Архив метки: Борис Гребенщиков

ДЖОРДЖ ГУНИЦКИЙ. ВКЛАД АЛЕКСАНДРА СТАРЦЕВА

Мы познакомились с Александром Старцевым  осенью 1983 года на почве бесконечного, глубокого, тотального, абсолютного, захватывающего интереса к хорошей, к подлинной, к настоящей рок-н-ролльной музыке.

В те годы, в начале восьмидесятых, крепко становится на ноги ленинградский рок-клуб и все, что происходило тогда в рок -клубе – концерты, фестивали, записи первых альбомов – оказывалось предметом самого горячего нашего интереса. Я стал писать в журнал «Рокси».

Саша Старцев был тогда главным редактором этого самиздатского издания и пользовался огромным уважением со стороны многих музыкантов, да и всех тех людей, кто был в какой-то степени приобщён к питерскому року.

На этом снимке и далее:  рок-журналист Александр Старцев  ведёт акустический концерт Майка Науменко в Таганрогском рок-клубе. Таганрог, Городской дом культуры, 9 декабря 1989 года. Фото: Сергей Ильич. Публикуется впервые.

«Рокси» выходил не так уж часто, в среднем  – один раз в год, тем не менее, появление каждого очередного номера становилось событием в рок-н-ролльной и в около-рок-н-ролльной питерской среде, кроме того, журнал еще дополнительно перепечатывался, распространялся по Ленинграду и за его пределами. Тогда, в середине восьмидесятых годов, более популярного рок-журнала в СССР, пожалуй, не было.

«Рокси» быстро стал одним из наиболее авторитетных самиздатских изданий России; впрочем, вскоре возникли  и «Рио», и иные журналы – в Ленинграде, в Москве, в других городах.
Первоначально появился журнал «Рокси» еще в 1977 году, его основал Борис Гребенщиков, который регулярно почитывал западную музыкальную прессу, пролезавшую через дыры и щели в железном занавесе. Он захотел создать что-то аналогичное и в наших унылых условиях.

К Борису присоединились Майк Науменко, Юрий Ильченко, Николай Васин, рок-фотограф Наталья Васильева и другие известные люди из андеграундной ленинградской рок-н-ролльной среды.

Принято считать, что название «Рокси» возникло как дань уважения английской группе Roxy music, это основная версия. Впрочем, есть и другая: «Рокси» сокращение от «РокСити».
(Забавно, что осенью 2007 года в Питере, в зале Большого драматического театра выступал Brian Ferry, вокалист Roxy music – прим.авт).
«Рокси» стал первым рок-самиздатским изданием в нашей стране, он и ориентировался, в основном, на музыкальную жизнь в Ленинграде. Но и о западной музыке тоже кое-что рассказывалось, ведь в те годы в СССР никакой открытой информации о роке вообще не существовало.

Под редакцией БГ вышло несколько номеров, потом же Борис перестал заниматься музыкальной журналистикой и полностью сосредоточился на своих «аквариумных» делах.
Да и могло ли быть по-другому?
В дальнейшем журнал «Рокси» начинает выпускать «вторая», а затем и «третья» редакция. Журнал первоначально печатается на пишущей машинке (компьютеров тогда еще не было) и тиражировался точно таким же старинным кустарным способом. Машинописные копии журнала распространялись по всей стране.

Всего же было издано за двенадцать лет четырнадцать номеров «Рокси», совсем не так уж много, разумеется, однако подпольное существование в условиях самиздата не могло не сказываться и на периодичности, и на художественных достоинствах издания.
С начала восьмидесятых годов прошлого столетия главным редактором «Рокси» становится рок-журналист Александр Старцев.

Саша Старцев нарисован Анной Астаховой.

Рисунок Анны Астаховой (Таганрог).

Он был фанатично  предан своему главному занятию, именно под его руководством журнал достигает – в 1985-1989 годах ощутимого творческого апогея.

У Саши было два высших образования, одно из них — историческое, ему иногда удавалось применить свои исторические познания в рок-н-ролльных статьях и обзорах.

К тому же у него было очень острое и отвязное чувство юмора, он умел им пользоваться превосходно, хлесткие иронические интонации постепенно стали одним из весьма узнаваемых признаков основного стиля «Рокси». Старцев любил писать под псевдонимами – Алек Зандер, К. Кич, Саша Скримами.
Самый последний, пятнадцатый, номер Старцев целиком сделал сам, однако его мечте о профессиональном издании «Рокси» так и не суждено было сбыться. В середине девяностых он с печалью заметил: «Пока одно лишь ясно: эпоха «Рокси» ушла безвозвратно».
За годы существования легендарного рок-издания в Ленинграде с ним сотрудничали такие авторы, как Борис Малышев, Михаил Брук, Игорь Леонов, Бенедикт Бурых, Старый Рокер, Александр Житинский и многие рок-публицисты из других городов.

