Архив метки: Андрей Тарковский

Ростовчанин «дополнил» знаменитую компьютерную игру

На премьеру фильма мы идём взяв журнал с Александром Кайдановским на обложке.

Александр Кайдановский. Автограф Валерию Кульченко

Журнал и автограф, оставленный актёром  художнику Валерию Кульченко. Из архива В.И.Кульченко

Как связан фильм, снятый в Ростове-на-Дону, называется он «Ф.О.Т.О.Г.Р.А.Ф.», и наш великий земляк, сейчас вы узнаете.

О кино-классике, где Кайдановский сыграл проводника в таинственную зону, ростовский режиссёр Максим Фащенко, слышал, но не смотрел. Специально, чтобы не попасть под влияние мэтров.

«Сталкер»

Андрей Тарковский снял фильм  «Сталкер» по мотивам повести   Стругацких, а ростовчанин экранизировал  компьютерную игру  «S.T.A.L.K.E.R.«.

Максим Фащенко режиссёр-постановщик фильма «Ф.О.Т.О.Г.Р.А.Ф.»: «Если вы не играли в компьютерную игру «S.T.A.L.K.E.R.«, но посмотрели фильм — вам захочется поиграть в эту игру, потому что многие вопросы будут не раскрыты, например, в фильме. И, чтобы знать разгадку, человек сядет играть. Либо тоже самое наоборот.

Но в игре нет мотивации героев — вы долбите всех, стреляете мутантов и всё.

А фильм — другое дело — он дополнит игру».

Фотокарточка: Дмитрий Посиделов

Фотокарточка: Дмитрий Посиделов

Слова «сталкер» в фильме вы не услышите, чтобы не нарушить авторские права. Аномальной «Чернобыльской зоной» стали окрестности станицы Мелиховской и хутора Дугино (Ростовская область).

Максим Фащенко — инженер ракетных войск по профессии в съёмках фантастического боевика задействовал более ста человек.

Татьяна Матяшова художник по гриму фильма «Ф.О.Т.О.Г.Р.А.Ф.»: «Работа — особенная! Она заключалась в том, что  — литры «крови», километры «шрамов», куча всяких «ран», накладок. Приходилось использовать животных — крыс, червячков и прочего такого, что не требовало работы гримёра, но в моём процессе они участвовали».

Этот четвёртая лента Максима на YouTube пока не выложена (автор готовит ей фестивальную судьбу).
Но одна из предыдущих работ («Трансформация-2») набрала более 3 миллионов  просмотров за 2 года.

Это первая лента режиссера, которую он показал на экране кинотеатра.

Галина Пилипенко, Олег Хачкинаев Вести Дон — сюжет http://dontr.ru

Роджер Кристиан: «Людям нужны мифы, чтобы осознать себя»

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars) в Ростове-на-Дону

С канадским режиссёром, сценаристом, продюсером и художником-декоратором Роджером Кристианом мы встретились за час до церемонии закрытия фестиваля BRIDGE of ARTS 2017, на котором он возглавлял жюри основного конкурса. Обладатель «Оскара» рассказал о том, как он создаёт мифы, в реальность которых верит весь мир. И дал советы начинающим режиссёрам.

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars) в Ростове-на-Дону

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars), был номинирован на премию американской киноакадемии за декорации к фильму «Чужой» (Alien).

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars) в Ростове-на-Дону

В фильмографии канадского кинематографиста около трёх десятков фильмов, в 17 из них он выступил и как режиссёр: «Нострадамус» (Nostradamus), «Поле битвы: Земля» (Battlefield Earth), «В плену у космоса» (Stranded) и др., а его дебютная полнометражная лента «Телепат» (The Sender) стала культовым фильмом – так, например, Квентин Тарантино назвал его своим любимым фильмом ужасов 1982 года.

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars) в Ростове-на-Дону

– Декорации к фильмам «Звёздные войны» и «Чужой», которые вы создали, в своё время стали прорывом в мире кинематографа, революционным прыжком в совершенно иную реальность. Как рождались ваши идеи?
– Я просто чувствовал, что должно быть именно так. Ранее научная фантастика не была представлена зрителю, поэтому перед нами были открыты любые пути. Джордж Лукас создал прекрасный миф, который покорил весь мир. Нам всем нужны мифы, чтобы осознать, кем мы являемся, отыскать разгадку. Свой миф мы хотели сделать реальным, не искусственным и не блестящим. Таким, глядя на который у зрителя не возникало бы сомнений в его подлинности.

– И у вас получилось: даже спустя десятилетия созданные вами миры остаются актуальными и находят миллионы последователей и фанатов по всему миру. Правда ли, что перед работой над «Звёздными войнами» вы вдохновлялись фильмами Тарковского?
– Да, я очень люблю Тарковского. Он был первым, кто стал работать в жанре научной фантастики, поэтому его «Солярис» – гениальный пример для всех нас.

Мой первый короткометражный фильм «Чёрный ангел», заказанный Джорджем Лукасом, пронизан вдохновением от работ Тарковского, я многому научился благодаря ему.

— На ростовском кинофестивале в программе «Ретроспектива» демонстрировалась короткометражка «Чёрный ангел», которую вы сняли в 1980 году по поручению Джорджа Лукаса, она одно время предваряла в кинотеатрах показ картины «Империя наносит ответный удар». Правда ли, что в ваших планах снять её полнометражный вариант?
– Да, сейчас я возвращаюсь к тому, с чего начинал. Когда фильм «Чёрный ангел» шёл на больших экранах в Шотландии, мне всегда задавали вопрос – почему нет полнометражной версии? И сейчас, спустя 37 лет, я к этому готов. С помощью этого фильма мы переместим людей в древний мир, он унесёт вас в прошлое, в мифологию. Сейчас уже завершена работа над сценарием, определено место съёмки. Остаётся решить финансовую часть вопроса, и, надеюсь, зимой этого года мы приступим к съёмкам.

