Архив рубрики: Истории в стиле рок

Телепрограмма «Истории в стиле рок» Галины Пилипенко и Кирилла Серебренникова. Архивные выпуски

Ростовский участок трубы

Фотокарточка: Дмитрий Посиделов

У нас есть свой кусок никелированной трубы. На канале YouTube.

Сынок — Дмитрий (Пася-Pasya) Посиделов застолбил участок и сделал архив авторских программ  Галины Пилипенко (мамы — меня — то есть),  режиссёра Кирилла Серебренникова и Валерия Посиделова (папы то есть). Телепередача «ТРУБА», затем — «Модная линия», а так же «Истории в стиле РОК» — выходили на телеканале «Россия-ДонТР»; «Ураган-38» — на телевидении «Альтернатива 38».

На сегодняшний день удалось собрать около четырёхсот видео-единиц.

Подписывайтесь, ценители архивов.

Спасибо Мите Посиделову.

www.youtube.com/user/globaltrashnetwork

Фотокарточка: Дмитрий Посиделов

Верка Сердючка в Ростове. Архивности

Верка-Сердючка-Андрей Данилко и Галина Пилипенко в купе. То есть в студии 35 канала "Дон ТР"

Интервью в студии телекомпании «ДОН ТР» украинской звезды Андрея Данилко — он же Верка Сердючка журналисту Галине Пилипенко

Почему цэ Данилко поплюща украинску жинку?  — текстовая версия

Ростов.Истории в стиле рок . Руки

f3M3FgzD0kc

«Истории в стиле рок» — цикл ТВ- программ, придуманных и осуществленных на теле-канале «Дон ТР» мной — Галиной Пилипенко и режиссером Кириллом Серебренниковым. Этот выпуск — «Руки» был сделан, снят  без единого лица в кадре (за исключением лиц глухих и немых деток).

Вся музыка — Валерий Посиделов и группа «ТАМ! Нет ничего!»

Видео еще не оцифровано, так что пока текст.

Первая личность

Однажды я прочел мысль. Это было не чтение мыслей на расстоянии, нет. Мысль я прочел в газете.Она поразила меня ясностью формулировки — в ней имелось все, к чему я шел через  спотыкач и сивушные масла.

Послушайте: «Творчество и Гений — вот в этих терминах до сих пор мвслит культурный европеец — есть плод эпохи Возрождения, индивидуальной творческой установка.

«Каждое великое произведение искусства имеет своего автора.

Авторство — есть главная традиция Европы последних веков».

В ХХ веке ролисходитслом этой вековой традици. Мы может назвать это возвоащением в единственную неавторскую эпоху -в Средневековье. И в этом смысле уместно именно так назвать нашу эпоху — Новым Средневековьем».

Человек, написвший это, говорил, что рок-н-ролльный бэнд совершил в культуре подлиннуую революцию , уничтожив метафизически привелигированный класс творцов.

И отныне искусство «Там, где каждый этого захочет и сможет».

Я думаю, что человек, написавший это, не музыкант, а теоретик, иначе он был бы до конца концептуален и не ставил бы подписи под статьёй.

Но постулат его еще раз убедил меня в правильности моей установки — в творчестве, в чистом творчестве должна раствориться не просто личность, а визуальный образ её.

Как кинопленка в ацетоне. Как мультики в «Кролике Роджере».

Ведь что  есть внешность и что с ней делает клип-индустрия? С одной стороны, клип — наиболее простой путь к популярности.

Кто знал группу АЭРОСМИТ до того как появился не просто удачный клип. а серия клипов?

Единицы.

Но, с другой стороны, клип заменяет работу вашей фантазии – вам предлагается готовое видео музыкального материала. И это уже нег оворя о том, что талантливые «видео-ряды» могут принести славу совершенно слабенькой музычке.

Чаще всего клипы нужны для демонстрации не музыки. как таковой, а крутости тела, обаятельности белозубой улыбки, симпатичности лица, сексуальности и прочее.

порассказать, что наша группа РУКИ отказалась от всяческих визуальных контактов.

Мы не фотографируемся и не рассылаем свои фейсы по журналам.

В оформлении альбомов мы не используем лица

Мы не снимаемся в клипах.

В обществе бездумного потребления мы пытаемся заставить людей думать.

Вам предлагается натуральный, необработанный видео, экологически чистый продукт – музыка.

А если это движение РУК не будет понято, то таким образом мы хот бы заявим свой протест.

Фото карточка: Дмитрий Посиделов

Все фото карточки: Дмитрий Посиделов

ПЕРВАЯ ЛИЧНОСТЬ – «РУКОТВОРЕЦ»

Музыкальные технологии урбанистической эпохи привели к тому, что гений-индивидуалист, не найдя своего технического двойника, невольно становится непризнанным гением. Даже если он является генератором идей.

В бардовскую эпоху реализоваться было легче, потому что  тогда еще отсутствовало понятие электронного усиления  и бардовские песни (Высоцкий, Окуджава, Визбор) строились на двух-трёх аккордах, при главенствующей роли слова.

Мне повезло в том смысле, что музыканты, составляющие группу РУКИ, разделяют концепцию «антивизуальности».

Ведь что есть внешность – оболочка, пачка, этикетка, красота шелухи.

главное – не навязывать свой внешний вид.

Конечно, еще тот вопрос, каков орешек внутри, но спрятать свою внешнюю оболочку – единственный разумный сегодня ход.

Сначала, пока я не дошел до этой мысли, я думал о масках – КИСС, РЕЗИДЕНТС.

Но маска, какой бы удачной (или наоборот) она ни была – все-таки элемент зрелищности.

Внимание же должно сосредоточиться только на музыкальной стороне проекта: драйв всегда цепляет чисто физиологически.

Успех Жириновского заключается в том, что он говорит громко, уверенно ил даже орет.

Но кто решил, что гитары должны строить по камертону – ми, соль, си. ре, ля, ми.

Да,  физиологически это удобно, это легко и сразу потребляется .

Нельзя  рукописи писать красным и  нельзя бланки заполнять – глазам неудобно – портятся.

Но это практично с точки зрения быта.

В искусстве быта быть не должно. У нас до сих пор человека встречают по одежке – блестящее платье, дорогая гитара, мелодия, мгновенно ложащаяся на слух, и что?

И то, что уже этот музыкант плохим быть и не может.

Если ты вписываешься в эталон, стандарст, ГОСТ красоты – ты красив.

Если очень условно назвать РУКИ группой, то уж, по крайней мере, это не будет являться рок-группой в общепризнанном смысле.

И внешние и внутренние факторы, присущие рок-н-роллу, у нас отсутствуют.

