Сергей Жигунов. Экономика кинематографа

Недавно свой родной город Ростов-на- Дону посетил президент гильдии актёров России, секретарь союза кинематографистов, член совета при президенте РФ по культуре и искусству. Проще говоря, отечественная кинозвезда Сергей Жигунов.

Опустив вопросы и повторы, стоит пересказать встречу гардемарина с журналистами, поскольку беседа произошла интересная и остроумная.

СергейЖигунов. – Вы мужественные люди, встали рано. Пробились сквозь пургу, практически ЭМЧЕЭСОВЦЫ.

Актуальные проблемы от кино и телевидения. 

Сегодня мы производим 60 картин в год, и министерство планирует довести цифру до ста, к 2006 году.

Нет статистики, но есть ощущение, что, мы снимаем значительно больше, чем во всей Восточной Европе. У нас есть серьёзная поддержка государства, но возникают неожиданные вопросы.

Серьёзные проблемы с кинопрокатом. Эту проблему обсуждали с Путиным, когда он посещал Мосфильм. Но решить до конца так и не смогли.

У нас есть ТВ – производящие независимые сериалы и они вызывают больший интерес, чем кино. За десять лет зритель от него полностью отвык. Десять лет назад союз кинематографистов громко заявил, что ему не нужна государственная поддержка. Хотели отделиться, как церковь от государства и зажить на славу.

Государство согласилось, и на этом всё и закончилось. Как у Салтыкова – Щедрина: «Шабаш» раздалось в вышине, и просвещение прекратило течение своя».

В отличие от кинематографа, телесериалы вызывают огромный интерес у зрителей, хотя их производят те же люди — на время потерявшие работу в большом кино, и заскучавшие по зрительскому интересу.

Им удалось оттеснить «интервенцию Изауры». Это самое большое достижение за последние годы. Мы полностью лидируем на всех каналах. Хотя ещё мелькает по утру, что — то невнятно испанское. Это просто федеральные каналы крутят старые закупки, чтобы добро не пропадало. В деревнях нечернозёмной полосы перестали называть детей Луисальбертами. Это радует.

Про документальное кино.

Его поддерживает министерство культуры, так же как и анимационное. Но это не поддержка студий кинохроник, а отдельных проектов. Здесь работает система грантов. Независимая экспертная комиссия, куда входят авторитетные критики, режиссёры, сценаристы. Они читают сценарии, утверждают сметы. Это очень тяжёлая работа и мои коллеги к ней относятся очень ответственно.

 

Невозможно государству финансировать сейчас все крупные студии, как это было прежде. Деньги уходили вникуда. Студии должны выживать сами и давать на экран достойный продукт. Позиция Путина очень жёсткая. Когда у него просто просят на что- нибудь, он каменеет, меняется в лице.Он активно подталкивает всех к рынку, а рынок жесток. Государство активно помогает отдельно взятым проектам, вопрос в творческой состоятельности.

 

Прокат не интересует документальное кино, так же как и игровое. Потому что лидер проката — «Бумер».

Так как совсем недавно лидировали «Брат 1, 2». Это те картины, за которые наш зритель несёт кровные рубли полу американским кинотеатрам.

Поэтому всё игровое кино уходит на ТВ. Парадокс в том,что этот продукт всё меньше интересует телекомпании. Он не имеет ценности, если не был в кинотеатрах, не рекламировался. Это уже стоит не тех денег.

 

ТВ нужен свой формат. На РТР – это 44 минуты. На СТС – 42, если больше — уже истерика. Не продашь им длинное кино. Не хотят они деньги из семьи выбрасывать.На ОРТ — больше.

У нас нет никакой государственной программы в области кинопроката. Государство вкладывает огромные деньги, а вернуть их не может. Не созданы механизмы возврата средств. Отсюда и зависимость независимых производителей. Государство будет вмешиваться в их бизнес и ни кого, ни куда не отпустит.

 

Документальное кино никогда не пользовалось успехом и это ментальная ситуация, с советских времён. Тогда было приложение за 10 копеек к «Золоту Маккены» в виде журнала «По Дону и Кубани». Теперь это невозможно.