Роджер Кристиан – обладатель премии «Оскар» за декорации к фильму «Звёздные войны» (Star Wars) в Ростове-на-Дону

– В напряжённом графике председателя жюри фестиваля нашлось время для прогулок?
– Да, я успел побывать в казачьей станице Старочеркасской, а также в доме-музее Чехова в Таганроге.

Я очень люблю Чехова, он один из величайших писателей. Было интересно увидеть такой маленький домик, ведь он принадлежал уважаемому человеку, купцу. Я был удивлён. В доме сохранена естественная, немузейная обстановка, что очень ценно. Ростов-на-Дону мне тоже очень понравился – у вас тёплый, дружелюбный город.

– Какие фильмы вам запомнились на ростовском кинофестивале?
– Из общего числа всегда выделяется две или три картины. Мне нравятся режиссёры со своим видением, которые поднимают новые темы, по-другому показывают мир. Также очень интересно смотреть дебютные работы, ведь мы здесь именно для того, чтобы поддержать молодых, начинающих режиссёров. Ростовский кинофестиваль растёт, это очевидно, и я уверен, что со временем он станет очень крупным событием.

– Как вы оцениваете российские картины, которые были представлены на конкурсе?
– Мне кажется, российским режиссёрам нужно грамотное наставничество. Россия обладает богатым кинематографическим наследием, и мне хотелось бы, чтобы традиции возрождались. На фестивале присутствует много молодых людей, они пробуют себя, показывают свою Россию. Мне было очень интересно посмотреть, что происходит в вашей стране в настоящий момент. Ведь кино – это зеркало реальности.

– А что важнее – верить в себя или уметь прислушиваться к мнению авторитетных людей?
– Слушать нужно всех людей, которые вас окружают, ведь, возможно, именно они подскажут вам что-то новое, натолкнут на идею. Конечно, если эпический исторический фильм вам предлагают превратить в комедию, то этого делать не стоит. Но нужно обращать внимание на комментарии. Я делаю именно так.

Акира Куросава давал советы мне и Джорджу Лукасу, и я до сих пор призываю студентов посмотреть все фильмы это режиссёра – он просто гений! И абсолютно неважно, что эти работы были созданы 20 лет назад, их просмотр позволяет вам получить уроки кинематографического мастерства. Студенты из США и Канады, которым я читал лекции, многое почерпнули для себя из этих фильмов. Это очень важно – уметь не только слушать, но и слышать.

– Какой совет вы дали бы начинающим режиссёрам?
– Я бы посоветовал им прочесть мою книгу «Алхимик кинематографии». В ней я очень подробно описал, как мы, не имея денег, снимали «Звёздные войны». То же самое касается и фильма «Чужой», и короткометражного «Чёрного ангела», – нам никогда не было легко. Последняя строка в книге звучит так: «Все говорят вам, что вы не сможете. А вы сможете!» Смысл этой фразы заключается в том, что ваша страсть к чему-либо должна найти выход. Это искусство, исходящее из сердца.

Беседовали Наталья Андреева, Елена Языкова

Валерий Кульченко. Ангел на окне мастерской. Острова памяти. Часть 40

IMG_0318

Предыдущая глава

Один из выпускников театрального отделения ростовского училища искусств, зачисленный в группу драмтеатра имени Горького —  Александр Кайдановский, вдруг, бросив всё, приехал в Москву и поступил в училище МХАТа.

А через месяц, когда уже закончились вступительные экзамены, пришёл к ректору училища имени Щукина Б.Захаве и попросил прослушать его.

Сразу же после прослушивания, Захава зачислил Кайдановского на первый курс…

Разговоры об актёре Александре Кайдановском велись в среде ростовских художников давно, но особенно — после фильма Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих» (Мосфильм, 1974 год).

Показанная в прокате и на центральном  ТВ, картина имела оглушительный успех у зрителя.

Кайдановский играл белогвардейца  ротмистра Лемке. его фраза в финальной части фильма, брошенная в  лицо чекиста Шилова, перед саквояжем с драгоценностями: «Ну зачем тебе золото? Что ты собираешься с ним сделать? Ты можешь объяснить мне это?!»

Тоскливый, обречённый взгляд, не привыкшего проигрывать человека, прожигал экран, не оставляя равнодушным никого!

В мастерской на Университетском, у монументалиста Володи Бочарова этот текст неоднократно цитировался с надрывом, со слезой, не всегда трезвой.

А некоторые художники даже пытались изобразить фрагменты трагической мизансцены из фильма.

Валерий Кульченко. Авторское повторение рисунка 1980 г "Пеликан". Бумага, тушь, перо. 2015 г.

Валерий Кульченко. Авторское повторение рисунка 1980 г. «Пеликан в мастерской у Бочарова». Бумага, тушь, перо. 2015 г.

Володя Бочаров, уроженец села Горшечное Тульской области в 1961-65 годах учился в РХУ имени М.Б.Грекова, а затем продолжил образование в столице, в Строгановке.

Когда и где познакомились Бочаров и Кайдановский доподлинно неизвестно, но то, что шапочное знакомство переросло в дружбу — это я могу засвидетельствовать.

1979 год. Вот что рассказывал Бочаров художникам, в том числе и мне о съёмках «Сталкера». В картине Тарковского  Кайдановский играет роль человека, который кидает грузик с привязанным шнурком в зону — место исполнения сокровенных желаний. Вместе с актёрами Николаем Гринько и Анатолием Солоницыным, идёт интенсивная разведка этим нехитрым приспособлением, с риском для себя, чтобы попытаться  других сделать счастливыми.