РУКИ не любят тяжелые кварто-квинтовые интервалы, не любят рифы и квадраты, общепринятый драйв и визуальный, сценический эпатаж…

Так что же любят руки? И какие они? Не выпячивая и не популяризируя имена собственные или псевдонимы, попробуем представить их.

Фото карточка: Дмитрий Посиделов

ЛИЧНОСТЬ. ДЕВУШКА.

Я люблю золото. Наверное, потому что ч – рыжая. Я и Пугачеву любила в детстве,  из-за того, что она – рыжая, непокорная и свободная. Мне нравилось все красивое, и когда я выросла, то с согласия родителей, выучилась и стала ювелиром. Золото ведь тоже рыжий  металл. К тому же золото умеет звучать. Берем со своей головы волосину, подвешиваем кольцо, ударяем легонько… слушайте… Серьги звучат хуже, и это – правильно – они в ушах – они слушают музыку, входящую в ушные раковины и поэтому сами пассивны.

А кольца – кольца носят на  пальцах рук и этим все сказано.

Люди рыжих не любят и дразнят и я на этой почве очень долго комплексовала.  Я знала, что гладкая, нежная кожа  — красиво, длинные ноги, высокий бюст, тонкая талия, большие глаза – красиво.

Я родилась рыжей и с веснушками.

Сейчас мне понятно, что это не уродство, но детство и юность … просто ужас…

Для меня Заболоцкий много значил: «Так что такое красота и почему её обожествляют люди? Сосуд она, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде?»

А когда встретилась с музыкантами, то как бы все стала видеть по-другому, по –новому. Они научили меня распознавать стандарты красоты и идти вразрез с ними.

Это очень приятно, на самом деле. Я представляю, как должно быть больно Стингу, которого, при всей его внешней неказистости, объявили самым красивым мужчиной 1995 года.

А теперь о нем пишут: »Стинг был объявлен красавцем по недоразумению, вместо того, чтобы песенки в защиту лесов Амазонии, лучше бы позаботился о сохранении растительности на своей голове».

Ну,  представьте, каково такое слушать человеку, которого общественное  мнение еще несколько месяцев назад, возвело на престол красоты?

Недавно я видела  фильм «Маска» с Шер в главной роли.

Суть в том. что у Шер – красивой тусовщицы и наркоманки и у красавца-байкера рождается ребенок с лицом, напоминающим ужасную маску.

Результат передозировки – объясняет ребенок.

Ууроднец-подросток красив для … слепой девушки до тех пор, пока она общается с его духовным миром.

Он влюблен. Она – тоже. Пока ей не объясняют, что он – нестандарт…

Мальчик убивает себя.

Мораль – мама –наркоманка – зло.

Трогательный, на самом деле, фильм. Когда я смотрела, то подумала, что раньше принимали наркотики для стимулирования фантазии, для сокращения дороги в другую реальность, для того чтобы путешествие в страну музыки было более осязаемым и красочным.

Видео забрало даже это…

Моя близкая подруга, когда я ввязалась в РУКИ, осудила меня. Она,  кстати, аквариумистка. И она меня упрекала в том, что я – несамостоятельная и даже процитировала строчку из песни БГ: «Ты принимаешь форму того, с кем ты теперь». Ну и плюс личные моменты… короче, мы с ней расстались совсем.

а ребята правы на сто процентов.

Знаешь, я окончательно поняла, что руки – это моё. Когда Пугачевой алле задали вопрос ( я это в «Сельской молодежи» прочла – был такой смешной журнал, а «городской молодежи» не было.)

Так вот у Аллы Борисовны спросили: «Как вы относитесь к тому, что ваше лицо на майках изображают и на сумках, в каких лук с базара приносят?»

Она подумала и сказала: «Если в сумку с моим лицом добавить томик хорошей поэзии – то ничего, нормально».

(Пауза).

Я забыла сказать, что уродец из фильма «Маска» тоже был рыжий.

ЛИЧНОСТЬ. РУКО-ВОДИТЕЛЬ

Молодая женщина, только что говорившая – одно из существ, стоящих за РУКАМИ. Ее часто называют профессиональной народной певицей, что само по себе звучит абсурдно.

Это как  «профессиональный народ» и непрофессиональный народ-любитель.

Кроме нее РУКИ составляют еще двое ловцов звуков и мелодий. Это УБИЙЦА ВРЕМЕНИ во всех его четырех измерениях, затем наш ГИТАРНЫЙ МАСТЕР ия.

Но прежде, чем познакомить вас с другими, я бы хотел сказать что…

-Мы делаем музыку не для людей.

— Тот, кто считает,  что надо играть для народа – очень заблуждается, но это – его право.

 —  Мы вообще не делаем музыку – это она делает нас.

Она первична. музыка породила материальный мир и его живых обитателей.

РУКИ только ловят дикую, природную, неприрученную музыку. И, не стремясь подчинить её, просто некоторое время общаются с ней.

Музыка – то живое существо, которое никогда не станет рабом, домашним животным, не поддастся дрессировке.

Те, кто считает музыкой то, что они породили и продают – на самом деле, имеют беспомощно-красивого зверька вроде болонки или персидского кота.

Настоящая музыка – красивый, гордый хищник. С ним опасно играть. Если его поймать и долго держать к летке – он умирает. Клетки и заградительные сетки часто используются на концертах для защиты музыкантов.

РУКИ охотятся на этого зверя… Но это только погоня и ни в коем случае не стрельба и не зоопарк. То, что мы слышим и видим в погоне за этим зверем – это и есть музыка РУК.

Фото карточка: Дмитрий Посиделов

ЛИЧНОСТЬ. УБИЙЦА ВРЕМЕНИ

Руки для музыкантов – «вещь» полезная, но не незаменимая. Известно, что гитарист БЛЭК САББАТ Тони Айоми в юности лишился двух пальцев на одной руке, но научился зажимать струны специальными наконечниками, заменившими недостающие фаланги.

У барабанщика ДЭФФ ЛЕППАРД не было одной руки.

Тони Менделез в результате  того , что его мама принимала назначенные ей лекарства, родился без обеих рук. Те не менее, Тони стал профессиональным гитаристом и играет играет пальцами ног на 6-ти и 12-ти струнной гитаре.

Для обычных музыкантов всегда было важно,  что играть, как играть и на чем играть. РУКИ же на этих трех китах не циклятся совсем.

Конечно же, мы используем некоторые атрибуты современного времени: синтезаторы, процессоры и прочее электричество.

Но преимущественно в охоте за звуком используются самые примитивные инструменты: бутылки, аптечные и парфюмерные пузырьки, вязальные спицы, ракушки, гвозди, пинцеты, наводки, звук постоянного тока в катушках индуктивности.

Ничто не может сравниться по красоте со взрывом лампового усилителя УМ-50!