На всех делах и заботах, связанных непосредственно с «Рокси», Саша Старцев концентрировался до предела, в первую очередь.

Все остальное его интересовало уже как бы постольку поскольку, разве что в качестве приложения к «Рокси». Мы нередко ругались с ним во время работы над очередным номером, Саша Старцев не отличался покладистостью нрава и сговорчивостью, и никогда не шел на компромиссы. Сотрудничать было очень непросто. У него был жесткий характер.

Ну и мой нрав тоже весьма далек от ангельского.
Саша Старцев рано умер. Он ушел их жизни в декабре 2006 года.

Презентация его юношеского романа состоялась 4 мая, в его день рождения, в «Камчатке». Ему бы исполнилось в этот день всего пятьдесят лет… Вообще-то, совсем, конечно, немало. Только теперь, когда регулярно проводятся концерты и целые туры, и издаются альбомы, приуроченные к юбилеям, когда все мои друзья, да и я сам тоже, уже перескочили через планку пятидесятилетия, то мне поэтому порой представляется, будто это такой, как бы… средний возраст.

Известию о том, что Старцев тяжело заболел, я сначала не поверил, ведь Саша всегда был очень энергичным, спортивного склада человеком и каждый год, много лет подряд, отправлялся в поход на север, в район Кандалакши, где плавал по рекам и озерам на байдарке. Когда я заходил к нему в конце мая или в начале июня, то почти всегда неизменно заставал его на улице, возле парадной, когда он возился с байдаркой и готовился к очередному походу на север.
Как справедливо было написано в одной историко-исследовательской статье, «”Рокси” оказался в руках у Старцева в неудачный для последнего момент. Аккурат в эти годы случились знаменитые гонения на рок и на самиздат. Старцев попал в эпицентр обеих компаний, благодаря чему был уволен с работы, имел массу неприятных бесед в КГБ и плюс к тому стал причиной служебных неприятностей своих родителей. К удивлению многих, Старцев при этом журнал не бросил и не прикрыл, а продолжал его издавать».
Любимыми группами Саши были «Аквариум» и «Зоопарк», с большой симпатией он относился к «Кино», «Тамбурину», «Санкт-Петербургу». Классическим питерским рок-составам были посвящены его материалы, интервью с музыкантами из этих групп часто появлялись на страницах «Рокси». С многими их них у Саши были теплые и дружеские отношения, некоторые часто – в том числе и Майк, и Цой, и Рекшан, и другие появлялись у него дома, на улице Орджоникидзе. Теплые дружеские выпивания, приятные тусовки в теплом своем кругу. У Саши довольно рано появился видеомагнитофон (видак), что часто превращало его квартиру в камерный видеосалон.

В конце восьмидесятых часто Старцев выезжал в другие города, где рассказывал о ленинградской рок-музыке, о группах, о музыкантах, о реалиях ленинградского рока, показывал видеоматериалы, это было самое настоящее рок-просветительство, особенно ценное в стране, медленно пробуждавшейся после тяжелого многолетнего сна.
Я держу в своих руках книгу Саши «Путешествие на Черную Ухуру», написанную в 1982-м и изданную только в мае 2008 года, и в очередной раз удивляюсь жесткости пасьянса, который так часто раскладывает перед нами жизнь.
Буквально с первых дней нашего знакомства Старцев часто ссылался на cвою «Черную Ухуру». Он показывал мне толстую пачку рукописных листов и я все собирался взять почитать его роман, но… как-то и сам забывал об этом, и Саша уже не помнил, читал ли я его «Black Uhuru» или нет, и жизнь шла дальше, и проходили годы, и все как-то было не до этого, и не до этого…
И так получилось, что впервые я стал читать старцевский роман только в мае 2008 -го…

Нет, не стану лгать, эта проза далека от совершенства, поэтому я не могу не согласиться с Александром Житинским, который справедливо заметил в предисловии, что «…автор этой повести не стал писателем, и сама повесть так и затерялась бы во времени, как не очень уверенная попытка пробиться в литературу, если бы автором её не был Александр Старцев… он был одним из первых настоящих рок-журналистов, знающих, что такое истинный рок, любящим его и стремящимся передать эту любовь другим людям».

Да, Александр Николаевич, все правильно, все именно так и есть.
На презентацию книги «Путешествие на «Черную Ухуру» в «Камчатку» пришли все близкие друзья и хорошие знакомые Саши. Прозвучала акустическая питерская музыка, выступили Владимир Рекшан, Владимир Леви, Михаил Новицкий и Татьяна Голубчик.