Однажды в перерыве между утомительными съёмками, троица зашла в ближайший магазин купить сигарет.

Загримированные актёры, согласно сюжету — в мрачные тона, физиономии небриты, только белки глаз светились из-под лохм на голове, длинные полы плащей, заляпаны грязью, шарфы из чёрной марли, многократно обмотанные вокруг шеи, свисали  рваными краями почти до самого пола… А ещё залысины Солоницына и тёмные очки Кайдановского произвели ошеломляющий эффект на окружающих!

Продавщица потеряла дар речи, увидев колоритную группу, приняла их за грабителей, и, пискнув как мышка, спряталась под прилавок!

Немногочисленные покупатели, в основном, московские домохозяйки, стали потихоньку пятиться к выходу и — врассыпную от магазина! Некоторые неистово крестились.

Кайдановский и сотоварищи в одно мгновенье оказались в опустевшем торговом зале. Бери что хочешь!

Постояли в недоумении, пожали плечами, Кайдановский снял очки, посмотрели друг на друга и только тогда гомерический хохот потряс стены магазинчика. Бутылки ситро тихонько звякнули на полках.

Смеялись долго и до слёз. Продавщица осторожно выглянула из-под прилавка и поддержала компанию деликатным смешком…

Продолжение  готово Валерий Кульченко. Зимнее окно. Иней. 1975 год. Бумага. Монотипия. 30х21

 

 

 

 

 

 

 

 

Рик Пойнор. СДВИГ, СМЕЩЕНИЕ И ТРАНСФОРМАЦИЯ

История про то как несколько слов изменили (нет, не мир), но целую выставку. Да ещё какую! «Авангард . ХХ век»!

Теперь приведу письмо Сергея Святченко и статью Рика Пойнора.

«Уважаемая Галина!

Вчера отослал Вам 2 посылки одна с двумя ART PRINT, другая с только что вышедшей  монографией Рик Пойнер, выпущенная издательством в Вене.

 Книги являются, на мой взгляд , мощным коммуникативным средством  благодаря которому можно узнать больше о художнике, о его стиле и художественном языке.

Особенно в моей ситуации, когда обо мне большая часть информации находится в западных изданиях и большинство — на английском и датском языках.

Я думаю,что Вам будет интересно, как журналисту, узнать, что я выпускаю журнал CLOSE UP AND PRIVATE   — это мой  фото проект, в котором элементы одежды являются частью создаваемых мною композиций.

Журнал позволяет мне по аналогии с моим выставочным пространством SENKO создавать фото-выставки на страницах журнала и коммуникировать со всем миром.

 http://closeupandprivate.com/site/index.php?/magazine/-cuap-01—the-yellow-issue/  номер 1

 http://closeupandprivate.com/site/index.php?/magazine/-cuap-2—the-tweed-issue/ номер 2

sviatchenko.dk

 С уважением Сергей».

СДВИГ, СМЕЩЕНИЕ И ТРАНСФОРМАЦИЯ.Сергей Святченко. (родился на Украине). Дания

На листе бумаги — прядь белокурых волос, хотя цвет – это только предположение, основанное на светлом оттенке волос, поскольку фотография черно-белая. Второй фрагмент, присоединенный ко лбу и вырезанный по контуру волос, на первый взгляд, выглядит как пальцы, если пренебречь тем, что материал, из которого этот элемент создан, более гладкий и более твердый, чем человеческая плоть. Из какого материала создан этот элемент, остается неясным. В каждом из фрагментов коллажа мы видим только часть человека или объекта, из которого этот фрагмент вырезан. Закругленная форма парит в пространстве, она выглядит как вопросительный знак, в котором отсутствует точка, так что конструкция таким образом задает вопрос о самой себе, а основной замысел, сознательно оформленный таким пунктуационным способом, представляется недостижимым.

Эта работа Сергея Святченко из серии Less. Это — коллаж, и он настолько минимален, насколько вообще может быть минимален коллаж. Для того чтобы квалифицировать работу как коллаж, необходимо как минимум два элемента, совмещенных друг с другом в задуманном порядке; один элемент был бы всего лишь каким-то несущественным фрагментом, прикрепленным на бумагу. 

Сергей Святченко. (родился на Украине). Дания

2004 года, в серии Less, Сергей Святченко создал сотни подобных коллажей, состоящих только из двух-трех вырезанных элементов, расположенных на чистом листе бумаги, но загадочная прядь волос — одно из самых выдающихся произведений, созданных им методом «вырезания». Изображение получает некоторый смысл, сохраняя достаточно информации для определения части лица, а также того, что «пальцы» изящно венчают лоб, как будто находясь на своем естественном месте. Кроме того отсутствие какого-либо контекста делает коллаж глубоко неоднозначным и, в конечном счете, выражающим беспокойство. Какой же реакции ожидает художник от нас на эти полу-человеческие абстракции, на этот код, и содержится ли тут вообще предмет для обсуждения?

Сергей Святченко. (родился на Украине). Дания

Настойчивая лаконичность в работах Святченко ставит его в отдельный ряд. Коллаж всегда воспринимался как квинтэссенция художественной формы XX века, в эпоху же цифровых технологий «бумажные» медиа” процветают как никогда ранее. Коллаж остается важной частью художественного процесса, использование техник коллажа художниками отражено в таких публикациях как The Unmonumental Picture (2007), Collage: Assembling Contemporary Art (2008), Manifesto Collage (2012) и Utopia/Dystopia: Construction and Destruction in Photography and Collage (2012).