Что касается использования нормальных, музыкальных, человеческих инструментов, то  здесь, по большей части, мы  играемся с расстройками, нетрадиционным настроем  гитар и прочим.

У нас очень ограниченные студийные условия. Чаще всего, это обычная запись с микшера на две дорожки, почти всегда без наложения и монтажа

Это импровизация – вплоть до единственного дубля при сведении.

РУКИ не пользуются нотной грамотой и прочими знаковыми системами. это язычество. Шаманство, ворожба с ручками и струнами…

РУКИ не ограничиваются только инструментальными натюрмортами. Есть очень много песен, которые вылетают из горла дежурной кликуши, но это вовсе не формалистическая лабуда…  А очень даже конкретные стихи…

Так например, один из музыкантов, который должен был играть несколько тактов на стеклянном саксофоне, так и не решился притронуться губами к мундштуку…

И только в самом конце пьесы заявил в микрофон следующую фразу:

«Кому лестница в небо

А кому – канат.

Если слабые руки,

То бог не виноват».

А если вы не сочтете меня нескромным, то я бы хотел получить подарок по заслугам – в области звуко-георграфических открытий и мысленных этно-ботанических исследований.

В качестве подарка-награды я не прочь получить квадратный глобус  земного шара…

Фото карточка: Дмитрий Посиделов

ПЕРСОНА. ГИТАРНЫЙ МАСТЕР

У нашего РУКО-водителя много завиральных идей и поэтому мы подтруниваем над ним, называя его профессиональным надувателем воздушных шаров и прочих толстопузов.

К его чести следует сказать, что в завиральных идеях его всегда есть реальное и рациональное звено, которое мы сообща пытаемся «выклюнуть», пока он его сам не потерял. Я, скажем, идею анонимности личности, разделяю на сто процента.

Но до того как идею вычленить, сформировать, знаешь сколько он катал наши мозги на своем мотоцикле?

Вообще же. я бы разделили людей чисто условно на две категории – первой доставляет удовольствие мыслительный процесс – назовем их интеллектуалами или интеллигенцией.

Вторые удовольствие получают от чего-то, что делается их собственными руками – назовем их ремесленниками.

Видимо, я больше ремесленник, чем интеллектуал, потому что мне доставляет удовольствие делать гитары своими руками.

От процесса изготовления я получаю эмоциональные толчки и  не так уж важно – получается у меня или же я терплю неудачу.

Проблема,  мне кажется, в том, что у большинства музыкантов нет осознания собственной личности – особенно у молодых.

Они берут себе в кумиры Блэкмора и, естественно, хотят играть на стратокастере.

Или: закажу себе гитару как у Хэтфилда и играть буду как Хэтфилд. А чтобы подняться до уровня своего инструмента — нужно осознавать свою личность. Я отношусь к гитаре как к  живому существу, как к женщине. А в женщине я ценю пронзительную, щемящую нежность. и, одновременно, сексуальную агрессивность. Отношение к женщине я стараюсь вложить в форму гитар.

Как я люблю упругую кожу у женщин, так же я предпочитаю использовать для гитарных корпусов плотное дерево. Типа красного дерева.Мечтаю сделать изысканный корпус — из палисандра.  Чем плотнее дерево — тем конкретнее звук. Плотность дает меньше всяких обертонов, плотность дает меньше всяких обертонов, плотность убивает побочные звуки, убивает побочные звуки, извлекаемые струной…

Ведь ни одни струны (даже струны душа — ха-ха) совершенством не являются. Со струны начинается звук и от нее же идет грязь. Впрочем, это все тонкости и секреты, каких у меня, как у всякого мастера, навалом.

Страдивари, скажем, покрывал свои скрипки слоем вулканического пепла. Это важно. Вулканические материалы входили в состав лаков, ведь люди знали толк  в алхимии и верили в энергетику, исходящую из вулканов. Я верю в энергетический обмен, в то, что энергия космоса черпается через деревья деревья же к космосу ближе остальных. Поэтому я к выбору дерева для гитар подхожу очень ответственно.

Могу, конечно, пошутить и резонансную ёлку, которую, обычно для акустических гитар используют, приспособить под электро-гитару. (Продолжение следует)

Музыканты предпочитают не абсолютно новый инструмент, а уже побывавший в руках хороших инструментов.
Если бы мне дали гитару, побывавшую в руках Хендрикса, Стива Вея, это точно отпечаталось бы на моей игре. Человеческое сознание подразумевает ответственность. Энергия мастера передаётся инструменту. Инструмент, сделанный не ручным, а фабричным способом, энергию не передает.
То есть в идеале нужно прослеживать судьбу дерева и его последующие реинкарнации.
Чтобы получить дерево для инструмента, нужно дать ему умереть. В уже спиленном стволе продолжаются, биохимические процессы, идет распад смол, биологически активных веществ, изменяется внутреннее напряжение волокон.
Всё, как у трупа — убили, завалили человека — он мягенький лежит, потом наступает трупное окоченение, через два часа оно проходит и начинается процесс распада мышечных волокон, гниение.
И что есть человеческое лицо на фоне многообразных ликов смерти? В конце остаётся только продукт — музыка. Или не остаётся.
Кстати, на фабриках до сих пор делают инструменты из принудительно-химическим способом высушенного дерева. А западные товарищи, на которых мы любим ориентироваться, сушат его дедовским способом — в хорошо проветриеваемом помещении по 10-15 лет, без всякой химии. Сушат в огромных ангарах. Дерево сложено квадратами, на манер русской избы, только с просветами.
Когда-то давным-давно во времена развитого социализма, я повадился покупать дерево в спеццехе фабрики имени Урицкого, созданной для разработки новых образцов мебели, но, на самом деле, там изготавливали всякому коммунистическому начальству окна, двери и наличники. Из отличного, выдержанного дерева.
Представь, если б коммуняке сделали оконную раму из плохо высушенного клена!? Её бы повело, и окно перестало бы закрываться! Ой, что было бы!
Пирамиду Хеопса построил именно мастеровой люд. Но названа-то она именем правителя! Ситуация РУКИ очень демократична — в итоге слушатель должен иметь только «пирамиду».
ЭПИЗОД
РУКИ живут как и люди — или парами или параллельно. Как правило, левая рука — мужчина, правая — женщина.
Женщина всегда права. По крайней мере, она так думает. Она рожает будущее. Будущее человечество.
Она считает деньги, стирает, убирает и прочее…
Муж — рука левая. И такой он во всём. В народе говорят: «пошел налево», что значит, загулял. Попробуйте кинуть камень левой рукой и все станет ясно…
Левая рука пьет, иногда дерется, ворует, обнимает — более нежно и льстиво… Как правило, голосует против (в парламенте).
А еще голосует на индийских или английских дорогах с правосторонним движением.
В жизни человека главное — руки, чтобы там о себе не заявляли голова, сердце, желудок, печень…
Руки снимают женские трусики, а мужские — военную форму. Руки наливают, гладят кожу, бросают землю в могилу, рисуют, тушат бычки, открывают сейфы, сумки, колпачки авторучек и помад, надевают презервативы и навинчивают глушитель на ствол оружия.
Руки трут коноплю, оперируют, смывают кровь с кафельного пола.
Манят пальцем «ко мне», вообще, жесты, основанные на технике кисти.
Руки рисуют картины, танцуют поют. Руки всегда враждуют друг с другом, и лишь в последний миг жизни соединяются в примирении. В день смерти, они покойно и нежно друг друга обнимают. Левая правую.
Такова жизнь рук.
Изобретение, принесшее миллиарды, родилось из движения рук, которые вертели так, и сяк проволоку, пока не получился прибор для скрепления бумаг — скрепка.
Руки, в любом случае, осуществляют всё. Это голова думает, что в ней родилась прекрасная музыка, но на самом деле, эту музыку воплотили руки.
Именно они взяли в руки скрипку, которую до этого сами сделали, и на ней сыграли гениальную музыку. Руки вообще могут всё.

