Архив метки: Лондон

Хутор в Ростовской области заметили в Лондоне

Хутор Мержаново (тот самый, где летом прошлого года выстроили громадный маяк для съемок 12-серийного художественного фильма   «Смотритель маяка» с  потрясающим Егором Бероевым в главной роли) снова на слуху!Хутор Мержаново

Фото сайта КИНОКЛАСТЕР ДОН

Егор Бероев, Наташа Швец

Так вот хутор Мержаново (на берегу Азовского моря и недалеко от Ростова-на-Дону) попал в топ самых живописнейших местечек России — говорят особенно хорошо там на закате солнышка  и это по  версии англоязычного журнала Calvert Journal — офис его находится в Лондоне, но у истоков — русские).

Это издание (специализирующееся на российской культуре) составило список красот, которые рекомендует посетить в о время ЧМ. Я же о Мержаново узнала в связи с развитием киносъемочных процессов.

Фильма я пока не видела, но вот редкая редкость — актер Егор Бероев на съемках в Батайске у Кирилла Серебренникова.

Сегодня Яков Джугашвили и Софи-Жозеф Ру в Ростове-на-Дону

Выставочная новость, Ростов-на-Дону! Сегодня открытие выставки состоится. Да, 9 января 2018г.

Выставночная новость, Ростов-на-Дону!

Яков Джугашвили и Софи-Жозеф Ру в Llil.space

Яков Джугашвили родился в 1972 году в Тбилиси. В 1997 году закончил Школу искусств Глазго (живопись и рисование), с 1997 по 2000 год ивыставлялся на различных площадках Лондона. В данный момент живет и работает в Москве.
Джугашвили — правнук Председателя Совета Министров СССР И.В.Сталина.

Картины Джугашвили — полуабстрактные пейзажи, выполненные в экспрессивной технике.

«Техника такая: я лью краску на холст, она растекается, и я в доли секунды должен найти решение — что с ней делать».

По словам арт-критика А.Троцкого «живопись Джугашвили зависает между трансцендентальным пейзажем Николая Рериха и техничной абстракцией Герхарда Рихтера, где помимо очевидного буйства красок «природы», почти всегда есть несколько преград или заслонов, насильственных препятствий, мешающих фигуре раствориться в фоне».

Софи-Жозеф Ру — французская художница, родилась в 1980 в Лилле, живет и работает в Париже и Лилле. Ру — художница-самоучка, ее образование основано на вольнослушательских курсах в различных французских университетах.

По семейной легенде прабабушка Ру страдала искажением цветового восприятия. Софи-Жозеф утверждает, что расстройство передалось ей по наследству, но имеет характер периодичнски проходящего.

С этим связаны две серии работ Ру: ранняя «Монохромизация», в которой Ру переписывала классические абстрактные работы в монохроме, и «Негоризонты» — наиболее личная серия художницы.
Открытие выставки в 19:00 по адресу Красноармейская 194

Информация и организация:  Speed TV

Отзывы на «Радио Тишина». Часть 3

Борис Гребенщиков

Начало

Сева Новгородцев: — Пресс-релизы пишут люди, наполненные энтузиазмом, музыку знающие. Я дам понять, что такое американский коммерческий прикус, зажим: зачитаю пару параграфов из пресс-релиза.
«Борис Гребенщиков. Стоял 1979 год. Год, когда Россия вошла в Афганистан, год, когда солдаты начали привозить домой первые ленты западной музыки

Студенты услышали Фрэнка Заппу, благодарных «мёртвых», (Что это?  Продолжая  записи радиоголосов разбирать, сделанные Евгением Киселёвым, в тексте про БГ не очень понятна фраза «благодарных «мёртвых»»,. То есть «мертвых» — и благодарных — вот это местечко? Что думаете? Может, это обыгрывание Дэд Кеннедиз? Или они тогда еще не появились? — раздумывает редактрисса Галина Пилипенко),  а по субботам на танцах беспристрастно играли АББУ и Бони М.
Аквариум начал играть на таких танцах, часто это кончалось приездом милиции и закрытием вечеров.

Самая крупная подпольная игра состоялась в 80 году под названием Тбилисский рок-фестиваль.
Как только Аквариум вышел на сцену — состоялся налёт КГБ! Арестовали 150 человек, концерт сразу закрыли.
Бориса, правда, не арестовали, но исключили из комсомола и уволили с работы — он трудился компьютерным программистом».
БГ: — Сева, я бы этого писаку, в виде наказания заставил бы выучить по-русски два слова и  чтобы он их произносил так: «Р-аз-ве-сис-та-я кл-юк-ва».