Сергей Святченко. (родился на Украине). Дания

В то же время, создание коллажей стало альтернативной субкультурой в интернет-пространстве – художники, иллюстраторы и дизайнеры по всему миру обмениваются своими работами, устраивая выставки и предлагая свои коллажи на продажу, минуя художественные институции, официально занимающиеся распространением произведений искусства. В отличие от строго ограниченного отбора элементов у Святченко, другие художники, работающие с коллажем, стараются наполнить свои работы множеством элементов, зачастую взятых из однотипных журналов и архивных источников. Многие из этих коллажей, опубликованные в различных изданиях, таких как Cutting Edges (2011), The age of Collage (2013), не слишком отличаются друг от друга.

Сергей Святченко. (родился на Украине). Дания

У Святченко есть связь с обоими полюсами мира искусства. С одной стороны, его работы появляются в популярных изданиях, посвященных коллажу, с другой стороны, его регулярно признают одной из влиятельных фигур в сфере коллажа как одного из современных направлений изобразительного искусства.

Сергей Святченко. (родился на Украине). Дания

Хотя внимание сфокусировано на его более поздних коллажах, которые можно легко найти в интернете, на самом деле он начал создавать коллажи уже с 1979 года. Некоторые из его ранних работ можно найти в этой книге. После переезда из Украины в Данию (г.Виборг) в 1990 году он быстро заявил о себе как абстрактный художник, выставлявшийся в галереях Galerie Egelund (Копенгаген), Galleri Nord (Рандерс), Galerie Wolfsen (Ольборг), Galerie Gardy Wiechern (Гамбург), Gallery Thea FisherReinhardt (Берлин) и др., и более десятка лет его работы были представлены на выставках, презентациях архитектурных объектов и в различных публикациях.

В течение этого периода он продолжал создавать произведения искусства, основанные на коллажах и смешанных техниках, но критики и коллекционеры были склонны отдавать предпочтение крупным абстрактным полотнам, которые он тогда писал в большом количестве. Эти богатые красками, пылающие, экспрессивные работы, пожалуй, кажутся полной противоположностью его строго выстроенным, часто монохромным коллажам из серии Less — как будто это произведения двух разных художников.

Сергей Святченко. Дания

Связь этих работ обнаруживается в архитектоническом контроле пространственной организации и визуальной структуры, что Святченко освоил еще в процессе архитектурного образования в Харькове, во время работы архитектором в 1970-х гг., а также обучаясь в аспирантуре по теории архитектуры в Киевской академии архитектуры. И в живописных работах, и в коллажах, независимо от их декларируемого содержания, он старается добиться идеального чувства равновесия.

В ранних работах Святченко заметно влияние художественных публикаций, случайно попадавших в Советский Союз из-за рубежа. Его более поздние коллажи совмещают в себе революционный утопизм конструктивизма и туманные психологические течения сюрреализма. Из конструктивизма, в частности, из работ Александра Родченко, он воспринял тенденцию использовать элементы в абсолютно разнообразном масштабе и оставлять много незаполненного пространства в изображении. Что же касается содержания и воздействия на зрителя, то его решительно очерченные, почти скульптурные сюжеты, возможно, более близки к иррациональным вымышленным мирам сюрреализма, хотя в серии коллажей, опубликованных под названием Dreams (2004), сам Святченко отвергает такую интерпретацию: «Это не документирование выдуманной картины, а скорее слепок времени с использованием некоторых коллажных идей».

Святченко впервые увидел работы сюрреалистов в 1978 г. в одной книге в библиотечном читальном зале Харькова. С большим трудом ему удалось получить разрешение взять издание домой, где он сделал слайды с работ художников, которые ему особенно понравились – Эрнст, Дали, Танги, Магритт, Дельво, Де Кирико – и переписал их названия. Позже, хотя за это ему пришлось отдать половину месячной зарплаты, он приобрел монографию о Дали, которая хранится у него до сих пор. Его восхищали такие работы как «Сон, вызванный полетом пчелы вокруг граната, за секунду до пробуждения» (1944) или «Первые дни весны» (1929), где фигуры разбросаны на фоне обнаженного серого ландшафта.

«Больше всего мне нравится необъяснимая связь бессвязных элементов разных сюжетов», — говорит он, «я бы назвал это сдвигом, или смещением, или трансформацией». Его привлекали картины со сдвинутым фокусом изображенных сюжетов, где содержание плыло в никуда или где поверхность холста оставалась необработанной и бесцветной.

Еще один важный момент его украинского периода остается некоей загадкой… Одно из ярких воспоминаний Святченко — книга чешской поэзии с коллажами деревьев, бабочек, птиц и разноцветных насекомых. Он описывает свою реакцию на них как эмоциональный шок, но, к сожалению, у него не сохранилась копия книги, и он не может назвать автора. Некоторые предпосылки для беспощадно жесткого стиля монтажа образов у Святченко можно найти в коллажах ранних сюрреалистов, хотя он и не ссылается на них (или на Дада коллажи) как на образцы творчества, которые его вдохновляли.

В сюрреалистическом коллаже почти всегда существует продолжительность пространства в рамках изображения, и мы рассматриваем всю картину с заполненным задним планом, даже если события, разворачивающиеся в этой альтернативной реальности, неестественно разобщены или абсурдны. Коллажи из серии Less вполне обходятся без заднего плана или какого-либо обоснования, что они происходят в определенном пространстве.