30.03.1996

Галина Пилипенко

Валерий Посиделов

 

Фото карточка: Дмитрий Посиделов

 

Истории в стиле РОК: Урбанистическая Нефертити Жанна Агузарова

Жанна Агузарова

Жанна Хасановна Агузарова а Ростове-на-Дону. Автор, ведущая и режиссер — Галина Пилипенко. 1998 год

Калинов Мост через реку Дон

Дмитрий Ревякин (КАЛИНОВ МОСТ)

 Дмитрий Ревякин (КАЛИНОВ МОСТ) во время гастролей в Ростове-на-Дону. Фото: Ольга и Сергей Проворовы.

Интервью с Дмитрием Ревякиным  пришлось начать с извинений —  под занавес концерта неизвестный ценитель творчества бросил в Диму бутылку.

Поэтому: «Дмитрий простите меня за мой город – Ростов-на-Дону».

Дмитрий Ревякин (КАЛИНОВ МОСТ): Да ничего страшного.

Галина Пилипенко: На концерте вам девушки цветы дарили. Все звезды норовят девушек поцеловать, а вы – нет…

Д.Р.: Мне как-то и в голову не пришло….

Г.П. Цитата из журнала «Урлайт»: «Калинов мост» — одна из не многих команд, которая думает не о завоевании зала, а о смысле концертного мероприятия. Высказыванию 10 лет. Что вы сегоднгя думаете о смысле «концертного мероприятия»?

Д.Р. С нашей стороны – показать чем мы все это время занимались – группе исполнилось 12 лет.

Показать – повзрослели ли мы. помудрели ли или осталсь такими же самонадеянными юнцами..

Со стороны зала смысл, наверное, в том, что люди приходят на концерт послушать любимые песни, спеть их вместе с нами

И результате взаимодействия возхникает некое новое единство, наверное. И люди получают энергию и мы тоже.

Я не знаю… Я не думал никогда о смысле концерта.

Г.П. Федор Чистяков говорит о том, что на концерт люди идут в поисках божества. Что бы вы ответили Фёдору?

Д.Р.: Ничего. Я не люблю пререкаться и вступать в споры.

Г.П.: На мосту обмениваются пленными, под мостом ночуют клошары. Что соединяет мост?

Что есть мост как концепция?

Д.Р. .Концепция проста – песть песни.

Г.П.: А что на берегах?

Д.Р.: Да, мне кажется, мост в  подвешенном состоянии. Это же другой мост – не земной, а КАЛИНОВ. Несколько развернутое, объемное понятие.

Ничего он не соединяет. Мост — это просто момент перехода. От сна к бодрствованию, от обычного состояния – к озарению, к вдохновенному, к остановке ума – переход обычный.

Г.П. Мост – такое же всеобъемлющее понятие как двери?

Д.Р.: Не знаю.

Г.П.: Где ваш колодец?

Д.Р.: Никогда не думал над этим  вопросом. Наверное, когда я это пойму, мне станет неинтересно этим заниматься. И я найду какое-нибудь другое дело.

Г.П.: Вы – сентиментальный человек?

Д.Р.: Нет, я достаточно уравновешен.

Стараюсь спокойно наблюдать всё, что вокруг происходит. Это не позиция. Это не позиция ,а скорее штрих к позиции.

Г.П.: К сожалению, я не прочла ваш сборник, но что означает назвние «Гнев  совы»?

Д.Р.: Да я уже не помню, чего я там понаписал.

Г.П.: Отчего сова может гневаться?

Д.Р. (очень-очень-очень долго думает и наконец ): Не знаю. Сами отвечайте. На такие глубокомысленные вопросы   я не нахожу ответа.

Г.П.: Человек написал книгу, назвал её  и теперь не может ответить! Нормально!

Д.Р.:  Так вы почитайте книжку – там все написано.

Г.П.: Увы, мне не по карману книжка, которая стоит 90 рублей. Ну ладно,  давайте дальше.

Д.Р.: Так вы заработайте 90 рублей, если хотите узнать что такое гнев совы.

Корреспондент – то есть я – Галина Пилипенко ненаходчиво молчит. Затем, решив, что в этой ситуации нетактично поступает не она, продолжает интервью.

Г.П.: Во Франции существует ценз – определенный и подавляющий процент песен должен исполняться на французском языке. В России любят петь на английском.

Как вы считаете – должен ли быть такой языковой закон у нас?

Д.Р.: Не знаю, не мне решать. Пусть Дума решает. Мне даже думать об этом нет времени.

Мне хватает занятий. Я занимаюсь собой.

И больше никем.

Г.П.: Просто есть ощущение, что КАЛИНОВ МОСТ – очень русская группа, поэтому и хотелось знать ваше мнение по этой проблеме.

Д.Р.: Ну вот мы и делаем своё дело, а как оно получается – хорошо или плохо – судит наш зритель.

А что касается глобальных проблем – вводить ценз или не вводить, мне кажется, ситуация должна уравновешиваться сама собой.

И люди живут хорошо, когда они не знают даже имени правителя и то, что они живут в государстве.

Г.П.: Кто создатели клипа «Родная»? Очень красивое ржаное поле. Где снимали?

Д.Р.: Режиссёр Армен Петросян, оператор Максим Осадчий. Они всё нашли и сняли за сутки.В 6 утра ты выехали с «Мосфильма», а в 22 закончили.

Г.П.: А стариков играли актеры?