Только самого Саши Старцева в «Камчатке» не было…
Теперь, спустя годы, можно сказать, что музыкальный самиздат прошлых лет развивался  параллельно с отечественной рок музыкой. Он был боевым, нонконформистким, радикальным, смелым. Принято считать, что золотые времена для российского рок-н-ролла остались позади, то тоже самое
можно, к сожалению, сказать и про сегодняшнюю рок -журналистику.
Только как бы там ни было, нельзя, невозможно забыть о том, что свой личностный, очень весомый вклад в становление, в развитие, в жизнь отечественной рок-культуры внес Александр Старцев.
Май 2008

Данный текст, написанный Джорджем Гуницким в 2008 году, мы — сайт «Неофициальных новостей Ростова-на-Дону» републикуем с любезного разрешения автора.

 

ОТЗЫВЫ НА «РАДИО ТИШИНА». ЧАСТЬ 4

Начало

— Я говорил о технической стороне дела, а не о содержательности.

    — Звучащий русский стих — это богатейшая вещь.
    Это отрывок — рецензия на фильм из «Индипендент».
    Представитель фирмы Си-Би — Эс говорит, что возлагает надежду на соединение, на женитьбу, так сказать, двух культур.
    Этот брак по идее, должен стать счастливым. Но жених и невеста не смогли уладить разногласия. Получилось, как если бы Чехов стал петь бродвейские мюзиклы».
    • Неплохо сказано, и здесь еще одна цитата мне понравилась: » В Америке голос его разбавлен западом.
    В студии нервничали. С одной стороны, не хотели слишком «русского», с другой стороны — американского.
    Записи напоминали переговоры по разоружению: уберите синтезатор здесь, а мы добавим обычных инструментов там.
    И, что самое интересное в фильме: Борис Гребенщиков и герой гласности и её жертва.
    Внутри страны гласность возвеличила его, за границей она же его и уничтожила».
    Приговор довольно суровый.
    — Необходимо сказать, что на фильм откликнулись все без исключения английские газеты. потому что реклама была совершенно потрясающая. Неделю назад журнал «Зе лисн» вышел с фото Гребенщикова на главной страницей и статьёй Троицкого.
    Мнения и оценки прессы совершенно разные.
    Мнение редакции «Гардиан» можно не приводить, потому что эта газета ничего не сказала.
    Рецензент «Таймс» в конечном счёте назвал этот фильм «мастерским», в то время как «Дейли телеграф» нарекли «полным барахлом».
    Но, мне кажется,  «Индипендент» дала, пожалуй, самый расширенный и наиболее объективный, что ли, отзыв. Она как бы суммирует обе стороны.
    Каждое время рождает своих героев. Вот представьте себе, потепление между странами, сближение. Возникает потребность в каком-то связующем звене на уровне молодёжной культуры.
    Является ли Гребенщиков нужным человеком для своего времени?
    Я скажу, с моей точки зрения, он наиболее подготовлен к этой роли.
    Все газеты отмечают, что он бегло говорит по-английски и знаком со всеми основами западной культуры, философии, он знает дзен-буддизм, таоизм, он может говорить на темы, волнующие поколение вудстокского фестиваля, то есть тех людей, которые сегодня заправляют музыкальным бизнесом.
    Долгое время Гребенщиков жил так называемым «открытым домом». Вы знаете, на лестнице у него без конца ночевали поклонники, стены были расписаны и в квартире ему покоя не было. совершенно невозможная жизнь!
    Но, мне кажется, она выработала у него умение общаться с людьми.
    Я наблюдал его здесь.
    Я вам скажу — человек входит в комнату и видно, что вошла звезда.
    У него есть такие свойства, которые невозможно сфальшивить, нельзя притвориться, что ты звезда. ею надо только быть.
    и, не смотря на отрицательные отзывы, тем не менее, реклама движется по объективным законам. Реклама есть реклама, даже плохая реклама лучше, чем реклама никакая.
    Этот фильм всё же затянутый, мозаика очень коротких эпизодов и вот что совершенно справедливо, на мой взгляд, пишет критик Ричард Бласт из «Деёли Телеграф»: «Мне понравились некоторые сцены каналов в Ленинграде, снятые с воды. Это очень приятно смотреть.
    Возможно, было бы также приятно слушать и музыку, но, к сожалению, этого нам в фильме не позволили».
    -Си-Би-Эс всё это сделало, руководствуясь далеко не самыми благими намерениями. Ведь они при этом хотят заработать деньги.
    — Это им не удастся.
    — Почему? Может быть, заработают.
    Расшифровка и сама идея переноса на бумагу (во времена доинтернетные) — Евгений Киселёв.
    Редактура — Галина Пилипенко.
    Впервые опубликовано в журнале «Ура Бум Бум»

 