В качестве основополагающего принципа в этих сюжетах взяты два первых условия порождения прекрасного, сформулированные в известном сюрреалистическом изречении о поэтическом шоке и удивлении — «Прекрасное – это как случайная встреча швейной машинки и зонтика…», при этом третье условие из приведенной цитаты – «на прозекторском столе» — оказывается невостребованным. Вместо третьего объекта или места действия Святченко предлагает несуществующий прямоугольник, вакуум, в котором гибриды, изобретенные им, представлены как биологические образцы в лабораторной пробирке.

В начале 1930-х гг. Ханна Хёх создала подобную серию коллажей, в которых человеческие головы были расположены на пустом фоне, ничем более не заполненном. Позже в этом же десятилетии чешские сюрреалисты Йиндржих Штырски и Карел Тейге также использовали чистый лист, на котором изображали странные коллажные комбинации из перемещенных частей тел, жизни животного мира, а также неодушевленных предметов; см, например, серию «Movable Cabinet» Штырски (1934) и коллаж «No.88» Тейге (1939).

В коллажах Святченко задние цветные фоны, которые иногда могут быть вызывающе яркими, делают разобщение элементов еще более абсолютным. Это уже не просто поверхность, на которую изначально приклеены фрагменты. Это – искусственная реальность, фотографическая проекция, созданная дигитальным способом, которая придает еще большую завершенность смыслу изображения, вырванного из реальности и безвозвратно разлученного со своими корнями. Эти фрагменты, не являющиеся более чем-то целым, отстранены даже от самих себя. Они не существуют в таком живописном пространстве, которое проявляло бы какую-либо специфику или давало бы подсказки для понимания, при этом безразлично, насколько необычно изображение, потому что оно дает нам координаты и ключи к интерпретации.

Но это пространство неузнаваемо нигде, или же оно некоторым образом радикально ново. Эти полиморфные коллажные миры, состоящие лишь из двух или трех элементов, соединенных в причудливой интимности, могут быть восприняты почти как неприличные или непристойные. Женские бедра выпирают из листвы над жалюзи. Мужчина с миниатюрным слоном, вырастающим как гротескный кожистый нарост на макушке его головы, крепко сжимает в руках утку. На сверкающем желтом фоне два медных крана и раковина расположены на спине огромной птицы. Мужской деловой костюм перешагивает через самолет, фон в данном случае необъяснимо зеленый. Коллаж похож на загадочный коллективный ремейк группы художников XXI века, в основе которого лежит работа Макса Эрнста «Убивающий аэроплан» (1920), где две обнаженных руки вырастают из летящей машины.

Атмосфера смещения и сокращения усилена у Святченко техникой отсекания. Во время выбора элементов для коллажа он редко интересуется объектом в целом и берет только те части, которые нужны. Его повторяющиеся визуальные темы включают архитектурные фрагменты (стены, окна, панели), человеческое тело, фрагменты конечностей и лиц, рот, зубы, глаза, руки, пальцы, стулья, сиденья и мебель, тела животных (собака, медведь, олень, лошадь, слон), машины, аэропланы, исторические личности (Битлз, Уорхол, Гитлер, Достоевский, Гагарин, Брежнев), а также текстуру материалов (мех, волосы, растительность). Он вырезает фрагмент внутри исходных элементов с удивительной плавностью, не обращая внимание на их реальные границы, отделяя этот фрагмент от всего, что вокруг него, и создавая при этом его новый абрис, упрощая, сглаживая и абстрагируя форму или включая новые угловатые границы и жесткость формы, которых ранее не существовало. Обезьяна с запрокинутой головой сидит на гимнастическом снаряде, а нью-йоркский небоскреб Flatiron превращается в результате работы ножницами в вафлю из камня, как будто сами эти оригиналы были признаны несоответствующими, неадекватными или просто чрезмерными в некотором решающем отношении. Иногда изначальный объект или часть фона превращаются в единое целое с новым контуром. Такой вид модификации границ и их размытости редко можно встретить в коллаже ранних сюрреалистов, у которых целостность объекта или всей фигуры в общем сохранены, также как и в конструктивистском фотомонтаже – Хёх и Тейге здесь представляют исключение. Святченко соединяет тело с чем угодно, что попадает под его безжалостные ножницы. Его фрагментарные конструкции трудно, а иногда вообще невозможно, идентифицировать, они сами зачастую предлагают новые таинственные возможности толкования. Подобные компоненты образов как, например, космонавт в шлеме могут оказаться при детальном рассмотрении похожими на рассечения неизвестных анатомических органов или на любопытное создание, напоминающее червя с человеческой головой. Процесс ампутации или усечения зачастую производит мутантов или чудовищ – темное пятно с накачанными мускулами рук; трехногая женщина-лошадь; страусообразное существо с неизвестно чьей частью шеи – такое неловко рассматривать.

Какую задачу ставит перед собой Святченко? Такой вопрос возникает у каждого, кто занимается коллажем, вне зависимости от того, насколько интригующим или притягивающим оказывается результат. Модернистский коллаж часто заключает в себе радикальное политическое стремление изменить общество, сделать его более свободным от предрассудков. Художники, а также и критики, видели в соединении несовместимых художественных образов в коллажах аналогию с современным бытием. Коллажные стратегии, такие как апроприация, фрагментация и гибридизация (они все присутствуют в работах Святченко) были способами представления наплыва перемежающихся впечатлений и сенсационных событий, которые обрушивают на человека жизнь в большом городе, масс-медиа, реклама и темп современной жизни. Но, как указывает Салли О’Рейли в своей работе “Collage: Assembling Contemporary Art”, «травма, раскол и страсти», которые породили радикальные формы в коллаже в начале прошлого столетия, уже проработаны и ассимилировались. Монтаж стал основным конструктивным принципом, применяемым во всех медиа. То ли мир стал более похож на коллаж вследствие технологических процессов, то ли наше восприятие изменилось за эти десятилетия, но «идея о том, что коллаж представляет новые формальные возможности или радикальный субъективизм» уже утратила свою актуальность.