Д.Р.: Ну это же режиссер решал, а не мы!

Г.П.: А вам неинтересно было бы знать?

Д.Р.: Почему? Мы пообщались.

Г.П.: А детишек созвали из окрестных деревень?

Д.Р.: Примерно так.

Г.П.: Кто вкладывает деньги в КАЛИНОВ МОСТ?

Д.Р.: Друзья. И они не вкладывают, а просто нам их дают, чтобы мы их тратили так, как считаем нужным.

Г.П.: Возможно ли группе, играющей качественную музыку жить, что называется, на самоокупаемости?

Д.Р.: 12 лет жили и записывали пластинки.

Через 12 лет появились друзья, которым интересно поговорить с нами.

А после прослушивания пластинок, они решили помогать нам. Нам помогает авиакомпания «Сибирь» — билеты сейчас очень дорогие, но мы летаем бесплатно.Мы все время между Новосибирском и Москвой.

Многие помогают – кто словом, кто транспортом, кто едой, ну и так далее.

Г.П.: Занимаясь собой, вы современную музыку не слушаете?

Д.Р.: Ну.. почему…

Г.П.: Вы ходите на концерты других групп?

Д.Р.: Нет, никогда… Либо работа идет репетиционная, либо путешествия.

А когда свободное место выпадает… Я лучше на лежанке полежу. Вот и все.

Г.П.: Что за история связанная с КАЛИНОВЫМ МОСТОМ и МЕСТЕЧКОМ СТОУНХЭНЖ?

Д.Р.: Мы играли концерты в Лондоне, а свободное время посетили Стоунхэнж, древнюю обсерваторию, кто и когда её построил — непонятно. Сейчас это просто памятник.

В праздники друиды там проводят свои обряды и это очень впечатляет. Мы, как раз, были в день летнего солнцестояния. Посмотрели.

Г.П.: Вы верите во внеземные цивилизации?

Д.Р.: Я ни во что не верю.

Г.П.: Вообще  ни во что?

Д.Р.: Ни во что.

Г.П.: Ну как же – а в дружбу?

Д.Р.: Ну это же другое понятие совсем.

Г.П.: И в бога не верите?

Д.Р.: И в бога не верю.

Г.П.: Вы выросли во времена атеизма?

Д.Р.: Да, и поэтому больше себе доверяю.

Г.П.: Есть ли, по-вашему, в России интересно поющие девушки?

Д.Р.: Есть. Куда ж они денутся? Например, ЧИТИНСКАЯвокальная группа ЗАБУЗАРЫ.

Г.П.: Вам сейчас скучно. А на какие темы вам интересно было бы общаться?

Д.Р.: Я вообще предпочитаю молчать. И наблюдать.

Г.П.: В далёкие времена вы были отшельником?

Д.Р.: Не знаю – не знаю. Может быть.

Г.П.: Какая-нибудь ново-афонская гора, пещера…

Д.Р.: Да нет, зачем пещера? Это просто.

Гораздо труднее находиться среди людей, быть отшельников в социуме.

Мне повезло: у меня хорошие друзья, мы занимаемся музыкой, пишем песни. встречаекмся с интересными людьми, путешествуем, видим города.

Г.П.: Кого бы вы назвали в числе интересных людей?

Д.Р.: А вот музыкантов, с которыми я играю.

Г.П.: С кем вам довелось общаться в Лондоне? С Севой Новгородцевым, с эмигрантами?

Д.Р.: И с Севой и с эмигрантами.

Г.П.: Что интересовало Севу?

Д.Р.: Да я не помню.

Г.П. : Так незначительная встреча, да?

Д.Р.: Да почему незначительная? Просто я не помню. Так – пара незначащих фраз, ни к чему не обязывающих. Мы выслушали пожелания не только от Севы, но и от англичан – были интересные люди из музыкальных журналов, была просто английская публика, преимущественно – молодёжь. Наши – слушали. Они – танцевали.

Галина Пилипенко для телепрограммы «Истории в стиле рок» 2000 какой-то год.

 

Олег Гаркуша, я хочу стать вашей женой

Странная компания —  АУКЦЫОН. Нечто подобное уличному партизанскому театру. Вместе с офигенной музыкальностью легко ютились какие-то танцоры, художники и проходимцы.

Когда я рассказываю молодым фанатам, что в этой группе «точил карандаш» Александр Рогожин – впоследствии поп-певец около-аллегровской тусни, мне почему-то не верят.

  IMG_2564 IMG_2655 IMG_2688 IMG_2763 

Фото: Боря Бубличенко

Ну, так в АУКЦЫОНЕ «продавались» и – великий поэт новой российской словесности  и Хвостенко – автор песни «Город золотой».

В АУКЦЫОНЕ пел и плясал гуттаперчивый мальчик с глазами маньяка-убийцы – Вова Весёлкин.

А еще в Аукцыоне участвовал художник-ленинист – Кирилл Миллер.

Картавинка Лени Федорова дала моду некоторым новым ансамблям, правда, они слушаются как пидоры с выбитыми передними зубами на параше рядом с Вовой Ульяновым.

Поубиввал бы все эти «сансары».

В голове звучит «Птица» и долгая «Дорога бескайфовая».

АУКЦЫОН – самая классная группа. И это – всё!

«А кто там у них лидер? Неужто… Гаркуша?» — спрашивают иногда люди, случайно услышавшие АУКЦЫОН.

Да вам-то и предстоит разобраться – кто в партизанском «абсурде» лидер.

(Предисловие — Валерий Посиделов)

Вова Весёлкин

Вова Весёлкин. Страничка из журнала «Ура Бум Бум». Дизайн — Лена Теплинская

Галина Пилипенко: Кто такой сегодня Олег Гаркуша?

Олег Гаркуша: Олег Гаркуша – это  Олег Гаркуша. Я считаю себя нормально-ненормальным человеком, живущим и творящим не специально (вот я решил сотворить что-то, стану там, ручкой двину туда)…

Я ничего не придумываю. Движение или получается или нет.

Танец – это не импровизация. Это то, как я себя чувствую на сцене.

Я не знаю, как это объяснить.

Кайфую я в жизни и кайфую на сцене.

Кайфовщик.

У меня есть АУКЦЫОН – нас восемь человек на сцене, 9 – й оператор, 10-й – директор, 11 – й водитель плюс помощник директора. То есть ансамбль из 12-ти человек и только один бог знает как мы все уживаемся, но, может быть, как раз и за счет того, что у нас много людей и все с разными вкусами, жизненными позициями – все совершенно разные – со своими тараканами, со своими башнями.

Наверное, это сказывается и на музыке: конкретно никто не может сказать ЧТО группа АУКЦЫОН играет – в аннотациях к альбомам и в пресс-релизах называют множество элементов, присущих нашему  стилю.