Отзывы на «Радио Тишина». Часть 3

Борис Гребенщиков

Начало

Сева Новгородцев: — Пресс-релизы пишут люди, наполненные энтузиазмом, музыку знающие. Я дам понять, что такое американский коммерческий прикус, зажим: зачитаю пару параграфов из пресс-релиза.
«Борис Гребенщиков. Стоял 1979 год. Год, когда Россия вошла в Афганистан, год, когда солдаты начали привозить домой первые ленты западной музыки

Студенты услышали Фрэнка Заппу, благодарных «мёртвых», (Что это?  Продолжая  записи радиоголосов разбирать, сделанные Евгением Киселёвым, в тексте про БГ не очень понятна фраза «благодарных «мёртвых»»,. То есть «мертвых» — и благодарных — вот это местечко? Что думаете? Может, это обыгрывание Дэд Кеннедиз? Или они тогда еще не появились? — раздумывает редактрисса Галина Пилипенко),  а по субботам на танцах беспристрастно играли АББУ и Бони М.
Аквариум начал играть на таких танцах, часто это кончалось приездом милиции и закрытием вечеров.

Самая крупная подпольная игра состоялась в 80 году под названием Тбилисский рок-фестиваль.
Как только Аквариум вышел на сцену — состоялся налёт КГБ! Арестовали 150 человек, концерт сразу закрыли.
Бориса, правда, не арестовали, но исключили из комсомола и уволили с работы — он трудился компьютерным программистом».
БГ: — Сева, я бы этого писаку, в виде наказания заставил бы выучить по-русски два слова и  чтобы он их произносил так: «Р-аз-ве-сис-та-я кл-юк-ва».

Борис Гребенщиков. Фото Эльвиры Могилевской

Сева Новгородцев: — В фильме из жизни выхвачены куски и история фильма — это история создания пластинки, история временного переезда Гребенщикова из Ленинграда в Нью-Йорк и прочее.
История создания пластинки так, как она рождается из отношений. Создание этого альбома я наблюдал в прошлом году. Тогда я впервые услышал песни с альбома.

Я даже не знал, что сказать — демонстрационные записи не понравились. Я Гребенщикова знал и любил давно по его, так сказать, подпольному периоду, по его русским песням, там где была поэзия, мистика, застрочное пространство и вдруг — фонограмма, полная гитарных рифов, блеска, профессионализма, электроники, но во всём этом голос совершенно выпал из привычного мне контекста, поэтому мне тогда нечего было сказать.
БГ: — У меня реакция была точно такая же. Хотя считается, что английский язык самый мелодичный, это общепринятое мнение, потому что чередование гласных и согласных в английском языке и длинных и коротких, оно происходит более или менее регулярно.

Сева Новгородцев: — Английский язык — самый удобный для пения, но, тем не менее, песни Гребенщикова слушаются гораздо лучше, когда он поёт по-русски.
Но это вопрос, наверное, философский, потому что человек взят из окружения, из того, где он вырос и продуктом которого он является и перенесён, можно сказать даже искусственно, волею обстоятельств.
Это все равно как зрелое дерево в разгар сезона пересаживают — там без повреждений корней не обойтись.
БГ: — У меня было такое неловкое ощущение, что русское дерево пересаживают очень искусственно на английскую почву.

Я могу сказать, что русский ботанический стих наиболее удобен для поэзии, потому что даёт такое обширное пространство рифмы и ритма, какое никакой английский и даже никакой французский и никакой силлабический стих испанцев не даёт.

Продолжение

Отзывы на «Радио Тишина». Часть 2

Борис ГребенщиковЧасть 1

В 1987 году, когда горбачевская «оттепель» коснулась рока, с Гребенщиковым связался американский антрепренёр Кени Шаффер, и пригласил его в Нью-Йорк.

В декабре того же года он получил выездную визу и впервые выехал за границу. Сейчас Гребенщиков в пятой поездке по заграничным странам.

На лето этого года запланированы гастроли по Европе.

Покрытый бронзовым калифорнийским загаром, Гребенщиков выглядит естественно, почти как дома в нью-йоркском Манхэттене, это его база до осени, до того времени, когда он возвратится в СССР.

Одевается Гребенщиков в стиле группы Ю-ТУ, серьга в ухе, причёска «конский хвост», вышитая куртка.

На беглом, свободном сношениях, он затрагивает тему поколения Вудсток, говорит о магии и волшебстве рока, о восточных мантрах, о дзен-буддизме и таоизме.

Гребенщиков считает себя верующим, русским православным, но вера его сосредоточится вокруг неясных понятий о развитии сознания, о возврате к природе и о понимании нашего места во вселенной.

