ТРИ ДНЯ ЛЮБВИ. Фестиваль «Рок-богема».

N 5 «Ура Бум Бум»

Цветы от Фимы Мусаилова

Мы ехали в Икарусе на стадион, где должны были начаться концерты международного фестиваля «Рок-богема», фестиваля-посвящения двадцатилетию Вудстока. За окном мелькали мрачные улицы промышленного крупного города Днепродзержинска. Небо жило совершенно независимой от земли — жизнью. В небо постоянно выдуваются клубы оранжевых паров из бесчисленных труб металлургических заводов. Небо постоянно бурлит этим цветом, оранжевые клубы придают небесному пейзажу зловеще-фантастический вид. Стены домов и тротуары покрыты угольно-металлической пылью, в магазинах — «шаром покати», зато водка без очередей — родина Леонида Ильича. Вдруг, сквозь бурлящее, как в колбе алхимика небо, прорвалось солнце.

— «Блеск!» — тут же воскликнули мы, потому что металлическая пыль вдруг обернулась блестками золота!.. Очередной обман…

«Блеск!» — Уже невольно повторили мы — автобус выехал в центр города, где высится мраморный /или гранитный?/ бюст «дорогого и уважаемого» экс-генерального секретаря Леонида Ильича Брежнева. К подножию бюста до сих пор возлагают живые цветы, но, надо думать, уже не «от имени и по поручению Политбюро», а… А от себя лично? Любят, стало быть, великого земляка?

А у «земляка» часть медалей, не потеснившихся на пиджаке, перенесли на постамент. «Сребро твое и злато скоро станет ржею…»

Многообещающее название «рок-богема» — «Три дня мира, дружбы и любви» оправдывало действительность. День рождения-юбилей — стал своеобразным карнавалом или, точнее, рок-н-рольным маскарадом. В окрестностях стадиона раскинулся большой системный лагерь: хиппи настоящие, пипл со стажем, панки, просто ряженные комсомольцы — оттяжный народ. Навестили лагерь и милиционеры — на редкость добродушные ребята.

8 СЕНТЯБРЯ

Ура бум-бум! 1990 #05
В первый день хлеставший ливень — шумный и бурный, как из водостока, загнал «Вудсток» в закрытый концертный зал. Константин Аврутин — один из организаторов фестиваля /и барабанщик молодой группы «Командор танцует танго»/ запросил метеоцентр и предсказатели погоды ответствовали — ливень расчитан как раз на три дня «Мира, дружбы и любви». Но, видно, на небесах тоже случаются перебои с водой — в остальные дни с верхотуры только капало, как из неисправного крана.

Пионером «рок-богемы» стало свердловское «Отражение». Как и все свердловские музыканты, ОТРАЖЕНИЕ отличается хорошей профессиональной игрой. Было сообщено, что программу составляют вещи, вошедшие в новый, четвертый альбом «Песни любви, море и горы». Вещи запомнились как-то фрагментарно — про «буги-вуги времен культа личности», про мальчика, необученного приличным манерам, про водку не рюмками, а стаканами /что моментально вызвало в памяти «Школу жизни» Чистякова/. Очень жаль, но к этому больше нечего добавить. Наверное, как-то не сложилось впечатления…

Местная группа КОМАНДОР ТАНЦУЕТ ТАНГО удивила зрителей любопытным и оригинальным саундом, а также свежестью мысли. Свой стиль определяют как мягкая волна. Программа короткая — три-четыре вещи. Последняя, кстати, «Свободу Изауре» — несколько смутила /но только текстом, а не музыкой/ — сколько можно-то об этом? Удачное и затейливое название группы объясняется любовью к длиннотам типа «Фрэнки едут в Голливуд». И потом — командор когда танцует танго? Правильно. Когда у него все материалы в папочке. Если учесть, что группа существует всего-ничего, а именно месяц, то, нам кажется, из КОМАНДОРА очень скоро получится нечто стоящее.

ШО? — группа из Кривого рога. Так и хочется дополнить местноколоритное название этих парней: «Шо вы говорите?» ШО? принадлежит к некоему криворожскому объединению «Кафедра зеленой музыки» /ПРОВОКАЦИЯ, ЦеКа, РИО, УЛИЧНАЯ БАРРИКАДА, ОБМЕН БЕЛЬЯ/. ШО? записали музыку к фильму «Бомба для приятеля» /Кривбасфильм + Одесса/. «Записались» — это, конечно, звучит. На самом деле студию искали сами…

Ура бум-бум! 1990 #05

ШО? завели зал с пол оборота ритмичным псевдо-пост-панком с использованием украинского языка. «Чур меня»,»Ведь ты же прекрасно знаешь», «Я тэбэ бытыму»,»Гоп-гоп», несомненный хит — «Купыла мама коныка, а конык бэз ногы». Помесь украинского и русского почему-то вызывала вопросы и сравнения типа: «А вот ВВ — так исключительно на украинском», на что Николай Калашников /вокал, тексты и музыка ШО?/ отвечает так: «Обычно нас сравнивают с КЛЭШ 85 года. Клэш нравится, но концерта 85 года мы не слышали. А украинский язык вместе с русским — это не коньюктура. Просто у нас существует русско-ураинская артель «Гэть неграммотность» мы стараемся владеть и тем и другим. А «Купыла мама коныка» — просто прикол на полтавском диалекте. И мы её еще до ВВ написали. Просто ВВ вылезли раньше».