Борис Гребенщиков. Фото Эльвиры Могилевской

Сева Новгородцев: — В фильме из жизни выхвачены куски и история фильма — это история создания пластинки, история временного переезда Гребенщикова из Ленинграда в Нью-Йорк и прочее.
История создания пластинки так, как она рождается из отношений. Создание этого альбома я наблюдал в прошлом году. Тогда я впервые услышал песни с альбома.

Я даже не знал, что сказать — демонстрационные записи не понравились. Я Гребенщикова знал и любил давно по его, так сказать, подпольному периоду, по его русским песням, там где была поэзия, мистика, застрочное пространство и вдруг — фонограмма, полная гитарных рифов, блеска, профессионализма, электроники, но во всём этом голос совершенно выпал из привычного мне контекста, поэтому мне тогда нечего было сказать.
БГ: — У меня реакция была точно такая же. Хотя считается, что английский язык самый мелодичный, это общепринятое мнение, потому что чередование гласных и согласных в английском языке и длинных и коротких, оно происходит более или менее регулярно.

Сева Новгородцев: — Английский язык — самый удобный для пения, но, тем не менее, песни Гребенщикова слушаются гораздо лучше, когда он поёт по-русски.
Но это вопрос, наверное, философский, потому что человек взят из окружения, из того, где он вырос и продуктом которого он является и перенесён, можно сказать даже искусственно, волею обстоятельств.
Это все равно как зрелое дерево в разгар сезона пересаживают — там без повреждений корней не обойтись.
БГ: — У меня было такое неловкое ощущение, что русское дерево пересаживают очень искусственно на английскую почву.

Я могу сказать, что русский ботанический стих наиболее удобен для поэзии, потому что даёт такое обширное пространство рифмы и ритма, какое никакой английский и даже никакой французский и никакой силлабический стих испанцев не даёт.

Продолжение

В Ростове — новый памятник женщине

Клементин Черчилль в РостовеЭтот дом  на пересечении Большой Садовой и Чехова — один из немногих в Ростове-на-Дону, где в 1945 из кранов текла вода и работало отопление. Поэтому здесь 22 апреля, 70 лет назад и поселили первую леди Англии — Клементину Черчилль.

МИХАИЛ МЯГКОВ СОВЕТНИК МИНИСТРА КУЛЬТУРЫ РФ, НАУЧНЫЙ ДИРЕКТОР  ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «РОССИЙСКОЕ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО» (Г.МОСКВА): «Когда в Ростов она прилетела, то мальчишки сбежались из ростовских двориков, мчались за ней по улице и кричали : «Черчеллиха!»

Но она не была похожа на буржуазную даму — она носила строгий полувоенный френч и совсем не походила на жену британского премьера».

Но на доске — ее открыли — вот новость — сегодня в Ростове — баронесса выглядит как леди — в шляпке и с украшениями. В бронзовых завитках мехового лацкана — орден Трудового Красного знамени. Ниже — квадрат QR-кода. Стоит навести гаджет и вы узнаете всё об этой памятной доске.

ИГОРЬ ГУСЬКОВ ПЕРВЫЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГУБЕРНАТОРА РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ: «Доска не только о присутствии в Ростове Клементины Черчиль, но и о том, что благодаря ее стараниям было укомплектовано два военных госпиталя на полторы тысячи человек, поставлено оборудование и инструменты».

Вернувшись в Лондон, Клементина Черчилль издала мемуары. Первую копию книги и привёз в Ростов генеральный консул Великобритании.

АЛЛАН КИТ РЕННИ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОНСУЛ ВЕЛИКОБРИТАНИИ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ (Г.СПБ): «В небольшой книжечке описаны впечатления Клементины Спенсер-Черчилль, сложившиеся у нее о России и непосредственно о Ростове-на-Дону, поскольку, она говорила, что это было самое яркое событие».

Это вторая доска в честь великой женщины.Первая установлена на территории Центральной городской больницы.

На здании туалета на Газетном, где побывала госпожа Черчилль, пока — только заколоченные двери.