 

Нет централизованного проката, но такой процесс неотвратим. Вот в Европе исчезли какие – то бактерии разлагающие трупы. Уже 30 лет как не разлагаются, а мумифицируются, как Ленин. Приходится искусственно их создавать, иначе катастрофа.

 

Документальное кино у нас исчезает, а к нему есть огромный интерес на Западе. Его охотнее покупают. Оно, как балет – понятнее.

Телевидение его не хочет. Назовите мне ту аудиторию, кто эти люди? Во сколько они садятся к экрану, сколько им лет, какая у них зарплата?

Есть канал «Культура», но он не продаёт рекламу, поскольку на иждивении у государственного канала.

О земляках.

Вы себе не представляете, чего стоило мне добиться того, чтобы показать в Ростове фильм «Возвращение»!

Фильм в прокате в 64 капиталистических странах. В том числе США. Этонебывалый коммерческий успех. В одной Франции катается 100 копий.

 

На фильм потратили 400 тысяч долларов, а он уже принёс миллионы. Такого не было за последние 10 лет, а городу, где родился Костя Лавроненко– исполнитель главной роли, пришлось сильно объяснять, что этим надо гордиться. Костя очень хотел поехать на свою родину. Я уговаривал Обертынского, он долго не мог найти спонсоров.

 

У вас город весь заклеен Киркоровым, а то, чтоземляк едет на «Золотой глобус»!?На Оскара тоже выставлен! Это коммерческий успех, но это ещё нужно доказывать.

Все остальные картины не коммерческие, по той причине, что кинотеатры загружаются из зарубежа. Наш экран расписан Америкой. Оттуда идёт большой пакет, а в нём уже следующий Гарри Поттер.

 

Хозяевам кинотеатров это выгодно. Они в ужасе от мысли, что государство может отнять эту кормушку. Но государство не хочет финансировать строительство кинотеатров, или восстанавливать муниципальные.

 

А зритель молодой, у него есть деньги. Ему нужен долби – звук, мягкие кресла, комфорт. Цены на билеты диктует запад. Мы со своим кино в эти кинотеатры не попадаем. Чтобы показать «Антикиллера» в Москве продюсеры давали банковские гарантии, что он соберёт 30% зала, а в противном случае они будут доплачивать.Только на этих условиях 16 театров согласились на прокат.

Зритель готов смотреть хорошее русское кино, а у директоров кинозалов холодные глаза. Мы пытаемся провоцировать президента на «фас», но он придерживается рыночного курса.

Нельзя потеснить Гарри Поттера и «Пиратов Карибского моря».

 

Но тот же «Бумер» снятый за не большие деньги, вернул бюджет и принёс 1, 8 млн. долларов. «Антикиллер» дорогостоящий, а миллиона не собрал. Но с каждым годом сборы растут от хитовых российских фильмов.

Как делать кассовое кино.

Мы же совестливые. Мне Владилен Арсеньев, тоже ростовчанин, предлагал снимать «Антикиллира». Я отказался на отрез. Хотя и запускаю боевик в следующем году, но там другая идеология. Плохих всех убьют.

 

Я очень люблю жанровое кино. Но его не поддерживает государство. Была попытка, на примере Киры Муратовой, это не плохо. Но сказалось пагубно на зрителе, мы его потеряли. Русское кино не умеет быть зрелищным. Мы умеем копаться в глубинах русской души, а ударить в морду так чтобы шестеро упали, не можем. Надо снимать два «Идиота», а потом одним «Бумером» всё окупать.

Цель визита.

Я приехал договориться о съёмках в Ростове восмисерийного фильма про футбольную команду первой лиги, попадающую в финале в высшую. Снимать будет Игорь Музжухин, мы все ростовчане, и основная причина патриотическая. Здесь отличные актёры. Игорь проработал здесь 20 лет почти во всех театрах.

 

Это будет доброе спортивное кино о команде. О человеческих отношениях. О спортивном закулисье. История о тренере, который из вышей лиги ушёл в никуда, но хороший мэр провинциального города, пригласил его сделать команду. Понадобятся профессиональные ноги, а в Ростове они имеются. Вот вернусь в Москву и в понедельник буду разговаривать с Понедельником, хочу, чтобы он был консультантом.