Если привлекательность коллажа как вида искусства в наши дни не уменьшается, несмотря на его близость к производственному методу изображений, то должны действовать какие-то иные мотивации или стимулы. В последнее время внимание было сосредоточено на характерной ностальгии по собирательству и сохранению предметов из прошлого и последующей реанимации этих драгоценных клочков бумаги в коллаже. Но слово ностальгия, с которым ассоциируется представление о слабости и желание вернуться в безвозвратное прошлое, не годится для обозначения того чувства, о котором пойдет речь и которое заслуживает более детального рассмотрения. Коллаж, по словам художника Джона Стизэйкера, может быть «тоской по потерянному миру», которая отражает универсальное чувство потери, но вместе с тем это «не воображаемое возвращение прошлого, а невозможность возвращения: состояние изгнания». Иными словами, коллаж передает это неизбежное состояние, предлагая своего рода утешение, и кое-кто может даже утверждать, что только приняв условия этой реальной потери и освоившись с ними, мы сможем жить более полноценной жизнью с открытыми глазами. Пережив времена политической реформы – перестройки – и приняв решение покинуть Украину, в которую он никогда с тех пор не возвращался, Святченко выбрал добровольное изгнание. Его успешное перевоплощение в датского художника и создание нового будущего для своей семьи не смягчает остроту воспоминаний, но, возможно, напротив усиливает осознание всего того, что было оставлено им позади. Монохромные воспоминания проблескивают в большинстве его коллажей, но особенно они заметны в работах, связанных с его художественным творчеством в Украине.

Сергей Святченко. (родился на Украине). Дания

Фильм Андрея Тарковского «Зеркало» (1974), который Святченко впервые увидел в 1975 году, оказал на него как на художника такое же глубокое формирующее воздействие, как знакомство с сюрреализмом и иллюстрациями в той чешской книги поэзии. В Mirror by Mirror (2008), серии коллажей, вдохновленных этим фильмом, Святченко использует поцарапанные черно-белые кадры из фильма. Зеркало – это рефлективное изображение детства Тарковского, отнесенное назад в прошлое, без какого-либо ясного указания на время, а также размышления о судьбе России, включающие поразительные документальные кадры. Святченко не касается этого аспекта Зеркала, концентрируясь на фрагментарных образах героев картины, в частности – одной женщины (реально их две), сыгранной Маргаритой Тереховой, и маленьким мальчиком, которого играет Филипп Янковский.

Его больше всего привлекает кадр с мальчиком, держащим птичье перышко – простой хрупкий символ надежды на перемены. По словам сестры режиссера Марины Тарковской, в этих коллажах есть ощущение «живое, нервное и трепетное, как и сама текстура фильма» — так Святченко «отзеркаливает» Тарковского и воспроизводит поцарапанные хрупкие кадры как свои собственные поэтические воспоминания об утраченном времени.

В последних сериях коллажей Святченко делает восстановление в памяти утраченного мира еще более явным. В годы молодости, его харизматичный отец, Евгений Святченко, профессор архитектуры, познакомил его с работами передвижников, которые в 1870-х гг. сформировали Общество передвижных художественных выставок. Эти социально прогрессивные художники, которые в знак протеста покинули Императорскую академию искусств, показывали жизнь простых людей и прославляли красоту российского пейзажа.

Святченко использует широко известные работы художников этого периода, таких как Иван Шишкин и Василий Поленов, для своих дерзких художественных экспериментов.

На картине Шишкина «Сосны, освещенные солнцем» (1886), престарелая дама со слуховой трубкой левитирует в деревьях – редкий пример полноценной фигуры без искажения контуров в коллажах Святченко. «Московский дворик» (1878) Поленова становится местом действия для извержения пластинчатых видений, которые вздымаются в воздух, трансформируя спокойное пространство на открытом воздухе в паранормальный беспорядок.

Эти странные явления представляют собой признаки столкновения между параллельными мирами, в которых Святченко, выступает как примиряющий посредник, регулируя и гармонизируя среду при помощи баланса композиции, иногда используя при этом только какую-то часть исходной картины, так что в конце концов две плоскости реальности неминуемо гармонично сливаются друг с другом. В этой связи необходимо также указать ряд коллажей Святченко, в которых объекты соприкасаются со ртом, или выходят из губ как пуля, как будто некоторые виды эктоплазмических контактов привнесены им из другого измерения.

Святченко являет пример истинного почтения к коллажу. Он говорит о важности использования рук и прикосновения к бумаге, ее ощупывания перед тем, как резать и соединять – «попытка создать баланс, известный только мне».

Сергей Святченко. (родился на Украине). Дания

Живопись творится в студии по соседству, где пол и стены забрызганы краской. Работа над коллажами происходит дома в комнате, уставленной стеллажами, посвященными музыке, где художник хранит свою коллекцию виниловых пластинок Битлз, которых он узнал и полюбил с того момента, когда впервые услышал их в Советском Союзе, а также других групп 1960-х и 1970-х гг. Он включает эти пластинки, когда вырезает материал для коллажа, и в коллажах довольно часто появляются фрагменты, так или иначе связанные с Битлз.

Коллаж, по словам Святченко, отражает характер его мышления и его стиль жизни. Пласты событий и информации соединяются и, разъединившись, воссоединяются в калейдоскопическом кружении. Мир сейчас перенасыщен коллажами, и критики опасаются, что такое перепроизводство сделает любые произведения лишенными смысла для равнодушных зрителей. Как еще может художник ответить на требование найти смысл в вихре несвязных картинок, если не так, как это делает Святченко?

