Olga Tiasto. Ольга Тиасто. O Скуби, сумевшем втереться в семью.

Ольга Тиасто. Собачьи хроники Абруццо. Дама с тремя собачками. Часть 4

Ольга Тиасто. Собачьи хроники Абруццо. Дама с тремя собачками

Начало

Не дожидаясь такого исхода, oнa изменила тактику и позвонила Марчелло. Обычно старалась его не вовлекать, но в прошлом ему удалось пару раз разрешить подобные ситуации…

И потом, зачем человеку муж, как не для защиты его от врагов?
Стемнело. Вернулся домой Марчелло, припарковал фургон. Внизу послышался треск жалюзи: то Шипионе поспешно баррикадировал окна, отрезая подступ к жилью.
Марчелло нажал на кнопку его домофона.
— Кто та-ам? — проблеял Шипионе (как будто не знал).
— Выйди, нам надо поговорить.
— Мне нечего Вам сказать, — скромно заверил Шипионе.
— А мне казалось — тебе хотелось поговорить…с моей женой.
Шипионе трусливо молчит.
— Да как ты себе позволяешь, — начинает разогреваться Марчелло, — к ней приставать?!

— Я — докучаю твоей жене?! А может, я приставал к тебе?!
— Конечно, нет.
— Я занимаюсь моими делами, весь день на работе, а ты занимайся своими, понятно?!
Шипионе невразумительно что-то бормочет в своё оправдание.
— Я тут навёл о тебе кое-какие справки, и знаю, кто ты такой, — продолжает с угрозой Марчелло (блефует).
— А кто я?…- лепечет Шипионе.
— Я теперь о тебе хорошо информирован, — не отступает курьер.
— О ч-чём это именно Вы хорошо информирован-ны?…- разволновался тот.

Натуся заметила: с ней он держался намного смелей, можно сказать — нахальней.
— Ты знаешь, о чём! Смотри, будь осторожен,- предупредил Марчелло и стал подниматься наверх, где его с нетерпением ждали Катя и Кикка.
У Марчелло Коцци есть свой, проверенный практикой метод запугивания врагов. Конечно, рассчитан он вот на таких назойливых типов среднего возраста, не храброго десятка и неуверенных в собственной мышечной силе… но — действует. Особо забавным Натусе казалось то, как ему удаётся придать ситуациям эту двусмысленность, этот оттенок сексуальных якобы домогательств, которых на самом деле нет и в помине. Это сразу ставит врага в неловкое положение, пугает, обескураживает.
Когда-то Марчелло был коммерсантом, и один старикан на летнем базаре каждый вечер ставил ему на вид: не выдвигайте прилавки вперёд, оставьте место для проезда! Когда жалобы надоели Марчелло, он подошёл к машине и, наклонившись к окошку, сказал:
— Oставь в покое мою жену, извращенец! Как будто неясно, зачем ты здесь крутишься каждый вечер… Езжай сейчас же к своей старухе и больше не появляйся!
Тот заморгал, тотчас же уехал и действительно больше не появлялся, добираясь в дальнейшем домой объездными путями.
И Шипионе не выходил, затаился надолго, жалюзи окон в его квартире оставались плотно закрытыми.
Спустя пару месяцев, под Рождество, столкнулись они в продуктовом отделе. Наталья гордо держалась поодаль, жена Шипионе бродила вдоль полок с тележкой; сосед подошёл к Марчелло и протянул ему руку:
— С наступающим Вас Рождеством, синьор Марчелло! — произнёс он сладким, дрожащим голосом.- И пусть между нами не будет разных обид, разногласий…
— А не нужно людей доставать, лезть к ним с разной…фигнёй, — с неприязнью ответил Марчелло, но руку всё же пожал.
— Я ж ничего не имел в виду, я только хотел сказать…
— Когда к тебе в гости ходила синьора с болонками, я ведь нe возражал?! — не унимался Марчелло. Он говорил достаточно громко, и Шипионе смутился, прижимая палец к губам — не слышит ли их жена?
— Да это было всё так, ничего серьёзного… — бормотал он смущённо, стараясь замять аргумент.
— Да хоть бы и было серьёзно — какое мне дело? Я в ваши дела нос не сую, а вы не суйте в мои!
На том и порешили; Шипионе стал сновa со мной учтиво здороваться, а через какое-то время у них появился…шпиц!

Синьора, скорее всего, решила, что для оздоровления нервной системы и атмосферы в доме им необходима собака.

Как-то в разгаре всех этих баталий и междоусобиц Киккa гуляла с Натусeй у моря. Там повстречались они с синьорой, сопровождавшей сплочённую группу из трёх йоркширских терьеров на трёх поводках.

По выражению её волевого лица с желваками на скулах, сразу в ней угадала Натуся сестру по крови, закалённую в трудной борьбе за собачью и женскую эмансипацию. Поприветствовав, тут же спросила, кивнув на упряжку питомцев:
— Ну, и как Вы справляетесь? В смысле — бывают проблемы с соседями?..
— Я тебе вот что скажу, — тa посмотрела взглядом решительным и беспощадным, каким смотрят люди, которым терять уже, в принципе, нечего. — Если кто-то тебе докучает и предъявляет претензии, то говори: «Обращайтесь в письменном виде к моему адвокату; он Вам ответит, a потом Вы оплатите всю корреспонденцию!».

И больше ни с кем ничего не обсуждай — я всегда делаю так.
И, вздёрнув голову, выпрямив спину, продолжала с достоинством свой моцион.
Да, скажете вы — но почему история называется «Дама с тремя собачками?» У синьоры их три, но у Натуси-то только две?
В том-то и дело, друзья. В том- то и дело!

Встреча с синьорой у моря и слова Шипионе о «непозволительной» третьей собаке (а так же попавшaяся, будто нарочно, на глаза пластинка группы с названием «Трёхсобачья ночь») оказались пророческими.

Казалось, чем больше накалялась обстановка, тем больше у Натуси становилось собак…
Но это уже другая история.

Продолжение