Кроме Калашникова в составе ШО? — Андрей Сычев /бас, музыка/, Виталик Сводобев /барабаны/.

ШО? завели зал и народ от души пофанател. Но как только ребята ушли со сцены, стало ясно, что это группа разового пользования.

Ура бум-бум! 1990 #05

ОПАСНЫЕ СОСЕДИ из Ленинграда, действительно, опасные. Рок-н-рольный драйв соседей настолько крепок, что появляется ощущение поля под открытым небом и — вот-вот гроза. Наверное, это и есть дух настоящего первозданного рок-н-ролла. СОСЕДИ без претензий на новаторство, но с традициями у них все в порядке.

На смену ленинградцам вышел системный народ в лице ВНУКОВ АРБАТА. Три поэта-барда из Москвы — Собака, Дрон и Злыдень — обрушили на праздного и расслабившегося зрителя всю свою боль и обиду «за державу». Воздух стал пропитываться запахом ненависти — к ментам и власть предержащим. Ненависти тех, кого постоянно вяжут и отовсюду гонят. Знакома картина? То-то же… Осыпалась цветочная пыльца на наш асфальт, так и не оплодотворенная любовью. Не получилось — в условиях суровой действительности…

Кстати, к моменту фестиваля как раз появился ненормально-неформальный номер «Крокодила» /сентябрьский/. Там есть стихи Дрона, Собаки и других — «Система пишет…»

Ура бум-бум! 1990 #05

Закончил первый день «богемы» польский Биби Кинг и его группа МАНКИ БИЗНЕС. Этот добрячек весом в 120 кг, играющий на гитаре и поющий знаменитые блюзы и рок-н-роллы от Кинга отличался только цветом кожи. Да, рок-н-ролл и ритм-энд-блюз стал классикой и нет ничего дурного в том, что великие произведения играют современные исполнители. Кстати, МАНКИ БИЗНЕС звучали на фестивале лучше всех. А представили их примерно так: знаете, что обычно делают обезьянки в зоопарке? Все знают. Вот это то же самое, только еще и бизнес.

Ура бум-бум! 1990 #05

9 СЕНТЯБРЯ

Прежде чем перейти ко второму дню фестиваля, стоит рассказать как мы закончили первый. Хотя что, собственно, рассказывать? Делали, всё, что обычно делается, чтоб было хорошо, и стремились не подвести устроителей фестиваля и оправдать данное высокое звание «Рок-богемы». И не подвели. Наутро, вход в пансионат пикетировали отдыхающие пансионата, требуя созыва референдума и выдворения «волосатых» за пределы не только пансионата, но и Украины.

А с ВНУКАМИ АРБАТА вообще приключилось нечто. К обеду, когда только начали продирать глаза, в ним в номер пришли строгие комсомольцы и сказали так: «Милицию мы вызывать не будем. Убирайтесь по-доброму.» Утверждают, что ВНУКИ АРБАТА ночью взломали медпункт пансионата — нужда была в машинке. Но как было на самом деле — не знаем — спросонок были. Впрочем, состоявшаяся позже пресс-конференция также не внесла ясности.

…весь день моросит дождь, но концерт уже на стадионе. Парни в рабочих комбинезонах пилят низкочастотные колонки и тут же вставляют в них супер-новые «Гаусы». Кто-то нудит — представляю, мол, как эти «дрова» звучать будут вечером.

Вечером «дрова», включенные, кстати, точно во-время звучали без малейшей, как говорят музыканты, лажи.

Дождь прекратился ровно за пол-часа до концерта, вечернее солнце стало добрым знаком, будто и оно спешило весь день издалека, взглянуть хоть одним глазом на советский «Вудсток» и тут же удалится за горизонт, уступив место мощным прожекторам. Народу удивительно много, стадион «ломится» и походит на муравейник.

Первая группа — ЧЛЕНСКИЙ ВЗНОС — запорожские музыканты повеселили народ своей баянно-гитарной беспонтовостью. Членов трое: Иванов Яков /тексты, музыка, бас-гитара, вокал/, Козуб Сергей /гармошка, соло-гитара/ и Слава Шинкаренко — единственный профи в группе.