ГАЛИНА ПИЛИПЕНКО удивилась, сто  флаги были всякие — России, Ростовской области, желтые с геробом — Военно-Исторического общества. Но вот английского — нет. Только одна девушка пришла в шарфике с принтом — английские стяги.

Сюжет сделала с оператором Евгением Каревым. Ждите » Вести Дон «

Он читал стихи собакам

Хейнрих Ламволь, поэт, музыкант

Хейнрих Ламволь, поэт, музыкант

Сначала немного переписки, чтобы стало понятно — какой был замысел и как я узнала о книге «Хейнрих Ламволь. В заброшенном себе».

Некоторое время назад мне написал Алексей Полетов, ростовский музыкант.

«Добрый день, Галина. Не могла бы ты оказать помощь в одном деле? Когда создавалась группа «Геликоптер блюз-бенд», в ее составе, кроме Петерсона, Рогаля и меня, был Хейнрих Ламволь, автор первых текстов и солист.

Геша учился в Ростове, в педагогическом институте сам он из Таллина. Они были очень дружны с Сергеем Тимофеевым. После окончания института Хейнрих уехал в Таллин, работал журналистом, писал стихи; общение наше не прерывалось. Потом Геша переехал в Лондон, стал довольно известным поэтом. В прошлом году он умер от рака. Его сестра хотела бы издать книгу его стихов, а когда-то Геша упоминал, что мечтал о книге с иллюстрациями Тимофея.

Проблема в том, что рисунки, помещенные в группе «Пекин Роу-Роу» очень маленькие, нужны сканы с сохранившихся у кого бы то ни было оригинальных работ. Здесь, в Ростове, этим занимается одногруппница Ламволя, Елена Сухова. Она обращалась к Ане Бражкиной, к другим людям, у которых могли бы сохраниться рисунки, но их пока мало. Не могла бы ты подсказать, к кому можно обратиться с такой просьбой.

Сразу оговорю, что к В. Посиделову она уже обращалась, к сожалению, безрезультатно».

Ответила я, чуть ли  не месяц спустя!

«Царствие небесное! Жаль человека! Лёша, я как-то письмо проглядела! И только сейчас открыла. Все, что мне попадало в руки (или попадает), выкладываю у себя в блоге http://www.rostovnews.net/?s=Тимофеев»

Лёша Полётов: «Ладно, не беда. Книжка уже вышла, недавно. Есть хорошие стихи.

Напечатана в Таллиннской книжной типографии. Называется «Хейнрих Ламволь. В заброшенном себе».

Послесловие Ольги Бугге, его сестры.

Тираж не указан, но, видимо, небольшой. Это страница Генриха на фейсбуке https://www.facebook.com/heinrich.lamvol?fref=hovercard

Рисунков Тимы там нет, т.к. не смогли найти подходящих по тематике и качеству.

Стихотворение, посвященное Тимофею, единственное в сборнике с посвящением».

Стихотворение, памяти Сергея Тимофеева  находится здесь.

Ссылка на статью о книге http://literratura.org/poetry/1236-heinrih-lamvol-k-z..

Фото я — Галина Пилипенко — взяла  с этого же ресурса.

Ссылка на  страницу Хейнриха Ламволя на Стихи.ру http://www.stihi.ru/avtor/sosed1

Отзывы на «Радио Тишина»

«Севаоборот», Би Би Си город LONDON. Июнь 1989 год

 Борис Гребенщиков

«Фирма Си-Би-Эс выпустила в качестве рекламного материала две-три песни Бориса Гребенщикова на крохотном компакт-диске — это во-первых.

Кроме того на прошлой неделе вышла сорокапятка.

И ещё есть пластинка 12 дюймов — то есть альбом по размеру.

но на самом деле это — всего три песни для клубов, дискотек и прочее.

Надо сказать, что у всех этих трёх пластинок одна обложка.

Есть ролик — 8-ми минутный, который будет разослан на телеканалы — для тех, кто желает визуального знакомства.

На обложке альбома БГ надпись на русском. Тут, конечно, напрашивается старославянское правописание бога без буквы «О».

И, самое главное, что меня поразило и что придумали американцы (видимо, это у них стандартная производственная практика) —  это пластинка на которой записаны куски интервью БГ вперемешку с песнями. То есть это фактически готовая радио-программа, отпечатанная на дисках, размером с альбом, которые рассылаются на радиостанции и не надо  резать ленту, монтировать…

Небольшая радиостанция просто ставит всё это дело и вот — готовая радиопередача!