Дядю Колю Сорокина возьмём в кино обязательно. Вы кстати не знаете, прошёл он в думу? Нет? Это хорошо, а то работать с ним трудно, когда он всё время заседает.

Недавно приезжал ко мне на дачу Кира Серебренников. Нагнал жути, рассказал, что надо для кассы и массы снимать ужастики. Он совершенно отмороженный, но я задумался. Во многом он прав.

Где делают кассовое кино.

В Питере Балабанов, Рогожкин, Герман, Мельников снимает в свои 78 лет. Опять же дерзкая молодёжь. В городе уже не найдёшь артиста не сыгравшего в «Ментах».

У нас играет Серёжа Русскин, он умудрился сыграть одного адвоката и двух убийц. Ему звонят и спрашивают: вы в «Ментах» не снимались?

А он им: — Нет!

В городе не осталось артистов…

Все киностудии вынуждены по-разному зарабатывать. Сдают помещения в аренду. Я снимаю 500 метров на Мосфильме. Мосфильм весь в евроремонте, аЛенфильм и студия Горького — в ужасном состоянии. Однако там снимают. Опять же студии продают старые фильмы. У Мосфильма 1,5 тыс. картин. А это миллионы долларов ежегодных поступлений.

Об идеологии.

Я пытался сформулировать основные идеологические принципы государственной поддержки, но это уже попахивает национальной идеологией и министерство культуры испуганно упирается.

 

Я отправлял президенту письмо на предмет возрождения военно-патриотического, детского, экранизации классики. Любые картины пропагандирующиежестокость и насилие не могут иметь гос поддержки.

 

Да нужны боевики, но идеологически полезные. Государство не должно тратить наши деньги на то, что наносит нам вред. Ни кто не запрещает негативный кино синдром, но пусть его снимают независимые студии, на свои деньги. Не может «Бригада» сниматься на государственные деньги и показываться на государственном канале, хотя фильм сильный и актеры талантливые. Но её появление доказывает полное отсутствие цензуры, полное крушение и абсолютную идеологическую беспомощность. Такая свобода чревата и мы уже имеем последствия.

Поколение «Некст», запивающее пепси-колой гамбургеры, вызывает у меня определённые сомнения. Ребята – то они хорошие, только почему – то квас не пьют. За подобные «Бригады» кто – то должен уходить добровольно в отставку.

В данном случае это Олег Борисович Добродеев, но он не уходит и даже не добровольно. Президент с ним очень жёстко разговаривал и ничего. Мой хороший товарищ Валерка Тодоровский – продюсер «Бригады», правда, следом снял «Идиота», загладил вину. Такое можно показывать по НТВ, там можно, что угодно, только в рамках уголовного кодекса.

Детали.

К 65 летию ростовской области в Ростове не будет кинофестиваля созвездий. Увы.

Я снял в родном городе единственную картину. Только потому, что здесь тогда ещё жил Кира Серебренников.

В сериале про футбол, надеюсь, будет участвовать много ростовчан. Хотелось бы и левый берег, и цветущую акацию. Будут наши футболисты. Я ходил на финал, видел, как казачки бегают быстро. Я сидел на трибуне, где все,правда,за «Спартак» болели. И меня всё шпыняли. Смотри мол, как твой земляк загорел – то. Бегали быстро, жаль,что проиграли.

Думаю, что со стадионами мы договоримся. Единственный проект, на котором я споткнулся – «Норд – ост». Я хотел снимать «Захват», но мне его затормозили на самом верху. Меня обвинилив цинизме. В результате, мы получим зарубежное кино, где будет всё,как им хочется. А заявка былазамечательная, и президент её читал.

Музыка к сериалу.

Мы всегда работали с композиторами – мэтрами. Но боюсь Музжухин на этот раз,притащит из Парижа земляка Негримовского. Он талантлив, и если был дан шанс Музжухину, почему не дать шанс Негримовскому?

 

Мы живём в обществе потребителей, а потребитель не анализирует свои проблемы. Ему комфортно или не комфортно. Сегодня необходимо шоу, долби, модная среда. Я вот недавно свою маму отправил на «Матрицу». Мама сказала: Очень громко, и экран слишком большой, как это смотреть»?

Валерий Посиделов.

2004