Он смотрит в будущее этого направления искусства и старается сконструировать новую реальность, используя то, что знает сам. Это персональная реальность, в отличие от прагматичной социальной, но для зрителей она может стать примером или призывом не принимать вещи такими, какие они есть. Святченко ожидает, что зритель успокоится, найдя в коллаже знакомые ему элементы, но вместе с тем получит импульс для создания истории – он всегда называет это «историей» — из необычности новой конфигурации.

В серии Less он сократил этот процесс насколько это возможно, до момента прекращения полемической конфронтации между изображениями. Теперь же, как это можно увидеть на последних страницах этой книги, он в некоторых коллажах опять использует больше фрагментов, хотя сложная задача поиска точки равновесия между ними остается неизменной.

РИК ПОЙНОР (RICK POYNOR)

Перевод на русский: Светлана Шувалова.

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 32

Питер Брейгель, Андрей Тарковский, китайская тушь и ученическое перо сталинской эпохи.

Питер Брейгель (Мужицкий) "Большие рыбы пожирают меньших". Гравюра на меди. ХVI век. Рисовал Валерий Кульченко. Бумага, тушь, перо. 50х70. 2015 год.

Питер Брейгель (Мужицкий) «Большие рыбы пожирают меньших». Гравюра на меди.  ХVI век. Рисовал Валерий Кульченко. Бумага, тушь, перо. 50х70. 2015 год.

Посвящается туче, которая закрывала горизонт несколько вечеров подряд.

Я подстерегу её!

Я разрежу её ножом

И вылью кровь заката

На дальние холмы, поля и лес.

Затем я вытру нож о крыши зданий,

И брошу в реку

Пусть будет он отражением

месяца или фонаря,

который одиноко стоит на берегу.

Я подведу тебя к окну

И скажу: «Любимая, посмотри,

каков закат!»

Молвишь ты: «Какая прелесть».

И грустно улыбнусь в ответ я.

Калач-на-Дону. 1963 год

Питер Брейгель (Мужицкий) "Падение Икара". Гравюра на меди. ХVI век. Рисовал Валерий Кульченко. Бумага, тушь, перо. 50х70. 2015 год.

Питер Брейгель (Мужицкий) «Падение Икара». Гравюра на меди. ХVI век. Рисовал Валерий Кульченко. Бумага, тушь, перо. 50х70. 2015 год.

Весёлый сторож ушёл куда-то

Дверь заперта засовом ржавым.

Ладья на берег вытащена

На цепь привязана.

Собака сдохла.

Туман окутал дальний берег.

Холмов не видно.

Никто не нарушает тишину.

Один среди безмолвия —

Белого на сером.

и киль, что резво рассекал воды

на зелёное и оранжевое —

Спокойно принял объятья

Холода и равнодушия.

Калач-на-Дону. 1973 год

Когда, по жизни, грызёшь

свой кусок хлеба,

Постарайся!

Не забыть

о пахучем и тёплом

хлебе детства.

Постарайся!

Калач-на-Дону. 1975 год

Впервые с произведениями фламандского художника Питера Брейгеля советский зритель познакомился благодаря фильму Андрея Тарковского «Солярис» в 1973 году. Он был поставлен по одноименному роману польского писателя-фантаста Станислава Лема.

Драматический сюжет разворачивается на космической станции, сотрудники которой пытаются сладить с загадкой планеты Солярис.

В главных ролях — Наталья Бондарчук и Донатас Банионис.

"Времена года" Питера Брейгеля

Пейзаж Брейгеля в фильме Тарковского — персонаж, а не просто способ обозначить время года. На весь экран  была показана картина фламандца «Охотники на снегу».

В концовку своего фильма режиссёр взял ремейк из картины ещё одного гениального фламандца — Рембрандта ««Возвращение блудного сына».

Ростов-на-Дону-Сухой Лог. 2015 год

Продолжение следует.

.Возвращение-бумага-акварель-пастель-100х80-см-2006г..

Валерий Кульченко. Возвращение. Бумага, акварель, пастель. 100х80. 2006г.

Возвращение блудного сына. Х, М., 2001Валерий Кульченко. Возвращение блудного сына. Х, М., 2001

Валерий Кульченко. О влиянии Тарковского на ростовские умы. Часть 24

КОПИИ ОБРАБ.кульченко март 2013 (18)

Валерий Кульченко

Первая часть книги «Острова памяти».

Валерий Кульченко. «Острова памяти». Часть 2.

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 3

 Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 4

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 5

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 6

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 7

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 8

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 9

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 10

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 11. Самарканд

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 12. Фото на станции. 1948 год

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 13. Дорогой «Королёк»

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 14. Про главное

Острова памяти. Часть 15. «До свидания, горы меловые, до свидания, Набатов хуторок». 

Острова памяти. Часть 16. Карп серебристый.

 Острова памяти. Часть 17. «О, лето, летело тело…»

Валерий Кульченко. Часть 18. Острова памяти. 

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 19

Валерий Кульченко. Острова памяти. Часть 20.

Валерий Кульченко. Острова памяти. Филимонов.  Часть 21.

Валерий Кульченко. Барабан и флейта. Часть 22.