Все это делается только и ради одного:  чтобы люди обратили внимание на альбом, который будет выпущен здесь официально 12 июня».

Вот отзыв. По-моему, это «Таймс».

Продолжение.

Расшифровка:  Евгений Киселёв (место обитания — Чистополь). Редактура:  Галина Пилипенко.
Впервые опубликовано: журнал «Ура бум-бум!». Номер запамятовала. Кто подскажет?

Ирина Кузнецова: Саша Башлачёв. Каким я его знала…

Саша Башлачёв

 

«Севаоборот»,

Би Би Си город LONDON. весна 1989 год

Ирина Кузнецова: Саша Башлачёв. Каким я его знала…

В.Н. /Всеволод Новгородцев/: Добро пожаловать, Ирина, на передачу. Первый вопрос, который я хочу задать, и который, естественно, возникает у всех людей. Люди здоровые, практические спрашивают — что, почему, как может молодой человек в возрасте 27 лет покончить жизнь самоубийством? Был ли он пьян или болен неизлечимой болезнью?! Что его толкнуло на это?

И.К. /Ирина Кузнецова/: Я не могу назвать это самоубийством. Саша совершил этот шаг не для того, чтобы уйти отсюда, а для того, чтобы прийти туда. Он искренне верил, что кто-то там ждет его. Он не упал из окна, он не выбросился, он вылетел. Его тело нашли в 12 метрах от стены нового блочного дома… и остался след в форме большой земляники. На снегу след, как он писал «земляника в окошке»…

В.Н.: То есть это произошло не ночью, это произошло днем?

И.К.: Это произошло где-то в два часа дня…

В.Н.: И он был, по нашим здравым житейским меркам, в рассудке?

И.К.: Да, Саша был в здравом рассудке. Это был чрезвычайно жизнерадостный открытый человек, и жизни он был рад. И он просто хотел уйти туда, он верил, что смерть — это освобождение, что бренное тело — это броня. Он хотел освободиться, он верил, что его кто-то ждет. Он хотел снять с себя эту броню.

В.Н.: Сейчас, когда Саша погиб, о нем появились статьи, творчество его анализируют, критики раскладывают по косточкам, и вставлять будут, видимо, в хрестоматии. Но Саша ведь перед смертью ничего после себя в бумажном виде не оставил, как я понимаю?

И.К.: Да, он сжег все свои записи, а как таковых, записей его музыки не было.

В.Н.: Поэтому то, что до нас дошло, это скорее случайность, нежели закономерность?

И.К.: Да, это случайные записи.

В.Н.: Я хотел упомянуть это в том смысле, что записи, которые до меня дошли, уже в свою очередь — они все в принципе непрофессионального качества и вот, как ни странно, на основе этих записей, видимо, будут выпускаться сашины пластинки. Его, как явление, грубо говоря, ну проглядели. И то что до нас дошло, может не в лучшем техническом виде, но во всяком случае это дает нам представление о том, кем был Саша, о чем он писал.

Что у нас за первая песня сегодня?

И.К.: Первая песня «Посошок».

В.Н.: О чем он там поет?

И.К.: Он… прощается…

В.Н.: Последние строки песни вы записали, прочтите нам.

И.К.:

Наша правда — проста, но ей не хватит креста
и соломенной веры — Спаси, сохрани,
Ведь святых на Руси, только знай выноси.
В этом высшая мера — Скоси, схорони.

В.Н.: Что за человек был Саша? Ведь ты близко его знала. Что он в жизни был за человек?

И.К.: Саша в жизни был человек очень жизнерадостный, открытый, честный и он хотел всех нас встряхнуть своими песнями, хотел чтобы мы все жили в полный рост.

В.Н.: Если проследить его биографию, откуда все взялось, откуда он появился?

И.К.: Ну, Саша родом из Череповца. Учился в Свердловске, окончил факультет журналистики, потом приехал в Питер. Ну и в Питере как было… Началось все это. Песни он стал в Свердловске писать, в Питере вот появилась настоящие его друзья в жизни и его все очень полюбили.

В.Н.: Практически, он был человек неприкаянный. Видимо, и жить ему было негде. Как у него с пропиской в Ленинграде дело обстояло?

