Дмитрий Дибров, Галина Пилипенко. Фото: пресс-служба РГСУ

Личный вопрос Дмитрию Диброву

1280x720-resize-_MG_0733.JPG

Фото: пресс-служба РГСУ

О том, что в Ростове воздвигнут памятник БИТЛЗ узнала в ФБ. Делая интервью с Дмитрием Дибровым по этому поводу, решила и личный вопрос задать.

Галина Пилипенко: Дима, почему  вы, объявляя в социальных сетях об идее создания памятника БИТЛЗ в Ростове-на-Дону, вспомнили о Валерии Посиделове, моём бывшем муже?

Дмитрий Дибров: «Надо сказать, что было время, он еще не был вашим мужем, а мы были всего лишь несчастными 18-ти летними ростовчанами.

Валерка работал будем говорить так: ассистентом режиссёра, хотя всего лишь ассистентом директора на ростовском телевидении, а я был всего лишь студентом-практикантом. Вот тогда мы навсегда полюбили друг друга и уже потом, когда рок-н-ролл пошёл и уже стало «можно», хотя никогда было «нельзя», мы всё время виделись.

Видите ли, это же судьба, это же биография. Я помню, как надо мной смеялся весь класс, когда я сказал завучу по учебно-воспитательной работе в 80-й школе, что я хочу быть битлом.

Она обрадовалась: «Ага! Значит, у тебя будут длинные волосы? Мы тебя в девочку будем обряжать и тебе косичку заплетём».

Знаете, не так было обидно в отношении этого самого завуча, как было обидно, что все остальные хохотали, все мои одноклассники, которые потом у меня списывали контрольные.

Вот где сейчас завуч? Где они все?

А БИТЛЗ — вот — пожалуйста — в макетах 18-ти летних студентов. Они берут и делают скульптуры ливерпульской четвёрки.

Вот вам, завучи, съели?»

Вот такая новость сегодня — не всему Ростову, а моему сыну — Дмитрию Посиделову.

А скульптурная новость сегодня Ростову такая: окончательный вариант изваяния ливерпульской четвёрки утвердят не в декабре, как было заявлено, а в январе. Дата ещё не известна, а с пятёркой претендентов можно познакомиться здесь.