Пипл из лагеря сильно веселился, кувыркался на траве, танцевал и подпевал ВЗНОСУ. Сдержанно улыбаясь, за ними наблюдали офицеры Советской Армии, которых было значительно больше, чем милицейских чинов. Наверное потому, что рок-н-ролл с армией еще не испортили отношения так, как с «друзьями народа».

Ура бум-бум! 1990 #05

РЕПОРТАЖ из Днепропетровска, сменив состав, стал профессиональной коммерческой группой. Игорь Нагорный, приобрёл крутых музыкантов, с которыми не стыдно и за границей показаться /откуда они только что и вернулись/. Но в то же время утратил удивительный рокобардач-ный дух импровизации прежнего веселого и заводного РЕПОРТАЖА. Группа стала серпасто-молоткастой экспортным вариантом. Но что будет с ней здесь, среди живущих до Рубежа, когда там и здесь пройдет мода на солдатские ремни и ушанки, на лики вождей на майках, на жаргонное слово «перестройка» и вообще на СССР? Между тем, РЕПОРТАЖ прошёл «на ура» не только на фестивале «Гласность» в Дании, но и на фестивале «Вудсток» в Днепродзержинске.

Но вот следующая группа — МРОЯ разогнала добрую половину зрителей занудным хардом на белорусском языке. Разумеется, родной язык — дело хорошее, но у МРОЯ /ГЛЮКИ/ это выглядело как изрядная доза национального позерства и опять же политической конъюнктурой. «Я рок-музыкант старых традиций, это не призвание, это позиция — вот этим «глюки» глюкнули окончательно. Затянувших свое выступление до рези в ушах минских сябров-песняров-АС-ДС сменила малоизвестная московская группа ПАМЯТЬ МЕНЬШИКОВА /экс-ОРКЕСТР НЕЛЕГКОЙ МУЗЫКИ/ и хотя это была весьма своеобразная группа, зритель стал заметно скучать. Наверное, сказалось чрезмерное количество команд, работающих в один день.

ГЕНЕРАЛЬНОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ из Харькова показало высокий класс инструментальной музыки, но аранжировки слишком уж были в стиле «Фрипп энд Андриан Белью». Я даже временами пытался подпевать:

«Я колеса, я — движущиеся колеса.

Я двухместный студеббекер образца 1952 года…»

— из «Бита» КИНГ КРИМЗОНА.

Группа из Ростова-на-Дону ТАМ!НЕТ НИЧЕГО вернула первоначальный драйв «рок-богемы». Ее лидер-гитарист Валерий Посиделов плюс три новых музыканта — Адель Муртазин /бас/, Стас Аведян /барабаны/, Аркадий Сапожников /клавиши/, а Посиделова, многие помнят на Украине по группе ДЕНЬ И ВЕЧЕР. ТАМ!НЕТ НИЧЕГО начали выступление с версии нового государственного гимна:

«Друзья! Давайте станем петь

Только о хлебе и труде

И переделаем все звуки

В родные трели для народа

Потом пойдем в ночное поле

На трактор сядем и поедем

Я знаю ров за горизонтом,

Который нам пора зарыть…»

Ура бум-бум! 1990 #05

Программа Т!НН — это часть их последнего альбома «Револьвер господина Достоевского». Это были песни без столь модного сейчас революционного пафоса, но в то же время — сильные, ироничные тексты плюс необычная, своеобразная по звуку и шероховатая в аранжировках, музыка. Новый состав Т!НН дебютировал на «Вудстоке» достаточно убедительно.

Свердловский АПРЕЛЬСКИЙ МАРШ начал своё выступление с величайшего хита современности «Яблоки на снегу». Дальше пошла интересная авангардная волна, и, хотя такой стиль не совсем уместен в стадионном интерьере, МАРШ прошествовал крепким шагом.

Завершала день польская ВОЛЬНАЯ ЕВРОПА. Играли поляки граммотно и с напором, но как-то безлико. Под конец отвалили несколько вещей Роллингов и, кажется, что-то из ЛЕД ЗЕППЕЛИН. Создалось впечатление, что это ребята о обычной танцплощадки 70-ых годов.

Что еще было примечательного в тот день? Пожалуй, комментарий одного из ведущих. А вообще-то ведущих было два — Николай Березин и Эркин Тузмухамедов — обозреватели «Музыкального Олимпа ТАСС», они же вели и «Битломанию». Кстати, недавно стал издаваться и журнал «Музыкальный Олимп» по сути — тот же «Кругозор», по форме — больше.

Ура бум-бум! 1990 #05
 

Ура бум-бум! 1990 #05

Так вот, Тузмухамедов заметил, что в ФРГ отменено строительство завода по переработке плутония, и немалую роль в отмене сыграли фестивали протеста /и рок-музыки, конечно/. Значит не будут рождаться больше дети без почек, или младенцы с двумя головами. Не знаю как «Три дня мира, дружбы и любви» /сказал далее ведущий/, а экология очень важна. Вот у вас в Днепродзержинске — сплошной коксово-химический завод…» Таким образом, основной спонсор Фестиваля — упомянутый завод — был им несколько скомпрометирован, скажем так.

