Ольга Таисто - будущая итальянская писательница на левом берегу Дона.

Ольга Тиасто. Мне не везло с девушками. Часть 3

Начало

Мои родители вечно дивились тому, как я выбираю друзей. Ещё в раннем детстве, можно сказать, малышовстве, скучая с ними на пляже, я отлучалась в поисках товарищей для игр и возвращалaсь, по их словам, с «самым сопливым, замызганным и золотушным ребёнком».

Ведь были вокруг и другие детишки! — не понимали они. Нет; именно этот грязнуля своей непохожестью на остальных, быть может, привлёк внимание…

Ольга Тиасто (Италия, Мilan)
Со временем мой критерий не изменился, и, переехав в Италию, в городе Атри я почему — то не познакомилась сразу с видными дамами города — с супругой мэра, к примеру; зато ко мне стала ходить Мануэла, жившая в домике — развалюхе напротив. Ещё молодая, но без зубов, стриженная под ёжик, любительница собак и бывшая — настойчиво подчёркивала она — наркоманка.

 

Получая лишь пенсию папы, Мануэла нуждалась вo всем, и я отдала ей массу дочкиных старых вещей, в которых она щеголяла гордо по городу: обновила, мол, гардероб.

Дважды в жизни ей повезло: она становилась наследницей, в первый раз — тёти, а во второй — одинокой синьоры, за которой ухаживала.

Обе ей завещали недвижимость и сбережения; оба наследства она благополучно спустила с помощью жениха.

Жених, Антонелло, в последние годы, увы, был лишён свободы за ограбление бензоколонки, но из тюрьмы Ланчано им разрешали звонить раз в неделю по телефону, на один и тот же домашний номер.

Не имея домашнего телефона, Мануэла просила меня разрешить ей беседы с любимым…

С тех пор каждый четверг она приходила ко мне, пила кофе, чай, курила одну за другой и напряжённо ждала (а я — вместе с ней) звонка из тюрьмы.

Соседские отношения.

Ольга Тиасто. Как я купила квартиру в Италии
Другой особой, привлекшей моё внимание в Атри, стала синьора Джейн, англичанка с добрым весёлым взглядом, так не похожая на итальянских синьор. Возможно, моя любовь ко всему английскому сыграла здесь не последнюю роль.

Будучи инвалидом с редкой формой нейродистрофии, Джейн перемещалась повсюду на мотороллере, а там, где ей приходилось идти, кое-как ковыляла утиной походкой. Будучи в разводе, нуждалась в средствах, и будучи свидетельницей Иеговы, исключённой стараниями мужа из свидетельской общины, считала себя изгоем. Не могла посещать собрания по воскресеньям и, как недостойной, ей не давали журналов «Проснись!» и «Сторожевая башня», которые всем остальным просто навязывали.

Сводила концы с концами уроками английского языка; не имея образования, превосходно знала обе грамматики, родную и итальянскую, и не одно поколение атрианцев с помощью Джейн освоило этот язык.

Я пришла к ней из любопытства: каково заниматься английским с подлинной англичанкой?..

Незаметно мы перешли к изучению библии: как известно, вера диктует свидетелям нести людям благую весть, и Джейн постаралась тут же меня обратить. Наши долгие чаепития с обсуждением спорных и интересных отрывков Писаний переросли в яростные дискуссии, и я объявила себя трудным, неподходящим субъектом для обращения. Но — подходящим для дружбы на светской основе.

С тех пор виделись регулярно: ходили вместе в кино, обедать, я помогала ей с перевозкой мебели, всякого скарба. И конечно, мы, две иностранки, шутили над местными и обсуждали их странные нравы.
— Оh, Olga, they are terrible people! — говорила она со своим британским акцентом, и мы смеялись. Обычно разговаривали по-итальянски, за исключением sms, которые Джейн почему-то слала мне на родном языке.

Ольга Тиасто

Летом я предоставила Джейн часть своего прилавка на летнем базаре, для распродажи всякой ненужной утвари.

Сидя по вечерам вместе со мной за прилавком, она охотно делилась с любым проходящим мимо туристом своей историей: о том, как муж плохо с ней обращался, как подло оговорил её перед советом старейшин их общины, что привело к её исключению и в дальнейшем — к попыткам самоубийства и психбольнице. Теперь ей намного лучше, спасибо.
Люди качали сочувственно головами, цокали языками; но казалось, поговорив с незнакомцами, она чувствовала облегчение.

Первая книга экс-ростовчанки Ольги Тиасто

И вот, наконец, я решилась опубликовать заметки, первую книжку под названием «Tutti matti». Джейн меня горячо одобряла, и обещала свою грамматику, что собиралась в дальнейшем издать, посвятить — кому бы вы думали? — мне.

Когда вышла книжка, я подарила подруге один экземпляр с автографом. Знать бы заранее, что из этого выйдет!

Продолжение