И.К.: У него была ленинградская прописка. У него была подруга, у которой он был прописан, хотя, по-настоящему он жил с другой девушкой из Тулы — Настенька, которая училась в Москве и Саша ездил к ней в Москву или она приезжала в Питер.

А в августе прошлого года Настенька родила Сашиного сына.

В.Н.: Когда ты в последний раз видела Сашу?

И.К.: В последний раз я видела Сашу дней за пять до смерти. Он зашел ко мне прощаться. Я не понимала зачем он пришел, просто зашел в гости. Я думала. он приехал в Питер, мы с ним давно не виделись, просидели весь вечер, говорили даже о чем-то, не могу вспомнить о чем. Саша ночевал у меня, а утром стал уходить и сказал: ну, давай, что ли попрощаемся.

Я сказала: зачем прощаться? Ты же теперь в Питере, теперь-то увидимся.

Он ответил: нет, давай все же попрощаемся.

И мы попрощались.

В.Н.: Тебе доводилось когда-нибудь видеть, как он сочинял песни?

И.К.: Да, мы жили под одной крышей довольно долгое время и вообще часто мы с ним виделись.

В.Н.: Часто говорят, что вдохновение приходит откуда-то извне, что автор не из себя песни рождает?

И.К.: Да, Саша искренне верил, что все, что он поет дано ему свыше, кто-то там наверху дает ему все это.

Я помню, как он закончил писать песню и сказал кому-то там наверху: «Спасибо тебе, моя девочка, спасибо тебе за эту песню».

Как будто благодарил кого-то там.

В.Н.: То есть есть какая-то невидимая особа?

И.К.: Да, эта невидимая особа была при нем всю жизнь. Я даже как-то спросила его: «Ты любишь Настю?»

Он сказал: «Мне с ней хорошо, но жена моя там, на небесах.»

В.Н.: Был ли он человеком верующим?

И.К.: Наверное, был. Он искренне верил в то, что существует вечная жизнь, вечная душа. Верил в эту вечную жизнь, вечную душу.

В.Н.: Был ли возраст для него — 27–28 лет — каким-то рубежом?

И.К.: Ну мне кажется, что люди, которые умерли раньше 27 лет, ушли из жизни по своей воле, что-то поняли раньше. Ведь 28 лет — это настоящий рубеж в жизни, Саша понял что-то очень существенное раньше и успел это нам сказать.

В.Н.: Связано ли это с каким-то поэтическим рубежом? Лермонтовский возраст?

И.К.: Возраст Джимми Моррисона.

В.Н.: Послушаем следующую песню, называется она «Все от винта!» Может быть пару слов о ней?

И.К.: Он поет о том, что никогда не поздно снимать броню. Что тело — это броня, а смерть — это свобода…

В.Н.: Вот здесь Саша Башлачев поет: «Нам нужно лететь». Ты упомянула, что он из окна буквально вылетел, пролетев 12 метров по горизонтали с 9 этажа. Ведь песня написана задолго до его смерти, за полтора-два-три года. И, слушая его песни, мы видим, что в них обстоятельства или даже картина, скажем так — будущей смерти — вырисовывается во всех деталях. Он поет о том, что «зима будет его вдовой», он поет об этих красных пятнах, о землянике на снегу.

И.К.: Даже больше. Он поёт: «Мы свои черепа открываем, как консервы по песку расползлись, червями сплелись мысли, волосы, нервы.»

Он описывает картину своей смерти очень живо и он знал это. Он был певцом своей смерти. Наверное, это великое мужество — знать все наперед и в то же время не уставать делиться радостью.

В.Н.: Да, это нам, смертным, понять, конечно, очень трудно.

Л.В. /Леонид Владимиров/: Этим поэты, как известно, отличаются. Если близко вспомнить — Маяковский. Он во «Флейте позвоночника» писал: «Я часто думаю, не поставить ли точку пулей в своем конце, Сегодня я на всякий случай даю прощальный концерт.»

А Пушкин написал Ленского, как вы знаете, который перед смертью поет, не поет, говорит, это в опере он поет; это очень свойственно поэтам предвидеть свой конец, это какая-то мистика, но это факт.

В.Н.: Вы упомянула имя Джимми Моррисона. Действительно, есть какая-то связь. Я не большой знаток этой музыки, не берусь утверждать, что там влияние Моррисона, тем не мение, есть что-то мистическое.