Это так, но плюс ещё десяток направлений.

Ко всему этому на сцене всегда есть и музыкальная и танцевальная импровизация. если посмотреть подряд видео нескольких концертов это всегда можно заметить.

И  у меня есть сольные проекты в форме творческих  вечеров, где я встречаюсь со зрителями, читаю стихи, отвечаю на записки (есть замечательные, интересные, есть групые, есть наглые, есть хамские).

Я, практически, ничего не выкидываю и храню в своем архиве.

Галина Пилипенко: Приведи, пожалуйста, пример хамской и наглой эпистолы.

Олег Гаркуша: Ну, не хамские, но, по крайней мере…

Например: «Я хочу стать вашей женой».

Или спрашивают, сколько женщин я трахнул в жизни.

Или ещё что-то такое…

Или просто посылают в записках: «А не пошел бы ты…» Туда или сюда.

Иногда я отвечаю на такие записки. Естественно, в культурном стиле.

В Киеве у меня на сцене стояло два стула, и был вопрос: «Для кого второй стул?»

Я сказал: «Для человека, который написал эту записку».

И он вышел и сидел вместе со мной.

Потом мне принесли пиво, я его угостил, вот так – нормально.

Галина Пилипенко: Может быть, записки выйдут отдельным изданием?

Олег Гаркуша: Может быть, вышла же в Северодвинске в 90-м году в издательстве «КАЙФ», по моему, сейчас такого уже там нету, моя небольшая книжка, книжулечка.

Этим же издательством была выпущена книга Армена Григоряна, Гребенщикова, самого главного редактора Коли Харитонова, еще что-то…

И еще было издание моих типа мемуаров, стихов и воспоминаний. Не очень удачная книга это была: то ли редактор, то  ли еще кто виноват, но набор оказался неправильный: слова с ошибками и не то что с ошибками – фразы поменяны или новые вставлены совершенно без моего ведома.

Я смирился, я не стал поступать как  Армен Григорян, который сжёг весь тираж.

Галина Пилипенко: Видимо, это концептуальный жест: КРЕМАТОРИЙ все же.

Олег Гаркуша: Понимаешь, книга делалась бесплатно для меня: часть тиража я отдал редактору, а другой частью распоряжался я.

Сначала я пытался каким-то образом его продавать по магазинам, а потом мне стало лень бегать. Я просто взял оставшиеся экземпляры и раздарил. Я подумал, что так будет лучше.

Галина Пилипенко: В журнале «Обсев» я видела фрагменты твоей книги с рисунками.

Олег Гаркуша: Это рисунки моего гамбургского друга  Леши Булавова. Очень хороший человек, хороший художник и для второй книги (то есть у меня есть материал для второй книги, и , единственное что осталось – найти деньги и неплохое издательство, чтобы сделать достойную книгу с приличной печатью, с обложкой) Леша придумал мне макет, да, в общем,  всё сделал.

Предполагаю, что работа начнется зимой, в принципе, уже готово все для этого.

Галина Пилипенко: Мемуары про то как ты «родился под колпаком»? Про Питер? Про рок-н-ролл? Про что?

 Олег Гаркуша: про всё о, о чем ты сейчас сказала. Про все вот это и есть.

В первой книге была только одна глава. Сейчас написано пять и осталось дописать чуть-чуть.

Не до конца своей жизни, конечно. Просто я решил, что напишу ещё чуток, чтобы не мучить ни себя, ни читателей, а там видно будет.

Галина Пилипенко: Мемуары часто носят скандальный характер.

Олег Гаркуша: Скандальный? Не знаю, просто мне ребята советовали: пиши все, что с тобой приключилось. Я подумал – может быть, и стоит, но… Не то, что мне стыдно – я могу написать, пожалуйста.

Мне как-то по фиг, но, возможно, это другим неинтересно это просто —  копаться в чужом дерьме.

Но, я думаю, что никого не задел.

Галина Пилипенко: Тебя называют панком по жизни. Ты согласен с таким определением?

Олег Гаркуша (после обдумывающей паузы): Согласен. Конечно, я не вытворяю ничего панковского, я хожу без гребня, но вот что-то такое панковское во мне есть. Не могу только точно определить что.

Галина Пилипенко (вопрос дается с видимым трудом): Говорят, ты писаешь со сцены – это панковский жест?

Олег Гаркуша (видя затруднение мое старается помочь): я со сцены не писаю, но как-то доводилось… в быту.

Галина Пилипенко: Альбомы пишутся, а события жизни идут как бы фоном, да?

Олег Гаркуша: Первый переворот, который сопровождал написание «Птицы» я еще как-то запомнил. Я узнал об этом утром: я был в плохом состоянии здоровья, потому что вечером приехал наш друг из Москвы и мы не то, что сбежали, а просто поехали отдохнуть от  всего на дачу, пособирать грибочки.

И там же записали «Птицу» и еще несколько песен, которые, к сожалению, не вошли в альбом.

Была прекрасная, я считаю, песня «Алкоголизм – это не шутка». Мы проезжали по какой-то дороге и увидели надпись на стене: «Алкоголизм – это не шуточки».

И у меня получилось выражение: «Алкоголизм – это не шутка, прощай Мишутка».

Это не относилось ни к Горбачёву, ни к кому-то еще. просто такой рефренчик из меня вышел.

И когда мы закончи «Птицу», то узнали, что и переворот закончился.

Галина Пилипенко: Грибочки собирали какие – галлюциногенные?

Олег Гаркуша: Я к таким грибочкам отношусь, в общем-то, положительно, но не ем их. Было много предложений покушать, но я, глядя на своих товарищей, их поевших, решил не пробовать.

Галина Пилипенко: То есть ты предпочитаешь «традиционные»  стимуляторы вроде алкоголя?

Олег Гаркуша: Уже не предпочитаю,  потому что к счастью для себя и  для своих друзей. я уже не пью.

Я специально для этого летал в Америку, и я счастлив, что я жив, здоров и чувствую себя прекрасно, потому что это страшная штука.

Мне приходилось слышать, что мы – наркоманская группа, но я хочу сказать, что если кто-то хочет курить – тот покуривает – нормально. Хочет выпить – пусть выпивает в разумных пределах – 100-150 граммов, главное, чтобы ты держался на сцене. Если говорить лично про меня – то я полгода вообще алкоголь не принимаю. Почти на 99 процентов наших выступлений – трезвые.

 Галина Пилипенко: В Америке удалось что-то сделать, кроме как вылечиться?