Тут явно корреспондент философию его не подсёк. Ему было не понятно — уж если человек православный, должен носить бороду, неистово молиться…

Дальше…»он говорит, что песни пишутся как бы сами, что он лишь проводник некоей внешней силы. Западный слушатель может не придать такое оправдание, неоригинальностью песен. Критики Гребенщикова считают, что то, что было в акустическом сопровождении и в обстановке угнетения, может потерять силу на открытом рынке».
Си-Би-Эс, выпуская эти пластинки, снабжает их пресс-бюллетенями.

Продолжение

О ГАСТРОЛЯХ ТРЁХ СОВЕТСКИХ ГРУПП ВО ФРАНЦИИ

Радиостанция "Свобода". Расшифровка программы "Поверх барьеров" Ура Бум бум Радиостанция «Свобода». Расшифровка программы «Поверх барьеров» опубликована в ростовском журнале  «Ура бум-бум!» 1990, №5 

У микрофона писатель Юрий Мамлеев и поэт-бард, художник и драматург Алексей Хвостенко, который расскажет вам о том, как происходили гастроли трех советских групп во Франции.

 Юра, за последний год ты дважды после большого перерыва побывал в Москве. По приходящим из Союза записям, пластинкам, происходящих за границей концертам, мы видим, что рок занимает все более и более видное место в советской музыкальной культуре, и более того, практически создал свою собственную поп-культуру. Тебе приходилось бывать на рок-концертах в Москве и лично беседовать с музыкантами и другими участниками этого нового движения.

Можно ли, на твой взгляд, сделать кое-какие философские, социальные или эстетические обобщения из всего происходящего и происшедшего?

— Думаю, что можно. Появление в начале 80-х гг. рока, рок-клубов в Советском Союзе — явление совершенно ошеломляющее. Я много слышал о советском роке во время моего посещения Москвы в 1988 году, читал тексты, прослушивал записи.

И, наконец, сейчас блестящий концерт в Париже.

Впрочем, рок существовал в Советском Союзе неофициально, в подполье и в 60-70-х годах, я еще тогда жил в Москве. В то время в основном процветала культура бардов. И вот, после 14 лет перерыва, я опять в Москве.

Осень 1988 года и возникновение советского рока было для меня одним из знаков серьезных перемен в сфере культуры, хотя слово «рок» не употреблялось до 1982 года. Эти группы назывались тогда, кажется, «вокально-инструментальными ансамблями», но, наконец, как говориться, черное стали называть черным, а белое — белым. И вот подлинный интерес к року в Советском Союзе возник относительно недавно, с 1985 года.

Естественно, за время жизни на Западе, в США и во Франции, я не мог не познакомиться с западным роком. На мой взгляд, то что отличает советский рок — это акцент на качество текста, конечно, не во всех случаях, иными словами, слову в советском роке предается большее значение, чем на Западе. И потом несомненное влияние неофициальной культуры бардов 60-70-х гг., которые получили такую магическую популярность в Советском Союзе.

Другая особенность, это — социальная, и во многих случаях, философская окраска текста, его образ. Советский рок стал своеобразной культурой, которая вместила в себя многие тенденции и внутренние противоречия советской жизни 80-х годов. Он, на мой взгляд, родился как соединение прежней культуры бардов и собственной роковой культуры.

Хотя культура бардов по-прежнему продолжает существовать в Советском Союзе как независимое явление, многие барды или влились в рок-группы или выступают отдельно, но живут в мире рока, среди рокеров, как например, известный горьковский бард, выступающий под именем Полковник.

Его песни чем-то неуловимо напоминают дух некоторых героев гениального Андрея Платонова. Несомненно также, что подтекст этих песен, с их глубинно-лихим абсурдом тянется от шизоидной неофициальной московской культуры 60-х годов. Само по себе вторжение рока в советскую культуру пусть и альтернативное, было неизбежно, ибо нельзя уйти от дыхания современности, а рок очень современен, ведь это синтез энергии звука, света, слова, в некоторых случаях и театрального представления.

Современность, сама по себе, конечно, не означает самое лучшее, по сравнению с прошлым, но что несомненно удалось советскому року, в лучших образцах, это — трансформировать современный рок в самобытное национальное явление и при этом не потерять дух современности, с его оглушающей динамичностью и отчаянием. В советском роке подкупает открытость, отдача, реальность проблем, о которых поется в песнях, даже его истерия и самовыплескивание…

Журнал «Ура бум-бум!» 1990, №5 - i_079.jpg

Гаркуша

 — Алеша, но прежде чем мне говорить о выступлениях в Париже, расскажи о своих впечатлениях.

— Я хочу сказать несколько слов, как происходили выступления советских групп здесь во Франции и, в частности, в Париже, те выступления, на которых мы были.

Начались эти выступления с традиционного фестиваля «Бурж-фронтан», где выступали все три группы, и критики отметили, высокое качество групп и заинтересованность слушателей. На этих выступлениях мы не были, поэтому ничего сказать не могу, но рассказу о самом начале приезда этих ребят.