Ура бум-бум! 1990 #05

10 CЕНТЯБРЯ

«Мы любим свежее пиво и не любим Сталина» — заявила харьковская группа СУТКИ-ТРОЕ. Временами их музыка походила на старый добрый ГРАНД ФАНК, но еще больше в нее врезалось бардовое политиканство и огульное бичевание, этакий рок-синдром перестройки и гласности. А это уже порядком надоело и отдает фальшью, к тому же. Все ругают давно уже мертвого «отца народов» забывая — уж коль на то пошло — ныне здравствующих «отцов и детей».

ШОК также из Харькова — барабанщик и лидер-гитарист. Вот такой оригинальный состав, чего не скажешь о музыке. Тем не менее, лидер ШОКА Паша Павлов работал мощно: весьма хендриксовские по духу пассажи и тесты, переполненные отчаянием и болью: «дальше не будет лучше, дальше будет все хуже и хуже, и твой экстремизм никому не нужен…». Надо отдать должное — от Паши, провозглашающего тезисы типа: «Америка, твой бог — доллар, закрой рот или открой глаза», до Паши сегодняшнего: «… спасибо тебе, капитализм, если б не ты мы бы не знали, что мчимся вперед на красном коне», проделан такой же путь как от сохи до «Фордзона». Остается «Дальше, дальше, дальше!».

Ура бум-бум! 1990 #05

Днепропетровский ТОК показал себя во всей «красе» серого металлического конформизма с налетом коммерческих, филармонических фенечек. Да еще этот, якобы английский язык! Откуда эта гадость взялась в группе еще год назад в металлическом роке далеко не последней? Мощный голос Подгайного не ослаб, но стал каким-то ленивым и сытым.

Пожалуй, самым ярким впечатлением «Богемы» стала ленинградская группа ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА, и не менее замечательна группа КОШКИН ДОМ из Одессы.

Мощная, граммотная гитарная волна Эдика Нестеренко окатила стадион психологией минимализма. Бесспорное влияние КЬЮ и Ю ТУ нисколько не принижает личность и ценность ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА. Под эту музыку можно любить, драться, танцевать и резать вены — она универсальна, но не бездуховна /в отличии от дискотечных накачек/.

Ура бум-бум! 1990 #05

Дом, который построил Макс, наверняка ждёт большое будущее, ибо группа не разменивается на дешевую коммерческую карьеру. Карьеру, в которую с головой нырнули многие музыканты, взявшие на вооружение кино-помпилусную технологию.

КОШКИН ДОМ это, скорее, замок таинственной и магической музыки. Ледяной озноб берёт от низкого голоса Макса. Он словно проходит насквозь, вытаскивая из душ все дерьмо и оставляя, на мгновение, тело окаменевшим, ибо кажется, что душу твою тоже забрали и увели на какой-то неведомый обряд…

Ура бум-бум! 1990 #05

То, что произошло с КОШКИНЫМ ДОМОМ это очень сильно вперед. Пару лет назад мне доводилось видеть К.Д. в Одессе, тогда шли наивные эксперименты с масками-страшилками, вурдалачьими наклонностями и пр. Да, стремление отсасывать энергию осталось, но самое главное, что Макс, что-то забрав, непременно взамен дает своё. Это, повторюсь, главное, в этом, мне кажется, смысл.

…что это было? — спросила меня незнакомая девушка после выступления КОШКИНОГО ДОМА. «Не знаю» — ответил я ей, стоявшей рядом. Ведь на самом деле я не знал, что ответить ей, так как понял, что спрашивают меня не как это называется, а именно «что это было?»

Наверное, это было НЕЧТО.

В последний день нам не удалось посмотреть все, до конца — не услышали киевлян КОМУ ВНИЗ, не услышали ЭЛЬ из Днепропетровска. Но все равно мы были переполнены всем, а небо было опять беременно дождем — вот-вот начнут отходить воды.

«Три дня мира, дружбы и любви» завершились забавным эпизодом. Опять автобус, снова едем, только уже на вокзал. Хотите сфотографироваться? На память — предлагает представитель от комсомола, провожающий нас. И велит водителю тормозить у памятника. И мы идем к каменному герою. И… запечатлеваемся с неединожды героем. А после обряда, кладем на мраморную черную плиту зеленую, жирную ветку дикой конопли. Это было красиво.

прим. Только сейчас мы поняли, что дождь — это было спланировано заранее, ведь «Вудсток» настоящий тоже был обильно полит…

Ура бум-бум.

Ура бум-бум! 1990 #05