 Олег Гаркуша:  Там я общался со многими интересными людьми. Естественно, говорили про группу АУКЦЫОН и я какие-то материалы оставлял…

В принципе нас знают люди, любят и много материалов продается в США. На Брайтон Бич есть музыкальный магазин и там музыкальной информации больше, чем во всех наших торговых точках. Но ты сама понимаешь – поехать выступать в Америку не так-то легко!

Я общался там с Константином Кузьминским – эмигрантом первого поколения. Я о нем много слышал, и он оказался человеком совершенно без башни! Он мог в чём лежать на кровати, в том и пойти купаться. Только возьмет дубинку и простынку и в Атлантический океан.

Он сказал: приведите ко мне Гаркушу, а не приведете – я вас (Гаркуша издает срежещущий, угрожающий звук – слышит Галина – я, то есть).

Он такой – учитель – не учитель, но, по крайней мере, он вывел в светлое будущее и Бродского и Лимонова и многих-многих тогда еще начинающих писателей и поэтов.

И он считается авторитетом среди всей эмигрантской среды. Да и не только среди эмигрантской.

Он знает множество языков, и не скажешь, что такой раздолбай (в хорошем смысле). На самом же деле – интеллигентный, умный человек.

Я спросил: «Как вас называть?»

И он ответил: «Костя».

А «Косте» — под 60 лет.

Галина Пилипенко: Кто еще вызывает у вас чувство уважения?

Олег Гаркуша: Конечно же, Хвостенко. Он же такой – фантик (и Галина смеется вслед за Гаркушей – прим. Галины). И тоже – без башни.

Когда он к нам приезжает он посещает  все вытрезвители.

Это не говорит о его образе жизни. просто он любит общаться. А поскольку общается с синяками…

У меня тоже был момент: зашел я попить пива в синюшню, смотрю – Хвост стоит. А я его с Парижа не видел!

Взяли пивка – ну братан совершенный! Как говорится, но при этом и расскажет всё, что хочешь и то, чего в энциклопедии не прочтёшь!

С Хвостенко мы познакомились случайно – в нашей жизни всегда присутствует случай. Вот и в Париже, после нашего концерта подошел Хвостенко – человек большой доброты и кайфовости, большой энергетики – творческой и жизненной. Он нас пригласил к себе в громадное такое помещение, где он рисовал и жил и мы посидели: пили французское вино, играли на гитарках – он свои пенсии, мы – свои. И вот так – слово за слово…

много людей и в том числе не имеющих отношения к искусству, вызывают уважение. Да жизнь вообще – замечательная штука!

А у Хвостенко до нас была сделана пластинка с какими-то музыкантами, но она ему не нравилась никогда. И он Фёдорову предложил – как бы сделать так, чтобы он пел песни, а АУКЦЫОН – аранжировки.

Так возник «Чайник вина» и через некоторое время – «Жилец вершин»  — давняя места Хвостенко выпустить альбом на стихи Хлебникова – у него были попытки, но ничего не получалось, потому что это не так просто сделать.

Хвостенко приехал в Россию, мы записались, и запись пролежала 9 месяцев. Это очень-очень долго! Конечно, на Западе можно писаться годами и никто мешать не станет.

У нас такой возможности нет, и мы теряем временной промежуток и влетаем и с деньгами и со всем.

Ну, так и записали  «Жильца вершин» и он, по мнению журналистов и слушателй, стал лучшим альбомом 96 года.

Хвостенко, по-хорошему, совершенно сумасшедший человек. И бесхитростный.

Кое-как он оформил документы для приезда к нам и в последний день потерял их.

Почему потерял – тут и объяснять нечего. Но, слава Богу, какая-то девушка помогла ему снова сделать документы и выступать в нашем концерте он прибежал чуть ли не с самолета. И пел новые свои песни и старые.

Галина Пилипенко: Как твои импровизации на сцене сочетались с профессионализмом Весёлкина?

Олег Гаркуша: Приходилось импровизировать. Импровизация сводилась  к тому, чтобы увёртываться каким-то образом от Веселкина: чтобы не попасть под его энергетическое воздействие, переходящее … не в костоломство… а как бы это сказать?…

Короче, чтобы не получить травму (мягко выражаясь), что и случилось однажды. когда он меня в танце кинул на металлическую конструкцию, которую ненароком приволок из какого-то подвала.

ушибленные ребра я обнаружил только утром, потому что был тоже энергетически возбю-ж-ден. и только  с  трудом поднявшись с кровати, я понял, что у меня что-то с грю-ю-дью.

Но ничего страшного, а с ним было, действительно, интересно. И только под конец появились некоторые осложнения, и он начинал становиться свирепым. Я уже пугался выражения его лица и думал что сейчас мне будет (Олег издает звук «кж-ж-ж» руки выкручивают горло) –хана! И я уже даже меньше танцевал, я хотел быстрее оттанцеваться, чтобы не получить. (Смеётся – прим. Г.П)

Галина Пилипенко: То есть это была уже «невозможная любовь»?

Олег Гаркуша: Даже не любовь, а садо-мазохистский общественный танец.

Галина Пилипенко: Рок-журналист Сергей Гурьев написал: «Гаркуша с тараканьими подергиваниями конечностей». Что бы ты ответил Сергею?

Олег Гаркуша: Я бы спросил: много ли он выпил, перед тем как написать? Гурьева я знаю прекрасно и вообще не обижаюсь на «обрисовки» меня.

Что только не пишут, но если у журналистов такая бурная и буйная фантазия? Зачем им как-то препятствовать? Как видят, так  и пишут. И шутом называют и юродивым и паяцем и марионеткой. Ну, если им хочется такой образ создавать – пусть создают.

Они все равно меня не знают и не узнают никогда. Тараканьи и тараканьи, может быть, и есть что-то тараканье.

Галина Пилипенко: Для себя самого ты предсказуем?

Олег Гаркуша: Понятия не имею что я выброшу в следующую минуту. Один только боженька знает.

Галина Пилипенко: Фёдоров ревнивый человек? Как он относился к твоей работе в ПОП-МЕХАНИКЕ?

Олег Гаркуша: Очень положительно.  Он и СА участвовал в ПОП-МЕХАНИКЕ и Боря Шавейников – наш барабанщик участвовал, и Дима Матковский. Сережа Курехин был таким человеком, которому, по-моему, никто не отказывал. Ему невозможно было отказать и все, естественно, без каких-то денежных вознаграждений, безо всего.

Я помню, для записи «Вернись в Сорренто»  у нас не было никаких приличных музыкальных инструментов, а я Сережу давно, с года 80-го знал и попросил клавиши. «Кассио» — по тем временам!

У него они были, и он специально пришел на встречу, а я…даже опоздал…

он принёс клавиши и попытался немного поиграть, но Лёня сказал, что это сложноватая для нас музыка… То есть Сережа был совершенно безотказным чеовеком.

