Бармен Горьков на Горького стрит

Пелевенщина на Пешкофф стрит в Ростове

На открытие интеллектуально-развлекательного клуба Peshkoff st. я прибыла концептуально – на руках  интересного  художника. Мне так нравится – во-первых, и потом – повод подвернулся. А вместе с ним – и нога. И сломалась.

Гулять трудно, зато читать можно вволю.

Бармен Горьков на Горького стрит
Бармен Горьков на Горького стрит

 

В последнее время мне привила сестра Татьяну Москвину. Сейчас штудирую  «НИЧЕГО СЕБЕ РОССИЯ!»: «Пелевин – прежде всего идеолог, а потом уже писатель. Он хочет объяснить людям простыми словами смысл жизни. Он хочет объяснить людям простыми словами смысл жизни. Он выполняет работу, которую раньше имитировал целый отдел ЦК партии. Пишет он все хуже, что немудрено, и становится все популярнее, что естественно: ничто так не притягивает людей, как объяснение простыми словами смысла жизни».

Читающим в темноте (не рэп!) был финансист Илья Глухов. Под аккомпанемент Олега Толстолуцкого («Зазеркалье», «Церковь детства», «Мясо») отрывки из произведений В.О. Пелевина. Музыка олега не была фоном, он прекрасно пел – тексты свои и Вани Трофимова («Че Данс», «Запрещённые барабанщики»).

В Peshkoff st артистично правит семья – Лина и Денис Яшины.

Галина Пилипенко и Денис Яшин
Галина Пилипенко и Денис Яшин

 

Галина Пилипенко: Денис! А почему вы назвались Пешкофф, а открылись Пелевиным? Не было ли соблазна назвать клуб именем Пелевина?

Денис Яшин: Ну, по-моему, поиграть с названием улицы и псевдонимом писателя — это первое, что приходит в голову.

Кроме того, гуляя однажды с хмельной компанией по городу, мы вышли на Горького и я начал декларировать какую-то смутную идею, что, мол, нужно немедленно переименовать улицу в Пешкоф стрит, по аналогии улицы Горького в Москве, где тусили хиппаны и именно так ее называли. Ну и само собой, по формату она должна стать подобием Арбата.

Когда дошло дело до клуба, вопроса о нэйминге не стояло в принципе!

Ещё один момент — это самый первый формат, который мы опробовали. Проект «Изба читальня имени Макса Пешкова», сразу обрел и слоган: «Всему лучшему в жизни обязан книгам»!

А Пелевин — это мои заморочки. Я его с давних пор вдумчиво исследую. И в плане оформления,  мне, почему то сразу захотелось сделать уголок пелевенщины, очень евразийский и псевдогламурный.

Картинку придумал я, а эскиз довел до ума Семён Балабайцев. Соответственно, коль есть уголок, то нужно его и открывать, поэтому при выборе текста для читки, мы с Ильей Глуховым единогласно решили, что нужно читать Виктора Олеговича.

Когда они сели репетировать с Толстолуцким — пазл окончательно сложился. Большая часть песен, если вы обратили внимание, в смысловом и эмоциональном плане являлись продолжением читаемого текста.

Я думаю, на уровне метафизики, какой-то взрыв таки произошел, когда все это сплелось воедино. Родина Мать отрубила голову Статуе Свободы, микельанджеловский демон в форме генерала КГБ вознесся, Илья прочел пелевинскую трактовку песни «Ой то не вечер», и спел с Олегом про индийских боевых слонов и казаков в желтых папахах.

Именно поэтому во второй части, и свет по всему Горького вырубили. Короче, никакой мистики, чисто вечера пелевенщины на пешкоф стрит!»

Когда Денис упомянул хиппи, я оглянулась – не было Его – писателя и главного хиппи Руси (и папы Лины), ныне проживающего в Ростове Василия Бояринцева . Рекомендую прочесть интервью с ним в свежайшем, как мята в мохито, что подавали на открытии, номере журнала «Кто главный».

Пришлось обратиться виртуально.

Василий Бояринцев: «Привет, Галина! Да у нас так уж в семье повелось, что все функционируют вполне самостоятельно… 🙂 Так что — ничего личного :))) Рад за детиков, конечно же…»

Галина Пилипенко и Алик Погорелкин
Галина Пилипенко и Алик Погорелкин

 

Галина Пилипенко: Есть ли история у изображения телевизионной рамки на стене? Вы ее специально заказывали? Как она связана с Пелевиным?