Л.В.: Моррисон завещал, чтобы на его надгробье написали, и так написали в Париже: «Здесь лежит Джим Моррисон — поэт». Больше ничего.

В.Н.: Мы сейчас связались по телефону с отцом Сергеем, который ведет у нас религиозные передачи, с тем, чтобы получить от него духовное наставление на тему о самоубийстве. Мы говорили о поэтическом самоубийстве, и нам нужно духовную сторону этого дела очень, так сказать, выяснить.

Речь шла о том, что молодой поэт 27 лет Саша Башлачев, год назад выбросился из окна. И у него было какое-то воображение, во всяком случае, нам недоступное: якобы у него была какая-то невеста и ждала его на небесах. И вот мы хотели бы вас спросить: что по этому поводу православная церковь думает, как она относится к самоубийству?

о. Сергей: Вообще христианство — это жизнеутверждающая религия и конечно, по учению, каждый должен готовиться к смерти, но отнюдь не ускорять момент смерти. Вот бывают такие случаи, скажем четыре человека сидят в лодке, спасаются, пятый человек никак не может вместиться. Он жертвует своей жизнью.

Это не самоубийство, это самопожертвование. Это другое дело.

Но жизнь вообще — дар Божий.

А самовольно решать — это, мы считаем, узурпация роли Божией. Это, в какой-то степени, и отрицание Бога самого, Бога нет, сам я — Бог, сам я решаю. Вот эта проблематика, между прочим, обсуждается у Достоевского в «Бесах».

Там есть Кириллов, который, как вы помните, очень живо описывает свои мысли о самоубийстве, как он заменяет как будто Бога. Но в Библии все-таки сказано, одна из заповедей говорит: не убивай, значит и самого себя не убивай. И тут, кроме этого, есть другая заповедь: да не будь у тебя других богов, кроме Меня, кроме т. е. Бога, включая собственное свое «я», так что самоутверждение, которое ведет к самоубийству это, конечно, осуждается, и вот, строго говоря, человек, который поканчивает с собой самоубийством, не получает церковного отпевания.

Мы бережно и с любовью относимся к человеку, если можно оправдать, понять, отчего он погиб, особенно если он не владел собой в тот момент, скажем, умалишенный — тогда уже это другое дело.

А другие говорят даже более того: любить человека так или иначе, каким бы образом не погребали его, все-таки о нем молиться. Вот, например, у Достоевского, извините, что дважды повторяю, цитирую, у отца Зосимы есть такое место, где он говорит: «Всяк день молюсь».

Вообще, о самоубийствах говорит и как бы оправдывает это за любовь — не осердится ведь Христос, конечно, тут преобладает.

В.Н.: То есть самоубийство считается одним из тяжких грехов.

о. Сергей: В самом деле так и есть. Каждый грех может строго караться. Строгое можно иметь к нему отношение, но можно и с милостью, понимая почему произошел этот грех, чтоб не только тот, кто покончил с собой, но и окружающие его, получили какую-то поддержку, какую-то любовь от церкви, забота Христа — это именно о спасении человека.

И.К.: Отец Сергей, Сашин шаг — это было не самоубийство, это было самопожертвование. Он своим шагом хотел сказать нам, что нам ничего не надо бояться. Любой шаг, даже смерть, можно воспринять с радостью. И все мы после его смерти получили заряд творческой энергии, все, и я, и Борис, и Виктор Цой и многие-многие советские музыканты и поэты.

о. Сергей: Я, конечно, не о нем говорю. Не знаю его. И тут, между прочим, то, что вы говорите немножко похоже на то, что Кириллов говорит: он хотел своим самоубийством как-то ободрить людей, дать им духовную силу, мужество и т. д. Но не знаю, думал ли он о Боге сам, был ли верующим человеком?

И.К.: Наверное Саша был верующим, верящим в то, что душа вечная.

о. Сергей: Да, да, да.

И.К.: Но по вероисповеданию, наверное, он был язычник.

В.Н.: У нас, к сожалению, время подходит к концу… Спасибо отец Сергей, спасибо Ирина, всего доброго друзья…

Саша Башлачёв

С эфира записал и расшифровал Евгений Киселёв (Чистополь). Редактировала и набирала текст Галина Пилипенко. Дизайн — Фима Мусаилов.
Впервые опубликовано: журнал «Ура бум-бум!» 1990, №5

«Ура! Бум! Бум!» N5, 1990.