Галина Пилипенко: Куда подевался Матковский?

Олег Гаркуша: Ушел в религию.

Галина Пилипенко (глядя на кришнаитскую фенечку на запястье Гаркуши):Кришнаитскую?

Олег Гаркуша: Да не. Не знаю.

Галина Пилипенко: Твой имидж остаётся неизменным вот уже лет десять…Черный пиджакс орденами бряцающими и звенящими украшениями.

Олег Гаркуша: К сожалению, да. «К сожалению» потому что надоел уже. И публике – я знаю – наскучил.

Я пытался менять костюмы, но в новой амуниции чувствовал себя неловко и поэтому пока он есть.

Но, я думаю, он доживает последние дни. Он уже опять стал совершенно разваливаться и это уже в третий пиджак, и мне надоело пришивать эти брошки дурацкие совершенно!

И ни жена, ни мама – их никто так, как я. пришить не может.

Надо менять. А на что – я не знаю. 

Галина Пилипенко: Тебя в театр приглашали?

Олег Гаркуша: Меня приглашали в балет. В настоящий балет. Эйхман звал и алла Осипенко.

Но я сказал «нет», у ня свой балет.

В ЛГИТМИК приглашали без экзаменов, о я сказал «нет» — у меня свой театр и я не люблю когда по бумажке  бу-бу-бу, бу-бу-бу. (Читает как бы с ладони –очень смешно получается и я опять смеюсь – Г.П.)

Мой театр – это мой театр и не трогайте меня.

Галина Пилипенко: Что было после картин «Взломщик» и «Рок»?

Олег Гаркуша: Фильм режиссера Татарского «Презумпция невиновности».

Татарского (Смеется один Гаркуша, потому что я еще не понимаю про что веселиться – Г.П).

Я его давно знал – еще по Ленфильму и когда знакомил его с барабанщиком Борей, он говорит: Татарский. Режиссер».

А Боря: «Татарский режиссёр?»

Ха-ха-ха!

Потом была телепостановка по Ходасевичу, где я играл Ходасевича.

Гаркуша начинает собираться на концерт: пачка сигарет «Воnd», шапочка, ботинки «НаrleyDavidson» («Покупал в Америке, но они малазийского производства – в Штатах почти ничего нет американского»). От рулона туалетной бумаги отматывается внушительная часть – я тут же, конечно же, вспоминаю клип «Деньги – это бумага».

Олег Гаркуша: Бумагу я придумал надевать на барабанную палочку и она – «Ш-ш-ш» — разматывалась с таким звуком.

Тогда в центре Питера открыли новый туалет, и мы сняли этот очень смешной клип. Его. по-моему, всего пару раз-то по ТВ и показали.  

Галина Пилипенко: Твой сын как относится к тому, что вы делаете?

Олег Гаркуша: Мой сын никак не относится к тому. что я делаю. Я не вижу в нем интерса к папе, в смысле. к папе, как к артисту, музыканту.

Как-то совершенно спокойно относится. без энтузиазма.

Он творческий человек, любит рисовать и неплохо, в принципе, рисует. Ое обожает собирать такие конструкторы, которые я не могу осилить и ему лучше не мешать, потому что если я что-то трогаю и игрушка летит на пол…беды не оберёшься!

Моя племянница Ксюша (моя сестра – жена Лёни Фёдорова) прекрасно играет на фортепиано и выступает и даже был такой маленький жизненный эпизод, который недавно совсем произошел – приезжал Ростропович, прибыл на выступление и пожал ей руку. Ксюша ярко-рыжая, обычно проныра такая, но она даже не подходила к нему. Ростропович сам именно её из всей толпы детей выделил. Играет она неплохо, видимо, от папы что-то унаследовала.

У всех в группе есть дети – девочки-мальчики и мы два раза устраивали акцию детского рисунка. последний раз в огромном Манеже у нас в Питере, в зале, где выставляются известные художники. Детишки предоставили свои картины, а мы в первый день сыграли дневной концертик для ребятишек, а вечером – уже для родителей.

Народу собралось – битком! И, естественно, все дети музыкантов присутствовали на этом мероприятии, и рисовали, и на сцене кайфовали – классно было и все остались довольны – и детки и музыканты и родители.

На постели Гаркуши лежит газета «Криминальная хроника» и речь заходит о «читателях» и «писателях».

Олег Гаркуша: Я – по-разному – могу читать и детективы, и серьёзные книги. люблю газеты. обожаю приезжать на дачу и ворошить старые издания. Просто люблю интересную информацию и некоторые песни, которые были достаточно давно написаны, в них некоторые фразы просто взяты из газет: «Деньги – это бумага». фраза «Остановите самолёт я слезу» — из романа Эфраимы Севелы. Ещё какие-то  — сразу не могу припомнить.

А вот «Я родился под колпаком» — тоже вычитанная из газет фраза. Я не считаю, что это плагиат – просто вижу – ага! И предложение становится песней.

То, что выходит об АУКЦЫОНЕ я читаю и не то что читаю – собираю архив по группе. А журналисты – такой народ – их не исправить. То есть если они пишут «хорошо», то порой получается что это слово «плохо».

Если скажешь пару банальностей, то потом их превращают в доклад-не доклад, но диссертацию – точно. И еще заедут так, что просто теряешься – господи, о чём пишут-то, а?

Галина Пилипенко: Твои музыкальные пристрастия?

Олег Гаркуша: Я, честно, в последнее время не слушаю ничего: то ли времени нет, то ли лень – я не знаю почему. И что слушать не знаю – у меня большая коллекция записей всяческих и разных.

Иногда только люблю послушать что-нибудь старенькое – КИНО, АКВАРИУМ, ВОСКРЕСЕНИЕ, МАШИНУ ВРЕМЕНИ.

Наверное, ПОТОМУ ЧТО Я НАЧИНАЛ С ЭТОГО.Я ЗНАЮ, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ МНОГО НОВЫХ, ХОРОШИХ РАБОТ, НО Я ИХ НЕ СЛУШАЮ – ТО ЛИ ЖЕЛАНИЯ НЕТ, ТО ЛИ ЕЩЁ ЧТО.

Бывая на концертах, конечно, слушаю. но не дают. Я могу куда-нибудь в зале залезть, но меня все равно находят поклонники. и друзей-то – море: я могу поехать в любой город – меня везде примут.

Раньше когда я выпивал, так сразу концерт через бар начинался.

Потом спрашивают: «Как концерт?»

А его помню что ли?

Так я на концерт Чижа ходил. Проспал концерт. Прямо в зале. Мальчик устал.

Олега Гаркуша в гостинице посетила Галина Пилипенко

Ростов-на-Дону 19? год.