе поиска материала в интернете я случайно наткнулась на жительницу г. Шахты – Евгению Петрищеву, которая сообщала, что в ее доме находится работа Виктора Баринова!

Оказалось, что это чудесное изображение оленя — графика, где проработана каждая шерстинка.

 

Картина является семейной реликвией, и, надеюсь, никогда не покинет семью, передаваясь по наследству.

Евгения рассказывает: «Мой двоюродный дед, Тихон Дмитриевич Покотило, был геологом ещё с 1917 года.

Тихон Дмитриевич Покотило и его супруга — Зоя Лавровна Шатская, в начале 50-х взяли к себе троих племянников (одна из них — моя мама), так как их отцы были репрессированы. Детей они спасли, девочки вышли замуж и покинули Новочеркасск.

Так олень уехал в Шахты с моей мамой в 1956 году. С тех пор он с нами!»

По словам Евгении, в Новочеркасске существовали еще работы мастера (портреты Тихона Дмитриевича Покотило и Зои Лавровны Шатской), но, к сожалению, следы их затерялись.

Было бы очень здорово найти исчезнувшие работы, узнать, у кого находятся проданные или подаренные картины?

А эта — публикуется впервые.

Настасья Финько, студентка 4 курса дизайна интерьера Ростовской Академии Архитектуры и Искусств — с благодарностью Баринову Михаилу, рассказавшему о жизни дедушки и бережно хранящему архив, Сухоруковой Татьяне Георгиевне, моему научному руководителю, и Евгении Петрищевой, без которой не было бы этой статьи.