Лина Яшина и Илья Глухов
Лина Яшина и Илья Глухов

 

Лина Яшина: «Телевизионная рамка на стене — это подарок от студии Артемия Лебедева. Каждый человек должен был на входе настроить цвета своего настроения, чтоб вечер прошел для него особенно радостно и позитивно. Надеюсь, что у всех это получилось.

По поводу впечатлений о вечере: это было великолепно! Симбиоз Ильи Глухова, Олега Толстолуцкого и текстов Пелевина оказался неожиданно гармоничным. Получился эдакий цельный спектакль. И коктейли от бармена Горькова были тоже невероятно хороши!

Наши друзья из ГКЧП привезли специально для мероприятия самый свежий и ароматный пуэр, в общем, с моей точки зрения, открытие прошло феерично!»

Мария Глухова
Мария Глухова

 

 Маша Глухова – гостья клуба. Её деятельность — импровизация в жизни и творчестве: «Мне понравилось. Интересно, то что мероприятие выросло, не только по тематике текстов  (на прошлых были сказки и детские рассказы), но и по характеру музыки.

На смену импровизации пришли осмысленные песни, происходящее больше уже напоминало не джем-сейшн, где музыка и текст переплетались, а концерт, чтение было отделено от песен и сопровождалось только ненавязчивым музыкальным фоном. Впрочем, сам характер мероприятия предполагает разнообразие стилей,  как в литературе, так и в музыке.

Нойз сменился этникой, даб — бардовскими песнями. Вместе с текстом все вышеперечисленное давало совершенно новый эффект, непохожий на те, которые дают музыка и текст в отдельности.
При этом сохранилась мистическая атмосфера, и по-прежнему казалось, что все происходящее — особый ритуал, с заклинаниями и обрядовыми песнями. Впрочем, может, так оно и было?

Не случайно же ближе к концу вечера, во время песни про мутантов на всей улице Горького (что тоже символично) погас свет…
Эта читальня была приурочена к открытию клуба, и, случайно это было или специально, тема мероприятия очень хорошо сочеталась с концептом самого заведения.

Надо сказать, новый дизайн помещения мне очень понравился.
Отдельно, конечно, стоит отметить бар и чайную церемонию, которые создавали замечательную атмосферу для общения и знакомств».

После Маши уместно процитировать ещё разок Москвину: «Вера в химическую природу всякой человеческой истины и всякого земного счастья у Пелевина велика и неистребима».

И добавить: химии не было, а напитки отличались высоким качеством и широким, как русская душа, разнообразием. Забавно, но фамилия бармена – Горьков!

Витёк Хитров, Игорь Глухов и Женёк
Витёк Хитров, Игорь Глухов и Женёк

Витя Хитров, гость клуба: «Да хороший вечер !!!! Я всегда рад когда творчество развивается интересно».

 Александр Гребенчук — Театр поэзии «Окрыленные Мысли», должность — Властелин слова, устраивает чайные церемонии: «PESHKOFF St 90 мне импонирует тем, что объединяет в своём пространстве людей близких не по возрасту или музыкальным пристрастиям, а по своему отношению к насущному моменту. Приятно было видеть знакомые лица. Ещё более порадовали лица незнакомые.

А тебя там, в прямом смысле слова, весь вечер носили на руках!!!)))»

Илья Глухов: «Мои впечатления — было достаточно спонтанности, но без расползания ткани мероприятия.

Олег, конечно же,  мастер и шаман — на простой форме реализовать так много смыслов… Правильно я выбрал именно его для читки Пелевина, можно сказать, что это был такой контрапункт: витиеватость текстов Пелевина, вращающаяся вокруг одной-двух мыслей и кажущийся примитивизм Олега, дающий,  тем не менее, бездну смыслов.

Читки (для меня,  по крайней мере) ценны выявлением новых оттенков смыслового звучания текста и представления соучастников (музыкантов) на неформатном для них материале.

Думаю, на открытии  Peshkoff st. это вполне состоялось. Например, знаковым было отключение электричества по всей Пешкоф-стрит на песне «За полчаса до смерти Путина».