Мы встретились в первый же вечер в ресторане «Тельменус», каковой находится напротив северного вокзала, где Г.Бостенер, продюссер, устроил обед для всех ребят. Там мы со всеми ними познакомились. После ресторана, в этот же вечер мы пошли ко мне домой и пол-ночи провели в разговорах, пении наших песен, пел и я свои песни, которые, как оказалось, прекрасно знают ребята, хотя меня 12 лет не было в России, и они пели до самого утра, хотя на следующий день они должны были ехать на фестиваль.

Следующий концерт состоялся в Париже, в зале «Локомотив», прямо около знаменитого театра «Мулен-руж», и здесь парижские слушатели впервые познакомились с выступлениями советских групп. Надо сказать, я впервые услышал лично выступления советского рока. На меня произвело совершенно неизгладимое впечатление.

Олег Гаркуша

Такая замечательная группа, как АУКЦЫОН, со своим перфоменсом, со страстью к переодеванию, к игре, танцами, и прочее и прочее, была с энтузиазмом воспринята парижскими зрителями, что довольно неожиданно, поскольку, французов довольно трудно расшевелить и раскачать на музыку.

Фотография Олег Гаркуша. Photo of Oleg Garkusha.

— Юрочка, я думаю, что ты можешь прокомментировать более с такой философской что-ли стороны выступление этой группы.

 АУКЦЫОН

— АУКЦЫОН, а также ЗВУКИ МУ и КИНО имели очевидный успех в Париже. Это несмотря на то, что эффект слова был скрыт для большинства Французских зрителей. А слово, в действиях —  АУКЦЫОНА не последняя вещь.

АУКЦЫОН

 

Олег Гаркуша, на мой взгляд, совершенно феноменальный артист. В его игре — синтез некоторых аспектов древнего русского юродства и шизоидной московской культуры в 60-х гг. Юродство, в котором мудрость мира посрамлена, а так называемое безумие становится мудростью. Несомненно также, что текст его песен связан как с его текстом, так и с уникальным исполнением. Например, песня «Кажется где-то звезда мелькает».

Олег, Гаркундель Гаркуша

Автор ее — сам Олег, приобретает окончательный смысл именно в исполнении автора. Ее тема, как известно, конец мира, тема сама по себе вполне актуальная в наше время, но как она решена. Здесь нет ни очернительства, ни религиозного пафоса, ни псевдо-интеллектуальной иронии, просто показ конца, данный в духе гротеска, указывающий на беспомощность людей, их тотальную глупость и, следовательно, глупость конца, которого вполне можно было бы избежать. И теперь, как уже говориться в песне «после работы нет демонстраций»…

аукцыон

Апокалипсичностью пронизаны и некоторые другие песни и их исполнение. Что это? Поэзия конца, парадокса, гротеска, «мертвые вспомнят, живые забудут» — в этом парадоксе весь АУКЦЫОН. В этом нет и тени агрессии, это скорее активность отчаяния. Даже такие лирические песни, как «Спой песню, Лиза» основаны на тончайщем нежном гротеске.

Пётр Мамонов и Денис Третьяков. Эту фотографию сделал Андрей Пономарёв, а Денису она почему-то не нравится!
Пётр Мамонов и Денис Третьяков. Эту фотографию сделал Андрей Пономарёв, а Денису она почему-то не нравится!

ЗВУКИ МУ — тоже очень своеобразная группа. Когда я впервые в группе увидел Петра Мамонова, я подумал, ну вот, воплощаются персонажи некоторых моих собственных рассказов. Недаром, Саша Липницкий из этой группы попросил у меня автограф.

Ну конечно, если взять все тексты, они очень разнообразны. Здесь есть и социальный момент: «я делаю пустые глаза и на каждый вопрос отвечаю „за“», есть и персонаж классического алкоголика, который бормочет «красный черт такой смешной, он хохочет надо мной».

Основа творчества группы, конечно, сюрреализм, точнее хождение по краю иррационального, и наиболее глубокие персонажи сотворены игрой Петра Мамонова — это, пожалуй его монстры, бродящие на границе между этим и тем мирами, это действительно страшные, потрясающие образы, достойные босховской кисти, такова, например, «Мумия». «Слышишь мумия дышит, двигается и живет, мумия — это я», и автор заключает «мумии — это я и ты».

Здесь и символика и современность и эхо древних египетских представлений, ужасающий загробный ритм сопровождает эту песню. «Русский галлюциноз» — называют иногда это представление

Надо сказать, что музыканты этой группы занялись роком после 30 лет. Они не являлись до этого профессиональными музыкантами и в рок пришли на волне времени. Вообще же роковые музыканты, советские, начинали свое, можно так сказать, летоисчисление с группы А. Градского «СКОМОРОХИ», которая появилась, в конце 60-х начале 70-х.