Валерий Кульченко. Надпись на обратной стороне фото. Часть 23

Валерий Кульченко. О влиянии Тарковского на ростовские умы. Часть 24

Ирина Гуржиева. Окно, открытое в мир

Живописец Семён Сергеевич Скопцов и поэт Александр Николаевич Рогачёв дружили семьями.
Семён Сергеевич и сам «грешил» — помимо живописи еще писал стихи.
Скопцов написал портрет поэта — очень удачный.
Рогачёв когда позировал, читал стихи свои и любимого Есенина.
Вот таким и схватила кисть живописца, донского поэта Александра Рогачёва — вдохновенного, чуть-чуть бесшабашного и задорного!
Вообщем, портрет состоялся и друзья исчезли из поля зрения своих жён на несколько дней, «обмывать» творческую удачу. Да, тут был повод еще не менее веский — пожаловаться, поплакаться хотел поэт своему другу Семёну на горькую судьбу-судьбинушку.
70-ые годы ХХ столетия.
Написал Александр поэму «Рублёв». Примерно в то же время режиссёр Тарковский снял фильм «Андрей Рублев»!
Картина вышла в прокат и ее увидела вся страна, что само по себе имело широкий общественный резонанс.Конечно, возможности кино несравненно выше лирической поэзии, но всё же тема объединяла эти два творения.
Публика валом валила в кинотеатры, чтобы посмотреть эффектную ночную сцену на празднике «Ивана Купала» — обнаженные девушки бегали по лесу с факелами в руках, прыгали через костёр, спускали венки на воду.
Большая часть зрителей, посмотрев эти кадры, демонстративно вставала, громко хлопая сиденьями откидных стульев и, с чувством исполненного дола, покидала зал.
Апофеоз фильма, где на весь экран показывались иконы Андрея Рублёва — «Троица»,»Спас нерукотворный», «Богородица» — в цвете и широком формате проходил при полупустом зале (весь фильм был чёрно-белый).

Без проработки и указаний сверху это явление замолчать было невозможно.
По инициативе Союза писателей и Ростовского Союза художников была организована конференция в «Доме Политпроса» (бывший особняк Парамонова, что на улице Суворова) по обсуждению фильма Тарковского «Андрей Рублёв».

Докладчик из отдела культуры Обкома КПСС наметил «генеральную» линию — осудить творение Тарковского за увлечение, даже смакование сцен с жестокостью, огрубление образа народа, за «беспросветность» Руси и, в конечном итоге, отход от основ соцреализма.

Начались прения. Поскольку Тарковский далеко, а поэт Рогачёв — рядом, выступающие постепенно ополчились на его поэму «Рублёв»!

Искажение исторической правды, пропаганда монашеского образа жизни и уход от проблем современного человека, строителя коммунизма — каких только собак не навешали на бедного поэта!

Рогачёв сначала пытался огрызаться, а потом замолчал. Только иногда вскидывал голову и изумленным взглядом вопрошал очередного оратора — известного донского художника Евгения Гавриловича Чарского: «За что?».

Евгений Гаврилович особенно изощрялся в критических высказываниях по поводу его поэзии, а именно поэмы «Рублёв», давая понять Рогачёву, что ему далеко до Тарковского!

Просто «попал в тему», «пусть не мнит о себе слишком много» и терпит…

Рогачёв уже ничего не хотел: ни критики, ни похвалы, было только одно в голове — поскорее уйти из этого душного зала, встретить своего друга Семёна Скопцова, пойти к нему в мастерскую и окунуться в мир прекрасного, послушать романс «Не искушай меня без нужды» в его исполнении.

Валерий Кульченко. 1986-2014, Сухой Лог — Ростов-на-Дону

Статья Галины Скопцовой в газете «Вечерний Ростов» — «Семён Скопцов это романтик и «картинщик».

 

Валерий Кульченко.Валерий Кульченко. На бахче. К,м. 50 х 70, 2010 г.

Валерий Кульченко. На бахче. К,м. 50 х 70, 2010 г.

Валерий Кульченко. Ночной портрет. К., м. 30 х 40, 1965 г.

Валерий Кульченко. Ночной портрет. К., м. 30 х 40, 1965 г.

 

Кульченко март 2013 (15)
Валерий Кульченко. Летящая ветка. Х.,м. 70 х 50. 2011 г.

Валерий Кульченко. Дитя заката. К., т. 70х40. 2009 г.

Валерий Кульченко. Дитя заката. К., т.  70х40. 2009 г.

Валерий Кульченко. Тополиная роща в окрестностях Константиновска. Х., м. 70 х 90, 2010 г.

Валерий Кульченко. Тополиная роща в окрестностях Константиновска. Х., м. 70 х 90, 2010 г.

Валерий Кульченко. Степная река. К., т.,акрил. 50 х 70. 2005 г.

Валерий Кульченко. Степная река. К., т.,акрил. 50 х 70. 2005 г.

Кульченко март 2013 (25)

Валерий Кульченко. Бабье лето. К., м. 60 х 100. 2010 г.

Кульченко март 2013 (18)Валерий Кульченко. Старый сад. Х., м. 100 х 60, 2011 г.

Кульченко март 2013 (7)

Валерий Кульченко. Золотая осень на Дону. Х., м. 50 х 70, 2009 г.

Валерий Кульченко. «Острова памяти». Часть 25

‘Модная линия’

Сергей Сапожников

Главный герой выпуска «МЛ» — художник Сергей Сапожников. Персональная выставка в ныне снесЁнном салоне красоты «Бель-этаж».

Полностью расшифровка текста — Зелень и желтизна Сергея Сапожникова. 

В конце сюжета — безуиные танцы в исполнении Алика Погорелкина.
Моя голова в качестве объекта исследования в «Дуглас риволи».
«Модные фэшн пятницы» представляет их идеолог — Елена Степура (агентство моделей «Имидж элит»).
Всё это имело место быть в ростовских телевизорах 19 февраля в 2005 году, благодаря режиссеру Аллайе Ивановой, ну и мне — автору и ведущей «Модной линии» — Галине Пилипенко.