Ну а я,  как участник, получал наслаждение от «совпадения» с Олегом, от передачи друг другу ткани повествования.

Лина, наверное, права — по сути ничего нового, литературно-музыкальные салоны 19 века, но на новом гегельянском витке. И вполне укладывается в концепцию нового средневековья (техномоды).

Вообще — это не первая читка, поэтому мне сложно судить. Всё очень зависит даже не от текста, а от соучастников — с Эдиком и Олегом это был серьезный полет, с фолкерами — веселая прогулка… но это разнообразие и ценно.

В  предстоящей читке с джазом — будет Валентин Медведъ с ручными инструментами + МашаГлухова (флейта) + подключившаяся во втором отделении неизвестная девушка :-).

Это пока только мои задумки, но есть желание именно под джаз что-то из Кржижановского, давно хочу его почитать, может «Бог умер» или «Собиратель щелей», хотя, наверное, концептуальнее будет «Клуб убийц букв» :-).

Видимо, это произойдёт в октябре, обсуждалось, что это скорее всего ежемесячное будет мероприятие. Ну и вот разве только что-то по заявкам,  либо какая оказия (музыканты проездом).

Лина хочет квантом существования поставить именно месяц — за месяц проходят все основные мероприятия. Библиотека людей — по ситуации, ближайшая, как я понимаю — с Васильевым – СПЛИН.

Будет еще, видимо, «Кинотерапия или Клуб Анонимных Киноголиков».  Кинотерапевты — два писхолога Черный и Белый.

Но это пока еще в разработке, так что конкретнее не скажу. Пока же спиддэйтинг проходит чаще.

Галина Пилипенко: Вот это да! А кто кино-еды? Ирина Ивановна Кранк  — экс директриса задушенного кинотеатра «Буревестник»  — психолог… Это я ни к чему — просто подумалось. Совпадения, знаки, смыслы и бессмыслы…

Илья: Ну так может и ее привлечь…  Все же пока на живую нитку … Больше проектов хороших и разных.

Галина:  Я поняла, но думаю, что это перспективно. Ходила на  «Ассу» в Борч как-то — яблоку негде было…

Илья: Сейчас много разных кинопоказов. Везде: в фэйсе  — группа любителей кино, вконтакте —  группа «Закрытый просмотр»,  поэтому хотим сделать новый формат. В «Ложке» —  просмотр какой-то короткометражки свежей, а, и,  кстати, в ноябре там же, в «Ложке» —  фестиваль короткометражек. Скорее всего,  я – ведущий.

Галина: Прекрасно. Они меня в члены жюри позвали — кино объединяет.

Идея с двумя черно-белыми психологами занимательна. согласна – нужен только новый формат. И провокацию. Визуализировать «киномеханика на мыло» — так кричали  — когда рвалась пленка.

Илья: Класс идея!

Галина: Яйцами забрасывать — не подходит. Это все же к певцам более относится.      Вот сейчас про яйца и впервые подумала — почему именно яйцами?

Илья: Помидорами еще! Заливать пеной авторов плохих роликов!

Галина: Не потому ли что их певцы пьют? Тут следует фрагмент кинофильма — Орлова бьет яйцо о нос бюста. А чей же бюст-то?

Илья: В фильме Бетховен, но подмонтировать можно Горького!

Галина: Пеной — если строительной — то слишком больно. Может кондитерской — вкусно и смываемо!

Илья: Нет, есть же специальная пена для вечеринок.

Галина: Я думала,  что она только летом используется!

Илья: Хотя можно и взбитыми сливками заливать, конечно! В помещении если — то неважно – высохнет. Хотя надо консультнуться у профи, конечно.

Галина: Одна пена белая, другая — черная.

Взбивать на голове, фотографировать и вывешивать на доску позора-почета – на стене у Лины и Дениса. Стен у них – навалом».

«Протяженность человеческой жизни была рассчитана таким образом, чтобы люди не успевали сделать серьезных выводов из происходящего» (из Пелевина).

Выводы и не делаем. Прощаясь, вручают гостеприимные хозяева значки – различных цветов, означающих степень скидки.

Мне – Галине Пилипенко — подарили  круглый,  как пуговица , красный и горячий, как сердце Данко.

Все фото — Старый Лис. Спасибо ему!