Петя Мамонов и Галя Пилипенко. Фото: Миша Малышев
Петя Мамонов и Галя Пилипенко. Фото: Миша Малышев

Я перечислю несколько групп, которые сами музыканты считают основополагающими для своей истории. Также одной из популярнейших групп 70-х гг. была группа Макаревича МАШИНА ВРЕМЕНИ и, конечно, ленинградский ансамбль АКВАРИУМ, который появился в конца 70-х, в 79-м, скажем, году. Руководитель ее Борис Гребенщиков /Ленинград/.

Борис Гребенщиков

 

80-е годы прошли под знаком ленинградской школы: тот же самый АКВАРИУМ, группа ЗООПАРК Михаила Науменко, КИНО, АЛИСА и СТРАННЫЕ ИГРЫ.

Сейчас, кажется, лидерство переходит, снова в Москву. Я хочу сказать еще про несколько ленинградских групп.

Это и  АУКЦЫОН, про который мы уже говорили; кроме того на Западе довольно хорошо знают ПОП-МЕХАНИКУ Сергея Курехина.

Сергей Курёхин. Фото: gospodi.livejournal.com

Сергей Курехин — джазовый музыкант, который сейчас занимается поп-музыкой, собирает огромные аудитории, с массой волонтеров, приглашая на свои выступления музыкантов самого различного толка. И, кроме того, конечно, инструментальная группа ДЖУНГЛИ, в которой играют многие музыканты, лидер ее — Андрей Отряскин.

В Москве в 80-х гг. одной из самых популярных групп является группа ДК. Сергей Жариков — автор текстов, и певец группы и лидер Морозов. Другая группа ФУТБОЛ, лидер Сергей Рыженко /к этому времени кое-какие названия неточны, либо устарели — прим./ — существует примерно один год. До этого был руководителем вокально-акустической театральной рок-группы /имеется в виду ПОСЛЕДНИЙ ШАНС — прим./. БРАВО — солистка Жанна Агузарова. БРИГАДА С, НИКОЛАЙ КОПЕРНИК, ВЕЖЛИВЫЙ ОТКАЗ. Провинция — КАЛИНОВ МОСТ /Новосибирск/, ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА /Омск/, Егор Летов, НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС, ЧАЙ-Ф /Свердловск/.

В последние два года проснулась Украина. Это такие группы, как КОЛЛЕЖСКИЙ АССЕСОР, ВОПЛИ ВИДОПЛЯСОВА и, конечно, нельзя не упомянуть Башлачева — такая комета русского рока, которая пролетела с треском и звоном, необычайным энтузиазмом, в основном Башлачева пел в Ленинграде.

Спина Славы Задерия, Рашид Нугманов, Александр Башлачёв
Спина Славы Задерия, Рашид Нугманов, Александр Башлачёв

После АУКЦЫОНА и ЗВУКОВ МУ совсем другое впечатление производит группа КИНО, песни Виктора Цоя. Их основа — благородная романтика, не без иронии, правда.

Широко известная песня Виктора Цоя «Последний герой», которую вы слышали, по моему мнению, сохраняет свою духовную актуальность, хотя написана она была, кажется, в 70-е годы. Это песня о поколении безвременья, для которого цель далека. Очарование этой песни, я думаю, в очень точном описании душевного состояния, при котором «ты уходишь туда, куда не хочешь идти» или «ты уходишь туда, но тебя там никто не ждет».

Песня точно передает кажущуюся пустоту «последнего героя», его тайное нащупывание пути. Он действительно последний герой, ибо это герой, который не знает своих врагов, не сражается с ними, ибо он должен найти себя, победить обстоятельства жизни, а не мифических врагов. Романтизм — эго подарок КИНО своим слушателям, в том числе и скептическим.

И, наконец, в заключении. Если даже рок в России стал самобытен, значит есть трепетная и серьезная надежда на сохранение собственных традиций и продолжение их в новой форме, не только в условиях современности, но и в призрачных условиях 21 века.

Май 1989 г.

Материал подготовил Женя Киселев (город Чистополь). Редактура — Галина Пилипенко

В передаче звучали песни АУКЦЫОНА: «Полька», «Осколки девичьих сердец». КИНО: «Последний герой». ЗВУКИ МУ «Постовой».

Отзывы на «Радио Тишина»

«Севаоборот», Би Би Си город LONDON. Июнь 1989 год

 Борис Гребенщиков

«Фирма Си-Би-Эс выпустила в качестве рекламного материала две-три песни Бориса Гребенщикова на крохотном компакт-диске — это во-первых.

Кроме того на прошлой неделе вышла сорокапятка.

И ещё есть пластинка 12 дюймов — то есть альбом по размеру.

