Юрий Мельницкий. Фото Валентина Картавенко

Дизайнер Валентин Картавенко: «Коммуникейшн тьюб Юрия Мельницкого»

Надо сказать, что моя квартира на 7 этаже, а в соседнем подъезде на 9-м жил  приятель-художник, балконы были поблизости. В те, еще домобильные времена, у меня дома телефон был, а у него не было. Чтобы как-то выровнять это социальное неравенство, мы протянули с его балкона на мой веревку и
привязали к ней с моей стороны рыбацкий колокольчик от донки, а с его –  настоящий колокол-рынду. Когда мне звонили и просили позвать Н., я выходил на балкон и дергал за веревку, звякал колокол на 9 этаже. Выходил Н., вальяжно говорил: «Алё» и я передавал ему информацию.

 Юрий Мельницкий. Фото Валентина Картавенко

Как-то, после открытия выставки, собрались у меня дома. Засиделись далеко за полночь. Разговоры, споры, песни под гитару «на радость» соседям .

В 7 утра мне нужно было уезжать, Юра Мельницкий тоже поднялся рано.
Побродил по квартире и пошел курить на балкон. Спросил о предназначении этой  конструкции с колокольчиком. Я объяснил принцип связи и спустился во двор к  гаражу. Дальнейшее наблюдал уже снизу. Юра позвонил в колокол: «Н., выходи».
Выскочил сонный, всклокоченный Н.тоже участник вчерашних посиделок: «Тс-ссс! Тише», — попытался он урезонить  Юру и нырнул в квартиру.

Не тут-то было! Юра, обиженный таким отношением, изо всех сил начал бить в колокол, поднимая народ на борьбу с черствостью.
Снова выскочил уже разозленный Н. и оторвал веревку от колокола. Но, «Остапа понесло», он вошел в роль: «Смотрите, он перегрыз веревку. Подкаблучник. Он перегрыз веревку…» — на весь утреннее-воскресный двор, как со сцены, гремел Юра…

Я закрыл голову руками.

Занавес.

Потом еще долго с соседями скомкано здоровался:)

Текст и фото — Валентин Картавенко