но на самом деле это — всего три песни для клубов, дискотек и прочее.

Надо сказать, что у всех этих трёх пластинок одна обложка.

Есть ролик — 8-ми минутный, который будет разослан на телеканалы — для тех, кто желает визуального знакомства.

На обложке альбома БГ надпись на русском. Тут, конечно, напрашивается старославянское правописание бога без буквы «О».

И, самое главное, что меня поразило и что придумали американцы (видимо, это у них стандартная производственная практика) —  это пластинка на которой записаны куски интервью БГ вперемешку с песнями. То есть это фактически готовая радио-программа, отпечатанная на дисках, размером с альбом, которые рассылаются на радиостанции и не надо  резать ленту, монтировать…

Небольшая радиостанция просто ставит всё это дело и вот — готовая радиопередача!

Все это делается только и ради одного:  чтобы люди обратили внимание на альбом, который будет выпущен здесь официально 12 июня».

Вот отзыв. По-моему, это «Таймс».

Продолжение.

Расшифровка:  Евгений Киселёв (место обитания — Чистополь). Редактура:  Галина Пилипенко.
Впервые опубликовано: журнал «Ура бум-бум!». Номер запамятовала. Кто подскажет?

Ростовчанин Сергей Тимофеев о московском

Этот фрагментик интервью с Сергеем Тимофеевым «Процинцианилизм — вот что нас знаимает» добавлю только сейчас (в 2013 году)  — нашла у родителей моих черновик — прим. Галины Пилипенко)

Сергей Тимофеев: А Авдей… Между прочим, пять картин Авдея продано в Майами! Это «Дама с маргаритками» и копии картин старых мастеров в жанре «опять не получилось».Мне нравится тип сознания, подобный Авдеевскому — капитан Лебядкин эпохи пост-модернизма. Тип с  развитой романтической сигнальной системой.

Галина Пилипенко: Сережа, московская группа МИКРОХИРУРГИЯ использует песни твоих песен…

Сергей Тимофеев: Немножко не так. Просто во времена моего полиграфического института во Львове мы с Максом вместе кой-чего напридумывали.

А когда он уже в Москве создал группу  МИКРОХИРУРГИЮ, туда кое-что из напридуманного и вошло. Одно время МИКРОХИРУРГИЯ входила в тусовку ЗВУКОВ МУ, а что сейчас — не знаю.

Но с песнями — другая беда — люди устали от отчаяния, оно не позитивно. Отчаяние — метафизическая величина опять-таки… А человек, который пытается дать какую-то жизнеспособную систему, берёт другие вещи.

Система андеграунда осмыслится только через время, она настолько богата, что в один присест её не охватить. Система же маскульта, которая по крохам, через газеты, журналы — не даёт полной картины андеграунда. Что, кстати, для андеграунда же и хорошо.

Галина Пилипенко: В «Авангард-шоу» участвовали рок-музыканты?

Сергей Тимофеев: Я видел только ВЕЖЛИВЫЙ ОТКАЗ. Принцип мне понравился -соединение разных культур, взятых отвлечённо: западной культуры плюс советский городской фольклор. Но метод, исполнение не понравилось  — все сделано холодно, отвлечённо.

Были еще кто-то из пост-рокового объединения Козлова, но я не смотрел.

Галина Пилипенко: Как ты сейчас к митькам относишься?

Сергей Тимофеев: Общение «по  переписке» — я посылаю свои рассказы Тихомирову. Тихомиров — мне. Как художники митьки мне не нравятся, но люди они клёвые. Как и в соц-арте хреново то, что живопись низводится до хохмы.

Принцип прост — придумал — сделал. Но как концепция это не то: потому что развиваться художественно не может, так как пластически не решается. Митьки — как даосская философия — может быть… Лучшие художники из митьков — это, конечно, Митя Шагин и Флоренский. Для митьков не сама живопись кайф, а кайф ею заниматься. Их картины где-то смешные, где-то никакие. За это они мне нравятся: у них нет деклараций искусства, а есть хохмы о себе.

Галина Пилипенко: Ты как-то говорил, что у митьков встречался с Гребенщиковым. Каким он тебе показался?

Сергей Тимофеев: Направленным в себя. И, скорее всего, оттого что вокруг него — такой экстаз! А когда ажиотаж вокруг человека, которому есть что сказать — это мешает. То что БГ подписал контракт на столько лет -я считаю абсурдом. Там всё не так — мне кажется, что там ничего никому не надо, все пресыщены.

Мне кажется, что БГ, действительно надо было ехать в деревню. А то что на этот раз деревней оказалась Америка…

Знаешь, это кокетничание…

Сергей Тимофеев

Сергей Тимофеев — для газеты «Комсомолец» («Наше время»)

Сергей Тимофеев